Джульетт - 3 / Ключ Вечности / Райз Элли
 

Джульетт - 3

0.00
 
Джульетт - 3

Лестница Иллюзий — своеобразный ранг сложности всех существующих иллюзий, которые могут создать вириарды. Первые две ступени, способны вызывать даже слабые иллюзионисты. Ступени позволяют создавать иллюзии только малого размера и только с мелкими неодушевленными объектами. Иллюзии третей ступени имеют средний ранг действия и широкую область покрытия, но также не затрагивают живые объекты. Пятая и шестая ступени позволяют, создавать иллюзии с искажением пространства и времени. Седьмая и восьмая ступени позволяют иллюзионисту генерировать образы живых объектов малого размера — растений, насекомых и животных. Девятая и десятая, ступени повышенного мастерства — их могут использовать только иллюзионисты высшего развития, они создают комбинированные иллюзии со всех нижних ступеней. Одиннадцатая ступень позволяла имитировать силы природы. Считалось, что жизнь нельзя создать с помощью иллюзий. Двенадцатая иллюзия, примененная лишь раз, создала лишь подобие жизни. Пара иллюзионистов израсходовала весь свой медический потенциал, ради простого отражения….

 

Джульетт — 3.

Рафаэль заснул очень быстро. Бессонницы его теперь, определенно точно, больше не мучают. Я была счастлива, лежать рядом с ним и практически не ощущать голода. Мой самоконтроль достиг высокого уровня и благодаря приказному порядку, я держала себя в руках. Но не мне ли, Богу Смерти, что знает все о будущем, не знать, как это не долговечно. Может быть, я и не узнала бы о планах Алексиса на сегодняшнюю ночь из-за щита. Но дворецкий у него, легкочитаемая Спираль Воспоминаний. Алексис же отдает ему слишком двусмысленные приказы, скрываясь от меня. Такие странности и несоответствия в поведении привлекут меня, и я узнаю….

Я закрыла Рафаэлю ухо свободной рукой, потому что через минуту послышался стук в дверь. Спит моя кроха…. Я не отношусь к нему как к брату….

— Мисс Джульетт, Маршал просит вас…. — конечно. Даже, знаю зачем. Чего тут можно было не знать? Алексис ни за какие дары не согласился прекратить свои ночные вечеринки с участием Эренгер в виде жертвы. Он сразу же понял, что Рафаэль не сможет быть более его гостем, так как я защищаю жизнь хозяина. Рафаэль впал в глубокую меланхолию, понимая, что Алексис опять хочет возобновить свои вечеринки. Но еще больше он расстроиться, если он узнает, что я пошла на праздник по собственной воле. В принципе, запрещено принимать решения без прямого приказа хозяина. Договор договором…. Но все приказы всегда ставятся ниже, чем жизнь и безопасность хозяина. И я с радостью умру на гильотине, чем позволю Рафаэлю еще раз оказаться в этой клетке.

Поэтому без колебаний, одела длинную рубашку, которую нашла в гардеробе. Она принадлежала Эдгару. Не одна я, кстати, ходила в отцовской рубашке. Рафаэль попросил перешить их все под него. Он так хотел быть похожим на отца, во всем и даже во внешности, хотя куда уж больше сходства. Если приглядеться, то их различает только цвет волос и возраст. Отличий в лице не было. Особенность медиумов том, что мальчики всегда рождаются точной копией отца, а девочки сильно похожи на матерей. Из-за смешения мужских и женских гамет возникали различия фенотипического типа по половому признаку. Но так как кровь Эренгер никогда не смешивалась, в нас всех текла одинаковая кровь — первого прародителя Вильгельма и Богини Арины. Этим и объяснялось частое появление в роду схожих по внешности отцов и детей.

Дворецкий довел меня до двери, одного из запрещенных мне Алексисом «мест для посещения».

— Дальше вы сами…. — дворецкий с этими словами исчез. Конечно же, он боялся. Никогда не побывав в этой комнате, он прекрасно понимал, что в ней происходит. Ведь каждый раз ему приходилось выносить окровавленного, избитого ребенка оттуда.

Постучавшись, вошла. Зал выглядел, как и в прошлый раз, когда я в разведывательных целях, проникла сюда. Темный зал с бордовыми обоями и огромным канделябром под потолком. Свечи горели ярко только в его центре, создавая полумрак. Здесь раскурен наркотический опиум, это на пользу. Запах крови Рафаэля почти не чувствовался.

Алексис, переодевшись, в красный камзол Имперской Свиты, смотрелся весьма эффектно. Глаз закрыт новой, черно-рубиновой тканью-повязкой. Только теперь я поняла, почему обои сначала показались мне странными. Они изменились с того момента, как я видела комнату днем. Сейчас потолок и стены были изрисованы пентаграммами и древними рунами, их нарисовали недавно черной тушью. Медический язык, это заклинания для проведения ритуала жертвоприношения. Неужели Алексису было не лень все их вычерчивать? Нет охраны…. Зачем? Когда здесь пятеро сильнейших существ в обоих мирах.

На столе по-прежнему стояла золотая клетка, вокруг стола стулья с высокими спинками. Совместная, мощная аура разом навалилась своей силой. У всех такой же сильный, защитный от меня щит. Сама их атмосфера — зловещая. Ужасающе осознала, что не смогу защитить Рафаэля, если мне придется сражаться с ними всеми одновременно. В одинаковой форме — красных камзолах, с золотой вышивкой и гербом Свиты. Их головы закрывали длинные капюшоны. Камзол с капюшоном — даже если члены Свиты и появлялись во дворце, их лиц никто не должен был увидеть. Они неуловимые призраки.

Алексис решил, что приветственная часть окончена и удостоил меня своим вниманием. Медленно подплывая, Маршал заговорил, я различала его тихий ехидный голос. Он ничего не изображал, у него не было души, и он походил на искусственное животное.

— Джульетт, милая, приветик! Я погляжу, ты не удивлена моему приглашению?

— Нисколечко, учитывая, что ты понял…. Я больше не позволю Рафаэлю бывать на ночных вечеринках. Дети ведь должны спать, пока взрослые развлекаются? — как же сильна была его ненависть…. Рафаэль прав, такая ненависть не рождается из ничего. Этому должна быть причина. Голодный глаз под повязкой дрогнул. Даже не хочу видеть этот глаз вживую.

— Тогда, приступим сразу к делу, чтобы не тянуть время? Ну, птичка наша ненаглядная — глаз сощурившись, вновь дернулся под повязкой…. — Полезай в клетку!

В клетке не возможно было сидеть или встать, поэтому пришлось улечься. Как только я оказалась внутри, фигуры в балахонах активизировались, вытянув мои руки за пределы клетки, они разрезали вены на запястьях. Моя кровь брызнула на стол. Из всех углов комнаты доносилось глухое рычание. Последнее, что я увидела, перед тем, как отключиться от происходящего…. Как пентаграммы по всей комнате засветились.

— Да, друзья мои! Отлично, она действительно дочь Эренгер, начнем пир! — не хочу слышать его голос. Поэтому я отключила свои чувства, слух и осязание, закрыла глаза, пытаясь вернуться в Спираль Воспоминаний. Не хочу я знать того, что они дальше будут делать. Не хочу, чтобы Рафаэль узнал…. Лучше ничего этого не видеть. Эти пытки, как я полагаю, заслужены…. У Алексиса точно была веская причина, чтобы так издеваться, сначала над мальчиком, а теперь и надо мной. Не может простое желание власти, толкнуть рассудительного медиума, на эмоционально жестокие пытки. Пока они издевались и терзали мое тело, я в тайне надеялась…. Что запах моей крови в скором времени сотрет, уже въевшийся, цветочный запах крови Рафаэля. Мое животное начало бунтовало. Они прицепили меня цепями, но животное могло запросто вскочить и вылизать пол клетки. О чем я думаю? Почему ощущаю голод, ровно в тот момент, когда точно не должна. Это ли не грех по отношению к хозяину?

Мое возвращение в Императорские покои проходило тяжело. Доковыляв до кресла, я с удовольствием отметила, что мальчик еще спит. Как хорошо, ему не придется видеть это…. К утру порезы уже заживут, останутся только колотые глубокие раны и ожоги, но тоже все быстро зарастет. Тело медиума регенерирует с удвоенной скоростью. Однако он все равно узнает…. Наше общее сознание все отразит. Нужно зализывать раны, пока хоть капля сил осталась. Хорошо, что Алексис не решил провести вскрытие, тут уж одними порезами не обошлось бы.

Кто же наша таинственная Свита? Настолько мощная аура могла быть только у одного подвида медиумов. Но этого не может быть. Разве не Эдгар собрал самых сильных медиумов в Орден. Тогда почему же ни от Эдриана, ни от Дитриха я не почувствовала чего-то подобного. Здесь же — фонтан несметного могущества. Дело было не в поглощенной силе. А в самой силе генерируемой в теле медиума. Медическая сила Алексиса была чуть меньше, чем их сила вместе взятая. Сила Алексиса при этом не ощущалась так зловеще, как их аура. Против такой Свиты ни Фрай, ни Орден не смогут выступить.

Мои раны затягивались, только вот голова кружилась, это ублюдки забрали у меня очень много крови. Чтобы восстановить баланс потребуется еще немного времени. Войти сейчас в Спираль Воспоминаний было не возможно, вместе с кровью они забрали и всю медическую силу, которую я скопила. Что я еще могу сделать? Даже не оборачиваясь к окну, я осознала, что произошла смена дня и ночи. Мы медиумы остро ощущаем, когда разные светила меняются местами, это влияет на наше состояние. Сейчас все равно…. Не хуже не лучше мне не будет.

— Уже утро, пора вставать, Рафаэль….

Он был прекрасен, когда щурился в лучах света, когда я одергивала занавески. Милый и такой беззащитный.

Пока я одевала его в новый наряд, и разбиралась с распорядком, Рафаэль проснулся и вернулся в свой апатичный вид. Мне пришлось надеть перчатки, чтобы он не заметил порезы на венах. Но он заметил, потому что, когда я ставила его на кровать, приподнимая, чтобы завязать туфли, я покачнулась.

— Джульетт… Что...? Нет…. Он же не…. Джульетт…. — окативший его ужас, смешивался с ревностью, ему еще такой непонятной. Он оттолкнул меня. Ревность не понятна ему, но он испытывает…. Пламень горечи запылал в его душе, он не мог допустить такого, как хозяин. Я же, как медиум не могла допустить, что бы он оказался на моем месте.

Я попыталась приблизиться к нему, но он снова предпринимал попытки меня ударить и кричал. Рафаэль впал в истерику, оно и понятно…. Его боль передавалась мне, а моя ему. После непродолжительно отторжения, он внезапно сам кинулся ко мне, пытаясь дотронуться до моих ран. Крепко обняв его, я не давала ему возможности снова вырваться.

— Тише…. Рафаэль, смотри на меня и чувствуй, как бьется мое сердце…. Я все еще…. Все еще твоя и всегда ей буду.

— Это отродье трогало тебя своими грязными ручонками! Джульетт, почему?! Почему ты не сказала мне ничего? — беспорядочные рыданья содержали в себе долю обиды. Я не нарушала приказа и не нарушила и договор.

— Он не прикасался ко мне. Чтобы получить кровь от меня, им не обязательно было меня касаться. Рафаэль, по договору твоя жизнь всегда ставиться выше жизни медиума, если это не противоречит прямому приказу…. Я не позволю тебе больше быть их подопытной овечкой. Ты мой и только мой…. Моему телу легче стерпеть все эти пытки…. — спокойным и умиротворенным тоном, я донесла до него свои мысли. Начал успокаиваться, хоть и стеснялся, но сам покрепче обнял меня. Погладив его по голове, я села на карточки, его заплаканное лицо выглядело еще более милым и беззащитным, чем когда он спал. Сняв зубами перчатку с руки, я освободила пальцы. Его бархатистой кожи стоило касаться только так. Проведя пальцами по его шее, я приподняла его подбородок, и пока он не успел опомниться, коснулась губами его сладких нежных губ. Мой язык раздвинул его губы и проник внутрь. Приятно ощущать, как он плавиться словно сыр, сначала сопротивлялся, а теперь почти дрожит от удовольствия. Я передавала ему часть своего тепла и остатки внутренней энергии, которую не успел вытянуть Алексис своими пентаграммами.

— Все хорошо, по-прежнему твоя и для тебя…. Возвращайся ко мне…. Как же ты эгоистичен…. — я произнесла это в мыслях, не разрывая поцелуй, он, окончательно убитый нежностью и своим желанием, даже не стал отвечать.

День предстоял тяжелый. Алексис планировал совместный завтрак с семьей лорда Рональда. У Маршала было в порядке вещей приглашать членов Совета и их семьи на утренние завтраки. Рафаэль там конечно был необходим, как красивая мебель, но нам надлежало быть. Мы же живем по правилам Алексиса. Маршал весьма деспотичен в своих указаниях. Затем, после завтрака, заседание в Совете. Рафаэль ненавидел Верховный Совет всеми фибрами своей души, он презирал их лишь за одно их существование. Совет, который прогнил и продался Алексису. Совет, который принимал решения выгодные только для самих дворян. Молодому Императору Совет не подчинялся, они даже закрыли глаза на пытки, которые устраивал Алексис. Они не могли не знать. То, что они знали об этом и ничего не сделали, это было великое преступление, простить которое, Рафаэль был не в силах. Совет был не достоин ни прощения, ни уж сожаления, точно. Совет надлежало уничтожить. Собрать их как пауков в банку, запереть да и поджечь. Каждые пять минут стоило подливать масло, чтобы лучше горели. Жечь и жечь, до той поры, пока даже кости не превратятся в пепел. Затем этот пепел я бы скормила свиньям. Да! Забавная участь ждала бы их! Если бы я была Богом Смерти, который решает, куда отправить их после смерти, засунула бы в самую глубокую дырищу. Но к несчастью, я лишь Бог Смерти, который сопровождает души к месту назначения. Такими вопросами у нас занимаются вириарды. Огонь всегда огонь.

Я привела Рафаэля в обеденный зал, когда лорд Рональд вместе с семьей — тремя дочерями и женой, уже прибыли. Алексис, после вчерашнего пишерства и не одного литра моей крови, выглядел бодрым и веселым. Его мертвый, мутированный глаз прыгал под повязкой и моментально сосредоточился на моей персоне, когда я вошла. Второй глаз обратился к Рафаэлю, место которому, я избрала в противоположном от них конце стола.

— Ваше Императорское Величество! Какое счастье, вы сегодня с нами! Как спалось на старом месте?! — эти злобные и провокационные шуточки, чтобы разозлить Рафаэля. Не получится. Мой хозяин никогда не проявит слабость в отношении врага.

— Я скучал, господин Маршал…. И наше счастливое воссоединение, наконец, произошло, безмерно рад…. — Рафаэль ответил еще большим сарказмом, и даже не поприветствовав гостей, и не обратив взор на Маршала, прошествовал к своему месту.

— Ты хотя бы завтрак мне смогла вчера приготовить? — шепотом спросил, с ноткой эффектной жалости. Хотя на самом деле переживал.

— Какой бы я смогла стать идеальной фавориткой, если бы не приготовила. Не обижайтесь, если заметите в утреннем блюде капли крови. Вчера ее просто было невозможно остановить. Моя кровь стремилась вытечь без остатка вам на завтрак.

— Нахалка! Не буду за тебя больше переживать. Итак, уже все заросло как на собаке. Давай лучше завтрак, я хочу побыстрее убраться отсюда. Эти девки бесят меня. А вид Алексиса вообще выводит из себя.

Сорокавосьмилетний лорд Рональд наглый, жирный старикашка, который работал в Министерстве Финансов. Я заметила в зале, помимо горничных, которые обслуживали завтрак еще и Элизу. Та девушка, приставленная Алексисом, для того, чтобы следить за мной. Младший брат лорда служил полковником в Армии.

При посторонних людях я обращалась к Рафаэлю только на «Вы». Никто не должен был узнать, что я Эренгер. Эти его дочки, раздражали своей болтовней. Избегая их шумовых вибраций, нужно было полностью сконцентрироваться на Алексисе. Лорд же не обращал ни на что внимания, он был доволен, что его пригласили сюда. Нужно выяснить, зачем он здесь. Алексис ничего не делает просто так.

— Ваше Величество, что желаете на десерт? Пломбир в глазури или фруктовый салат? — изящно нагибаясь и прижимая кулак к плечу, прошептала я. Не отходя при этом от спинки его кресла.

Полковник, брат лорда — озабоченный и лишенный всякого ума человек. Его глаза метались к элегантной форме старшей горничной. Я, похоже, привлекаю его особое внимание. На что он надеется, что я хоть раз на него посмотрю? Только он не заметил, как я уже смотрела — полсекунды достаточно, чтобы увидеть все его воняющее прошлое и что более приятно — ужасное будущее. Он сопьется и его убьют за карточные долги в одном варианте и в другом….

Я поняла, что-то изменилось раньше, чем Рафаэль тихо позвал меня:

— Джульетт…. — обеспокоено. Алексис. — Прислушайся к тому, что он говорит им.

Мы на другом конце стола, поэтому могли спокойно разговаривать, чтобы нас никто не слышал. Разве что Алексис. Зато плюс в том, что мы его тоже слышим:

— Господин Маршал, а что за обворожительная девушка обслуживает Императора? — хрипловатый голос лорда.

Алексис небрежно отставил стакан с вином, глаз сверкнул раздражением, которое он умело скрыл за своей улыбкой.

— Есть вещи, которые вполне предопределены…. — Алексис был внезапно прерван Рафаэлем, который вскочил со стула. Я не успела даже отследить по его чувствам этот всплеск. Он закричал через стол, не свойственным ему звонким голосом:

— Лорд Рональд! Она моя! И только моя фаворитка!

Нескончаемое удивление на лице и лорда и Маршала. Первый, вообще не привык слушать что-либо от Императора, так как тот мало говорил на людях. Маршал же вообще не желал быть прерванным ребенком, которого он держал на коротком поводке. Этот мальчик удивлял не только меня. Улыбка не произвольно возникла на моем лице, линзы растворились и мои глаза засветились красным блеском даже при свете дня, моя утраченная медическая сила вернулась в одно мгновение. Гнев — отличная приправа к душе, которая вариться в котле своих грехов.

Алексису нужно было вырулить ситуацию. Впервые, при гостях Император вел себя не так, как было угодно Маршалу.

— Лорд Рональд просто не верно выразился, мой Император, он просит у вас прощения…. — пока Алексис был занят урегулированием этого инцидента, я успела прочитать лорда. Теперь понятно, почему Алексис водился с кем-то вроде лорда Рональда. Лорд один из компаньонов Алексиса, который финансировал программу разработки биоружия в лабораториях Алексиса, как предсказуемо!

После того как Алексис смягчил обстановку его лживое сердце желало мести. Он не мог так просто простить Рафаэлю самоволку. Через весь стол донесся его приторный голос:

— Ваше Величество, я тут во всей красе описал лорду Рональду превосходство вашей фаворитки. В частности, я шепнул ему, что Леди Джульетт имеет способность «оракула». Как видите, нас всех это заинтересовало. Не будете ли вы так любезны, позволить Джульетт продемонстрировать на потеху ее дар…. Пускай она предскажет участь семьи лорда в будущем, забавно правда? — что сделает мой хозяин? Алексис надеялся сломить его волю этой просьбой, поэтому вкладывал в слова так много подчинения. Но не одна я становлюсь сильнее. Хозяин растет в силе вместе со своим медиумом. Рафаэль отхлебнул из чашки чай, рассмеялся и весьма спокойным голосом ответил ему:

— Конечно, Джульетт, иди…. Хочу услышать, каково же будущее нашего дворянства!

Это была проверка. Со стороны Алексиса эта месть заключалась в том, что я должна была продемонстрировать возможности своего дара.

Подойдя сначала к лорду Рональду, я почуяла запах разлагающейся плоти и манерную гниль. Ублюдок, почти все дворяне пахнут также как он. Я нагнулась, один взгляд и я по Спирали Воспоминаний прочитала все варианты его будущего. От его брата меня тошнило, хорошо, что я его уже прочла до этого. Эти девки оказались самыми забавными, они презирали меня и как дворянку и как фаворитку Императора, как мило. Неужели, хоть одна из вас считала себя достойной его? Никогда…. Императору нужна идеальность — сочетание ума, красоты и силы. А также изящество во всем. Лишь я была достойна его. Да и будущее у вас, милочки, не радужное. Самое интересное, что они принимали все это за игру. И разрушить их детское спокойствие будет так легко и так забавно.

— Какой ответ вы ожидаете, господин Маршал? — совсем юное лицо Маршала, который был не многим старше Рафаэля, вопросительно двигало своим ужасающим глазом, словно просвечивая меня изнутри. Ловушка….

Это была ловушка, а не просто проверка, только теперь я поняла, Алексису нужно было узнать претвориться ли в будущее план, который он задумал. Заметив мою растерянность, Алексис улыбнулся гостям своей обычной милой улыбочкой, за которой скрывалось одно лишь коварство:

— Тот, что не разочарует семью лорда Рональда….

— Ответь ему, не спи. Чего ты так испугалась, когда поняла, что он все сделал по-своему. Таков Алексис. Ответь. Это не была его последняя проверка, тебе стоит приготовиться — Рафаэль говорил сквозь наше сознание.

Ты вовремя….

— У каждого из наших гостей сегодня, три разных вариации будущего…. Но есть одна, повторяющаяся у каждого…. На основе этой ветви спирали я могу сделать окончательный вывод…. — казалось Алексис и видит и слышит и чувствует только одной частью своего тела — глазом. Живой глаз Алексиса был, по иронии, по-настоящему из мира мертвых. Глаз, который давал возможность видеть сквозь слова, материю, звуки и даже сам мир. И сейчас этот глаз был прикован ко мне. — Они все умрут, господин Маршал, в ближайшее время.

Молчание, ужас, обуревавший наших гостей, зашкаливал, и я и Рафаэль чувствовали это, отчего он смеялся, как будто ощущал радость. Алексис, несомненно, тоже ощутил дыхание смерти, отчего не стал скрывать своей радости.

— Это же все не правда, да? Она же врет, верно, нельзя предсказать будущее. Верно, господин Маршал? — дочь лорда подала голос, Алексис презрительно покосился на нее:

— Милая, есть то, что люди не могут объяснить. Природа вещей, которую они не знают и не понимают. От того то, люди и упиваются своим незнанием. Вера в незнание, для них всегда более рациональна. Потому что проще сказать «Этого не может быть, ибо это нельзя объяснить разумно». Чем поверить в то, что «вы не можете объяснить, с точки зрения своей разумности». А теперь, дорогие гости, спасибо, что посетили нас…. У Императора крайне загруженное расписание, вам уже пора….

Таковы были метода правления Алексиса, он запугивал и подчинял себе. Что же ты задумал, Алексис? Недовернешь мне, но позволяешь присутствовать на официальных мероприятиях, чтобы проверять меня, как наивно! Когда, вконец испуганная семейка покинула зал, Алексис поднялся со своего места и направился к Рафаэлю. Я дала руку мальчику, спуская его с высокого кресла. Алексис изящно вытянул из внутреннего кармана листок бумаги.

— Это твое расписание, мой дорогой мальчик — склонившись над ним, и похлопав по плечу, проворковал Алексис. Рафаэль поморщился и поежился одновременно. Вырвав листок, он направился к двери, а я автоматически шмыгнула за ним. Я не успела увидеть, как быстро Алексис схватил меня за запястье. И у меня и у него перчатки, а все равно ощущаются холодные пальцы трупа. Холодная его рука, холодная и жестокая….

— Надеюсь, ты хорошо проследишь за выполнением посещения мероприятий? Император должен на них являться — задав вопрос, он улыбнулся как-то черство. Нормальный глаз сузился от отвращения, а тот, что под повязкой бешено завибрировал. Снова и снова он пытался меня прочесть в поисках лжи.

— Даже не сомневайтесь…. Господин Маршал…. — я оттолкнула его руку и вывернулась, чтобы уйти от захвата.

Император шел в зимний сад, ему хотелось прогуляться и еще поговорить. Мы обсудили ряд важных вопросов, пришло время передавать Ордену информацию, иначе Фрай поймет, что мы используем его.

— Джульетт, найди способ проникнуть в башню Алексиса.

— Рафаэль, пока я выполняю твое поручение, мне бы хотелось, чтобы ты вернулся в палаты. Мне будет спокойнее знать, что ты безопасности.

— Тебе стоит также приготовиться, Алексис скоро придумает тебе новую проверку…. — его сердце билось тяжело. Он отчаивался. Рафаэль, если ты в чем-то не уверен, ищи ответы в своем сердце. Оно подскажет тебе правильный путь.

Мы были свободны до обеда, штатное расписание Императора действовало только с завтрашнего дня. Надеяться на то, что Алексис оставит нас в покое, было не возможно. Маршал Фантенблоу методически истреблял каждого с фамилией Эренгер. Он ненавидел нашу семью больше, чем кто-либо вообще мог ненавидеть. Именно поэтому, Алексис настолько сильный медиум, его ненависть — источник внутренней медической силы, просто больше. Поэтому, пока у нас выдалась капля свободного времени, мы решили отдохнуть, я привела Рафаэля в зимний сад. Под плеск волн, которые так любила наша мать, Рафаэль уснул у меня на коленях. Когда он проснулся — сумерки воевали с дневной синевой за место царствования.

— Пойдем в столовую, я уже все приготовила, тебе надо поесть…. — я легко поднимала его. Но Рафаэль, по мере возможности, старался ходить сам. Ему было важно показать, что он не сломлен. Императору не пристало быть слабым. Император не может показывать свою боль, даже если он всего лишь тринадцатилетний ребенок. Пока он уплетал приготовленный мною суп, мечтая перейти к торту, двери столовой распахнулись. Сияющий Алексис впорхнул в столовую. Сегодня на нем был сплошной черный камзол с золотой вышивкой дракона на спине и на левой стороне передней стороны камзола. Такая же черно-серебристая повязка закрыла, его вращающийся и дергающийся глаз. Он улыбался, но меня уже тошнило, опять улыбка лжи — он задумал что-то ужасное. Второй ход? Не слишком ли быстро мы уничтожаем фигуры друг друга? Вместе с ним вошла Лаура и еще один паренек из охраны, ни одной эмоции на лице.

По правилам этикета, я поклонилась Алексису. Переступая через собственную гордость, делала это только потому, что в первую очередь — слуга своего хозяина. И только во вторую очередь я — Джульетт Эренгер, законная наследница на престол, от которого я отрекаюсь. Маршал прошествовал к Императору и сел рядом с ним, Рафаэль опасливо отодвинул от него свой торт. Поцеловав руку Императора, Алексис устремил на него свой ужасный глаз. Алексис искал следы предательства и в Императоре. Но нет, ни тени сомнения у Рафаэля не было, он научился от меня контролировать свои мысли и чувства. Он смотрел прямо на Маршала, приводя его всевидящее око в исступление. Разочарованы, Маршал Фантенблоу?

— Рафаэль, любимый мальчик мой, есть ли у тебя планы на вечер? — голос Алексиса все также отвратителен. Приторно змеиный тон нес только холод.

— Независимо от моих вечерних планов, я не могу отказаться от твоего предложения. С тем же успехом мог бы и вообще не интересоваться.

Рафаэль ответил строго, делая акцент на отсутствие свободы выбора. Маршал виновато потупился. Он снова играл отлично свою роль. Что же произошло? Его настоящего почти нет, или же — нет вообще. Они не похожи с Луцием, который либо прикидывался ненормальным, либо играл ненормального, либо был им. Алексис не прикидывается — у него действительно, нет личности. Сердце упорно подсказывало, что все взаимосвязано. Его ненависть к нашей семье и отличия от Луция. Мозаика складывалась. После потери хозяина, медиум переживает больше чем смерть. Страшнее Смерти его поражает проклятие вечного одиночества. Наша душа, наша личность умирает с хозяином и остается только кукла в виде тела. Алексис, неужели он прошел через это? Ведь, кто-то пробудил его. И что не говори, но хозяина рядом с ним нет. Значит ли это, что он потерял своего носителя договора и поэтому пытался открыть узы договора на Рафаэле? Тогда, почему он так не похож на Луция?

— Нет…. Так дело не пойдет…. Нам пора налаживать отношения. Хотел лишь предложить тебе развеять скуку. Два часа назад приехав из поездки, я вдруг понял, что у нас масса свободного времени. Общая ли наша скука?

— Что ты задумал? — Рафаэль сложил руки замочком, он был внимателен и хмурился. Такой милый…. Ребенок всегда мил, когда пытается походить на взрослого.

— Хочу развлечься. Всего-то…. Хочу устроить дуэль между моим лучшим бойцом и твоей прекрасной принцессой.

Я выдохнула…. Если Алексис хотел проверить решимость Рафаэля, то зря. Он не откажется от дуэли. Вызов брошен — Рафаэль не отступиться. Но видимо, была и вторая цель, я остро ощутила ее в зловещем Маршале. Алексис хотел нарушить нашу связь, поселив в его сердце неприязнь. Это будет дуэль, либо в рукопашную, либо с холодным оружием. Это значило — мне придется драться как зверю. Алексис хотел показать это мальчику — звериную сущность медиума. Маршал, вы разве не догадываетесь, что этому ребенку нравятся брызги крови на моих руках.

— Конечно, я согласен. Дуэль же честная Алексис. Выигрывает тот, кто убивает противника, это мое условие.

— Как скажешь мой любимый Рафаэль. А теперь на дворцовую площадь. Если позволить им сражаться во дворце, лишимся Империаля уже во второй раз.

Пока мы спускались вниз по мраморной лестнице на площадь, Рафаэль остановил меня, дернув за рукав плаща:

— Не вздумай проиграть. Опозоришь меня, самолично прикончу.

— Кто бы спорил…. Просто наслаждайся — украдкой я потерла большим пальцем его ладонь. Он улыбнулся. Перед площадью слуги Алексиса принесли два кресла, в которые сели Маршал и Император. Элиза в своей форме уже ждала меня. Ха! Что за страх в ее немых глазах? Боится, что Алексис решил от нее избавиться. Ты не далека от истины, малышка! Алексис хлопнул в ладоши, юноша, который пришел в столовую, принес с собой ножи. Конечно ножи…. Не то, чтобы я питала страсть к холодному оружию, пистолет все же роднее. Сняла плащ, чтобы не запачкать и укрыла им Рафаэля. Оставшись в одной водолазке и жилетке, я менее рискую испортить костюм.

Глаза Элизы мутные — понятно, Алексис еще не задал ее программный приказ. Машина не может работать без команд оператора. Медиум же может мыслить самостоятельно, когда дело доходит, до защиты хозяина. Кровавая печать, выжженная на теле мальчика, сейчас, наверное, болела. Мои же татуировки задвигались и переливались в насыщенно черный цвет. Рафаэль сосредоточился, мысленно открывая потоки моей силы, мышцы почувствовали свободу действий. Сконцентрируйся….

Ее тело. Скелет металлический, титановый — сломать ей что-либо нереально. Это значит, что мозг — он же компьютер на биосинтезе, защищен титановой коркой. Анатомия…. Скрестив людскую анатомию, и способы передачи голосовых импульсов определила ее слабые места — височные доли. Там наверняка нет пластины, для связи компьютера с оператором. Я не могу ударить ее, пока она в движении…. Нужно остановить…. Что у нас имеется? Сухожилия из пластичного материала, для подвижности, а, следовательно, повышенной прочностью не обладают.

— Господин Маршал, я уже убивала бойцов из вашей охраны. Если они все такие слабые, то есть ли в этой битве смысл? — хочешь поражения противника, все просто — разозли его. Элиза стиснула зубы от гнева. Никак не могу понять — симуляция или имитация? Она же не должна чувствовать.

— Ты просто молодец. И кстати, я прощаю тебе их смерть, так как ты защищала Императора…. В этот раз, может снова докажешь нам свое превосходство? — Алексис мог подчинять себе все вокруг. Такова его сила. Он сильнейший из всех медиумов. И стоп…. Кому «нам»? По мраморной лестнице, в том же балахоне, что и на кровавой вечеринке, спускался один из членов Свиты…. Какой кошмар, это и правда — один из Свиты Алексиса. Все та же мощная, медическая аура всколыхнула пространство. Алексис умел говорить так, чтобы смысл сказанных слов…. Пробрал аж до самых костей.

Элиза, солдат на порядок сильнее, чем Нола. Нола убила Элизабет и жестоко за это поплатилась. Сила Элизы сразу же угадывалась в ее размеренной и четкой походке — ни одного лишнего движения. Она управляла своей силой умело и ловко. Она худенькая, но вес тела — только мышцы. Заученные приемы профессионального солдата заложены не только в компьютере ее мозга, но и в движениях.

— Ну что ж! Начнем, пожалуй. Элиза, активация программы «301» — Алексис отдает приказы голосовым набором. Как весело, она таки машина, простое железо — без чувств и без способности любить.

Элиза взяла оба ножа, один перевернула рукоятью и метнула мне. Хороший нож, рукоятка, правда, тяжеловата.

— Никакая темная сила выиграть тебе не поможет! — вот раскричалась! Противная девка!

— Вся горишь, прям, хочешь подойти поближе? Я тебе сейчас покажу настоящую страсть к смерти! — я перевернула нож в руках. В лезвии на мгновение застыли мои расширенные, алые зрачки.

Пробежав расстояние между нами всего за секунду, Элиза ударила первой, почти впрыгнув на меня. Если бы не моя способность читать будущее, не успела бы поставить блок. Она быстра! Нет, ее скорость, сравнима с моей…. Блок, удар и снова блок. Она также быстро и отражала все мои удары. Она перекрутилась, и я отразила очередной всплеск ножа перед своим лицом. Схватив меня за запястье, она вывернула мне руку, ее нож успел прорвать часть водолазки под ребрами, пока я уходила от захвата. Свободную руку я сжала и локтем ударила ей поддых. Элиза отлетела от такого удара, послышалось, как она сплюнула кровь, один удар повредил ее прочную грудную клетку. От ее крови не исходило никакого запаха. Искусственная кровь так отвратительна.

Я провела пальцем по своей ране и слизнула с него кровь. Пламенный аромат моей крови выплеснулся в воздух. В моей крови — любовь, сладкая и всемогущая. Развернувшись, я переместилась по тени до нее. Не дав даже подняться, я перевернула рукояткой нож и несколько раз ударила ей по лицу.

— Ты порвала мне кофту! — Элиза знала, что проиграет. Но она будет продолжать биться, даже если я не оставлю на ней живого места. Машина сражается лишь ради команды. Медиумы сражаются ради преданности.

Отпрыгнув, она сделала сальто назад. Покачнувшись, Элиза, таки стала на ноги. Не прерывая атаку, она разбежалась, и прыгнула вперед кувырком, прорезав мне щиколотку на левой ноге. Быстра, я даже не успеваю увидеть ее действия. Мы потеряли счет ударам, и обе покачивались, в крови и синяках. Удары стали сильнее, и вскоре у каждой из нас кровь текла, как из носа, так и изо рта. Внутренняя сила, которую я вкладывала в удары, огромна и поэтому исход битвы уже решен.

Внезапно, чуть не упустила свою победу. Позволив себе сверхбыструю, атакующую комбинацию, я позабыла о защите грудной клетки. Рафаэль вскрикнул и вскочил со стула, я поняла, что произошло…. В атаке я пустила ее близко и она, парировав атаку, успела провести захват. Воткнув мне нож под правое плечо, она надавила, нож вошел до самого конца. Когда она прорезала все ребра с этой стороны, они были раздроблены, моя кровь залила брусчатку.

— Твой конец…. — проговорила она….

— Нет, ошибаешься…. — пока Элиза не успела вынуть из меня нож, я зажала ее руку, и вывернула кисть. Выронив нож, она отпрыгнула от меня. Подобная глубокая рана может быть губительной, даже для меня. Все еще теряю кровь. Паника…. Девушка находилась в явно неадекватной панике. Для меня, сохранять спокойствие во всех ситуациях — норма. Ее же идеальное тело дало сбой. Ситуация, ранее не случавшаяся, вызвала панику и рассеянность. Беглый взгляд на Алексиса — ему все равно. Они же для него — куклы для развлечения. Рафаэль держался, на лице спокойствие, в сознании же он кричал, не в силах мне помочь.

Не теряя времени, я вывернула ей второе запястье. Захват, я ударила ей по коленям, выбив и их — она упала, и именно в этот момент, мой нож достиг ее горла. Ее кровь не пахнет и она не теплая…. Отвратительно.

— Умрешь ли ты за Маршала? Гребаная машина, отвечай мне!

— А ты за Императора?

— Не смей сравнивать нас, я умру из-за преданности, а ты из-за программы.

Истекая кровью, Элиза говорила из последних сил. Будь ее тело настоящим, давно бы умерла:

— Ты видишь будущее. Но не замечаешь того, что рядом…. — молящее лицо. Ничего не понимаю! — Алексис…. Ты, вероятно, приехала за его жизнью. Но ты не знаешь…. — она глотала слова, разрез на шее повредил голосовые связки. — Джульетт…. У него есть причины мстить. Та башня….

— Ты несешь бред! — я зарычала, мои когти проткнули ей плечо. Прилив силы в свободную руку — и удар…. Последний удар. Я воткнула нож в ее висок, сила прошла сквозь лезвие и выжгла мозг. Какая банальная смерть….

Рана глубока и все еще бешено кровоточила. Рывком своих острых когтей, я оторвала часть водолазки и затянула куском ткани рану. Не могу стоять, даже если скорость регенерации медиумов выше, смертельные раны так просто не затянуться. Подошел Алексис, довольный, как обычно. Похоже, все снова вышло в его пользу. Его слова могу разобрать приглушенно:

— Каин, я тебе напарницу нашел. Ты счастлив? — почему это слышу только я. Каин? Это тот дворянин из Свиты….

— Джульетт! Джульетт! — Рафаэль, наконец, был рядом. Сжимал мои пальцы, прижатые к ране. Алексис взял у него мой плащ. Не понимаю…. Обернув им, Маршал поднял меня, как совсем невесомый предмет. Неужели, он специально завернул меня в плащ, чтобы не касаться, ведь понимал, что Рафаэль будет испытывать неудобства, если посторонний ко мне прикасается. Не терять лицо Рафаэля…. Туман…

Он донес меня до нашей кровати в Императорских покоях:

— Перевяжи ее рану бинтом, сплошняком от груди и весь торс. Не переживай ты так, на тебе лица нет. Она как собака, завтра уже оклемается…. — я не понимаю вас, Маршал Фантенблоу…. В какую игру вы играете с нами? Как же тяжело сосредоточиться. Проклятый туман, он застилал мне глаза!

Рафаэль много говорил, я слышала его через сознание. Спустя час — прояснилось, могла нормально и видеть и слышать. Уровень силы внутри вернулся в положительное состояние. Мой Рафаэль завязывал вокруг плотной, бинтовой повязки последний узел.

— Ты открыла глаза…. Как я рад! — он утомился и испугался. — Джульетт, послушай, скажу глупость…. Может, выпьешь моей крови и не будешь мучаться?

Его боязнь предложенного, была видна сразу, он будто мучался от чувства вины.

— Глупый, нет конечно…. Не переживай так, в этом нет необходимости…. — дотянувшись до его лица, я погладила его.

— Джульетт! Сколько можно, я уже не маленький! Если я могу тебе помочь! — он начал возмущаться как обычно, хорошо…. Уже лучше….

— Не считала тебя маленьким никогда. Но ради удовлетворения своих желаний, не хочу рисковать твоей жизнью…. — снова обиделся, отвернулся на другой бок.

Если бы только мои мышцы могли сильнее его обнять. Я прижалась к нему, от соприкосновения наших тел, уже чувствовался прилив сил. Я коснулась губами раны на его шее. Он выгнулся от возбуждения, бесполезно, я могу сломить тебя в любую минуту.

— Эй! Эй! Давай без грязи, ты даже еле ползаешь! Куда ты там лезешь? — смущается…. Забавно….

— Всему свое время. Я хочу потерпеть еще чуть-чуть. Чтобы испробовать твоей крови, как самый лакомый деликатес.

Мы отходили с ним от этого кошмара целый день. Я смогла нормально передвигаться только на следующую ночь, высвободившись из объятий мальчика, я направилась к зеркалу. Плотная повязка опоясывала весь торс и грудь, никакую одежду носить было не возможно. Поэтому, я одела черный шелковый халат. Слабость из-за огромного количества потерянной крови.

Накрыв Рафаэля одеялом, я бесшумно выскользнула из окна. Тело не чувствовало холода, да и ночь помогала восполнить нехватку медической силы. Прекрасно ощущались звуки ночи — тихий шелест листвы, греющий свет звезд и очарование луны. Босиком…. передвигалось легче. Я двигалась, сливаясь с тенями, оставаясь невидимой для живых существ. Проходить между постами охраны, теперь не составило труда. Так, я добралась до желанной цели — темной башни посреди внутреннего двора, с одним окном на самом ее верху. Как обезьянка я забралась по отвесной стене и впрыгнула внутрь. Черт…. Я поздно поняла, что перенапрягла мышцы…. Развязала халат и точно — вся повязка сияла кровавыми набухшими нитями — рана снова открылась.

Оглядевшись, я почувствовала, как медленно страх, отвращение и ужас переполняют. Чего может испугаться медиум? Только воспоминаний…. Воспоминаний, что таились в этом месте. Луна вышла из-за облаков и озарила всю комнату, меня затошнило…. Успев добежать до окна, я стерла рукавом кровавые сгустки.

— Этого…. просто не может быть….

Шум, в противоположном от окна конце комнаты, вывел меня из шока. Обернулась. Бежать уже некуда. У входной двери стоял Алексис. В бордовой рубашке и черных брюках, без камзола. Для меня ночь делала его еще более красивым. Золотой глаз во тьме светился куда сильнее, чем мои зрачки. Еще более красное, зловещее свечение шло из-под повязки, его «мертвый» глаз изучал меня почти саркастически и насмешливо.

— Почему я, спрашивается, не удивлен твоему присутствию здесь? — другой голос. Строгий, чеканный, но грань его собственного голоса и его собственной личности, в наличии которой я всегда сомневалась. Понятно…. Теперь все оправдано. Теперь месть становиться оправданной….

  • Зеркало (Лешуков Александр) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Демократизация ураном / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Вещий камень - Армант, Илинар / Путевые заметки-2 / Ульяна Гринь
  • Петербург! Ты - город больших страстей... / Фурсин Олег
  • Возмездие / Nostalgie / Лешуков Александр
  • 4 ГЛАВА / Ты моя жизнь 1-2 / МиленаФрей Ирина Николаевна
  • Ноябрь / Месяцы / Милица
  • Когда-нибудь привыкну... / Друг другу посланы судьбою / Сухова Екатерина
  • Зрелость души / Новый Ковчег / Ульянова Екатерина
  • Мертвец / Из души / Лешуков Александр
  • Анти-маг / Витюк Денис

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль