31

0.00
 
31

Следующий день принес на улицы города настоящую суматоху ввиду предстоявшей религиозной церемонии. Придя на рассвете к опостылевшей за время слежки чайхане, вириец дождался, пока двое неугомонных путешественников выйдут на улицу и незаметно двинулся за ними.

В огромной толпе, наводнившей собой улицы Аструма, он едва не потерял беглецов из виду, и только многолетняя выучка, позволявшая ему концентрироваться на цели, помогла проследить за ними до самой центральной площади.

Встав неподалеку от них, Гюрза пристально наблюдал за парнем. Поначалу тот стоял с откровенно скучающим видом, однако неожиданно согнулся в три погибели, опершись на ближайшую стену. Он что-то тихо сказал встревожившейся Тии, и они отправились с площади восвояси.

«Стало плохо от такой жары» — отметил про себя наемник, осторожно двигаясь вслед за ними. Судя по всему, те возвращались в чайхану, и Гюрза решил, что следить за ними пока нет никакого смысла, тем более, что в безлюдном проулке, куда они только что свернули, не заметить слежку было невозможно. Вириец развернулся, но тут услышал шум, доносившийся от того места, куда ушли беглецы.

 

— Держи колдуна! — донесся до него властный окрик, заставивший вирийца вернуться и осторожно заглянуть в переулок. Картина, представшая его глазам, обескураживала: четверо псов Великой Матери, или басиров, как называли их местные, стояли вокруг связанного спутника Тии, а ее самой нигде видно не было.

 

— Einteressante*… — прошептал Гюрза, и даже не заметил, что от волнения перешел на вирийский. — Получается, что этот полоумный — колдун? Этого еще мне недоставало. Наличие мага сильно усложняет мою задачу… — он задумчиво смотрел вслед уходящим басирам и их законной добыче, задаваясь вопросом, куда подевалась Тия.

При мысли о том, что ее тоже схватили, у него, почему-то, неприятно кольнуло в груди. Не хватало еще, чтобы девочка с вирийскими глазами попалась в застенок к палачу. Конечно, это было смешно, но она напоминала наемнику о его далекой родине, и уже одно это заставляло его считать девчонку нечужим человеком… Он стукнул кулаком по стене от досады, но в это время из ниши между домами выбралась Тия. Она сердито пнула ногой валявшийся посреди переулка камень и решительно направилась вслед ушедшим басирам.

 

— Она сошла с ума? Бездна, зачем девчонка пошла за ними вслед? — обескураженно пробормотал он...

Следующие дни принесли вирийцу немало сюрпризов. Во-первых, он достоверно узнал от городской стражи, что басиры поймали сильного колдуна, и если его вина будет доказана, то скоро посреди центральной площади запылает костер правосудия. Во-вторых, увидел, наконец, Змеелова, что вместе с Тией методично обходил все лавки в поисках какого-то лунного песка. Зачем эта диковина понадобилась беглецам, где он был все это время, и, наконец, правда ли, что их спутником был маг с мощным даром? Сколько бы Гюрза над этим не размышлял, но не мог найти ответа ни на один вопрос. Мозаика упорно не хотела складываться в целый витраж, не сложилась она и тогда, когда парня, обвиненного в колдовстве, внезапно оправдали, не увидев в нем ни капли магической силы. Может быть, это и было правдой, но Гюрзе почему-то не верилось. Чутье подсказывало ему, что этот взъерошенный малый далеко не так прост, как кажется на первый взгляд… Окончательно заинтригованный всем этим, вириец решился на отчаянный шаг: рискуя быть узнанным, он надвинул на глаза капюшон и вошел в чайхану как раз в тот самый момент, когда Тия и Змеелов встречали Сида.

Гюрза сел в темный угол, кликнул слугу и заказал себе шербета, внимательно прислушиваясь к тому, что говорят беглецы. А они, оказывается, собирались уходить из города послезавтра на рассвете.

 

— Ну что ж, прекрасно! — тихо пробормотал вириец. — А то засиделись мы, что-то, в славном городе Аструме, пора и честь знать...

 

* Занятно (пер. с вирийского)

 

 

 

Путешественники вышли из городских ворот, вздохнув с облегчением. Отныне над ними не висела угроза быть снова пойманными басирами, на этот раз уже втроем, ибо действие волшебного зелья закончилось ее вчера, а храмовники непременно захотели бы испытать недомага еще через пару дней. Да и рассиживаться на одном месте ни Змеелову, спешившему навстречу своей цели, не Сиду, возвращавшемуся домой после долгого отсутствия, не хотелось. Другое дело-Тия, которая за шесть дней, проведенных в Аструме, настолько привыкла к мягкой постели и вкусной еде в чайхане, что уходить в Пустыню уже не хотелось, хотя она и понимала, что иначе нельзя.

Они бодро зашагали на юг, туда, где в четырех днях пути лежал следующий город на их пути— Дильмин. Утренний прохладный воздух становился все горячее по мере того, как солнце приближалось к зениту и усталость уже давала путникам знать о себе. Каждый из них теперь с надеждой вглядывался в горизонт, стараясь рассмотреть впереди караван-сарай. Наконец, Сид, нарушив долгое молчание, указал рукой на показавшуюся вдалеке пальмовую рощицу:

 

— Через пару часов будем на месте!

 

— Это хорошо… — облизав пересохшие губы, проговорила Тия. — А то что-то уж очень жарко становится.

 

Маг лишь кивнул в ответ и погрузился в свои мысли. Он уже почти оправился от потери магических сил и последствий трехдневного заключения, избегнул ужасной участи быть заживо сожженным на костре, и при этом мог похвастаться тем, что легко отделался, а потому должен был чувствовать облегчение, однако какая-то смутная тревога, засевшая в глубине души, никак не давало покоя. Чувство неправильности произошедшего упорно грызло его, не позволяя расслабиться. Уж слишком все легко получилось. Либо небывалая удача, либо его отпустили только для того, чтобы потом снова начать охоту… И вторе скорее, ибо и наговор, и приготовление зелья требовали недюжинных магических способностей. У простого смертного оно никогда бы не получилось должным образом, а то что ни Тия (хвала мудрым богам!), ни Змеелов волшебных сил не имели, для Сидуса было очевидно. Максимум, на что хватило бы их варева— пару часов действия, и потому басиры уже наверняка его запомнили и теперь просто та не отступятся.

 

— Вовремя мы дошли до укрытия! — внезапно услышал Сид рядом с собой голос наемника и обнаружил, что они, действительно, уже совсем рядом с караван-сараем.

 

— Да! — посмотрел он на небо, где пылало раскаленное пустынное солнце. — И скажу вам, друзья мои, что сегодня действительно жарче, чем обычно… — Сид привязал верблюда рядом с укрытием и первым вошел в душноватую мглу. Тия последовала за ним, на ходу глотая воду из бурдюка. Затем она умылась, и, блаженно вздохнув, примостилась у стены. Последним внутрь вошел Змеелов, и, усевшись рядом с Сидом, вытер пот со лба.

 

— Ну вот, теперь можно и отдохнуть — прикрыл он глаза.

 

— Да… — рассеянно протянул маг, глядя на то, как Тия поит Мушил из ладошки. Потом помолчал некоторое время и неуверенно спросил — Нас ведь, теперь, еще и басиры будут преследовать, как вы считаете?

 

— Это еще почему? — недоуменно покосилась на него маленькая воровка. — Неужели зелье плохо сработало?

 

— В том-то и дело, что, кажется, они ничего не заметили. Однако, дело здесь вовсе не в зелье. А в том, что нам, похоже, просто позволили уйти с тем, чтобы потом схватить в самый неожиданный момент

 

— И что не так? — надула губки Тия. — Я, между прочим, очень старалась ради тебя, даже дэвов песок выкрала, пришлось, знаешь ли, вспомнить свое ремесло...

 

— А не так здесь, о моя прелестная пери то, что сварить это зелье правильно, не имея магических сил просто невозможно. И это значит, что вы где-то разыскали колдуна, чтобы его приготовить, либо действие сего эликсира закончилось гораздо раньше положенного и потому басиры уже наверняка заметили у меня волшебную силу, а это значит… Подожди! — оборвал он сам себя. — Что значит, «чтобы своровать, пришлось вспомнить свое ремесло»? Ты что же, воровкой в Ферузе подвизалась?

 

— Да, и что это меняет? — с вызовом спросила она, покраснев однако, так, что даже в полумраке это было заметно. — Воспитывать меня будешь? Скажешь, что воровать нехорошо? Только вот сам ты ничуть не лучше, точно также нарушаешь закон! — зло выпалила та и почувствовала, как на глазах выступили непрошеные слезы. — И сделала я это, между прочим, чтобы спасти чью-то шкуру!

 

 

— Эй, эй, полегче! Я ничего из этого говорить не собирался — растерянно покачал головой маг. — Просто раньше не знал, что ты была воровкой. — в этот момент Змеелов больно пихнул его в бок, заставляя прикусить язык. Но поздно: Тия обиженно засопела, и Сид опять почувствовал себя по-дурацки.

 

— И снова прошу у тебя прощения… — покаянно опустил он голову, не обращая внимания на испепеляющие взгляды Змеелова. — Я очень несдержан на язык и порой болтаю совсем не то, что думаю. На самом деле я перед тобой в неоплатном долгу...

 

— Я бы на твоем месте не упоминал про долги перед Тией — рассмеялся наемник, увидев, что маленькая воровка перестала дуться, как только Сид сказал, что он ей обязан, и заинтересованно посмотрела в сторону мага.

 

— Ну, раз должник… — хитро улыбнулась она, вмиг позабыв о своих обидах. Сид жалобно взглянул на наемника, и тот поспешил переменить тему разговора.

 

— Так что ты там говорил о зелье и магических способностях, а, друг?

 

— Лишь то, что нас уже наверняка взяли под наблюдение басиры, и от этого, лично мне, как-то не по себе.

 

— А почему ты считаешь, что у нас не получилось нормального зелья? — спросила Тия. Она стащила с себя дупатту и теперь перетягивала короткие каштановые волосы в хвостик.

 

— Потому, что ни один из вас не обладает должными магическими силами.

 

— Эээ, не скажи… Вот я, например, будучи прямым потомком Уммы, читал наговор, так что вовсе не обязательно твой эликсир вышел бракованным… — по-мальчишески рассмеялся Змееелов — голос крови, знаешь ли, и все такое.

 

— Ну, разве что, так. — проговорил Сид, задумчиво следя за тем, как руки Тии сооружают на голове немудрящую прическу. — Только вот зелье готовила наша прекрасная пери, а это значит, что либо боги за что-то прогневались на подлунный мир и она, все-таки, имеет способности к магии, либо басиры повиснут у нас на хвосте. И сказать тебе по правде? Я бы предпочел второй вариант. — усмехнулся он.

 

— Я смотрю, кое-кто уже совсем поправился, да? — язвительно поинтересовалась Тия. — Ты, знаешь ли, тоже далеко не подарок, так что неизвестно, когда боги прогневались — в день моего рождения или, все-таки, твоего?

 

— Да как бы там ни было, но мы родились — примирительно улыбнулся Сид — а потому, Царству Дияла, все же, не поздоровится. — Тия подозрительно покосилась на присмиревшего мага, гадая, какую же пакость скрывает за собой его кроткий вид, однако тот только вздохнул и с наслаждением растянулся на своем шерстяном одеяле...

После полуденного отдыха идти стало куда легче. С каждым часом жара спадала, позволяя путешественникам бодро шагать в строну очередного караван-сарая, а потому еще до заката они оказались на месте. Провести ночь им предстояло в полуразрушенном укрытии, что располагалось рядом с небольшим озерцом, берега которого густо поросли тростником. Глядя на него, Тия даже захотела искупаться, но Сидус не позволил, говоря, что дно подобных озер, как правило, очень коварно, и может легко затянуть в себя пловца-недоучку. Маленькая воровка показала ему язык, и, не слушая больше его сетований, что молодежь совершенно не уважает старших, отправилась прогуляться вокруг, пока не зашло солнце.

Обойдя озерцо и заглянув за близлежащие песчаные барханы, она направилась обратно к караван-сараю, где ее друзья уже разводили костер. Солнце склонилось к горизонту, и поднялся предзакатный ветерок. Тия шла, с наслаждением подставляя лицо ласковому прохладному дуновению, и закрыв глаза. Внезапно, из-за дальнего бархана до нее донесся тихий жалобный всхлип. В первую минуту Тия решила, что ей показалось, однако всхлип повторился уже настойчивее, заставив ее настороженно замереть в нескольких шагах от костра.

 

— Что случилось? — спросил Змеелов, заметивший ее растерянность.

 

— Показалось, что плачет кто-то, вон за тем барханом! — пожала плечами та, указав в сторону доносившихся всхлипов.

 

— Не бери в голову — беззаботно махнул рукой он. — Такое частенько бывает в Пустыне. Это ветер свистит.

 

— Не будет ли бури? — зябко поежилась она, вспомнив давешнее обманчиво-ласковое пение песчаных смерчей.

 

— Нет, горизонт чистый, да и неоткуда им взяться в прохладном вечернем воздухе — покачал головой подошедший к ним Сид. — Верблюдов я стреножил и накормил, так что можно и самим за ужин приниматься.

 

— Уже скоро еда будет готова — кивнул наемник.

 

У костра они долго не засиделись, уж слишком утомились за дневной переход. Отужинав и затушив огонь, путники отправились спать. Змеелов и Сид крепко уснули, едва упав на одеяло, а Тии, почему-то, не спалось. Маленькая воровка ворочалась, никак не находя удобного положения, и с завистью поглядывала на друзей. Они-то спали, словно младенцы, а ее глаза словно забыли, как закрываться.

Промаявшись так довольно долго, она, наконец смежила было веки, но тут до нее донесся беспокойный всхрап верблюдов и в следующее мгновение она услышала жалобный детский плач. Казалось, плакал всеми брошенный младенчик, которому было одиноко и страшно. Какое-то время Тия вслушивалась, убеждая себя, что такого быть не может, и ребенку просто неоткуда взяться в пустыне, но с другой стороны, разве не ходят здесь караваны, и не останавливаются пустынные кочевые племена? Кто-то из них вполне мог бросить ненужного младенца в оазисе, и теперь тот медленно умирал… Словно вторя ее мыслям, детский плачь стал просто надрывным.

Она покосилась на своих спутников, но те, по-прежнему, спокойно спали, ничего не слыша. «Вот же толстокожие!» — подумалось ей. Нет, чтобы помочь несчастному младенцу? Придется самой. Бедненький, как же он жалобно плачет, даже сердце кровью обливается...

Тия осторожно прокралась к выходу и открыла дверь. Теперь она явственно слышала, что всхлипы доносятся из камышей. Не долго думая, она прихватила масляный фонарик, что стоял рядом с верблюдами и отправилась в ту сторону. Придя к берегу, она стала принялась раздвигать камыши. Младенец, судя по громкому плачу был совсем рядом.

 

— Ну, тихо, тихо, миленький, ты не один… — ласково проговорила Тия, и, наконец, разглядела в камыше бледную детскую спинку. — Иди сюда...

 

— Тия! Вернись сейчас же!!! — громкий окрик Сида, заставил ее вздрогнуть.

Похоже, дитя тоже испугалось, ибо плач мгновенно стих, однако в следующий момент он сменился странным булькающим звуком, будто ребенок пускал слюни. Внезапно, младенец повернулся к ней, и Тия пронзительно завизжала, увидев безглазое уродливое лицо и огромный рот, полный игольчатых зубов. Тварь ощерилась и кинулась на Тию, прежде, чем она успела что-либо предпринять. В следующее мгновение, ее ладонь пронзила острая боль, от которой Тия едва не потеряла сознание. Уродец укусил ее за руку и, радостно хлюпнув, стал пить из раны кровь.

 

— Ах ты тварь! — услыхала она над собой яростный голос Сида. Маг выхватил свой кинжальчик и, что есть силы, воткнул его в тщедушное с виду тельце. Бестия, оглушительно взвизгнув, испустила дух, а Тия, потеряв последние силы, рухнула без сознания на руки мага.

 

— Что случилось?! — подбежал к ним взбудораженный Змеелов.

 

— Плохи дела… — испуганно сказал Сидус. — Тию покусал альгдах!

 

— Кто? — переспросил тот, забирая недвижную девочку из рук мага.

 

— Альгдах, будь он неладен… — с отчаянием в голосе повторил Сид и с отвращением пнул ногой осклизлый комок плоти, бывший некогда тварью.

 

— Я тебя услышал, скажи лучше, что это за нечисть! — грубо перебил его наемник, встревоженно вглядываясь в смертельно побледневшее личико.

 

— Пойдем отсюда, пока, не приведи Великая Мать, к нам не сползлись еще какие-нибудь твари. — глухо сказал волшебник, махнув рукой в сторону караван-сарая. — Я расскажу тебе, как только доберемся.

Они быстро вернулись к месту ночлега, где металась перепуганная Мушил. Только захлопнув дверь и прошептав какой-то наговор, маг соблаговолил пояснить Змеелову, который уложил Тию на ее постель и теперь внимательно осматривал место укуса:

 

— Альгдахи-крайне неприятные твари. Имеют вид новорожденного ребенка с пустыми глазницами и огромным зубастым ртом. Завлекают свою жертву имитируя надрывный плач младенца, а, как только неосторожный путник подходит близко, намереваясь помочь деточке, деточка вгрызается в него зубами и выпивает кровь, а потом пожирает тело. Зубы альгдаха чрезвычайно ядовиты, так что если не принять никаких мер, то Тия умрет. — маг судорожно рылся в своей сумке, что-то разыскивая.

 

— Как оно может съесть человека? — изумился наемник. — Такое тщедушное тельце...

 

— Это как раз тот случай, когда внешность обманчива. — горько усмехнулся Сид, выудив, наконец, из недр своей торбы какой-то пузырек, и откупорив пробку, влил Тии в рот несколько капель. — Вообще-то, предание гласит, что альгдахи появились в подлунном мире от союза ифритши и гуля. От матери первый альгдах унаследовал способность изменяться в размерах, а от отца-кровожадность.

 

— Красива же та ифритша была, если у ее дитя такое личико! — процедил сквозь зубы наемник, на которого накатила волна бешеной злости. В голове всплыли слова бабушки Нур «… обещай, что вернешь ее домой в целости и сохранности...». До боли сжав зубы наемник смотрел, как Сидус протирает укус на руке Тии какой-то терпко пахнущей мазью. Помолчав с минуту, он растерянно спросил у мага:

 

— Что нам теперь делать?

 

— Сам не знаю — сжал виски тот. — Я влил ей в рот зелье общей отмены. Штука мощная, но против яда альгдаха, увы, малопригодная. Оно лишь замедлит действие отравы, и у нас будет немного времени, чтобы найти противоядие… Да и укус смазал заживляющей мазью, а то в такой жаре рана может быстро загноиться.

 

— Как его найти? — продолжал задавать бессмысленные вопросы наемник, однако остановиться никак не мог.

 

— Если бы я только знал… — почти неслышно прошептал Сидус

 

— Ты найдешь противоядие, слышишь, маг-недоучка? Ты найдешь, Дэв тебя сожри!!! — внезапно заорал наемник и принялся трясти того за грудки. — Из-под земли достанешь, понял? Но Тия будет жить… — он отпустил Сида так же внезапно, как и схватил и пробурчал — Мы не можем позволить, чтобы она умерла, только не она… — Змеелов опустился на колени рядом с Тией и аккуратно откинул ей со лба волосы. — Начинается жар — беспомощно посмотрел он на мага.

 

— Думаешь, я не понимаю, что ее смерти нельзя допустить? — прошептал маг, сжав кулаки. — Это я виноват в том, что случилось с девочкой, а потому теперь наизнанку вывернусь, но противоядие найду, ты в этом можешь не сомневаться — серьезно покачал головой он и затравленно посмотрел на наемника. — При укусах подобных тварей жар и бессознательное состояние — обычное явление… — с этими словами маг махнул рукой, отгоняя маленькую обезьянку, опасливо обнюхивавшую свою хозяйку.

 

— Тогда надо хотя бы избавить ее от лихорадки — сжал губы наемник. — У тебя есть винный уксус?

 

— Да… сейчас — маг снова полез в свою сумку и через несколько секунд протянул Змеелову пузырек с желтой жидкостью. Тот достал свою запасную курту, разорвал ее на куски и смочил материю уксусом. Затем наложил примочки на лодыжки и запястья девочки, предварительно протерев уксусом ее лицо. Сид с интересом наблюдал за действиями наемника, и когда тот закончил, удивленно спросил:

 

— Где ты этому научился?

 

— А ты думаешь, в школе наемников только драться учат? — невесело усмехнулся тот и кивнул на тяжело дышавшую Тию. — Нам нужно быстро дойти до Дильмина. Что бы ни было противоядием, но в маленьком оазисе посреди Великой Пустыни ты его вряд ли найдешь...

 

— Я открою нам на рассвете мышиную тропку, и за несколько часов мы окажемся на месте. А сейчас иди спать, я посторожу девочку.

 

— Вряд ли я смогу заснуть, так что не нужно этого — вздохнул Змеелов.

Сидус осторожно опустился рядом с ним и задумался. Об альгдахах и их укусах он знал не так уж и много. Только то, что уже рассказал другу. Что же касается противоядия, то подобный состав ему попадался на глаза лишь раз в каком-то редком манускрипте, и фигурировал там, помимо обычных в таком случае древесной золы, овсяного отвара и плодов бородавочного дерева еще и какой-то редкий ингредиент… Сид взлохматил волосы и уставился в темноту караван-сарая, рассеиваемую лишь небольшим масляным фонарем. Внезапно он вспомнил, что переписывал состав себе, и свиток сейчас где-то среди его бумаг.

 

— Сидус! — тихонько окликнул его наемник.

 

— А, что? — очнулся тот.

 

— Почему ты сказал, что винишь себя в том, что произошло? — поинтересовался Змеелов. Тот лишь усмехнулся и показал другу кинжал, еще не очищенный от черной крови твари.

 

— Вот этот клинок способен предупреждать меня о появлении нечисти. Как только рядом появляется какая-то тварь, его рукоять начинает нагреваться. Обычно я ношу его на теле, но перед судом снял, да так и не надел обратно, а просто положил в карман курты. Сегодня ночью просыпаюсь от того, что жжет бок и обнаруживаю, что клинок мой почти раскалился, дверь открыта, Тии нет, а с улицы доносится детский плач. Тут— то я все и понял… Но не успел, а потому— виноват.

 

— Глупости! Тогда уж и я вместе с тобой. Ведь это именно я сказал Тии, что за барханом не младенец плачет, а ветер свистит. Проверь я окрестности еще вечером, и не было бы никаких проблем. Эх, найти бы еще противоядие...

Сид помолчал, промывая водой лезвие своего кинжала, затем спрятал его под одеждой и посмотрел в маленькое оконце, где уже брезжил рассвет.

 

— Скоро тронемся в путь — устало сказал он. — Я поведу верблюдов, а ты понесешь Тию. Думаю, что если очень постараюсь, то мышиная тропка выведет нас к городу к полудню...

  • Мы все / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Витражи / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Молчание / СТОСЛОВКИ / Mari-ka
  • Степи Казахстана / Грохольский Франц
  • Час Пиковой Дамы / Кипарисова Елена
  • Глава Первая / Крис и Лора / Розенберг Розенберг
  • Доброта / Стихотворения / Змий
  • Собиратель лотосов - Паллантовна Ника / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Серая чума / Игорь И.
  • Голосование / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Только вперед / Сны и чертежи / Юханан Магрибский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль