Рафаэль - 20 / Ключ Вечности / Райз Элли
 

Рафаэль - 20

0.00
 
Рафаэль - 20

Существует пункт договора, не обговариваемый при заключении. Пункт, предназначение и содержание которого, медиумы могут открывать или не открывать своему хозяину в течение службы, но обязаны открыть его до момента истечения последней капли крови хозяина. Пункт, разом разрушающий оковы судьбы и придуманный с целью дать медиуму возможность единожды за жизнь в роли слуги воспользоваться выбором. Пункт, лишающий всего или дарующий все, истинный запрет или истинное позволение. Решение по этому пункту влияет на равновесие Вселенной. Согласие или не согласие клонит весы, либо в сторону света, либо в сторону мрака. Весы всегда в движении, выбор и решение, вот что качает весы равновесия.

Рафаэль — 20.

 

 

Мы назвали наше с Алексисом изобретение — «Система кровавых кристаллов». Разработка теории оболочки и эксперименты с синтезом отняли у нас неизмеримое количество времени. До пробуждения Эдриана оставалось восемь дней. Предположительно, мы укладывались по времени, так как попытки Джульетт и Дитриха стабилизировать Спираль Воспоминаний также увенчались успехом. Все, казалось бы, шло с пугающей стабильностью и запланированностью…. И я тут же поправлял себя, пугающей с точки зрения кого? Или пугающим для кого? Где же пресловутый, воспетый в стихах и поэмах, самый ужасающий и непреодолимый страх любого человека? Почему одного меня не волновал мощнейший двигатель человеческой жизни? Ответ был очевиден для меня и для остальных окружавших меня….

Я попал в сети паука…. Только вот паутина не простая. Да и паук необычайно притягателен. Паутина лжи, предательства, жертвенности, порочных желаний, еще более порочных поступков, темных мыслей и деградации человеческого «я». Опьяненный силой и властью темноты, до меня слишком поздно дошло, что слова, произнесенные Джульетт в момент заключения договора, сбываются…. Методическая дорога во мрак, или путь улучшения вкуса души, не оставляла даже крупицы моей воли…. Я не жалел себя, и меня устраивала роль наивкуснейшего ужина, но…. Я окончательно понял весь вред договоров, как для медиумов, так и для людей. Каин был прав с самого начала, но его целомудрие убила женщина, как и мое впрочем….

Каждый раз, услышав мысленно шаги у себя за спиной, мое тело холодело, парализуя кончики пальцев и ноги…. Оно бунтовало от отсутствия касания к нему…. Оно требовало, жаждало ее любви и страсти, как только лапки моего темного паука начинали свои ласки…. Холод мгновенно сменялся жаром, и я почти мгновенно возбуждался, лишаясь способности здраво мыслить. Кто кому служит, вообще не понимаю?! Я понизил сам себя до статуса раба тела, про дух, я вообще, молчу…. Его нет…. Из меня Джульетт через печать грешника вытягивала душу по крупицам…. А напоследок, оставила самый лакомый кусочек — мое сердце. Все больше и больше меня утаскивало в водоворот мира, полыхавшего светом множества лун в глазах Джульетт. И я не мог бояться или противиться — мои желания, мое вожделение, мои грехи и мой долг, отплатить сполна за возможность изменять мир…. Я хотел этого. Разрушить все. Разрушить Архион. Разрушить Империю. Разрушить узы прошлых воспоминаний. Разрушить свою душу. И наконец, разрушить самого себя. Один, без Джульетт я бы не справился. Нет…. Еще Алексис и Каин…. Максимилиан и Эрибель, даже Фрай с Орденом…. Мне бы не удалось зайти так далеко без их помощи.

Под закат своей жизни и истечения полномочий Джульетт, у меня правда появилась глупая привычка, я стал отдавать ей множество бессмысленных и вообще не нужных приказов, чтобы самоутвердиться. Почувствовать шатающуюся власть над ней. Принеси мне мороженного, сходи за чаем, не сиди без дела — я нагружал ее, в свое удовольствие, пользуясь приказной формой. Но…. Стоило нам остаться одним, и я попадал под зависимость ее чар…. Вожделения и голода. Любовь, причиняющая боль. Боль, усиливающая нашу любовь.

Мир, который я знал, рушился, и печаль смывали кровавые слезы и темные ритуалы. Все меньше и меньше мне удавалось балансировать на грани человечности. Мое тело также изменялось вслед за остатками души. Я практически не спал, а если спал, то только в объятиях Джульетт и только после принятия изрядного количества ее крови. Алексис на одной из посиделок, проходивших теперь на горячем источнике во второй башне, заметил, что я перестал есть человеческую еду, не считая чая или кофе с мороженным и конфетами…. И дело было не в том, готовила бы мне Джульетт, или Маршал из подручных средств. Язык потерял вкусовые качества пищи. Зато каждый раз, напиваясь крови медиума, я находил в ней новые, сладострастные, ранее мне неведомые вкусы. Так на что похожа смерть в конце пути? На раскаленную пучину расплаты? На неведомую дорогу в еще более темную вечность? Или же на бесконечное удовольствие рабства в руках Джульетт?

Она мучилась не меньше меня, однажды я мельком узрел слезы бездушной возлюбленной. Она не плакала, а скорее, просто хватала воздухом ртом, пытаясь унять печаль, совсем как человек. У нее не всегда получалось впрыгнуть в Спирали на нужный участок времени, и тогда ее отчаянию не было предела. Она не могла противиться голоду, растущему по мере приближения конца, и ее уничтожала мысль о причинении мне большего вреда, пугала вероятность ошибки…. Играя в прятки с собственными чувствами, мы приближали пропасть….

Более всех меня могла понять сейчас только Эрибель, испытывавшая по вполне понятным причинам, схожие со мной чувства. Мы по утрам встречались на высокой выемке первой башни, наблюдая за рассветом. В этом была некая романтичность прощания. Сестра Максимилиана, вместе с ним разделяющая ключи бесконечной Лестницы Иллюзий, выглядела уставшей. Разводы под глазами от недостатка сна, большой потери крови и постоянного перенапряжения. Если учитывать, что мужскому полу во все века требовалось пропитания больше, чем женскому, независимо от расы…. Все сказывалось, Эрибель похудела, как и я не намного, но для девушки существенно заметно. Ей также тяжело удавалось сохранять идеальную стабильность поведения. С точки зрения разделения власти в их паре дела обстояли чуточку легче, так как, их договор не предполагал такого четкого разделения обязанностей хозяина и слуги. Им было проще, Эри не испытывала, как Джульетт, угрызения, когда не исполняла приказ, или не приходила в бешеное безумие в противовес мне, теряя уверенность в себе.

Этим утром рассвет казался влажным и шершавым, воздух обдирал горло, солнце показалось из-за ледяных вершин гор и засияло золотистыми лучами. Глаза ослепило, и я поспешил отвернуться, предпочитая смотреть, как и Эрибель на восток. Я помнил ее голос звонким и радостным, все-таки она девушка, в любых моментах не теряющая лица и улыбки. Но с прошлого вечера в голосе Эри появился хрип и кашель, за отворотами мехов, в которые заботливо была закутана братом, я увидел следы укусов по всей шее. Они уже не заживают…. Черт…. Подумал и я…. И убедился, что все мои предплечья, любимое место укусов Джульетт, также налились лиловыми гематомами.

— Эх…. Синяков становится больше…. Эри…?

— Ничего…. За их вид Максимилиан не разлюбит меня, скорее наоборот…. Как бы сказать, вина связана с желанием любить сильнее в нашем случае…. Хотя у вас также. Вообще, раньше в Империале я их замазывала, а теперь смысла нет…. — вздохнув, девушка укуталась плотнее в меховые одеяла. — Тебе ведь тоже нелегко пришлось за последнюю неделю, ты отдал много крови на ваши опыты с кристаллами…?

— Система работает, мы добились результата. Вот, что главное. Она работает. Она поможет держать все три вида Врат открытыми достаточно длительное время, чтобы мы могли задумать исполненное. А энергия, поступающая из Врат, поможет мне и Джульетт, затем совершать прыжки по Спирали Воспоминаний. Три кристалла больших, разной запасающей мощности для разного вида Врат, и пятнадцать маленьких резервных.

— По восемнадцать кристаллов на каждые Врата, с учетом разной пропускной способности. Что ж, вы проделали большую работу.

— Уже завтра Джульетт и Каин начнут заполнять их, Алексис обещал отдать часть энергии для Врат Миров.

— Макс тоже поможет, думаю, для врат Истины наша энергия не помешает. Мы вириарды, как ни как....

Когда мое внимание отвлеклось, я застал Эрибель уже со слезами, медленно капающими ей на мех, застывая на морозе. Она смотрела вниз на темной озеро, бесполезно было ее успокаивать, я и сам был готов разреветься в любое мгновение. В такие тяжелые моменты нам просто нужно было выслушать, что скажет тот, чьи слезы так не остановимы.

— Знаешь…. Знаешь, я вспомнила…. Когда мы послали Джульетт нырять в это озеро. Мы знали…. Я, Макс, и Каин знали о чудовищной силе Потерянной Души. И она тоже поняла. Когда прыгала, знала, чем все закончится. И все равно…. Решилась…. — ну конечно…. Приказная верность медиумов ставила в абсолют выполнение желаний своего хозяина. Но и она же деактивизировала их чувство самосохранения.

— Да…. Она нырнула, хотя подсознательно была готова к любому исходу. Это не верность одному лишь договору. Их действия происходят во имя нас и только нас.

— Мне грустно, Рафаэль. Они исполняют наши мечты. Они любят нас такими, какими люди никогда бы не смогли полюбить.

— А мы не можем для них ничего сделать, давая самое большее свою кровь, как пищу. Мы ужасные, ибо ни чем не можем пожертвовать, даже собственной жизнью. Ради них это было бы достойным, верно? Я больше не хочу так….

— И я…. Я уже готова и поэтому, еще неделя таких мучений даст мне больше решимости.

— Последнее, что мы сможем сделать.

— Поэтому, Рафаэль, прошу тебя…. Джульетт скажет тебе, она решила сказать в конце, хоть Алексис и уговаривал ее, но это ее право. Даже если она скажет. Прошу тебя… Пойми ее, и прости.

— Эри. Все в порядке, я уже не способен…. Не простить ей что-либо. Я останусь с ней. Обещаю.

Мы коллективно и осознано сходили с ума, погружаясь в пучины бесконечных страданий, чтобы дойти до самого конца, пика величины нашего раскаянья. Впоследствии, я слишком поздно сумел предугадать последний ход Фрая. Сейчас на шахматной доске моих фигур осталось, несомненно, больше. Замок охраняется непобедимой армией роботов, и магическими, иллюзорными заклинаниями вириардов. Им не подступиться. Фрай не сможет нам помешать…. Или же…. Мы опоздали с запечатыванием Эдриана, и он успел оставить последний подарок лучшему другу…. Тогда к чему можно свести шансы на успех? Мы не должны допустить провала. Не можем остановиться, когда так близки к концу. Я больше так не выдержу. Алексис, и Джульетт. Каин измаялся больше всех и если не поторопиться, он начнет изматывать всех вокруг. Эри с Максом также не способны контролировать свои чувства. Нам пора…. Пора освободиться от оков этого мира и я не позволю Фраю испортить процесс. Мы справимся и перехитрим его, ведь именно для этого, нам и нужен Дитрих.

Устройство площадки для ритуала выглядело примерно таким образом…. Наверху, на самой площадке, где-то на уровне середины башни располагалась огромная выемка, что делало площадку наполовину открытой, если бы не ледяной покров. Место ритуала обозначено огромной пентаграммой, сделанной магическими иллюзиями вириардов, своеобразная печать. В центр поместят меня и Джульетт, чтобы я мог управлять всеми четырьмя привязками к основной пентаграмме. У Врат Истины вириарды, у Врат Пути, по правую сторону от меня, Каин, и по левую сторону от меня, Врата Миров, возле которых будет стоять Алексис. Позади меня, на небольшом возвышении, в окружении цифровых счетчиков времени, Дитрих Фантенблоу. В идеале, мы должны с помощью двух других Врат открыть Врата Миров, вернуть потерянную часть Алексиса, тем самым разорвать проклятие, и затем убить Алексиса. Таков идеальный сценарий ритуала. Затем последует мой последний ход…. Но….

Вечером следующего дня Джульетт нарушила свое почти двухдневное молчание. Собрав нас в первой башне, моя Темная Принцесса, с прискорбным ожесточением рассказала следующее:

— После двух дней моих отчаянных попыток докопаться до планов Фрая, мне удалось полностью прочитать Спираль Воспоминаний старшего брата. Фрай готовится выступить на Аутгрейв, и для этого у него есть сила, способная нам помешать.

Алексис раздраженно ударил по столу кулаком:

— Какой настырный! Черт побери! Все музыканты любят войну…. — глаз Маршала под тугой черной повязкой с рубиновыми вставками поднялся на Джульетт, пока второй глаз буравил стол. — Джульетт, подожди-ка, а как? Почему два дня? Он что, сумел, как и мы, защищаться от постороннего влияния дара? Это как называется! Он же все еще «спящий»!

Макс, сидящий до этого смирно, нервно прижал к себе сестру, сидящую у него на коленях, Каин потянулся за сигаретами, а мне оставалось лишь заключить:

— Был, вероятно, «спящим». Полагаю, прощальный подарочек Эдриана в действии. Искусственное «пробуждение»….

Повисла тишина, и стал слышен шум ветра за окном. Алексис махнул рукой, и ветер мгновенно стих, сейчас вулкан ярости Маршала могло разбудить даже слабое дуновение с запада.

— Когда?! Когда, Джульетт, Фрай будет здесь?! — похоже, нервы сдавали не только у всевластного Маршала Фантенблоу. Каин поднялся со стула и так пнул стул, что стул отлетел к ледяной стенке и, ударившись, разлетелся на щепки.

— Послезавтра к полудню….

Я в панике перевел внимание на Маршала, который к моему счастью сумел взять себя в руки и сохранить победный настрой и внушить своим подопечным:

— У нас практически все готово, просто ускорьтесь сегодня с заполнением кристаллов, завтра весь день вам двоим на восстановление. Каин, Джульетт, вы ударная мощь Свиты, защита ритуала, и, похоже, самое действенное оружие против Фрая. Еще, скажи мне детка, сколько твой старший братик знает о ритуале?

— Он думает, что мы собираемся уничтожить мир, проведя темный ритуал, с целью поглощения миллионов душ.

— Правды он не знает, нам на руку, но…. Максимилиан, Эрибель не дайте ему попасть в пятую башню и добраться до Рафаэля. Рафаэль ключ, Фрай не должен понять, иначе мы проиграем.

— Я правильно понимаю, Рафаэль будет осуществлять контроль работы Системы кровавых кристаллов, с помощью силы наследника откроет Врата Истины и будет координировать наши действия…. — при Алексисе, Джульетт очень старалась показать, что она в порядке. — Не слишком ли ты на него взвалил? Кто будет защищать его, если мы с Каином будем сражаться?

О…. Джульетт осмелилась, наконец, подать голос революции. Интересно, уступит ли Маршал?

— Джульетт милая, учитывая вашу связь по узам договора, ты действительно должна ставить защиту хозяина в приоритет, даже прямым приказам. Но…. Не будь такой истеричной. Я, Дитрих и Реджина будем в башне, а близнецы обманными иллюзиями не дадут никому попасть внутрь. Не взрывайся пламенной ненавистью раньше времени…. — она стиснула зубы и отступила…. Да, у животных всегда так…. Побеждает сильнейший. — И, Джульетт, раз у нас так мало времени….? Что вы с Каином еще здесь делаете! Отправляйтесь и закончите заполнение кристаллов.

Страж Ночи оскалился, но взял Джульетт за руку и увел. Близнецы, упорно не отрывавшие глаз друг от друга, не избежали гневного настроения Маршала:

— Голубки, прохлаждаетесь?! К Водной Могиле живенько, заклинание нужно ослабить, Эдриан де Гор должен пробудиться раньше…. Ничего не должно помешать первоначальному плану, он и Фрай станут свидетелями.

Маршал спокойно дождался удаления близнецов. Он чувствовал себя не лучше, чем остальные. Несколько раз я замечал, как он плакал на груди у Дитриха, прося прощения и моля о том, чтобы брат отпустил его. Дитрих не мог смириться со столь ужасающей потерей Алексиса, которого так неожиданно приобрел. И их боль росла, сродни огненному потоку плазмы…. Ничего нельзя остановить. Нас всех соединяла одна лишь боль. Одна лишь печаль неизбежности и печати грешников, тесно переплетенные в цепкой паутине вечности.

— Есть ли ветвь будущего, в которой мы не сможем осуществить ритуал, Фрай убьет нас всех, и сойдет с ума? — слегка успокоившись, опуская всевидящее око к полу, спросил Маршал, и склонил голову.

Я бегло перебрал наши разговоры с Джульетт и нужные куски в общем сознании.

— Не могу порадовать тебя утешительным, Алексис. Ветвь с таким развитием существует, одна из множества параллельных основной версии, вероятность наступления, что еще хуже, несколько выше, чем хотелось бы. Но, утверждение, что ветвь логически правильна и ее существование не может быть ни чем опровергнуто, спорное. Я старюсь, Алексис, мы отдаем. И будем продолжать, пока не отдадим без остатка свои жизни, чтобы подобного не произошло. Но ты сам ли не находишься в состоянии весов, а?

Плечи Маршала напряглись, и око просверлило меня ужасающим отчаяньем:

— Не зарекайся…. Тебе тоже еще не до конца верится в успех, кровь Эренгер — ключ ко всему, но ты в нее не веришь, так как твой отец совершил ужасающее преступление. Оно даже с точки зрения рациональности, до сих пор, не вписывается в твою концепцию морализма! Ты сам-то готов лишиться теплого, бьющегося сердца в груди во имя вечного рабства? Рафаэль, смерть не прекрасный новый сон, а реальность, в которой ты станешь, кем-то вроде игрушки для Джульетт, если не сможешь стать хорошим правителем мира Ночи.

Знаю…. Знаю, такое возможно…. И дело не в доверии Джульетт. Все знаю, просто…. Как я могу доверять кому-то, кто бросил меня ребенком и взвалил тяжесть будущего? Я был зол на Эдгара…. На отца…. Джульетт, поняв мои переживания, сказала — «Хочешь стать сильнее, просто научись прощать». Мне не удавалось простить отца и мать, я не понимал мотивации Эдгара. Зачем нужно было так жестоко расправляться с семьей Алексиса. Почему от меня требуют прощения, которого он так и не смог дать своему другу и его семье? Неужели отец не осознавал, что обрекает нас сражаться…. Так не виноват ли Эдгар, что у нас не было или не будет будущего? У отца был Луций, они не могли…. не знать, что причина бед — глава дома Валентайн. Гнев Эдгара должен был обрушиться на Каина, но…. Что же произошло девятнадцать лет назад, здесь в Аутгрейве, между отцом и Алексисом?

Алексис демонстративно вышел, ледяная дверь за ним захлопнулась с такой силой, что по льду пошли трещинки. Я остался один, в окружении тесных и тяжелых мыслей. К последней черте мы подошли в расстроенных чувствах, и каждому из нас не хватало духу заглянуть в глубину отчаянных проблем и побороть их. Что же делать, когда больно даже сдвинуться с места на один шаг? Чего они хотят от меня? Каких действий? Что значит стать хорошим правителем? Как я могу думать об этом, если я еще живу в этом мире, и мне, между прочим, только предстоит умереть…. Не странно ли это…. Думать о том, что будет с тобой после смерти, когда ее непосредственный результат тебе еще не известен. Черт возьми! Почему Фрай не мог оставить все как есть! Из-за его упрямой эгоистичности и задетого самолюбия у нас совсем не осталось времени…. Джульетт, пожалуйста…. Умоляю…. Мне будет холодно без тебя…. Не отпускай моей руки….

Сейчас судьба мира людей прикована к нашему сражению с Фраем. Так значит, теперь он Пробужденный, да? Сможет ли его обида победить ненависть Алексиса, предательство Каина, жертвенность близнецов, и преданность Джульетт?

Утром Алексис занялся расстановкой войск по разработанной тактике. Согласно ей — боевых единиц не будет вблизи замка. От ледяной твердыни войска Фрая отделяет не только наша армия, но и водная гладь темного озера. На печальном же опыте было показано, что соваться в воду себе дороже, там живет Потерянная Душа. Сам замок и прилегающую территорию будут охранять два сильнейших существа, встреченных мною на пути. Этих двоих уже давно связывает сильная партнерская связь истинных стражей Смерти. Джульетт и Каин вновь вынуждены сражаться бок о бок.

Иногда, есть смысл погрязнуть в пучине отчаянья, чтобы после тяжелых испытаний, наконец, увидеть свет, льющийся согреть мое холодное сердце…. Сражение за наши души и наше будущее начнется уже завтра в полдень. Завтра, когда в темных тучах проскользнет меркнущее солнце, мир измениться. Победитель получит возможность написать новую историю людей, а проигравший навсегда падет и оставит после себя только неизгладимую печать греховности. Сегодня моя последняя ночь вместе с Джульетт, пока я…. еще живой…. Могу требовать от нее всего чего захочу. У меня есть право в последний раз быть эгоистичным и требовательным, мне не было страшно, но и сказать…. что я был в полном порядке и пребывал в прекрасном состоянии духа, было бы ошибкой…. Огромным преувеличением, я вел себя с ней так…. Обычно мне в голову не придет, предаваться таким забавам. И все же…. Так…. Так я боролся сам с собой. Мысли не давали покоя. Наша любовь существует, да, пускай в другой форме, но она есть, только для нас двоих. Не важно какова форма, содержание имеет смысл. Раз мне предстояло упасть, я хочу хорошенько потанцевать на кончике ножа, прежде, чем свалиться в бездонный водоворот самой Смерти.

— Прости…. Я поздно, да….? — в полутьме источника Джульетт прошествовала к горячей воде и нырнула вниз, выплыв прямо ко мне. Как русалка, она прогнулась и нежно прижалась к моей груди.

— Система Кровавых Кристаллов закончена, об остальном тебе незачем переживать…. — за последнее время я уничтожил в себе любые признаки детской нерешительности, поэтому, Джульетт боготворила меня куда больше, чем раньше. Сейчас я был именно таким, каким желало меня видеть ее черное сердце. Решительным, жестоким, строгим, мужественным, властвовавшим над желаниями, и непримиримым к собственным и чужим ошибкам. — Эй, я не вызываю в тебе чувство отвращения? То, каким я стал, тебя вполне устраивает, ведь ты подвела меня к черте…. Джульетт, ты же не бросишь меня?

— С каких пор, мой Рафаэль сомневается в верности самой преданной опоры? — как обычно, она начинала ласки с моей шеи, ведя себя, как и полагается похотливому животному.

— Я ведь не могу отличать ложь и правду медиумов. Хотя мне кажется, вы и сами-то не очень ориентируетесь в этом вопросе.

— Как жестоко…. Но у тебя же есть отличный способ выяснить…. Ты сегодня решаешь…. Приказывай…. Мне…. — она словно каждым словом и движением напоминала мне, как близок конец….

— Ах, так…. Тогда будь добра, доставь мне столько удовольствия, сколько хочешь, чтобы я дал тебе. Умоляй меня, проси своим милым голоском, будь податлива…. И получишь награду…. — наши губы соприкоснулись во влажном поцелуе.

— Ты жесток, но хочу, чтобы ты был жесток…. Я буду любить тебя любым, просто знай….

— Если лжешь, я на тебе живого места не оставлю сегодня…. — внизу живота раздался звук и мне на живот закапала густая кровь, медовый запах цветов луны обволакивал все вокруг. Джульетт прокусила себе запястье и вытянула мне руку….

— Поешь, ты должен быть сильным….

— Слегка похоже на то, через что прошла ты перед «пробуждением»?

— Да, только для тебя в обратном порядке…. Ты поймешь в самом конце. Поешь, прошу.

— Наша любовь будет вечной…. Почему я верю? Почему хочу быть одурачен и одурманен тобой, Джульетт?

— Я всегда буду с тобой, поверь…. Я буду повторять, пока ты не поверишь.

— Я уже верю и поэтому мне страшно. Джульетт, ты ведь против плана Алексиса.

— Не хочу оставлять тебя одного. Зная упрямство Фрая, он попытается остановить нас, даже ценой самопожертвования собственной совести, которая скажет убить брата, ради блага. Я не смогу сражаться с Каином в полную силу, оставаясь мысленно рядом с тобой.

— Вы оба истощены и не сможете применить в завтрашнем сражении слияние сил медиумов. Дело плохо.

— Да…. Учитывая, сколь много вероятностей будущего вытекает из момента времени начала ритуала. Любой просчет приведет к неправильной ветви, и она уже не сможет быть нашей вариацией. Мы не можем ошибиться, нам нельзя допустить даже малейшего временного сдвига. Рафаэль…. — она приблизилась к моему лицу, напившись своей крови через поцелуй, она начала вливать горячую, возбуждающую пищу внутрь моего озябшего тела. Как же хорошо…. Я расслаблялся под этими поцелуями со вкусом меда и спелой вишни. Джульетт…. Сильнее, возбуждай меня еще сильнее, пока я не погрязну….

— Хватит, я не хочу более думать об этом. Сегодня моя последняя ночь человеком, и мне больше не о чем сожалеть. Джульетт. Джульетт…. Я так люблю тебя…. — я начал задыхаться, влага смачивала язык и губы, будь настойчивее, моя Принцесса, чтобы получить свою мечту…. — Заставь меня забыть боль человеческой жизни….

Она ухмыльнулась, и ее тихий смех возбуждающе прокатился по коже и лицу….

— Пади во тьму, мой любимый Принц….

Я уже…. Понимаешь ли ты…? Что я уже…. И весь я твой, твой бесконечно и незыблемо, я твой, Джульетт. Слишком давно мой разум опутан сетями блаженства. Ты сплела их вокруг меня, заманила в них, приласкала, дала надежду и затащила на самое дно безнравственности и аморальности. Джульетт, таким я тебе нравлюсь? Я вероятно никогда и никому не нравился. Совету — за то, что выжил. Людям теперь — за то, что стал Императором-предателем. Фраю — за то, что отобрал сокровище. Но, будучи отвергнутым всеми, тебе я буду нужен…. Это главное…. Кровь ли или любовь будут нашими неразрывными нитями.

Пока я предавался разврату и прощанию, ночь сменил алый рассвет. Алый…. Кровавый, мокрый рассвет самой Смерти. Вот и настало время показать, чего я стою….

Я поднялся на высотку первой башни, ожидая увидеть там Эри, наткнулся на Маршала.

— Алексис? Можно? — я подал голос, замечая, что вероятно Маршал хотел побыть в одиночестве, осматривая свои ледяные владения.

— Ты же здесь проводишь каждое утро, я потревожил твой покой, так что вперед…. — он сел и указал на часть высотной ледяной выемки. Я сел, понимая — разговор будет тяжелый, последний и решающий для нас обоих. В жизни людей все случается впервые и неизбежно случается и в последний раз…. Мы с Маршалом разговаривали на краю мира людей, осознавая, что следующий наш разговор случиться может через целую вечность уже в мире Богов Смерти. — Не буду задавать тебе глупых вопросов…. Готов ли ты к ритуалу или сможешь ли решиться умереть…. Без слов понятна твоя привязанность к Джульетт и твое желание искупить вину…… Именно поэтому, хочу спросить тебя, а готов ли ты простить свою семью?

Что-то опустилось во мне, я моментально поник, услышав вопрос Маршала, как никогда я не был готов говорить на душетрепещущую тему Эдгара и Элизабет.

— А…. Эх…. Я мысленно подумал, что смогу ответить…. «Да конечно, не вопрос, они же мои родители», но на самом деле, это нелегко…. Я понимаю, участие Каина в решении Эдгара и Элизабет поступить подобным образом невозможно исключить…. И все же…. Все же…. Я не могу принять их выбор, а значит и простить….

Реакция Маршала меня удивила. Алексис протяжно охнул, а потом, заботливо улыбнувшись, начал гладить меня по голове, словно старший брат, хваливший за сообразительность.

— Что и стоило ожидать от потомка семьи Эренгер…. Никого и никогда не прощаете, даже тех, кто дорог больше всего. Ваш дух. Рафаэль, давай я тебе кое-что расскажу, кажется можно судить, что вы с Джульетт не говорили…… Хотя не исключаю, что она вообще не знает, хоть у нее и дар, способный изменять будущее и прошлое. Я расскажу тебе о структуре будущего и прошлого, так была устроена Вселенная много-много миллиардов тысячелетий назад. Множество вариаций будущего, каждой отдельно взятой Спирали Воспоминаний любого существа, что видит Джульетт, можно назвать ветвями одной большой ветки — жизни человека. Ветка является, вместе с остальными ветками других людей, еще более древней ветвью — жизнью мира. И все они ветвями миров части одного большого дерева. Дерева жизни. Или потока жизни.

И Джульетт когда-то упоминала нечто подобное, картинки заплясали перед глазами, и я мог увидеть лица своих родителей, постепенно я начал понимать:

— Ветвь жизни мира создается одной единственной парой, парой прародителей с помощью Властителя Миров….

— Теперь ты понимаешь, даже если мир медиумов создался при помощи смешения крови с людьми. Он был создан бывшими людьми…. Парой влюбленных. Арина и Каин дали новую ветвь миру медиумов, зацепив в нее и мир людей. А в это время в мире людей первый Эренгер захотел создать могущественную Империю, создав новую ветвь развития мира…. Мама, папа….

— Они не виноваты, выбирая наиболее рациональный путь, Эдгар мог просчитать тысячи вариантов будущего даже без дара и понять, что сведется сплетение лишь к Каину и Арине, к их ошибкам. Твои родители не могли этого допустить, выбирая такой исход, и жертвуя своими жизнями и жизнью моей семьи, они верили…. Что будущее можно изменить, только дав ему новую ветвь. У тебя есть шанс начать с начала — Алексис наклонился ко мне, и пристально посмотрев в мои испуганные глаза, повторил…. — Все с самого начала, используй с толком. Ты обладаешь возможностью увидеть новый мир своими глазами, реализуй ее, Рафаэль, и будешь более, чем достойным правителем для медиумов.

— Алексис, спасибо…… Ты мне…. — я стеснялся и боялся, но Маршал, более чувственный, чем когда-либо, мило улыбнулся и сказал сам:

— Я знаю, хочешь сказать…. Что я стал для тебя, как старший брат. Старший брат, которого ты заслуживаешь. И спасибо, что ты так думаешь, после наших взаимных расхождений в прошлом. Менее всех твоей любви заслуживаю я…. И все равно спасибо. Но помни, у тебя есть собственный старший брат, и ты не должен переставать его любить, даже если ваши дороги пошли разными путями.

— А у тебя есть Дитрих…. Дитрих — идеальный брат…. — Маршал ухмыльнулся восходящему солнцу:

— Да, и я люблю Фрая и желаю ему счастья….

Маршал встал и дал мне руку, наша тень забежала за край ледяной башни, являя собой величие природной стихии льда.

— Алексис, мы много времени вчера провели с Джульетт. Знаю, ей не очень-то и понравиться, но она согласилась с необходимостью. Тебе нужны силы для ритуала…. — я расстегнул пуговицу длинного, алого камзола с золотым драконом, и затем рубашку. — Поэтому, прошу тебя, в последний раз, как и все сегодня…. Выпей Кровь Раскаянья моей семьи, и кровь смоет печали, оставив только прощение….

Мы попрощались и с Алексисом. Под звук разрывающейся плоти, на моей шее опять сомкнулись клыки медиума. Маршал жадно испил, и я чувствовал, дрожа, как в его венах моя кровь подавляет боль, боль одиночества и ненависть. Алексис…. Прости меня…. Прости маму и папу…. Прости Фрая…. Прости Каина. Прости всех тех, кто принес тебе страдания.

Я же обещаю найти в себе силы стать достойнейшим из достойнейших правителей мира Ночи. Мира, что любим тобой, мира, где тебя уже ожидает твоя семья. Я клянусь, что исполню свое предназначение, ритуал будет исполнен…. Ты избавишься от проклятия и сможешь, наконец, спустя тысячу лет вернуться домой.

Ты был самым удивительным другом, братом, товарищем, врагом и соратником, которого мне довелось приобрести на жизненном пути. Я верю, как и мои родители, верю в наше будущее. Оно сбудется, мы отдадим за него свои жизни и мир окраситься в разноцветные и яркие цвета добра и радости. Алексис…. Спасибо…. Спасибо, что помог мне спастись…. Не телом. Моя душа, моя бессмертная душа, благодаря тебе, слилась с Джульетт, и получила шанс жить той жизнью, о которой мне приходилось только мечтать.

Мне не приходилось ранее прощаться с теми, кто дорог. И видеть, как они уходят. Если бы я попрощался тогда с отцом и матерью, наверное, мне стало бы легче простить их. Поэтому, я счастлив, что мы прощаемся…. Здесь, на краю мира людей. На границе — жизни и смерти. На грани судьбы двух миров. Сплотивших нас….

Клыки Алексиса глубоко разорвали мои связки и сосуды, я и говорить-то, кажется не смогу после…. Яркое небо плыло перед глазами, внезапная тень, выскользнувшая прямо передо мной, не дала мне потерять сознание. Тень настолько быстрая? Как я мог забыть…. Что тренировавшиеся последние дни и Каин и Джульетт, стали гораздо сильнее и быстрее. Они передвигались в воздухе на своих крыльях так быстро, словно невидимые тени, исчезающие в лучах света.

От моей Темной Принцессы угрожающе исходила аура воинственности. Она перешла в животную форму, пистолет сросся с когтистой рукой, длинный скорпионоподобный хвост ощетинился острыми шипами и костяными пластинами. На концах костяных крыльев образовались смертоносные выросты, ее черные волосы длинными волнами обрамляли грудь, как грива древнего животного, глаза сияли красным блеском. Татуировки по всему телу налились темным аметистовым цветом, алые доспехи Свиты блестели жаждой убийства. Позади нее, с еще более устрашающей аурой сильнейшего Стража Ночи, стоял демонический Каин. Черная летучая мышь, с клыками, разрывающими плоть и пожирающими…. Каин — настоящий Бог Смерти, в прямом смысле слова, Смерть была в нем и вокруг него, и он был самой Смертью.

Мое тело обмякло, но Алексис поймал меня, а Джульетт вытянула когтистую руку и в мой рот покапала ее кровь, после чего рана на шее начала затягиваться, и я мог говорить:

— Джулли…. Каин…. Время пришло…? — в этой форме Джульетт не могла говорить, из ее пасти могло исходить только глухое рычание. Поэтому, она ответила мне мысленно:

— Отправляйтесь в башню, теперь все должно идти согласно плану. Алексис защит тебя, пока мы будем сражаться….

— Джульетт, знаю, говорить немного глупо…. Будьте осторожны, мы будем ждать вас на финальную часть….

— Пора….

Мне не о чем было сожалеть. Но в момент стало страшно, колебалось мое тело, не душа…. Я вытянул руку вперед, цепляясь за воздух, Джульетт заметила, мое едва ощутимое желание бегства к неизвестности, и протянула мне в ответ руку, ее длинные когти почти коснулись меня….

В нашем сознании пролетало больше воспоминаний о времени проведенном вместе. Ее глаза сосредоточились на мне, и кровавые зрачки заговорили мысленно:

— Я люблю тебя…. Все хорошо….

— И я…. Люблю…. Скажи мне, что у меня получиться? Умоляю….

— Получиться…. Ты самый удивительный человек, встречи с которым я не заслужила…. Ты удивительно силен для человека, и ты справишься….

— Не задерживайся, ладно…. — я мгновенно успокоился, только от одного голоса, ведь ее рука так и не коснулась меня. Каин со всей силы дернул Джульетт вверх, и они исчезли, превратившись в тени. Рана окончательно заросла.

— Не будем терять времени. Они ушли сражаться ради нашей общей цели. Пойдем…. Время пришло…. — Алексис взял меня за плечо и подтолкнул к двери. Я успел увидеть, как далеко на востоке вздымаются клубы серых скоплений…. Фрай…. Не думай, что тебе удастся выиграть так легко. Когда мы переходили между первой и второй башней по тропе ледяных иллюзий, я отметил, какие мощные барьерные иллюзии создали близнецы. Около каждой башни выстроились по две копии, такие же одинаковые с небольшим изменением внешнего оформления. Плюс, между башнями воздвиглись мосты и ледяные проходы в воздухе, которые тоже были иллюзиями.

— Ледяной замок, настоящий….

— Рафаэль сколько я живу, столько не перестаю удивляться дару вириардов. Максимилиан с Эрибель создали здесь свои самые сокровенные иллюзии.

— Вот оно воплощение Бесконечной Лестницы Иллюзий…. Алексис мы пришли.

Ритуал ждет…… Площадка пропиталась энергией медиумов, и в ее центре узлы из магических татуировок сплели мне трон. Я буду центром энергетических линий, буду регулировать и перераспределять их силу. Дитрих на возвышении, в окружении часовых механизмов сдерживал слезы, мужественно, как и полагается Фантенблоу. Близнецы, с раскрытой перед собой картой созданных иллюзий, ждали…. Им предстояло открыть Врата Истины. Алексис прошествовал величественной походкой к месту открытия Врат Миров. Они преклонили головы, и я сел в центр, в мое тело влились множество линий медических татуировок, покрывая меня самого — они создали магический затвор. Если пойдет, как задумано, проклятие с Алексиса будет снято, через Врата Миров он вернется домой к своей семье, а я получу Ледяную косу Ночи и титул Бога мира Ночи, что столь же равносильно, моей плате за договор с Джульетт. И мне предстоит умереть от ее руки, чтобы жизнью смыть грехи прошлого своей семьи и раскаяться кровью…. Пускай прольется кровь Эренгер в последний раз, как символ вечного раскаянья и сожаления…. Кровь Раскаянья….

  • Вредные товары / Анна Михалевская
  • Давайте закрасим войну... / Стихи разных лет / Аривенн
  • Гроза / Стихи-1 ( стиходромы) / Армант, Илинар
  • Слёзы капали / дана / Мэй Мио
  • Песня любви / Фифика Радость
  • Памяти / Проходящее / Тебелева Наталия
  • Новые вопросы. Автор - Сарко Ли / Дикое арт-пати / Зауэр Ирина
  • Эпиграмма на себя... 01. / Фурсин Олег
  • Это только начало / Накипело / Кккквв
  • Враг / Табакерка
  • День игриво смешивает краски / По мотивам жизни / Губина Наталия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль