1 / Ключ Вечности / Райз Элли
 

1

0.00
 
Райз Элли
Ключ Вечности
Обложка произведения 'Ключ Вечности'

Часть I: История Воспоминаний. Мотылек

1

Медиумы — Боги Смерти из мира Ночи. Медиумы, которые пришли в мир людей, преследуют собственные цели. Но они обязаны соблюдать одно правило: хранить и защищать мир людей. Медиумы — темные существа, использующие свои демонические силы. Каждый медиум уникален по своей природе, и ни чем не похож, ни на одного другого медиума. Находясь в мире людей, медиум может заключить с человеком договор. Следствием, которого, человек становиться хозяином медиума. Хозяин получает неограниченную силу медиума. Взамен же он обязан заплатить по договору: после смерти хозяин и медиум никогда не расстанутся. Хозяин будет обречен на ту же участь, что медиум. Как проклятые монстры, они несут только одну участь — жажду человеческих душ. Человек, заключивший договор, ввергает себя в пучину адских мучений. Организм медиума генерирует ужасающую мощь и поэтому нуждается в естественном источнике энергии. Таковым является — человеческая кровь и человеческие души. Медиум, заключивший договор, обязан пить кровь только своего хозяина.

 

1.

Все начинается с моего сна. Сна, из которого нет выхода. Этот сон никуда не ведет, но он хранит в себе тайну моего прошлого. Я вижу этот сон каждый раз, когда засыпаю. Я бегу по коридору. Холодный, светлый коридор с белым пластиковым полом. С двух сторон узкого прохода, двери…. Бесконечные, коричневые, одинаковые двери с круглыми ручками, все они заперты. Я девушка, бегущая по коридору, но я и не она. Длинные кудрявые волосы, спортивная фигура, даже моя футболка — она выглядит как я. Но, я чувствую, что это будто не я. Я же, где-то сверху, играю роль чувств этой девушки. Ей страшно и мне страшно, ее босым пальцам холодно и мне тоже холодно. Она в отчаянии устремляется вперед, ускоряя шаг. Теперь она бежит, мои ощущения — осознание чего-то важного. Важного…. Конец коридора — большая синяя дверь. Волна ужаса, захлестывает девушку, я же знаю что это некая очевидность. Она тяжело дышит, и наше общее дыхание отзывается эхом сквозь пустые стены и двери. Подходя к двери, она перестает бояться. У синей двери две круглых золотых ручки.

С одной из них, медленно обтекая форму ручки, стекает и капает вниз кровь. Вязкая, густая, но очень светлая кровь. Мне чудится, что аромат этой крови заползает внутрь меня. На пол накапала уже целая лужа этой крови, аккуратно касаясь ручки, последнее, что я вижу — это мутное отражение лица девушки. Толкая дверь, она возвращает меня в свое тело. Теперь перед глазами слепящий свет. В этом свете я ощущаю присутствие ребенка….

Никогда я не вижу, что за этой дверью. Но я отчетливо знаю — за этой дверью, самое важное в моей жизни на данный момент, там мои воспоминания. Девушка во сне хочет открыть эту дверь. Так хочет, что желание открыть ее, побеждает внутренний страх.

Ужасный, выедающий изнутри кошмар. Этот сон…. Это ключ ко всей моей ужасной жизни — посещает меня почти прописная истина. Я хочу открыть ее, но видимо пока не могу. Сила моего сознания не дает мне возможности открыть ее. Или…. Или же…. Это просто сон…. Ха…. Сон, повторяющийся из ночи в ночь, вот уже четыре года.

Я просыпаюсь. Как и обычно, когда я просыпаюсь, руки и ноги немеют. Я лежу на подоконнике в своей темной квартире. Если только это можно назвать квартирой. Уютным гнездышком точно не назвать. Света здесь нет вообще. Он мне в принципе не нужен, как и другие вещи. У меня нет кухни, только ванна. Нет мебели, мне она тоже не особо нужна. Я сплю, на подоконнике в одной огромной и пустой комнате. На длинных окнах нет занавесок, я предпочитаю, смотреть на ночной город. Мебели нет, телика нет, любимых вещей тоже нет, плюшевых мишек, цветов и прочей ерунды, которая якобы нужна человеку для счастья, у меня ее нет. Зато у меня есть ноутбук, правда он для работы, отчеты писать.

Не имея возможности как-то излечиться от временного и полного онемения конечностей, все-таки я нашла выход. Не могла же я каждый раз, после того как проснусь, ждать по часу, когда все само пройдет. Сделав усилия мышцами пресса, я переворачиваюсь и падаю с высокого подоконника вниз, на плиточный пол. Боль универсальное средство от онемения. Иногда я себе ломаю ребра, или зарабатываю вывихи пальцев. Вправляю сама, ведь я живу одна. Нет, нет, я не жалуюсь…. На самом деле, я просто не могу жить с людьми, потому, что ненавижу их. Но это не главное, социопатия — распространенное явление в наши годы.

Просто, мне двадцать два года. Я не студентка и не домработница, не учительница, не нормальная девушка. Я даже не обычный человек, хотя все еще таковой себя считаю…. К великому сожалению. Меня зовут Джульетт Хайт, и я лучший специальный детектив, «Федеральной Академии Профилактики и Расследования Преступлений». Академия оказывает полиции поддержку, занимаясь особо тяжкими преступлениями, оставляя за полицией только функцию поддержания порядка на улицах. Самоубийства школьниц, кража исторических ценностей, административные преступления и просто кражи, похищения людей — всей этой чепухой мы не занимаемся. Это хлеб обычных рядовых детективов, фактически они ни чем не отличаются от обычных полицейских. Специальные детективы специализируется на особых преступлениях: маньяки, серийные убийцы, психопаты, каннибалы, педофилы, спятившие наркоманы-убийцы и прочие сливки общества — вот наш контингент. Мы расследуем самые запутанные, кровавые и жестокие убийства. Таких как я всего лишь десяток на всю страну. Агентств, которые занимаются этим всего четыре, они напрямую отчитываются ректору Академии. Агентство — это законспирированный мирок, в который вхожи всего четыре человека: два специальных детектива, криминалист и шеф или куратор. Но об этом позже. К вопросу о ректоре — я его любимица, лучшая из лучших. И все из-за того, что я обладаю даром…. Громогласно назвать даром это конечно нельзя! Дело в том, что во сне я способна предвидеть убийства и преступления в ближайшем будущем. Кроме того, у меня крайне проницательная интуиция, в 99% процентах случаев я угадываю погоду на следующий день. По этой причине коллеги предпочитают не играть со мной в азартные игры. Это не значит, что я чем-то разительно отличаюсь от людей. У меня просто другая жизнь, а в принципе, ни чем выразительным, как не жаль, я от них не отличаюсь.

Мобильник звонит, найти его в куче вещей, валяющихся на полу, это сложно….

— Джульетт? Ты как уже знаешь? — в телефоне голос моего «любимого» начальника. Капитан Билл, был уважаемым мною человеком. Заведовать Агентством, где кроме тебя и криминалиста, два отъявленных социофоба и почти маньяка, надо иметь королевскую силу воли. Таков был и Билл. Почти маньяк, чтобы каждый день видеть и делать вещи, которые делаем мы, нужно быть почти лишенным чувств. Билл — строгий, волевой и честный начальник. Его почти отцовская опека, иногда мне надоедала, но это и к лучшему. Пока он мне просто надоедал, я не испытывала к нему ненависти…. Пока….

— Конечно, знаю. Городской парк. Школьница, позвони и распорядись, чтобы вокруг на пятьдесят метров никто не ходил, особенно полиция, они вытопчут все улики! Особенно куст, что слева от трупа. Во сне я видела, что-то важное связанно с этим кустом. Где Финиас?

— Уехал к родителям девочки. Кстати на твое имя в агентство пришел подозрительный пакет, сижу с ним в кабинете.

— Хм…. Ладно, я съезжу, осмотрю труп, хотя нет…. Все, что осталось от ее трупа. А потом приеду в офис и посмотрю пакет.

У нас с Биллом были специфические отношения. Я никогда ему особо не подчинялась, но работа в его агентстве — это путь к достижению моих целей. Ему же был нужен объект тотальной передачи своего «детективного опыта», по совместительству что-то вроде дочернего отростка. Я согласилась играть эту роль лишь до той поры, пока мне выгодно быть такой. Я ни чем никогда не дорожила, особенно коллективом и отношениями между людьми. Лишенная способности сопереживать людскую боль или сочувствовать, я ставила их ниже себя, и не нуждалась в ступеньках назад по дороге к вершине. Не имея дома и, кстати, семьи, я не была ни чем привязана. Никому ничем не обязана, кроме себя самой. Это не сдерживало мою дорогу вперед, но я отчетливо понимала, что никакой «дороги назад», нет. Собственно говоря, Ад есть Ад. Только я считала, что Ад только один — внутри моей души. Если она у меня вообще была. Никогда ни в чем не сомневаться, ни о чем не сожалеть, ни о чем не просить, а просто идти вперед. Достигнуть своей цели в кратчайшие сроки и…. И насладиться мгновением смерти.

Так, ладно…. Одеваясь, я перекручивала в голове сон, который предшествовал моему бегу по коридору. Вчера, в три часа ночи, в городском парке была убита школьница. Момент совершения убийства, к сожалению, я не успела увидеть, иначе я бы уже знала имя убийцы. Мне привиделось все это, уже когда девочка была убита. Я вижу такие сны в состоянии наблюдающего тела, нет, я словно парю в таком сне. Девушке нанесли тридцать три ножевых ранения в область груди, живота и нижних конечностей. Ее руки и ноги были сломаны и вывихнуты в обратную сторону. Мой сон обратил внимание на окружающее пространство, а именно на кусты…. На зеленых листочках, будто что-то блестело, может пудра? Этот убийца — определенно наш кандидат, он почти выпотрошил ее и, похоже, пытал. Характер переломов указывает на пытки. Как «повезло»: девочку сначала пытали, потом выпотрошили, может он ее потом и изнасиловал? Хотя, в любом случае, она сама виновата. Люди глупы и неосторожны, они сами, своим неосторожным поведением, привлекают внимание таких неординарных личностей как наши клиенты.

Из всей одежды, в моей квартире был плащ, серый кожаный плащ. Две белые футболки без рукавов, белье и две пары джинсов. Одни черные, другие синие — я модница! Я не курю и не пью ничего, кроме обезболивающего и снотворного. Поэтому, натянув джинсы и футболку, в карман плаща были помещены мобильник, баночка снотворных таблеток и ключи от машины.

В действительности же, я не так уж яро ненавижу людей. Без них было бы скучно! Как приятно наблюдать и смаковать их отчаяние перед лицом собственной глупости. Мне еще не встречалось, чтобы человек переживал трагедии по вине обстоятельств, или каких-то сторонних причин. Везде только один виновник — он сам. Например, в случае этой девочки…. Не удивлюсь, если в ходе расследования выясниться, что она была знакома со своим мучителем. Неосмотрительность, отсутствие наблюдательности и логики, привели к тому, что она доверяла убийце. А потом, неосторожным словом или действием спровоцировала его ранимую, психическую натуру. Такой сценарий вполне реален, потому, что больше половины таких маньяков оказываются психически нездоровыми. Убивают ради веселья, радости, внутренних побуждений, ненависти к людям. Все это следствие: детских психических комплексов, страхов, травм, социальных конфликтов с обществом, непростых отношений с родителями. Поэтому поведение маньяка, который убивает молодых девушек, в основном связано с тем, что в глубокой юности у него не складывались отношения с противоположным полом. Он обозлился, замкнулся в своих комплексах, переживаниях по поводу своей внешности и неустроенности жизни. Может даже с ним по соседству жила восемнадцатилетняя красотка, у которой был красивый, накачанный парень блондинчик. И вот, наш хлюпик совсем отчаявшись, решает, переубивать всех девушек, чтобы комплексы не мучили, начав с собственной соседки. Поэтому, я люблю людей! Особенно наблюдать, как они барахтаются в глубинах собственной глупости. Если я так говорю, то это не значит, что я никогда не ошибалась…. Просто, в результате одной единственной ошибки, я лишилась всего. Всего, что можно было бы ценить и хотеть сберечь. И лишившись, в мгновение ока научилась быть логичной и последовательной. Четыре года назад…. С тех самых пор я не совершаю ошибок и не иду на поводу глупости и желаний.

Но в таком случае, зачем миру нужны были бы мы? Специальные детективы, а на деле, такие же убийцы, коих мы сами и ищем…. Зачем мы существуем, если подобные банальности могут расследовать и обычные детективы? Сейчас я приведу лишь одну причину, потому что вторую описывать еще рановато. Один из десяти маньяков может оказаться «спецпризом», как мы его зовем. Он жесток, невероятно жесток, не знает ни сострадания, ни жалости, его ни чем нельзя остановить, если он начал кровавый путь. Он спокойно убивает людей любого возраста, особо не избирая их…. Но, всем своим жестокостям, он находит самое страшное…… «Оправдание», или лучше сказать важную причину. Некую скрытую на картинах его убийств, «цель». Это — осмысленные убийства, ценные, важные. Вот такой противник — настоящий оппонент такой как я. Специальные детективы существуют только ради таких убийц. Убийц, с которыми весело. Поиск которых и распутывание смысла убийств которых, приводит к феерии деятельности ума. Это как поединок в шахматы двух профессионалов. Игра, в которой оба игрока на темной стороне, игра в которой нет гарантии, что ты непременно выиграешь. Зло может быть уничтожено только другим, более могущественным злом. И в ходе этой игры мы выясняем лишь, кто обладает большей силой. Четыре года назад, я была еще слишком слаба, чтобы быть противником человека на другой стороне игральной доски. Четыре года назад, я была обычным человеком…. Беспомощным, глупым человеком….

Прервав свои рассуждения, я затормозила машину у парка. Хорошо, что не проехала. Иногда, уходя в сложные рассуждения, складывание причин и фактов, внутри своего мозга в единую цепочку, я вообще не замечала окружающего мира.

Благо, дорога к парку, была ужа огорожена полицией. Хоть какой-то от них реальный толк. Ранее утро. Фигура в основном оцеплении, явно была знакомой. Значит, Лидия уже здесь и выгнала неаккуратных полицейских. Лидия, это эксперт-криминалист. Тоже молодая девчушка, ей всего двадцать четыре, но она отличный эксперт. Найдет улики там, где их практически нельзя найти. Единственный минус в ней — она странная. Все время молчит, любит говорить только на тему трупиков, внутренних органов, криминалистики…. К тому же, она профессиональный патологоанатом. Мертвые привлекают ее намного больше обычных людей. Она носит огромные очки, зрение у нее минус восемь. Всегда ходит в халате и стрижет волосы только одной прической — коротким каре. Мало двигается, слишком импульсивна, когда дело касается работы, и слишком беспомощна в обычной жизни. Хотя, в глубине души, она добрая, отзывчивая. Все-таки она человек, чувствует и сопереживает всему, что делает, хотя с особой специфичностью. Когда-то она, как и я, была лучшей студенткой Академии, на отделении криминальной психологии и медицины. Мозги у нее варят еще как!

— Могу поспорить, что тебе приглянулся ее раскуроченный трупик, Лидия?

— Доброе утро, Джульетт, что ты хочешь узнать о ней, в ее нынешнем состоянии? — Лидия явно в хорошем расположении духа. Улыбается и порхает вокруг как бабочка…. Сосредоточенность — вот главная эмоция в ее лице. Чтение эмоций с лиц, жестикуляция, составление психологических и эмоциональных портретов, способность распознавать ложь, это одна из специализаций специальных детективов.

— А что, есть что сказать?

— Смерть наступила в 2 часа 59 минут. В результате ножевого ранения в область сердца. Разорвав мягкие ткани, лезвие прошло насквозь. Все ранения, нанесены одним и тем же ножом, с длинной прорезью посреди лезвия. Верхние и нижние конечности сломаны и вывернуты в обратную сторону. Характерные следы — гематом и синяков, свидетельствуют о том, что ее долго и жестоко пытали. На руках следы веревки, сейчас беру соскобы, чтобы определить, чем именно ее связывали. Во рту найдены кусочки пищи, предположительно апельсиновая мякоть и судя по этим остаткам, между ее убийством и ужином, всего лишь шесть часов разницы.

— Подожди, а что-нибудь необычное? Если это маньяк, то он должен был оставить улики. Все они, сумасшедшие плохо заметают следы — явное удивление в моем голосе, заставило девушку улыбнуться.

— Есть кое-что, я проверила листочки на кусте, о котором ты говорила с капитаном…. То, что я там нашла, есть у нее под ногтями. Взяла образец, привезу в Агентство, и только тогда смогу конкретно сказать, что это. Но вообще, это очень похоже на пыль, с крыльев бабочек….

Первый звонок колокольчика интуиции…. Что? Пыль? С крыльев бабочек…. Он, что энтомолог…. Что за бред….

— Лидия, а улики, неужели ни следов, ничего нет?

— Нет, ничего нет. Вообще ничего, складывается впечатление, что он знал, что здесь будем именно мы. Тебе не кажется это странным? — по суженным губам и сведенным бровям, я видела ее серьезность, даже опасения.

— Значит, не мне одной кажется все это странным. Я не видела во сне, кто убил ее. Это ненормально, это могло произойти только в том случае, если убийца знал кто я. Ладно, меня ждет Финиас, увидимся на совещании в Агентстве. Лидия на тебе еще база данных. Проверь похожие случаи — и тут она замешкалась. Глаза забегали, словно ожидая моей просьбы, она не знала, как скрыть эту свою озадаченность. Я кивнула ей, чтобы она договорила свою мысль:

— Джульетт, не мне одной известно, что похожий случай только один…. И случился он четыре года назад. Неужели это он?

Глубоко вздохнув, отгоняя нежелательные воспоминания и эмоции, я лишь констатировала факты:

— Поскольку и ты так думаешь, вероятность этого примерно тридцать процентов.

Четыре года назад…. Некоторые люди живут ошибками своего прошлого. Я живу тайнами, потерянными воспоминаниями и ужасающими событиями. Зазвонил телефон, когда я садилась в машину. Ох, лучше бы, я не прижимала телефон к уху. В трубку заорал веселый голос Финиаса Редфорда, моего напарника. В простонародье — смазливый красавчик Финн. Дедуктивные и логические способности Финна, я расценивала как средние. Естественно, он не был профессионалом в области чтения эмоций. И вообще, признаться честно, детектив из него пока слабоватый. Его единственная и неоценимая поддержка мне — это его смазливая рожа. Его специализацией было очаровывание людей, своей безупречной маской любовника и компанейского заводилы. Он легко входил в доверие к подозреваемым или свидетелям. Пользуясь его необычайной харизмой, мы добывали и раскапывали правду. С Финном у нас странные отношения. Я что-то вроде его личного Бога…. Он всегда говорил, что я лучший детектив, а он мой ученик. На самом деле он всего лишь надоедлив, его тупые шутки иногда выводят из себя. Когда мы только познакомились, он подумал, что я обычная девушка, поэтому попыталась за мной ухаживать. Признавался мне в любви и все такое. Когда же я переспала с ним, Финн все сразу ясно понял. От меня невозможно было добиться эмоций больше, чем от кухонного половника. Только от вида крови и убийств на моем лице еще блестели тени чувств. Любовь развеялась июньским вечером и Финн переквалифицировал меня в лучшую подругу. Когда же он узнал, кто я на самом деле и чего добиваюсь…. В его глазах я достигла наивысшего ранга. Слава Богу, жертвы еще начал мне приносить. Смазливый блондинчик с ясно зелеными глазками, идеальной накачанной фигурой, выразительным ярким и живым лицом и смехом, он мгновенно завоевывал внимание вокруг. Таков был Финн, он гордо звал меня своим другом…. По моей шкале — он был всего лишь надоедливой пешкой, от которой, когда придет время, стоит без сожаления избавиться.

— Джульетт! Я был у родителей убитой девочки, встречаемся в Агентстве, после совещания поедем допрашивать одного единственного свидетеля. Пообедаешь сегодня со мной? — после того, как я уже не один раз его жестоко посылала и вела себя с ним до ужаса жестко, он продолжал нести весь этот бред «про друзей». Искренне просящий голос.

— Только после твоей смерти Финн. Я поняла.

Отключила, слушать его больше получаса не возможно. Я ехала сквозь этот ужасный город. Город, полный моих кровавых воспоминаний. Город, полный отчаяния, людского одиночества, пустоты и несовершенства. Это — Хадель-Вилль, самый индустриально и экономически важный центр нашей страны. В этом городе «будущего» и правда, царство нано-технологий, биотехнологического прогресса. На сто человек населения, восемьдесят пять окажутся учеными из разных областей. Нет бедности, нет явного социального неравенства, а маньяки все равно есть…. Почему? Люди несовершенны, всегда найдется тот, кто будет недоволен всеобще признанной идеальностью. Я ненавидела особой «любовью» и этот город и почти всех его обитателей. Но пока я не достигну цели, мне придется находиться в нем, все лучше, чем столица.

В принципе, этот город — как азартная игра. Сначала затягивает доступными богатствами, торжеством технологий. Но, потом выпивает тебя, уничтожает твою способность быть человеком. Его индустриальное, механическое сердце требует только деятельности ума, никаких чувств, ничего лишнего. А потом, когда ты выпит, обессилен, он отбирает у тебя все, чего ты добился. Черная дыра, которая однажды лопнет, как и вся эта страна, под их властью…. Высокие, стеклянные небоскребы, неоновые огни повсюду, огромные, пространственные, оптические памятники, свободный доступ в интернет по всему городу через специальные аппараты. Это конечно прогрессивный дизайн, я не спорю, но где здесь красота и гармония? Почему люди не любят тишину и шум ночных ветров? В сознание ворвалось отчетливое и резкое воспоминание из детства — запах соленого моря, шум воды и ощущение свободы…. Все в этом городе противоречит самим людям. А люди подчиняются, как немые бараны, думая, что можно достичь совершенства с помощью машин и компьютеров. Что за чушь! Ладно, не мне судить о чувствах и прочей ерунде…. Но, по-моему, если бы я жила обычной жизнью…. Хотя нет, это невозможно и никогда не будет возможно. Не смотря на весь ужас бытия людей, единственное их оправдание в моих глазах…. Находясь на дне глубокой ямы грязи, боли, печали, опускаясь до низов уровня жизни…. Некоторые люди продолжают терпеть и выдерживать унижения. Разве это не показатель их силы воли?

Когда я вошла в круглую комнату для совещаний, шеф сидел в середине стола, рядом с ним желтый пакет. Лицо у него было грозное и озабоченное. Финн на другой стороне стола разбирал бумаги. Как всегда довольный.

— Это ведь оно? Билл, когда пришел этот пакет и кто отправитель? — презрительно хмыкнув, он отвечал и по его голосу, я окончательно убедилась в его хмуром настроении.

— Он пришел сегодня в десять утра, на твое имя, без указания имени и адреса отправителя. А проще говоря, я нашел его утром на входной лестнице. Лидия проверила его — на нем нет никаких следов и отпечатков.

— Еще бы…. — пожав плечами, я впилась глазами в желтый пакет.

Финн вдруг встрепенулся. Оба уставились на меня ошарашенными глазами. Как хорошо, что я все-таки работаю с четырьмя великолепно образованными людьми. До них все быстро доходит и тебе не приходится долго объяснять им суть, сказанного тобой. Ты просто наслаждаешься их реакцией.

— Не понял, Джульетт? То есть, ты ожидала этого? — голос у Финна звонкий, но обычный, без каких-либо излишеств. Лишенный изящества, он был скорее юношеским, хотя Финну двадцать пять.

— Финн, там и не может быть никаких следов, потому что его отправитель — наш убийца из парка. Это же очевидно, а судя потому, как он умеет заметать следы и ожидает подвоха…. Вообщем, проколоться на такой глупости, будет для него кощунством. Где Лидия с ноутом, я хочу ее послушать, запись на этом диске, вероятно, адресована мне….

Что-то обстановка нервная. Лидия вошла, не менее заведенная, чем шеф. Запись на диске начиналась с резкого шума. Конечно, так бывает всегда, когда голос пишется на микрофон. Затем песня…. Коверканный, жеманный, злобный и смеющийся голос. Голос походивший на клоунский смех, но так ли это?

« — Добрый вечер, детектив Хайт! Жаль, что мы пока не можем увидеться лично, на что я рассчитываю в скором времени. Ведь нам с вами предстоит долгое и приятное общение! О! Как вам мой шедевр сегодня? Впечатляет правда? Вероятно, детектив Хайт, сейчас вам больше всего интересно узнать, почему именно вы? Вам не нужно знать, почему я убиваю, чужая боль не трогает вас, но возможность бесконечного поиска истины привлекает вас? Ну что ж…. Меня зовут Мотылек, и я хочу быть вашим оппонентом. Проще говоря, я хочу выяснить, кто из нас умнее. Вы — со своим прекрасным секретом или же я — обычный человек…. Играя на шахматной доске этого города, мы будем разыгрывать человеческие жизни. Первый этап нашей игры уже начался. Мисс Джульетт, подруга этой очаровательной девочки, которую я убил ночью, сейчас находиться у меня в ловушке …. Поторопитесь и найдите ее, иначе она умрет…. У вас 13 часов, начиная с момента первого прослушивания диска. До свиданьица!» — теперь я поняла глубину этого голоса. Это была ненависть, рождавшая вызов. Зависть и мания величия в одном флаконе. Ублюдок! Конечно, он знал, что мне будет все равно, умрет ли еще кто-то. Но, если я не найду ее, тогда это докажет слабость моего ума!

Капитан, Финн и Лидия с нескрываемым ужасом следили за моей реакцией. Вкрадчивый голос капитана вернул мне способность чувствовать реальность:

— Джульетт, это ведь он? Это то, что ты так долго искала? Это ведь он, да Джульетт?! Маньяк, что убил твоих приемных родителей четыре года назад? Джульетт, мы можем отказаться и передать это дело другому Агентству…. — как же бесит! Снова эта отеческая способность сопереживать!

— Вероятность этого достаточно велика, учитывая одинаковый способ убийства и тот же нож, что фигурировал в деле моих родителей. Но, все это пока не доказуемо, нет ни одной улики, подтверждающей это, хотя бы косвенно, это может быть просто «подражатель». И да, я признаю, что он меня заинтриговал. Он хочет сыграть…. И я сыграю с ним, тем больнее будет его поражение, раз уж он выбрал в соперники меня…. А теперь по существу…. Лидия поставь запись снова….

Нет, не показалось. В записи есть шумы. Стучащий и гудящий, периодический звук. Похож на станок или конвейер. Странно, если он так хорош, то почему слышны эти звуки? Может быть, скрыть этот странный голос? Раз преступник, убивший эту девочку в парке и приславший мне запись, знает о том, что я вижу во сне фрагменты будущего…. Значит, во-первых, повышается вероятность того, что это тот самый ублюдок. В таком случае, общая вероятность составляет тридцать процентов. Не учитывая отсутствие улик и гипотезу о «подражателе».А во-вторых, в круг подозреваемых автоматически входят мои коллеги, ректор Академии, мои убитые приемные родители и кажется все…. Хотя нет, еще есть…. Хотя это маловероятно, все-таки сейчас он очень далеко отсюда…. У ректора Академии, моего единственного хорошего знакомого, имеется неопровержимое и стопроцентное алиби. Ректор Федеральной Академии расследования и профилактики преступлений, не имеет права покидать пределы столичного города, пока находиться на этом посту. Остаются эти трое — Лидия, Финн и капитан.

— Странные шумы какие-то…. — задумчиво поддержала меня Лидия.

— Да, потому, что это подсказка. Это завод…. Или фабрика.

— Завод? Смеешься, по-твоему, нано-технологии издают такой звук? — Финн, как можно быть таким идиотом.

— Дубина ты, Финн, это подсказка. Это очень старый завод, таких по городу всего штук пятнадцать, может и меньше. Лидия достань планы и карты. С тебя также анализ пыльцы, найденной в парке — девушка кивнула и ушла. — Билл, звони в полицию, прикажи им обыскать эти заводы и прилегающие к ним постройки и склады, все до одного и сверху донизу. На вас также пресса, в городе не должно быть паники, скажите им что-нибудь. Не важно, что: между ложью и скрытой правдой нет никаких различий. Люди одинаково верят в правду и в неправду….

— Что будешь делать? — конечно, ему необходимо поинтересоваться. Обязательно, уточнение моих действий — прямая обязанность Билла, как капитана. Все-таки, ему писать в Академию потом. Но в его словах чувствовался подтекст: «Что будешь делать?» в его исполнении больше похожее, на «Что ты чувствуешь?».

— Мы с Финном еще раз навестим семьи убитой и похищенной. Потом проведаем того свидетеля. Он отказался давать показания полиции, нам даст. Как говориться не можешь — научим, не хочешь — заставим…. Не могу быть уверена в том, что это нечто существенное, но для галочки стоит съездить…. Ну, а потом, думаю, вы понимаете…. Каждого из вас троих, я попрошу лично побеседовать со мной, один на один, на тему вашего вчерашнего ночного времяпровождения. Затем, я желаю изучить ваше досье, капитан, так как досье Финна и Лидии известны мне наизусть. Затем, все те же вопросы, что задам вам я, мы сверим с детектором, потому что на сегодняшний момент, вы трое — основные подозреваемые в этом деле. И пока я не буду убеждена в вашей непричастности, доверять кому-либо из вас невозможно.

Билл знал, что если я зову его капитаном или начинаю обращаться на «Вы», это значит, я недовольна. Сейчас, в моих глазах он видел нескончаемую дыру ненависти и отчаяния, двух чувств питавших меня. И вместе с тем, он видел, невиданную для падшего духом человека решимость. Решимость достигнуть предела, дойти до самого конца, вытащить правду из самых темных углов, раскопать истину даже руками, погруженными в кровь. Билл понял, что поскольку существует, пускай даже малая вероятность, что это он…. Человек, лишивший меня будущего. То, я не упущу ее, пойду по горам трупов, лишь бы оправдать свою жестокость и найти его. И конечно он прав. Какая бы ни была цена истины, я заплачу ее. Сколько бы невинной крови не пришлось пролить, и сколько бы не пришлось уничтожить пешек в результате, я найду его….

Дело не в мести. Дело совсем не в мести. Я не собираюсь мстить, я не так наивна. Месть мне не нужна. Мертвым месть не принесет ни радости, ни успокоения. Мертвецы есть мертвецы, они спокойно лежат в могилах, и нет ничего на свете, чтобы разбудило их сон. Поэтому в мести нет смысла. Просто поиск этой истины — кто и за что убил моих родителей, пускай и не родных, это последнее, что я могу сделать. Это уже чистый интерес, ну и конечно азарт игры. Люди глупы, и единственное счастье для меня — это хоть чем-то от них отличаться. Будет совсем не здорово, если кто-то докажет ошибочность моих суждений.

— Джульетт, будь осторожна, не позволяй своим чувствам возобладать над собой

— Это бред, капитан. Зачем заботиться о том, чего уже нет. До скорого, Финн, поехали на твоем пикапчке, а моя машинка на стоянке останется….

Машина Финна — огромный, красный пикап, таких машин остались единицы. Ездит она, конечно, не супер быстро, но в ней удобно спать. Когда мы сели в машину, Финн несколько раз проверил в зеркале, как хорошо уложены его волосы, чем вызвал мое неодобрение.

— Ладно, ладно. Значит так: убитая — шестнадцатилетняя ученица «Третьей школы», Мария Андреас. Живет в районе Малдрит-сквер. У нее отец и мать. Ничего особенного, кроме того, что эта девочка после школы посещала клуб биологии в школе. Похищенная Мелани Джейри, ее лучшая подруга, живет через два дома, живет с бабушкой и ходит в тот же клуб биологии.

— Как хорошо, что они подруги, это прекрасно, можно съездить к одной семье и не тратить мое время напрасно. Поехали к первой девочке, отчаяние ее родителей неизмеримо больше, это позволит, мне лучше читать по лицам. Тебе же проще войти к ним в доверие…. — я говорила с задумчивым видом, считая таблетки в руке.

— Джульетт, ты просто чудовище, они же только что потеряли единственного ребенка! Что ты хочешь, что бы я им сказал?

— Финиас, не тебе меня судить. Подобные заявления, воззвания к моему милосердию, можешь забыть навсегда. Убеди их, что мы поймаем убийцу. Пускай, в их глазах мы будем героями. А теперь у меня есть пятнадцать минут, я должна увидеть сон, вдруг есть что-нибудь о второй девушке. Хотя, сомневаюсь, есть ли шанс найти ее живой.

— Мы не герои, Джульетт, мы убийцы…. — его слова слышались мне отдаленно, будто мы ехали в разных машинах и он кричал через открытое стекло.

Проглотив таблетку, я откинулась на кресло. Еще пару секунд передо мной мелькала дорога и Финн. И то и другое сильно раздражало. Теперь становиться мутновато. Ненавижу это…. Мой дар, это проклятие. Ненавижу, если бы моя воля играла, хоть какую-то роль, я бы предпочла вообще не спать. Время будто замедлилось…. Помню, что последняя разумная мысль, пришедшая мне в голову — была обо мне. «Всякий, кто служит злу, пользуется его силой, или посвящает ему себя, обречен на вечные муки». Да это действительно так, зло уничтожает своего носителя, выжигает себе пространство. Стирает все рамки, убивает способность сожалеть о содеянных ужасах. Так было и со мной. Но в отличие от всех остальных, я добровольно смирилась и даже возрадовалась подобной участи. Я стремилась к смерти больше, чем кто-либо из моих знакомых. И совершенно очевидно, я понимала, что покоя она не принесет. Моя смерть принесет лишь новую боль…. И хорошо, и пусть…. Может хоть боли удастся стереть память о моей жизни.

Стеклянная колба из грязного стекла. Да, сомнений быть не могло: склад старый, где есть отвод воды. Такие резервуары использовали для сбора технической воды. Внутри, этот прямоугольный и достаточно глубокий цилиндр, был пропитан запахом пустоты и неизбежности смерти. Девушка, вся избитая и истекающая кровью, сидела у левой дальней стенки. Судя по всему, она израсходовала много сил, пытаясь выбраться, разбив стекло толщиной в полметра. Вода по щиколотку — холодная. Ее знобило и било дрожью, от страха и холода. Страх медленно, но верно поглощал ее мысли. Она уже устала молиться, просить прощения, звать на помощь, и только хрипло что-то шептала себе под нос. Видя сон, я смотрела на нее через стекло резервуара, а значит снаружи. Зловещий шелест повсюду. Откуда он идет, будто шелест тысячи и тысячи крыльев? Вот, что сводило ее с ума больше всего. Этот шелест, идущий отовсюду, поглощающий все другие звуки. Шелест, пробирающий до костей. Это мотыльки внутри колбы, безумно много, облепив все стенки и крышку, они затмевали собой весь свет, который мог бы проникнуть внутрь. Жутко неприятно, наверное, когда они своими лапками садятся на кожу.

Попытавшись встать, обессиленная, она рухнула вниз и взвыла от боли, поползла, выплевывая воду изо рта. Жалкое зрелище. Отвратительное. Сон прекратился на том моменте, когда снова возникли странные, фабричные звуки, что и на записи. И снова коридор…. Нет, нет, почему?! Нет, не хочу, ведь так мало времени, почему я снова здесь? И эта дверь…. И снова кровь и чувства ребенка за дверью захлестнули меня. Кто же за этой дверью, чьи воспоминания?

Очнувшись с первым вздохом, я не почувствовала только своих рук. Отличный результат, все-таки короткое время имеет свои плюсы. Финн уже знал, что ему делать. Мы приехали и остановились на подъездной дорожке к дому Андреасов. Ударив меня по костяшкам, в который раз он восхитился моей выдержкой. Неужели он не понимает, что я практически не чувствую боли. И это не нормально. Пока он звонил в звонок — надевая маску героя, я приходила в себя после увиденного. Я опять уходила глубоко в свои мысли и рассуждения. Мотылек…. Почему такое имя и почему мотыльки? Что это за причинно-следственная связь. Раз уж он знает про дар, то становиться очевидно, почему на записи, он так странно искажает свой голос. Мотылек знаком мне и очень хорошо. Соответственно, моя теория, что это — либо кто-то из «адской» троицы, либо…. Но это не возможно. Еще один человек, знавший о том, кто я на самом деле, сейчас был очень далеко. В мозаике моего прошлого мы давно уже потеряны друг для друга.

Похожий способ убийства…. Да, все так…. Все так, но почему у меня возникают сомнения? Сомнения — это, якобы, хорошо, они позволяют отыскать правду. Зная себя, я не нуждаюсь в сомнениях. Мне нужен только один ответ — качественно верный. Сбор информации, объединение фактов, формирование гипотезы, поиск подтверждения эмоциональным портретом и вынесение конкретного и единственно верного решения. Почему в этом случае, мне кажется, что схема не работает? Мотылек — это особый клиент. Вот, что я могла констатировать с уверенностью. Являлся ли он тем, кого я ищу, или же просто его подражателем, сказать пока не возможно. Но, он точно игрок. Тот, кто в игре — со мной на одной стороне. Все правильно, пока все как надо. Но ведь каким бы эрудированным и умным не был убийца, играющий со мной, в реальности мы все равно оказывались по разные стороны. Он убийца — зло, я же, вроде как детектив — добро. Не важно, что, играя, мы оба являлись воплощениями зла. Но реальность — это совсем другое. А сейчас получается, что кем бы в результате не был Мотылек, мы и в реальности окажемся по одну сторону баррикад? Как такое вообще возможно? Нет, неправильно! Что я думаю!? Неправильный вопрос: «как такое возможно?». Как такое под силу обычному человеку? — вот верный вопрос. Что же на самом деле он пытается мне доказать? Что люди лучше, и я ошибаюсь…. Какой интересный способ отстаивать свои принципы…. Интересно узнать…. что стало бы с миром…. в котором каждый чудик будет отстаивать свое мнение кровавыми убийствами? Может мы, и в правду, будем жить лучше, стоит поразмышлять над этим….

— Джульетт?! Джульетт, это отец девочки, мистер Андреас…. — вот, те на! Стоило задуматься, как мы с Финном сидели в гостиной на диванчике. По меркам людей — это вполне обычный милый домик.

— Здравствуйте, мистер Андреас, я специальный детектив Джульетт Хайт. С Финном вы видимо уже общались утром….

Мужчина постарел за ночь лет на пятнадцать. Лицо осунувшееся, блеклое. Глаза краснеющие, но все-таки хорошо, что он был вменяем. В отличие от его жены видимо, которая вполне, от горя могла потерять рассудок. Дело привычное, теперь они не смогут похоронить дочь в открытом гробу. А Финн отлично сыграл свою роль. Мужчина, находясь в отчаянии, поверил нам, на его лице сияла надежда и уважение к нам. Ложь — отличный инструмент в нашем случае.

— Мистер Андреас…. Ваша дочь употребляет наркотические вещества, общается c плохой компанией, что характерно для подростков или же ведет распутный образ жизни? — зрачки расширились, губы сузились. Он злился.

— Да, что вы такое говорите! Мария была доброй, отзывчивой, старательной и ответственной девочкой, она никогда не занималась подобными вещами!

— По вашему лицу я вижу, что вы злитесь, значит, это правда. Продолжим…. В последние дни с ней происходило что-нибудь странное, для нее не характерное?

— Ну, я не знаю, какие странные вопросы вы задаете, полиция ничего такого не спрашивает…. — Финиас, я тебя точно убью когда-нибудь. Мужчина начал что-то подозревать, в его лице проявились сомнения. Он искал в моем лице поддержку и сочувствие. Хорошо хоть рядом Финн сидит.

— Мистер Андреас, чтобы не тратить наше время, я объясню вам предельно ясно. Мы не полиция, мы специальные детективы. То, какие я задаю вопросы, позволяет мне достоверно определить факты, устанавливающие правду. Вашу дочь убил маньяк, и уж поверьте мне, наверняка, она не могла оказаться в парке, в день убийства, по собственной воле, если она была, как вы говорите «идеальной» дочерью. Такие девочки не ходят гулять после шести часов вечера, а сидят дома и мирно учат уроки. А это все значит только одно — она знала убийцу и пришла туда, потому что доверяла ему. А теперь, возьмите себя в руки и позвольте мне выяснить, что же на самом деле произошло в тот день!

Все нормально — в его глазах теперь страх и подчинение, именно то, что надо.

— Да. Простите, просто жена, она совсем плоха, я постараюсь вам помочь. Вот уже неделю после занятий в клубе она приходит на пятнадцать минут позже. То же самое и с ее подругой Джейри, они вообще всегда вместе. Ходят в школу, ездят в поездки, занимаются в клубе. Обе — лучшие ученицы и старосты в классах. Джейри часто ночевала у нас. Ей приходилось тяжело, забота о бабушке. Милая девочка — черты лица расслабленные, а голос пониженный. Он действительно так считает.

— Вы спрашивали, почему она задерживается?

— О…. Она была так довольна…. Когда разъясняла, что они с Джейри нашли каких-то бабочек или мотыльков. Я помню блеск в ее глазах, она сказала, что после школы, они ходят их фотографировать.

После этого вопроса он разрыдался, и даже Финну стало понятно, что мы больше ничего от него не добьемся.

— Финн, сгоняй в комнату к девочке, забери фотки, она хранит их в каком-нибудь укромном месте. Типа секретные ящики или дневник, ну вообще не мне тебе объяснять. Я жду в машине.

Так, ну если они были знакомы…. Значит, она пришла в парк фотографировать. Финн вернулся быстро. Сев в машину, он вручил мне пачку фотографий.

— Ну что, теперь к свидетелю…. — что за воодушевление!

— Нет, для начала заедем в школу, хочу посетить клуб биологии. Надо же узнать, что за хрень на этих фотках. Почему ты так странно улыбаешься?

Пожав плечами, он задумчиво спросил:

— Так получается, если они были знакомы, значит, он вовсе не выглядел как сумасшедший? Он спокойно вошел в доверие к двум к школьницам, он опаснее, чем я предполагал…. — удивительно, Финиас! Я не верила в твои дедуктивные и логические способности, находящиеся на уровне плинтуса!

— Он может оказаться и не сумасшедшим. А может оказаться, в таком случае, отдаю ему должное, что он отличный актер. Войти в доверие одно. А вот понравиться школьницами и заинтересовать их. Он должен обладать специфичной харизмой и симпатичной мордашкой, совсем как ты….

От удивления, Финн аж затормозил.

— Прости, ты неудачно пошутила.

— Это не шутка, ты не забыл, что входишь в круг подозреваемых. Поэтому, если выбирать между тобой и капитаном, по степени вашего влияния на людей, то ты выигрываешь. Значит, у тебя совершенно точно, больше возможностей очаровать девушек, чем у капитана. А это прибавляет тебе процентов, по моей шкале виновности.

Недовольно заерзав, он все-таки включил зажигание и поехал дальше. Хотя расстроился.

— А как же алиби, ты же еще не знаешь, есть ли оно у меня?

— Собственно говоря, мне не нужно знать, есть ли оно у тебя, я делаю это только для галочки, в качестве дополнительного справочного материала. Скажу тебе как специалист, что наличие алиби еще не означает невиновность…. — мой голос, как всегда холодный и рассудительный, приводил в его замешательство. Но, даже если голос его смущал, то с одинаковой точностью, он его волновал. Финн превозносил мою способность делать логические выводы. Вот и сейчас засиял от счастья:

— Поразительно! Вот бы мне быть таким умным как ты! Может съесть тонну шоколада? — как можно, с таким серьезным видом, говорить такую ерунду и искренне верить в нее?

— Брось, тебе и это уже не поможет.

Вот такие у нас были отношения. В каком-то смысле, своим поведением он заставлял меня чувствовать ответственность. И это раздражало. Как человека лишенного морально-этических принципов, меня это не могло радовать. Чем в большем отдалении я живу от общества, тем яснее видят мои глаза и тем проницательней работает мой разум.

Да, только это важно — поиск истины. Если она вообще существует.

  • Спасатель тараканов - Армант, Илинар / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Пока звучит эта песня (Алина) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • В дни ноября / Скрипка на снегу / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Там, где рождаются сны / Лешуков Александр
  • Историк / Румянцев Александр
  • "10 зелёных бутылок". Глава 3. / Билли Фокс
  • Красные холмы / Аэзида Марина
  • Точка / Песни снега / Лешуков Александр
  • Не понимаю... / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • *** / Буримешное / Ула Сенкович
  • 1. автор Sinatra - Отряд имени… / Лонгмоб: 23 февраля - 8 марта - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль