47. Конец Кориолана / Критический эксперимент 2033 / Ижевчанин Юрий
 

47. Конец Кориолана

0.00
 
47. Конец Кориолана

 

Дошли известия, что из Лилибея в Сицилии вышел большой карфагенский флот по направлению то ли к Сардинии, то ли к Корсике. Но для римлян был шок, когда пунийцы бросили якорь в Остии. На берег сошли отборные воины, свели лошадей и даже трёх слонов, а за ними важно прошествовала на римскую землю пара карфагенских сенаторов со свитой: Магон бин Бод-Астарт и Гисгон бин Гамилькар. Сенат и консулы в панике решали: то ли назначить диктатора и биться, то ли послать делегацию? Возобладал разум, и оба консула вместе с принцепсом Сената, пятью почтеннейшими сенаторами и двумя верховными жрецами религий отправились в Остию.

Карфагеняне разбили лагерь. Враждебных действий не предпринимали, но и торговли не было: лишь свободные от поручений воины и слуги покупали и продавали кое-что по мелочи. Когда подошла римская делегация, послы важно поднялись с ковров и вышли на несколько шагов вперёд к римлянам, демонстрируя вежливость, но при этом ясно показывая, кто сильнее и главнее.

— Чем мы обязаны счастью видеть вас на своей земле? И почему послы пришли с войском, а не со свитой, как принято? — собравшись с духом, вежливым, но непреклонным тоном спросил консул Марк Цезон.

— Мы прибыли с протянутой рукой дружбы и союза. А войско не для того, чтобы запугивать вас: мы знаем доблесть и мужество наших, надеюсь, будущих союзников. Просто наши дары столь богатые, что требуют доброй охраны, — ответил Гисгон.

Немедленно по знаку послов вынесли венец с изумрудами для храма Юпитера, ожерелье с рубинами для Венеры и с топазами для Цереры, все из высококачественного золота. Поскольку Бог Единый подкупа не терпит, для него приготовили лучшие и, наверно, ещё более дорогие, чем золото, благовония. Кроме того, подарили Республике десяток прекрасных скакунов. Каждому из сенаторов и консулам преподнесли по золотому кольцу, но те демонстративно отдали их рабу, чтобы отнести в казну.

Республика преподнесла ответные дары: оружие и вино, которые выглядели жалкими по сравнению с пунийскими, но были благосклонно приняты.

На переговорах было выдвинуто непреклонным тоном неожиданное предложение: Карфаген готов подарить Риму десять талантов золота, десять талантов серебра, сто пудов лучшей бронзы, три корабля, до краёв полных отборного зерна, вместе с гребцами и командой, сто скакунов, пятьдесят отличных рабов и пятьдесят красивых невольниц, и вдобавок три боевых слона. И всё в обмен на Фламина и его семью. Рим гордо отказался. Тогда предложили зерно, скакунов и двух слонов за союз и за Фламина на год. Сенаторы так посмотрели на Евгения, что тому осталось согласиться ради Республики.

Поскольку Евгений сразу поставил условие: одна из жён остаётся управлять хозяйством и заботиться о детях, а вторая едет с ним — обе супруги начали уговаривать другую остаться, и разговор постепенно подошёл к грани скандала. Тогда Медония заявила:

— Я вас помирю. Обе оставайтесь, я поеду с Фламином.

Жёны моментально решили бросить жребий, и он выпал Сиянии. Павел остался исполняющим обязанности первосвященника и опекуном фамилии Евгения, Авл твёрдо решил отправиться с отцом.

Сам Евгений был настроен не столь оптимистично, как жёны и Авл. Ведь он едет в самое сердце неизвестно, дружественной ли религии. Не исключена ведь возможность, что прорицатели и гадатели произнесли от имени Ваала и Астарты требование принести в жертву того, кто унижает богов.

Месяц пути с несколькими остановками, и вот впереди глиняные, но мощные, стены Карфагена. В городе выделяются храмы Астарты и Баала. Дома богачей из хорошо обработанного камня, основательные, не то, что в Риме. И построены, и спланированы гораздо лучше. Улицы, во всяком случае, главные, широкие и довольно чистые. Фламина препроводили в отведённый ему просторный дом, где был подготовлен камень для алтаря, имелся бассейн и небольшой садик во внутреннем дворике, выделили ему от Сената слуг и служанок, назначили щедрое содержание. Сенатор Магон сказал на прощание:

— Отдыхай семь дней, посол своего Бога. На восьмой тебя ждёт Сенат.

 

 

Честно говоря, было бы легче, если бы перешли к делам и переговорам сразу. А тут… за всю дорогу ни послы, ни свитские не обмолвились ни словом, зачем понадобился Фламин Карфагену. Разговоры велись исключительно светские, не касающиеся ни политики, ни религии. Теперь ещё неделю гадать, что же будет в Сенате.

Авл и Сияния этими мыслями не мучились. Авл осматривал необычный чужой город и совершенствовался в пуническом языке. Сияния была поражена богатством рынка и накупила себе украшений, материй и благовоний. Она немедленно засадила присланных служанок шить ей платья на римский и вольский манер. Немного подумала, и заказала ещё два пунийского фасона.

Наконец-то бесконечно для Фламина тянувшиеся дни «отдыха» кончились, и он предстал перед карфагенскими отцами.

Они были разряжены куда более пышно, чем римские сенаторы. Среди тех было немало людей с состоянием по сути дела весьма зажиточных крестьян, а эти были плантаторами и купцами. Правда, твёрдости и воинственности в их лицах было намного меньше, чем у римлян, зато гама и бестолковщины в обсуждении практически столько же. Судья (суффет) здесь не обладал такой властью, как римский консул. При первом подозрении на излишнюю активность его снимали и могли привлечь к суду. Сколько он слышал, недавно за «попытку присвоить царскую власть» казнили суффета Ганнона, ранее прозванного Великим, а теперь называвшегося тираном. Вопросы казались какими-то бестолковыми: вперемежку про частные особенности культа Бога Единого, про устройство римского государства, про друидов, которые здесь были наполовину легендой, про загадочных учителей самого Евгения, про боевое искусство Волков и Рысей (на эти он отвечал, особенно тщательно взвешивая слова и стараясь, ни капли не обманывая, всячески преуменьшить боевые навыки своих людей).

Неожиданно лысый коротышка с серой встрёпанной бородой, неприметно сидевший в углу, сказал:

— Если бы всё было так, как ты рассказываешь, Евгений, не боялись бы твоих бойцов все окрестные народы и даже бешеные и воинственные кельты, не смогли бы они победить лучших кельтских воинов без потерь.

— Прищучил, Ганнон Короткий! — расхохотались сенаторы.

После этого пришлось Евгению, насколько было разумно, рассказать о том, как жестоко и жёстко тренируются его бойцы.

— Я знаю, что ты считаешь десять чужих воинов слишком малой ценой за гибель одного твоего бойца, — неожиданно уточнил Ганнон.

Евгению пришлось согласиться:

— Если кто-то из наших погибает, уведя за собой в Аид или к лучшей участи, как уж их души заслужили, всего десяток противников, мы его героем не считаем. Правда, когда наши дрались с кельтами, я считал героем того, кто убил одного кельта. Они — равные нам бойцы.

— Сами кельты так не считают, — улыбнулся коротышка.

У Фламина неожиданно зародилось подозрение, что карфагеняне хотят нанять его в качестве полководца вместо провалившегося Кориолана. У него вырвались необдуманные слова:

— Сенаторы, я боец и священник, а не полководец.

Улыбаясь, суффет Бод-Мелькарт бин Гасдрубал сказал:

— Мы убедились в твоей скромности, Фламин. Сильный обычно не хвастлив, так что, возможно, молва не врёт о тебе и твоих бойцах. Славный и великий Карфаген приглашает любого из них в свою армию, назначив ему талант золота за вербовку и талант за год службы. Подвиги оплачиваются дополнительно. А тебя вместе со всеми из твоих учеников и последователей, кого ты пожелаешь взять с собою и кто сам согласится на это, Карфаген готов сделать своими знатными гражданами. Тебе подготовлено поместье, достойное тебя, где ты сможешь молиться своему могущественному богу и готовить новых бойцов. Лучшие юноши из знатных семейств будут считать за честь учиться у тебя и готовы принести обет и служить твоему богу. А вдобавок мы будем покупать тебе за счёт города лучших рабов, чтобы ты тоже готовил из них бойцов, и лучших рабынь для услады тебя и твоих людей. Жрицы Астарты с нетерпением ждут твоих и твоих людей объятий. И те из них, кто уже насладились мужской силой сына твоего, отзываются о ней с восхищением.

Фламина передёрнуло. Оказывается, сын уже вовсю крутит любовные интрижки с местными «девадаси». Правда, чего другого можно было ожидать? Он хотел было вежливо твёрдо отказаться, но суффет предупредил его:

— Чтобы ты полностью обдумал своё решение, мы напоминаем, что по договору с республикой ты наш на год. Год отсчитывается со дня приёма в Сенате, да вдобавок сейчас он високосный, так что в нём тринадцать лун. Пока что ты будешь жить в славном нашем городе, пользоваться как хозяин своим домом и поместьем, учить наших бойцов и тех, кто пожелает и сможет служить твоему богу. Ответ Сенат выслушает через тринадцать месяцев. А почему мы не хотели сделать тебя полководцем, ты увидишь сегодня. Военачальники — такой же расходуемый материал, как наёмники. А ты нам нужен полностью и навсегда.

— А если я всё равно решу вернуться в Рим? — рискнул на прямой и резкий ответ в этой среде хитрецов и интриганов Фламин.

— Мне уже говорили, что твои люди походят на спартанцев. Только они и спартанцы могли бы спросить так, — ответил судья. — Мы дали обет отпустить тебя через год, и мы отпустим с достойной тебя наградой.

Евгений почувствовал, что ответ как минимум с двойным дном. Но заседание закончилось, и его посадили в паланкин (Евгений пытался протестовать и требовать коня) и понесли за город. Впрочем, подумав, Фламин решил, что так лучше: лил страшный ливень и гремел гром. А в паланкине было сухо и уютно.

Вот Авлу, который дожидался на коврике под колоннами Сената (но, впрочем, с полным почётом: ему поставили угощение, рядом с ним сидели и развлекали его разговором знатный юноша и две жрицы Астарты высшего разряда) предложили следовать за отцом на коне, если пожелает. Тот, конечно же, не отказался.

Когда Евгению вежливо сказали выйти из паланкина, дождь уже почти прекратился. И он увидел на кресте распятого Кориолана. Судя по всему, ливень освежил его и позволил собрать остатки сил.

— Пришёл торжествовать победу, Эбуций? — произнёс казнимый.

— Меня привели сюда, чтобы показать, как карфагеняне обходятся с провалившимися полководцами, — безжалостно ответил Фламин. — И ты получаешь по заслугам, подлый убийца матери, жены и детей по приказу блудницы, раб рабыни и шлюхи!

— Велтумна не шлюха. И всё было не так, как рассказывает молва, — покачал головой Гай Марций. — Всё равно эти тайные обряды враждебны твоему Богу. А мои божества меня предали.

— Это потому, что они не божества, а злобные и коварные демоны, слуги Дьявола, — отрезал Евгений. — Я буду молиться за лучшую из возможных участь для твоей души.

Евгений решительно отвернулся. И вдруг заметил, что стражи, с выражением брезгливости на лицах, оттесняют копьями какую-то нищенку. Это оказалась Велтумна, со знаками прогрессирующей проказы на лице и теле.

Из её сбивчивого рассказа Евгений понял, что она пошла по рукам в Карфагене. Но все любовники почему-то быстро в ней разочаровывались. А коварные жрицы Астарты подложили ей покрывало от прокажённой…

До ниточки мокрый Авл подытожил:

— Иногда зло наказывается ещё на этой земле.

После страшного и поучительного зрелища Евгения с Авлом повезли прямо в их поместье.

— А жена? — недовольно буркнул посол.

— Она сейчас занята в обществе самых знатных дам, — с улыбкой ответил начальник караула.

  • Телеком / Анекдоты и ужасы ветеринарно-эмигрантской жизни / Akrotiri - Марика
  • *** / Стихи разных лет / Аривенн
  • Крапива и кладбища. / За левым плечом - ветер / Йора Ксения
  • Музы, они такие... / Матанцев Никита
  • Рождественская рондель / Аделина Мирт
  • Уродцы чужих речей / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Ошибка / Истории села Сказочное / Katriff
  • Рассказы у костра / Ах, ты, Коля-Николай! / Хрипков Николай Иванович
  • Стихии/ Лещева Елена / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Melody - Полет над бездной / Авторский разврат - 4 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Марина Комарова
  • Тори Виктория - Мне бы, мне бы... / 2 тур флешмоба - «Как вы яхту назовёте – так она и поплывёт…» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ФЛЕШМОБ. / Анакина Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль