Запись из Хранилища. 4612 год после События, лето / Танец с удачей / Бас Александр
 

Запись из Хранилища. 4612 год после События, лето

0.00
 
Запись из Хранилища. 4612 год после События, лето

Наконец-то выдался свободный день. Бейз брёл по городу, размышляя, куда податься. Больше месяца пришлось провести запертым в обиталище банды. Довольно просторном, следует признать, но всё же. В рядах велась чистка, обыски, отлавливались крысы. Вряд ли поймали всех, но шороху навели изрядно, с полгода точно никто не рискнёт воровать у своих.

Теперь, вышагивая по главной улице, Бейз не знал, чем себя занять. Проведя взаперти столько времени, он даже подумывал начать читать, но, к счастью, всё закончилось.

Вывески таверн так и манили заглянуть и пропустить кружку-другую, но не хотелось снова запирать себя в тесной комнатушке. Так что Бейз просто нарезал круги по знакомым переулкам, вдыхал местные запахи и привычно воротил нос в поисках неизвестно чего. И это неизвестно что не заставило себя ждать.

Бейз замер посреди улицы, разглядывая идущего навстречу человека.

— Тромвал? — Он сделал пару неуверенных шагов вперёд и воскликнул уже с большим воодушевлением. — Тромвал!

Альбиносы в Вердиле встречались крайне редко, вечное палящее солнце их не радовало. Но причиной сомнений стало лицо. Равнодушный и безразличный взгляд, безжизненные, словно у мертвеца, глаза. Тромвал никогда не отличался эмоциональностью, но такого выражения Бейз ещё не видел.

В остальном это был старый добрый Тромвал. Одежда чистая и аккуратная, белые волосы падали на такую же снежно-белую рубашку, на плече небольшая сумка для бумаг. Он словно вынырнул из прошлого.

— А, привет, Бейз. — Голос оказался под стать внешности. Не запятнанный эмоциями, и не понять, рад видеть тебя человек или нет.

— Ты как здесь оказался? Давненько мы не виделись.

Бейз искренне обрадовался старому другу и не собирался его отпускать просто так, даже если эта радость не взаимна. Пятнадцать лет прошло с тех пор, как армию расформировали и набрали заново. Тромвал уехал в родную деревню, подальше от города, и больше они не виделись.

— Семнадцать лет, — уточнил Тромвал. Бейз ухмыльнулся. Вот теперь никаких сомнений, старый добрый Тромвал, любящий точность во всём. — Я здесь живу. Не прям здесь, в городе.

— А как же твой домик в деревне? Ты о нём столько рассказывал, постоянно вспоминал. У тебя, кажется, и дети есть?

Бейз хотел было отпустить привычную шуточку, что детей Тромвал завёл только потому, что так надо, но неожиданно для себя самого сделал шаг назад, да так и остался стоять с открытым ртом.

Он сам не сразу сообразил, в чём причина. Побелеть ещё больше лицо Тромвала не могло, но ему показалось, что так и случилось. Серые глаза опасно вспыхнули. Бейз знал этот огонёк. Тромвал служил при генерале, занимался по большей части бумажной работой, но мало кто из солдат решался задирать его. Попытки, конечно, были, но после нескольких стычек его оставили в покое.

Пару раз они боролись в шутку, и счёт оставался один-один. Бейз так и не решился сразиться в третий раз, сомневаясь, что ему удастся победить. Пусть лучше будет дружеская ничья.

— Они мертвы, — раздался бесцветный голос, в котором промелькнули нотки гнева и горечи. — Убиты.

— Когда? Как?

Бейз подошёл ближе и вгляделся в лицо друга. Теперь понятно, почему он его не узнал. Выражение не безразличное, просто он ни разу не видел Тромвала мрачным.

— Извини, — спохватился он, — ты, наверное, не хочешь об этом говорить.

— Да нет, ничего. — Тромвал привычным жестом поправил сумку на плече. — Семь лет назад меня хотели завербовать в одну из банд, я отказался. В качестве последнего аргумента схватили мою семью. Я не согласился и они погибли.

— Кто это сделал? Назови главаря или откуда они. — Бейз и сам ощутил, как внутри закипает гнев. Друзей, тем более прошедших войну, в беде не бросают.

— Уже не важно, они все мертвы. — Ему показалось или в голосе Тромвала мелькнула…нет, не радость, скорее удовлетворение. — Дом сожгли, я переехал сюда. Теперь работаю в городе.

— Мне жаль, правда. — Бейз почувствовал себя неуютно, не зная, что сказать. — Ты столько рассказывал о жене и детях. О том, как будешь жить в тишине, подальше от всей этой суеты. А теперь снова вернулся сюда.

— Может, мне это в наказание, — пожал плечами Тромвал и вновь поправил ремень на плече. — Не стоило убегать от самого себя.

— Ты не занят? — Бейз кивнул на сумку. — Могли бы посидеть где-нибудь.

Ради такого можно и потерпеть тесноту.

— Одно из преимуществ моего нового занятия — я могу сколько угодно сидеть в тавернах и объяснять это работой. — Там, где у других последовала бы ухмылка, у Тромвала лишь едва заметно дрогнули губы. — Пошли, я знаю, одно местечко. Там цены умеренные и выпивка неплохая.

— Хорошая у тебя работа, — заметил Бейз, следуя за товарищем.

— Да, не жалуюсь.

До таверны не произнесли ни звука. Тромвал никогда не отличался разговорчивостью, а Бейз переваривал услышанное.

Убиты, значит. Можно представить, каково ему пришлось. Теперь с этими волосами и хмуростью Тромвал стал похож на настоящего старика. Всё время, пока они служили, Тромвал мечтал вернуться домой. Хотя он и предпочитал разговорам дело, на вопросы отвечал охотно, а в те редкие моменты, когда его удавалось разговорить, мог даже рассказать забавную историю. И каждый раз при разговоре о семье или доме лицо Тромвала становилось спокойнее, мягче. Теперь же его не узнать.

— Вот. — Голос Тромвала вернул к действительности.

— «Спящий кабанчик», — прочитал Бейз, разглядывая изображённого на вывеске кабана. — Не слышал о такой.

— Её переименовали, раньше название было другим. Ты, наверное, слышал о двух наёмниках в зелёных плащах? Вечно ходят в капюшонах, у одного на спине вышита голова совы, у другого кошки.

— Кто о них не слышал, — хмыкнул Бейз.

Ему не нравились эти слухи. По ним выходило, что эти двое летары, но тогда непонятно, почему бездействует король. Ведь соглашение, приятое после Первой волны, обязывало отлавливать и вешать всех летар.

— Ну вот, они убили бывшего хозяина, а новый сменил название.

Бейз покосился на Тромвала. А может, спросить у него? А впрочем, какое ему дело.

— Подожди меня тут. Заказывай, что захочешь. Скажешь, я расплачусь. Мне надо закончить одно дело.

Взгляд Бейза сделался подозрительным. Уж не хочет ли друг отделаться от него?

— Я не сбегу. — По лицу Тромвала скользнула тень улыбки. — Отдам бумаги и сразу приду. Я действительно рад тебя видеть, Бейз. Просто я успел забыть, что такое радость.

— Хорошо, — кивнул Бейз. — Я подожду.

Он направился к таверне. Просторный и чистый дворик, невысокий заборчик. С лошадьми возился мальчишка-конюх. Странно, учитывая, что здание расположено на самой границе между бедной и богатой частью города. Ещё и пара светильников у входа. Вот уж воистину щедрость хозяина не знает границ. Интересно, сколько раз в месяц у него их воруют?

Бейз толкнул дверь и вошёл внутрь. У входа скучала пара громил, окинувшая его оценивающим взглядом. Оба не уступали ему габаритами, но явно пренебрегали тренировками и медленно, но уверенно, сползали в категорию обычных толстяков. Бейз держал себя в отличной форме, особенно после полутора месяцев взаперти. Только и осталось, что читать или заниматься.

Благодаря высокому росту и широким плечам он производил впечатление на окружающих, и умел двигаться совершенно бесшумно. Служба в армии не прошла даром, да и жизнь на улицах научила разному. Правда, больше ему похвастаться было нечем. Кривой, неоднократно сломанный нос, маленькие глазки, прижатые к голове уши, характерные для всех любителей помахать кулаками в купе с привычной короткой стрижкой не слишком располагали людей.

Бейз оглядел зал. Пара столиков занята, но и оттуда не слышно никаких признаков веселья. Трактирщик облокотился на стойку и чуть ли не спит, глаза почти закрыты.

— Что у вас тут подают? — спросил Бейз, усаживаясь напротив.

— Да что угодно, от дешёвого пива до вполне сносного вина. Зависит от того, чем платить будешь, медью или золотом.

— Тогда давай хорошего вина и пожевать чего-нибудь, не отказался бы от курицы. Тромвал сказал, платить будет он.

Кормили в банде не слишком-то щедро. Столько времени взаперти означало отсутствие прибыли, и под конец пришлось перейти на половинные пайки, состоящие из каши.

Трактирщик не двинулся с места, продолжая буравить его взглядом. В голову Бейза закралась мысль: а что если Тромвал разыграл его? В карманах едва ли наберётся серебряный, а двое громил весьма недвусмысленно намекали, что уйти, не заплатив, не получится. Да нет, не мог вечно серьёзный Тромвал такое устроить.

Трактирщик вздохнул и отлепился от стойки.

— Будет тебе вино и курица.

У Бейза отлегло на сердце.

С кухни доносились дразнящие запахи, подогревающие аппетит. Время обеда прошло, а он ещё и не завтракал, увлекшись прогулкой. В ожидании заказа Бейз ещё раз огляделся.

Странная таверна. Если цены здесь действительно невысоки, народа должно быть куда больше. Место приметное, расположение удачное, да и чисто тут, притом настолько, что и лорда заезжего пригласить не стыдно. Он привычно пометил в голове разузнать побольше. Расспросить Тромвала, и если ничего подозрительного не выяснится, навести своих. Авось найдётся, чем поживится.

Дверь распахнулась, и вошёл его друг, уже без сумки. Оглядев зал, он кивнул на столик в углу и направился туда. Бейз последовал за ним.

— Заказал что-нибудь? — спросил Тромвал.

— Да, вина и мяса

— Как обычно. Чем сейчас на жизнь зарабатываешь?

— Да так, то тем, то этим. — Бейз потупил глаза и уставился на стол. Совсем новый, надо же. Ещё не заляпанный пролитой выпивкой. — Прибился тут к одним…

— Что, думаешь, я буду тебя ненавидеть или презирать за то, что ты теперь бандит? — В голосе мелькнула ирония. — Неужели я запомнился тебе таким глупым?

— Да нет, что ты, — деланно рассмеялся Бейз. — Просто после того, что случилось с твоей семьёй… Ну да, я дурак, что тут ещё скажешь.

— Ничего не надо говорить, — произнёс Тромвал. Подошёл трактирщик с подносом и поставил на стол тарелку с поджаренным мясом, бутылку вина и пару кружек. — Спасибо, Кетан.

Трактирщик смерил взглядом Бейза и что-то проворчал себе под нос, после чего зашагал обратно к стойке.

— Чего это он? — поинтересовался Бейз.

— Не обращай внимания. — Тромвал плеснул вина. — Давай, рассказывай, чем занимался. Семнадцать лет всё-таки прошло.

И Бейз принялся рассказывать. Как сначала работал охранником ювелирной лавки, но быстро вылетел оттуда за драку. Потом вышибалой, но и там не задержался. Попытался записаться в солдаты, когда проходил набор новых рекрутов, но ему отказали.

Приходилось хвататься за любую работу, он и не заметил, как в итоге оказался в одной из банд, наводнивших бедные районы. Порядки строгие, но ему не привыкать. Едой и крышей над головой обеспечивают, даже заработок какой-никакой имеется.

При этих словах губы Тромвала чуть дрогнули, и Бейз, знавший его достаточно долго, сразу распознал презрительную усмешку.

— Нет-нет, ты не подумай, мы никого не убиваем, — поспешно добавил Бейз. — Этим мне и нравится. Небольшие грабежи, не более. Не самое лучшее занятие, согласен, но другого не нашлось.

— А если я предложу тебе работу получше, с куда более высоким заработком? — сказал Тромвал.

Одна бутылка вина кончилась, вторая стояла наполовину пустая. Выпивка оказалась на удивление хорошей, и крепкой. Бейз давно такую не пробовал. Люди постепенно прибывали, и теперь в зале не осталось свободных столиков. Появились служанки, разносящие заказы.

Бейз снова отметил, что таверна чем-то отличается от остальных. У него не получалось выразить это словами, но словно все посетители знали какой-то секрет, что витал в воздухе, но оставалась тайной для непосвящённого вроде него.

— Это какую? — спросил Бейз, смерив друга не слишком трезвым взглядом.

— Ходить по городу, слушать, потом рассказывать мне. Иногда и кулаками приходится поработать, не без этого. Сам знаешь, всякое случается.

Бейз с сомнением оглядел Тромвала. Что бы он — и занялся нечестной работой? Да быть такого не может. Или может?

— Ты чем занимаешься, Тромвал?

— Примерно тем же, чем и в армии. Собираю сведения, упорядочиваю их.

— Ты говорил, что тебя отпустили домой с условием, что ты никогда не станешь работать на других личностей, способных нанести вред Вердилу. Только на таком условии тебя согласились отпустить к семье. Извини, если лезу не в своё дело, но то, что ты лишился семьи, не освобождает тебя от этого соглашения.

— Я его и не нарушил. Да, я работаю на некую группу, добываю для них сведения. Но я совершенно уверен, что они безвредны для Вердила.

— Ты сам мне как-то говорил — ни в чём нельзя быть уверенным до конца.

— Да, тут ты прав. Но, видишь ли — я ничего другого не умею. Я не собираюсь идти обратно в армию, хватит с меня. — На этот раз отвращение почти явственно отразилось на лице. — А так я могу применять свои таланты, и все остаются довольные. Так ты согласен поработать на меня?

— Нет.

— Почему? Только не говори, что тебя устраивает твоё нынешнее положение.

Бейз и сам не мог выразить, почему нет. Просто от этого предложения за милю разило неприятностями. За спокойную работу много не платят. И чем старательнее завлекают, тем быстрее надо делать ноги.

— Ладно.

Тромвал не стал давить, хотя и мог бы. И, в конце концов, Бейз бы согласился. Они оба это знали. В такое время от больших заработков не отказываются.

— Я могу подыскать тебе людей для работы, — предложил Бейз, почувствовавший себя виноватым. — Многие согласятся променять спокойствие на высокую плату.

— Нет, не стоит, — покачал головой Тромвал. — Мне нужны только проверенные люди. Тебя я знаю и могу доверять, а набрать народ с улиц всегда успею. Ладно, рад был повидаться.

— Уже уходишь? — Бейз посмотрел в окно. — Да ладно тебе, это только первые сумерки.

— Я на работе, помнишь? — Тромвал поднялся и протянул ему руку. — Приходи, если передумаешь. Сюда или ко мне. Знаешь место в южной части города, где в прошлом году был пожар?

— Это когда стража попыталась патрулировать трущобы? — Бейз ухмыльнулся. Да, пожар ему запомнился. Ведь он был в числе тех, кто его устраивал.

— Вот я теперь там живу.

— В тех развалинах? Ты?

— Тихое место, людей нет. В самый раз, когда надо посидеть над бумагами. В общем, заглядывай, если передумаешь. Можешь ещё посидеть, сегодня я плачу.

— Если вылечу из банды — обязательно загляну, — пообещал Бейз и поднялся. — Удачи, Тромвал.

Они обменялись рукопожатием. Бейз остался стоять, наблюдая, как растворяется в толпе белые волосы и рубашка. Затем сел и налил вина. Курица ещё оставалась, и он решил наесться перед возвращением в убежище. Да, он же хотел узнать, почему здесь так…странно. Сейчас, когда народа стало ещё больше, ощущение только усилилось. Словно все ждут чего-то или кого-то. Да и ведут себя на удивление тихо. Он не раз бывал в таких тавернах, и обычно к этому времени завязывалась хотя бы одна-две драки. Конечно, можно спросить у трактирщика, но все эти знакомства между делом…

«Ну и ладно, — подумал Бейз, — пусть это так и останется загадкой. И вообще, пора возвращаться, нечего засиживаться».

Проглотив последний кусок курицы, он поднялся и направился к выходу.

  • Пьеса / Хранитель / Петрович Юрий Петрович
  • Историческое сафари / Уваров Дмитрий
  • Незабудка / Золотые стрелы Божьи / Птицелов Фрагорийский
  • Маленький гномик / Без прочтения сжечь / Непутова Непутёна
  • Приятного аппетита / Хрипков Николай Иванович
  • Ящерица / Карусель / Анна Михалевская
  • Моя хозяйка — моя копия - (Алина) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-3" / товарищъ Суховъ
  • Post 10: Монолог выжившего / Вьетнамский дневник / Jean Sugui
  • Флейта, скрипка и новые миры / Птицелов
  • И воздастся вам по делам вашим (Работа №6) / Конкурс Мистического рассказа «Логово забытых» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Коновалова Мария
  • Вопрос человечности / Лысов Михаил Юрьевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль