33

0.00
 
33

Всю обратную дорогу Змеелов высказывал Сиду, что он думает по поводу этого безумия.

 

— Проклятье! Надо же было так вляпаться с этими слюнями… Я-честный наемник, и никогда бы не смог себе представить, что придется пойти на воровство.

 

— Правда? Тогда может напомнить тебе о карте Заповедных земель? — саркастически поинтересовался тот.

 

— Карта принадлежит мне! — рявкнул наемник, впрочем, в следующую секунду понизив голос почти до шепота, — А статуэтка эта… Да еще и дом наотрез отказался показывать. Ну, и как это называется?

 

— Это называется невезением. — пробурчал Сид. — Кстати, почему ты хочешь идти за статуэткой не сегодня, а завтра ночью?

 

— А ты предпочел бы сунуться туда неподготовленными? — поморщился тот. — Сегодня мы сходим туда и осмотримся. Все то, что этот павлин нам наговорил, конечно, прекрасно, но сам понимаешь, сказали нам далеко не все. А я еще хочу и сам невредим остаться, и Тию вылечить… Так что сейчас доберемся до Золотого Пояса и посмотрим, куда завтра ночью лезть придется. Как раз сумерки спускаются, так что при должной осторожности останемся незамеченными.

 

— Ты считаешь, что лицезрение высокого забора как-то нам поможет завтра?

 

— Я считаю, что мы хотя бы увидим, куда лезть. К тому же, лично я сейчас-никакой не вор, и уж тем более— не вояка. С ног валюсь от усталости, Да и ты, очевидно, тоже. Так что если сегодня там попадемся, то Тии все равно лучше не станет…

Они, как и предсказывал наемник, добрались до дома Бенэма лишь в сумерках. Несмотря на мглу пустынного вечера, в Золотом Поясе было светло благодаря небольшим масляным лампам, что освещали пространство вокруг ровным желтоватым светом. «Здесь нет такого моря огней, как в Ферузе…» — внезапно всплыли у Змеелова в памяти слова Тии. Ты еще увидишь свои огоньки, дай только время!

Друзья, крадучись, обошли высокую ограду и обнаружили сзади калитку черного хода. Сид даже осторожно подергал ее, но, как и следовало ожидать, дверь оказалась заперта.

 

— Таак — тихо пробормотал наемник. — Похоже, нам пригодятся веревки с крючьями, или, на худой конец, отмычка. Еще и стены, как назло, выше человеческого роста. Проклятье!

 

— Подожди! Видишь? Там над оградой возвышаются финиковые пальмы? Можно попытаться использовать их, как укрытие, пока будем находиться на стене.

 

— Молодец, Сидус, соображаешь! — обрадовался Змеелов. Ну что, тогда завтра ночью вернемся, а пока пошли-ка, друг, в чайхану. Нужно будет как следует отдохнуть и хорошо подготовиться. — прошептал он, крадучись пробираясь к выходу из квартала…

 

Гюрза преодолел свой путь до Дильмина практически без приключений. То ли подвеска Ситары действительно отпугивала нечисть, то ли ее величество Удача, наконец, соблаговолила улыбнуться наемнику после стольких испытаний, но единственным неприятным моментом за все время путешествия стала остановка в очередном караван-сарае на берегу живописного озерка. Как только Гюрза спешился у входа, то сразу обнаружил цепочку из странных красных капелек, что вели к озеру. Заинтригованный, он налил своему жеребцу воды, а сам пошел по отметинам на берег. Озерцо встретило его камышами и страшной вонью. Пытаясь понять, что могло источать такой противный запах, он раздвинул камыши и остолбенел: прямо у его ног лежала дохлая бестия размером с младенца. Ее даже можно было бы перепутать с ребенком, если бы не безглазое лицо и безобразная пасть, ощерившаяся в предсмертной гримасе. Гюрзу едва не стошнило. «Что за…» — пронеслось у него в голове. Он пнул мертвого монстра носком сапога и увидел в спине глубокое отверстие от кинжала. «Значит, тварь была убита… Но кем?».

Брезгливо поморщившись, он вытер носок сапога, испачканный разлагавшейся плотью, о стебли камыша, огляделся, посмотрел на солнце, стоявшее в зените и решился: здесь он не останется. А если предположить, что за полдня до него здесь проходили беглецы, то и вовсе получается, что тварь напала на одного из них, и, значит, появился шанс их перегнать.

Помянув Бездну, вириец быстро вернулся к Ветру, заскочил в седло и поскакал в сторону Дильмина без остановок, рассчитывая на рассвете следующего дня оказаться на месте. Однако немного не рассчитал, и после суток бешеной скачки, въехал в город около полудня. Страже, что недоверчиво покосилась в его сторону, он хотел было назвать вымышленное имя, однако просто так пускать в Дильмин его никто не собирался. Пришлось представиться и показать письмо от Ияра. Охранник, однако, долго и придирчиво изучал пергамент, прежде, чем вернуть его законному владельцу. Затем вздохнул, неохотно протянул Гюрзе свиток и проворчал, открывая ворота:

 

— Шастают тут, понимаешь ли, каждый день в неурочное время!

 

— Не понял тебя, уважаемый, о ком ты говоришь? — Гюрза настолько устал, что даже не обратил внимания на его слова, отнеся их полностью на свой счет. Однако спускать дерзость, даже будучи полумертвым от усталости не собирался.

 

— Да вчера пришли тут двое… Отстали от каравана. У одного на руках ребенок, а второй, так и вообще, словно полоумный. Заладили: «Пусти да пусти! Племянницу скорпион ужалил». Пришлось моему напарнику ворота открыть. А иначе совсем девка-то плоха была, не ровен час— так и умерла бы под стенами города, а мы что ж, не люди? — причитал стражник, благоразумно умолчав о серебрушке, что они с приятелем пропили вчера ночью в первой попавшейся чайхане.

Вся усталость в мгновение ока слетела с вирийца. По всему выходило, что в том проклятом караван — сарае останавливались именно беглецы, и досталось Тии. Крепко досталось, если верить словам детины на воротах. Он поспешил вглубь города, так и не дослушав сетования стражника. Ведя уставшего Ветра под уздцы, он лихорадочно соображал, где те могли остановиться. Конечно, далеко от ворот не ушли, торопились найти чайхану. Значит, значит, значит… Усилием воли отогнав дремоту, что снова навалилась на отяжелевшие веки, Гюрза оглядывался по сторонам, пытаясь определить, куда беглецы могли подеваться. Однако, идя по одной из широких улиц, вириец добрался уже почти до центра, но ни одной чайханы ему так и не попалось. Тогда Гюрза махнул рукой на немедленные поиски, и решил отдохнуть сам. В конце концов, куда денутся эти двое без девчонки?

Он развернулся и отправился в единственную чайхану, которую знал в этом городе — «Приют странника». Однако хозяин постоялого двора вынужден был ему отказать:

 

— Совсем нет комнат, уважаемый! — печально развел руками он. — Сегодня пришел караван, так что занято все.

 

— ну что ж, тогда попытаю счастья на другом постоялом дворе! — улыбнулся Гюрза и развернулся к выходу. У самых дверей он внезапно столкнулся с прехорошенькой дочерью чайхани — Шеди. Она явно пребывала в недобром расположении духа и куда-то спешила.

 

— Доброго дня тебе, красавица! — любезно улыбнулся ей Гюрза и отвесил легкий поклон, как принято было в Вирии при виде девушки.

 

— Ах, уважаемый Гюрза! — расплылась в ответной улыбке та. — Остановились у нас?

 

— Увы, прелестная пери, твой отец отказал мне в постое. А не подскажешь ли, где еще поблизости усталый странник может приклонить голову после трудного пути? — поинтересовался тот.

 

— Да, есть здесь недалеко небольшой постоялый двор, «Царская Корона». Да только не в пример дороже там, чем у нас — вздохнула она, явно сожалея, что любезный наемник остановится в другом месте. — Я бы показала тебе дорогу, но отец не велел. Со вчерашнего дня я в сиделках у одних постояльцев… — печально вздохнула она, потупив глаза.

 

— В сиделках? Это что же, они больны? — удивился вириец.

— Нет… Не они, то есть. Пришли вчера к нам двое с больной девочкой на руках. Один из них все кричал, что мы обязаны за ней приглядывать, пока он с другом противоядие искать будет. А второй доплатил отцу, и вот теперь я вынуждена присматривать за девчонкой…

 

— И что, ты снова торопишься к ней в комнату? А как же те двое? — беззаботно спросил Гюрза, хотя внутренне мгновенно напрягся. Похоже, госпожа Удача всерьез присматривалась к нему. Это же надо!

 

— Ушли с самого утра — тяжело вздохнула она. — И сказали, что явятся только вечером.

 

— Сочувствую тебе, прелестница. — развел руками вириец. — Но мне тоже пора. Скажи хотя бы на словах, как я могу добраться до «Царской Короны»?

 

— О, для этого нужно пройти до конца нашей улицы, миновать рыночную площадь и свернуть в проулок, рядом с лавкой редкостей. Там будет тупик и проулок упрется в нужную чайхану.

 

— Благодарю тебя! — вкрадчивым голосом произнес Гюрза, снова поклонился и вышел. Шеди еще долго смотрела ему вслед, покраснев от удовольствия. «Вот это действительно любезный мужчина, не то, что некоторые!» — при воспоминании о Змеелове настроение ее снова заметно испортилось, и, дернув плечиком, девушка пошла наверх, в комнату к больной Тии.

 

Вириец довольно быстро нашел нужный постоялый двор, заказал себе скромный обед, распорядился позаботиться о Ветре и попросил чайхани разбудить его, как только начнет вечереть. Затем поднялся к себе в комнату, скинул сапоги и с наслаждением растянулся на постели, после чего провалился в сон, даже не успев осознать, насколько устал за этот день.

Очнулся он от того, что слуга, посланный чайхани, осторожно тряс его за плечо.

 

— Просыпайся, господин, уже вечереет! — сказал он, увидев, что Гюрза открыл глаза. Тот только кивнул, сел на постели и потер лоб. Затем умылся, и, почувствовав себя немного бодрее, оглядел комнату. На столе стоял заказанный днем обед, и он сейчас был весьма кстати.

Наскоро подкрепившись, наемник спустился вниз и направился к «Приюту Странника» с намерением проследить за тем, куда пойдут Гюрза со спутником. Он остановился недалеко от входа в постоялый двор, спрятавшись за угол соседнего дома, и стал наблюдать. Довольно долго ничего не происходило, но внезапно дверь чайханы открылась, и из нее вышли Змеелов с напарником. Каждый из них нес на плече по холщовой торбе, что даже в сумерках показались вирийцу увесистыми. Заинтригованный, он последовал за ними, стараясь остаться незамеченным.

И ему это удалось. Беглецы о чем— то тихо переговаривались, судя по всему, споря. Меж тем, они миновали проулок, рыночную площадь, прошли по одной из центральных улиц, и вскоре оказались перед оградой, за которой располагался Золотой Пояс. «Что эти двое задумали?» — недоуменно подумал Гюрза и, на всякий случай, решил остаться на месте, здраво рассудив, что на освещенные улицы квартала знати ему соваться не следует, а эти двое все равно вернутся обратно. И потому, спрятавшись в тени ближайшего дома, приготовился ждать, глядя на то, как беглецы забираются на ограду, помогая друг другу.

— Ну что ж, посмотрим, что вы затеяли — прошептал он.

  • Глава 4 / Записки сумасшедшего / Профессор
  • СКАЗКИ ПРО ТАМАРУ сказка "Папины драконы" / Bandurina Katerina
  • Поврежденные люди / Нити времени / Анастасия Сокол
  • Илюзии / Рог / Олива Ильяна
  • Это наша реальность / Панков Максим
  • Бремя дара / Казимир Алмазов / Пышкин Евгений
  • Давно. Недавно / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • Перчатка / Сергей Власов
  • Подарок / Карев Дмитрий
  • Два сердца / Анна Михалевская
  • Глава 38. Последняя капля / Орёл или решка / Meas Kassandra

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль