Глава 62. Клятва / Танец с удачей / Бас Александр
 

Глава 62. Клятва

0.00
 
Глава 62. Клятва

Оставлять кого-то на крыше не хотелось, и пришлось нести всех сразу. Гепард взвалил на плечи Кларда и Сентиля, Сова — Дари и Пеларниса. Заметив валяющуюся на полу лиру, Сова сунул её за пояс.

Тащить сразу двоих оказалось жутко неудобно. Особенно Гепарду мешали доспехи бывшего генерала. Тот едва не свалился, когда наёмник наклонился за Сентилем, но слушающий успел подхватить Кларда и подвинуть обратно на плечо.

Гости во дворце расступались, давая дорогу. Взгляда они не отводили, и вообще выглядели совершенно спокойно, даже на третьем этаже, где сквозь стеклянный пол все желающие могли лицезреть случившееся.

— Вот бы таких жителей во все города, — пробормотал Сова, пошатываясь на ступеньках и пытаясь удержать равновесие. — Празднуют себе тихо, панику не поднимают, ничего не говорят. Подумаешь, какие-то типы только что убили их управителя и идут мимо. Запачканы кровью, на плечах тащат ещё четверых. Обычный вечер, ничего такого.

— Не обманывайтесь их безразличным видом, — отозвался слушающий. — Они всё отлично видят и понимают. Но вы правы, здесь случается столько всего странного, что ваши действия не выглядят чем-то совсем уж из ряда вон. Просто людям в Авеане приходится учиться себя контролировать, столько безумного творится ежедневно. Зато если их расспросить, ответ будет содержать мельчайшие детали, не смазанные шоком или удивлением от увиденного.

— А есть кому спрашивать? Местного королька мы убили, от вашей гильдии почти ничего не осталось.

Они покинули дворец и направились к гостинице.

— Конечно, большая часть власти принадлежала управителю, но не вся. Есть ещё совет, управлявший городом пять лет. Его не успели распустить. И гильдия дознавателей. Да, существует и такая. В Авеане собраны все гильдии, за исключением силт ло, конечно. Все занимаются своим делом и не лезут к другим. Например, дознаватели где-то через час выгонят всех гостей и устроят расследование.

— Почему через час?

— Таков порядок. Дают возможность преступнику скрыться.

— Я всё больше хочу здесь жить, — усмехнулся Сова. — Если бы в каждом городе установили такие порядки…

— Вы просто не понимаете, — перебил его слушающий. — Это один из законов, на которых держится город. Если нарушитель пойман, следующему дают больше времени, скрыться. Своеобразные рекорды. Сейчас идёт череда из шестидесяти двух раскрытий. Вторая по длине цепочка за всю историю города.

— И в чём смысл? — Сова едва не врезался в Гепарда, остановившегося поправить чуть не свалившегося Сентиля. — Ну, всех этих рекордов.

— А в чём смысл становиться лучшим вором, силт ло, лучником или кем-либо ещё? Просто гордиться тем, что ты лучший. После того, как преступник ускользает, главу гильдии дознавателей смещают и отправляют на казнь. Его место занимает следующий. Шестьдесят два это очень много, нынешний глава дознавателей присматривает за городом уже восемнадцать лет. Преступления у нас явление редкое, людям и так есть чем себя занять.

— Но соревнование не честное, — заметил Сова. — Одному попадётся убийство десяти человек, а другому кража средь бела дня.

— На самом деле кражу раскрыть сложнее. Задача дознавателя не в поимке преступника, это дело стражи. Он устанавливает причины, виновного, как он это сделал. Например, сейчас удастся быстро выяснить, что вы убили Сатнилвида вместе со слушающими ради спасения своих спутников. Как всё произошло тоже не сложно выяснить, достаточно посмотреть на обезглавленные тела у ворот. Ловить вас нет нужды, вы освобождали пленников, расследование можно считать оконченным, вас даже искать вряд ли станут. А вот меня объявят пропавшим и приговорённым к смерти.

Впереди показалась гостиница.

— Если вы хотите получить сведения, — раздался голос из-под маски свиньи, — мне придётся покинуть вас. Всё хранится в гильдии.

— Мы тебя и так с собой не звали, — пропыхтел Гепард, пытаясь протиснуться в двери и не уронить Сентиля с Клардом. Слушающий исчез в ночи.

Хозяина гостиницы на месте не оказалось, видимо, гулял на празднике. Груз близнецы сложили на столах в зале. Гепард отправился за лошадьми, брошенными за городом, а Сова взялся собирать вещи. Заодно поискал верёвку, привязать к лошадям безвольные тела, и тряпку, замотать порез на шее принца. Из-за паралича сердцебиение замедлилось, и крови набежало чуть, но кто его знает, что будет, когда пройдёт паралич.

Когда Гепард вернулся, вся четвёрка уже была перекинута поперёк сёдел и привязана за пояс к луке и креплениям. Не самая удобная поза, но сейчас это волновало меньше всего.

Пока они возились с сумками и проверяли узлы, вернулся слушающий. Он успел раздобыть где-то лошадь, такую же чёрную, как и его наряд.

— Вот. — Он протянул четыре толстых конверта, на каждом значилось имя. — Тут вся информация по… — он покосился на неподвижные тела, — вашему заказу.

Сова спрятал письма в карман плаща, и путники двинулись к воротам. Улицы по-прежнему пустовали, люди не спешили расходиться, тем более праздник обещал скоро закончиться. Двигаться пришлось медленно, постоянно проверяя узлы.

Луна неспешно ползла по небу, подбираясь к горам. Напряжение спадало, уступая место привычному спокойствию. Первым нарушил молчание Гепард.

— Ты человек? — спросил он, повернувшись к слушающему.

— Конечно, — удивлённо ответил тот, — а кто же ещё?

— Тогда как вы двигались так быстро? Никаких амулетов или плетений вы не использовали.

— Это всё зелья. Мы тесно сотрудничаем с гильдией алхимиков. Они нам зелья, мы им сведения. Так Сатнилвид и узнал о похищении принца, раньше он был главой алхимиков. И по той же причине советую уйти как можно дальше от города. Его друзья могут пожелать отомстить за своего лидера, пусть и бывшего. А вы видели, на что способны их зелья. Конечно, победить аларни — а я теперь не сомневаюсь, что вы именно аларни — всё равно очень сложно. Тем более таких. Как вам удаётся использовать вил друг друга? Мы не сомневались, что сможем победить вас, а слушающие редко ошибаются.

— Какое же это редко, когда столько ошибок? — сказал Сова. — Мало яда на иглах, примитивная ловушка. На что вы надеялись?

— У нас было слишком мало времени на подготовку. — Слушающего, пусть и теперь бывшего, замечание, задело за живое. — Избрание закончилось только вчера вечером, и мы впервые работали с этим порошком. Не бросаться же им, вы бы всё равно легко уклонились. Да и слушающие в первую очередь шпионы, не воины. К тому же, если бы вы не могли пользоваться вил друг друга, всё бы получилось. Так как вам это удаётся?

Вместо ответа снова повисла тишина.

Всадники остановились на привал только с первыми лучами солнца. Близнецы проверили узлы. Заметив неподвижные раскрытые глаза, Сова произнёс:

— У них даже веки не двигаются. Надо закрыть их, пусть поспят. Долго им оставаться куклами?

— Точно не знаю, — сказал слушающий. — Зависит от дозировки. Зелье не успели до конца изучить. Если принимать яд постепенно, эффект продлиться долго. Если за раз большую порцию — оцепенение спадёт быстрее, если не распространится на внутренние органы и не убьёт. Принца Сентиля и бывшего генерала Кларда Сатнилвид хотел поймать живыми, они не умрут. Насчёт остальных не знаю.

— Столько слов и всё бестолку, — вздохнул Гепард. — Ладно, главное, принц выживет.

— Они совсем ничего не чувствуют? — спросил Сова.

— Абсолютно. Полное онемение тела.

— Вот и славно, — ухмыльнулся он, вспоминая, каково ему пришлось после сражения у стен Визистока. Похоже, их спутников ожидало нечто подобное после такой скачки. — Будет им урок. Хотели доказать, что могут постоять за себя. Теперь, небось, думают по-другому. — Сова махнул слушающему. — Пошли, отойдём, надо поговорить.

Гепард последовал за ними. Сделав десяток шагов, Сова обернулся, глаза его почернели.

— А если кто-то попытается подслушать, останется здесь, привязанной к лошади. И будет уповать на милость путников, которые могут оказаться отнюдь не милосердны к связанной женщине.

Прозрачные нити плетения повисели ещё мгновение, потом распались. Сова удовлетворённо кивнул и зашагал дальше. Удалившись шагов на сто, они остановились.

— Расскажи нам в общих чертах историю Пеларниса и Дари. Только самые важные события.

— Пеларнис, сто двадцать семь лет, — послушно начал слушающий, — родился в небогатой семье, в Терраде. Они держали таверну, за счёт её и жили. Ничем примечательным не отличился, увлекался азартными играми и музыкой. В сто пять лет отправили в Ланметир на обучение в гильдию менестрелей. Выгнали в первый же год. Ещё год прожил в городе, на золото, оставшееся от платы за обучение. Затем началась Первая волна, Терраду сравняли с землёй. Теперь слоняется по миру, зарабатывая игрой на лире. Её купили родители, когда отправляли в гильдию.

— Генерал говорил, что всех мальчишек отдают в гильдию наёмников.

— Да, но узнать о происходящем там невозможно, только если расскажет один из учеников. А болтать о том времени не любят. Пока идёт обучение вам дают новое имя, и любые титулы отменяются. Всё решают навыки. Хотите деталей — спросите у него.

— Принимается. Дари?

— Дарианна, сто двадцать два года. Гостиница перешла от дальних родственников. Для вступления во владения ей поставили условие — выйти замуж. Из-за этого пришлось рано обзавестись семьёй. Есть две дочери, Селина и Тилья. Не стала сбегать со всеми перед осадой Ланметира и попала в плен. Тогда же стала силт ло и вместе с мужем создала амулет. Редкое явление, должен заметить. Муж погиб, её использовали во время осады замка. После окончания войны город не покидала, вела мирную жизнь.

— Довольно расплывчатая концовка, — заметил Сова. — Как насчёт причины, почему просидела в городе после войны?

— Точно неизвестно, вероятно, дочерей использовали как заложников.

— Значит, о том, что она видела в замке, можно и не спрашивать?

— Мы не всесильны.

— Понятно, — вздохнул Сова, — ещё одна часть, которую спрашивать самим. Ладно, уговор ты исполнил. Можешь отправляться обратно в город или куда хочешь. Ещё один сопровождающий нам не нужен.

— Я не могу уехать. — В бесцветный голос закралась злоба. Слушающий опустился на колено и процедил: — Я, Ковин, обязуюсь служить вам до смерти.

— Какая-то короткая клятва, — хмыкнул Гепард. — А как насчёт повиновения? И до чьей смерти? Какой толк от такой клятвы?

— Вам — никакого, — ответил Ковин, поднимаясь с колена. — Но теперь я буду следовать за вами и служить.

— Я всё понимаю. Авеан — город безумцев, — сказал Сова. — Но нельзя ли добавить деталей? Или это тоже запрещено какой-нибудь клятвой?

— Мне сделали предсказание, — неохотно пояснил слушающий. — По нему я обязан принести клятву и служить тем, от кого получу ответ на свой вопрос.

— Который ты увидел на монете, — сообразил Сова.

— Да. И теперь я буду служить вам до конца дней.

— И ответ того стоил? — поинтересовался Гепард.

— Теперь это не важно. Предсказание исполнилось, и я принимаю судьбу.

— А ты подготовился, придумал самую расплывчатую клятву, — хмыкнул Сова, разглядывая неожиданного слугу. — Ты, может, и принимаешь свою судьбу, но мы твою службу — нет. После такого приёма к вашей братии нет никакого доверия. Вдруг ты среди ночи надумаешь послать это предсказание куда подальше. Или у вас в правилах сказано мстить убийцам главы гильдии. Или вспомнишь другое предсказание, а для его исполнения потребуется освободиться от службы нам.

— Ничего подобного у нас в правилах не сказано. В случае убийства главы гильдии, если оно прошло не в случае вызова, все слушающие обязаны умереть вместе с ним, как виновники случившегося. Если бы вы не убили меня на крыше, я бы сам покончил с собой. Но зазвенела эта монета, и… — Ковин вздохнул, уже жалея, что начал откровенничать. — Больше я не член гильдии и служу вам.

— Как удобно, — заметил Гепард. — Главу убили, а тут такой случай подвернулся остаться в живых. Конечно, как не вспомнить о пророчестве. А если мы прикажем убить себя?

— Я откажусь. Я обещал не подчиняться, а служить вам. Так, как сочту наиболее полезным.

— То есть толку от тебя не будет, — подытожил Сова. — Нам всё равно, куда ты направишься, но держись от нас подальше.

— Если вы будете далеко, я не смогу исполнить клятву.

— А если ты будешь близко, мы свяжем тебя и оставим посреди дороги. — И надо же было этой монете вмешаться и запретить его убивать. — Как думаешь, успеют твои друзья из Авеана найти тебя раньше, чем ты освободишься?

Близнецы отправились обратно, оставив слушающего стоять на поляне.

— Привал окончен, — объявил Сова. Никто не возражал.

Проверив ещё раз узлы, он забрался в седло и повёл за собой лошадей с безвольными телами. Слушающий подошёл к своей лошади, но ехать следом не спешил.

— Надеюсь, действие яда ослабнет к вечеру. — Гепард ехал позади, присматривая за поклажей. — С такой скоростью мы ещё долго будем ползти до Вердила. Не говоря уж о том, что придётся кормить их с ложечки, а этим я точно заниматься не буду.

— Ничего, посидят голодными, сами виноваты. — Сова повернулся к близнецу и подмигнул. — В следующий раз будут меньше слоняться по городу. Хотели показать, какие они самостоятельные, и вот, пожалуйста. Вот что бывает, когда в голове даже ветра нет. Глаза выпучили, рты разинули, и вперёд, на праздник.

— Вот-вот, — поддержал близнеца Гепард. — Один доспехи напялил, думает, раз земли Террады покинул, то всё, ему больше ничего не грозит. Другой считает, что, раз попал в родные земли, его тут с распростёртыми объятьями станут встречать. Как бы не так, враги найдутся повсюду. Видать память коротка, забыл, как у самой столицы похитили. А третья так вообще превратила волосы в маленький садик, да только садовник оказался никудышным.

Налетел ветер, раздалось шуршание травы по обе стороны от Пути. Она поднялась в воздух и выстраивалась перед всадниками, пока не образовала слова «Мы всё слышим». Сова только рассмеялся.

— Вот и слушайте на здоровье. Может, наберётесь ума-разума. Если бы не мы, сидели бы вы сейчас на приёме во дворце и наслаждались видом неба с крыши. Хотя, скорее всего, вас бы отнесли в подвал и заковали в кандалы. Тех, кого хотели продать. А остальных убили или использовали в качестве подопытных для новых ядов.

Сова оглянулся и указал за спину Гепарду.

— Как тебе это нравится?

Позади, шагах в двухстах, ехал Ковин. Он не пытался приблизиться, но и отставать явно не собирался. Гепард только пожал плечами.

— Мы, конечно, можем избить его и связать, но какой смысл? Он ведь слушающий, всё равно найдёт нас. А возвращаться и тащить его в Авеан я не собираюсь. Пусть едет, потом с ним разберёмся.

Трава снова зашелестела, выстраиваясь в новую фразу: «Кто он и почему следует за нами».

— Какая разница, — ответил Сова. — Имеем мы право на тайны или нет? Вы же не рассказываете, как провели эти два дня без нас. Вот и мы не станем ничего объяснять. Лучше бы поблагодарила, а не приставала с вопросами.

— Тем более нам нужен только принц, не забывайте, — добавил Гепард. — А всяким владелицам гостиницы в бегах или менестрелям с генералами мы ничего не должны. Поэтому советую лежать молча. Следующий привал вечером. Молитесь своему Создателю, чтобы к тому времени у вас прошёл паралич, иначе останетесь голодными.

  • Мечты / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Эрна Хэл. Судейские отзывы / Купальская ночь 2015 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • Времена года. Чепурной Сергей / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Повелитель волкозубов (The Lord of the Lycodons) / Карев Дмитрий
  • Красная ведьма / Красная ведьма
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Сердечная баллада / Баллады / Зауэр Ирина
  • Безмятежные мечты / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Спасение wild girl. / Я есть Бог / Казанцев Сергей
  • 90."Снежок" для Капельки от Жанны Жабкиной / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Фото / По следам лонгмобов-5 / Армант, Илинар

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль