XIV

0.00
 
XIV

 

 

XIV

 

 

Издав протяжный крик, черный ворон взметнулся в небо. Покинув крышу заброшенного дома. Дверь тихо поскрипывала на сквозняке. Внутри зыбучую тишину нарушал лишь размеренный ход настенных часов.

 

К дому приближались двое. Старуха опиралась о руку молодого мужчины. В ее потускневших глазах мелькала злоба. Морщины паутиной расползались от глаз.

 

— Скоро все закончится, брат, — шепчет богиня, — очень скоро.

 

— Мы ждали века, — откликается темный бог, — века унижений и скитаний. Нас призирали все светлые боги. Но мы такие же, как и они, дети богини-матери. Которая бросила нас. Час возмездия близок.

 

— Наша мать отдала нам свое зло. Какой бы она не была хорошей, внутри у нее был мрак, и она избавилась от него. Влив черную, как смолу ненависть в детские души.

 

— Она ощутит нашу боль. Мы заберем ее последнюю надежду на спасение, — смеется Нил.

 

— Я хочу вырвать ей сердце, как она сделала с… — Ил замирает.

 

Ее давно позабытые воспоминания не хотят возвращаться, они спрятались в железную, закрытую на много замков, шкатулку, которую богиня не желает отворять.

 

Дом окутывает серое свечение. Длинные, зловещие силуэты поползли по стенам. Потусторонние голоса, просачивались на затворки сознания. Ветер гудел в полуразрушенном дымоходе. Завывал, выдувая оттуда испуганных птиц.

 

Старуха застыв, принюхалась. Воздух приобрел какой-то видимый облик. Странной жижицей пополз к ее ноздрям.

 

— Они здесь? — нетерпеливо интересуется Нил.

 

— Здесь. Мои милый дети. Как давно я видела их.

 

Дверь дома рассыпалась пожелтевшем пеплом, которого тут же разнес ветер. С расширившегося прохода вышло шесть теней.

 

— Удивлена, — звонко проговорила высокая, улыбчивая девушка, — я успела позабыть, как выглядит это место.

 

— Оно пока застывшее… почти не существующее. Его нет в настоящем мире, оно на его грани, — улыбается Ил, — Маеджо нас тут не найти.

 

— Зачем мы понадобились вам спустя столько веков? — маленький мальчик, садится на верхнюю ступень дома.

 

— Время пришло. Давным-давно я создала восемь прекрасных душ — гнев, алчность, чревоугодие, блуд, гордыня, уныние и тщеславие. И с тех пор они уничтожают такие светлые и невинные человеческие душонки.

 

— Этот мир, будет ваш, моя богиня, — синевласый юноша, кланяется, — все это время мы искали и забирали магию и души детей, отмеченных сумеречной звездой. Пока их магия не успела пробудиться, нить жизни прервалась.

 

В пропитаном влагой воздухе одна за другой вспыхнули пять похожих на крупицы солнца, камешки. Старуха взяла их в свою, сморщенную, костлявую руку. Ее лицо озарил свет, исходящий от маленьких песчинок.

 

Фигуры начали растворяться в сгущающимся тумане. Они таяли, словно восковые куклы. Их голоса вливались в единое биение огромного, дышащего соблазнами мир.

 

— Где последняя душа? — нависнув над мальчиком, интересуется старуха, — почему ты ее не убил?

 

— Я не смог, госпожа, — мальчик склоняет голову, — она стала моим единственным другом за эти века.

 

— Молчать, — кричит богиня, — я твой друг. Принеси ее душу до окончания праздника в честь богини-матери. Но если ты этого не сделаешь, я тебя уничтожу. Ты Древний, ты не имеешь права совершать ошибок.

 

 

Огонь цвел невероятными бутонами на его крыльях. Ветер трепал гриву, сотканную с золотых нитей. Из-под копыт, вылетали ледяные искры. На горизонте появилась мерцающая серая пелена.

 

Не бойся. Тут главное забыть о всех страхах, — успокаивает Голос, — нам ведь предстоит пройти сквозь мир мертвых. Не чего боятся. Верно?

 

Если мы не справимся, серый мир поглотит нас, навеки, — отвечает Алекса.

 

— Прибыли, — перекрикивает гул ветра Браф.

 

Огн сложив крылья, пикирует к земле. У самого песка издав тихое ржание, животное плавно останавливается. Выбравшись с повозки Алекса, поднимает голову.

 

Грань между мирами пульсирует, будто за ним бьется огромное сердце, и его отголоски докатывается до мира еще не умерших. Стена переливается оттенками серого, за ней путь в никуда.

 

Перед тем как уйти, Браф бросает полный сожаления взгляд. Алекса ощущает какую-то неловкость.

— Так что мы знаем об этом месте? — нарушает тишину Наоми.

 

— Волчье сердце, скопление всех душ. Место, где покоятся все умершие. И единственный путь, который ведет на земли богини Мнем, — отвечает Рик.

 

— Лишь не впускающий страх в свое сердце сумеет дойти до конца, — отзывается Бу.

 

— Будь сильная Лекси, — Рик делает шаг к стене, — Наоми.

 

Стена проглотила его с тихим щелчком. Дракон устремился за ним, лишь тень скользнула по песку.

 

— Увидимся на той стороне, — Наоми обнимает подругу, — мы справимся.

 

Алекса остается в одиночестве. Подойдя к занавеске между мирами, проводит по ней рукой. Под пальцами пошла рябь. Серая ткань мира, оказалась влажной, похожей на кисель жижицей.

 

Помни, ты ничего не боишься.

 

Липкая ткань междумирья обволокла девушку. Яркие краски пустыни померкли, вместо них серый залепил ее глаза. Воздух забивался в легкие, противно касаясь тела.

 

Волчье сердце — вовсе не радостное местечко обитание душ. Это серое небо с тяжелыми, грозовыми облаками. Серый противно шуршащий песок. Оглядевшись Алекса, увидела кости наполовину погруженные в песок, которые больше напоминали камни.

 

Девушка пошла к ним. Пасть раскрытая толи в рыке, толи в зевке, смотрела на нее пустыми глазницами и раскрошившимися клыками. Ведомая невиданным порывом девушка шагнула вперед. Пройдя вперед, она очутилась под позвонком. С него свисали тонкие полупрозрачные лоскуты. Застыв, девушка раскинула руки. Вдох. Выдох. Ей не страшно.

 

— Куда же мне идти? — идя вдоль грудной клетки скелета, спрашивает Алекса.

 

— У каждого свой путь, — отзывается рядом идущий Бу, — иди, куда зовет сердце.

 

И она шла. Казалось, скелет никогда не закончится. Хвост почти погрузился в песок, торчали лишь шипы когда-то находившимися на нем. Посмотрев назад, девушка увидела немного поодаль скелета, выступавшие кости. Возможно, это нечто при жизни летало.

 

Песок переливался под ногами. Время застыло в этом мире, доказательством этого были застывшие в полете птицы. Будто невидимых художник начертил их на сером мольберте неба.

 

Серый небосклон, не желая приближаться, будто играясь, отдалялся с каждым шагом. Солнце выцветшим диском лениво ползло по небу, пряталось за тучами, подолгу исчезая с виду.

 

Тишина больно давила на уши. Серый мир сливался в одно пляшущее пятно. Шагающий рядом Бу, утратив свой цвет, стал частью серой массы. Девушка подозревала, что и ее краски остались за гранью серого мира. Каждый ее шаг, отдавался биением невиданного сердца в голове.

 

— Столько воды утекло с времен нашей последней встречи, — девушка вздрагивает, когда такой знакомый голос нарушает гнетущую тишину.

 

Она боится обернуться, не хочет, чтоб это оказалась, лишь галлюцинация, игра ее измученного сознания.

 

Это он Алекс, — шепчет Голос, — только не реви.

 

— Привет, Лекси.

 

— Братик, — резко обернувшись, девушка, пошатнувшись, падает, призрачные руки ловят ее, не позволяя полететь к песку. — Как? — недоумевает она.

 

— Это мир духов. Живые пришедшие сюда, тоже теряют свой физический облик, — грустно улыбается юноша.

 

— Я так соскучилась, — всхлипнув, девушка обнимает Мартина.

 

— Знаю. Я горжусь тобой Лекси, ты стала смелой девушкой. Нам о многом нужно поговорить.

 

Увидев обеспокоенный взгляд брата, девушка чувствует легкое волнение. Они не виделись много лет, но он, совсем не изменился. Такой же высокий, широкоплечий с немного вьющимися волосами, они были темнее ее собственных. Но в сером мире, утратили свой цвет.

 

— У тебя много вопросов. Я постараюсь ответить на все, только выслушай меня.

 

Алекса покорно кивает, взяв на руки Бу, она ощущает, как фамильяр легонько дрожит.

 

— Как ты знаешь, это — Волчье сердце, мир, где обитают души. Но не все они могут сюда попасть. Внешний мир, не отпускает своих мертвых, если они во власти черных сил. Так же тут обитают и те, кто курсирует на грани жизни и смерти. Чтоб вытолкнуть душу с тела, нужно обладать черной магией….

 

— Ты о некромантах? — перебивает взволнованная девушка.

 

— Да. Ранее в легендах и балладах гласилось, что такой магией обладает лишь Нил, повелитель мертвых. Но, он может надарить этой силой любого или человек сам, найдя запретные свитки, изучит тайны смерти, вот только чтоб получить истинную силу нужно испить кровь темного бога.

 

— В балладе о богах-близнецах говорится, что Нил, уснул вечным сном и лишь истинный приемник бога мертвых может его пробудить.

 

— Он пробудился, — горько вздыхает юноша, — баллады сходят к нам со страниц своих книг.

 

— Мир рухнет? — испуганно вздрагивает Алекса.

— Пока нет, — Мартин качает головой, — мир давно начал угасать, тебе стоит многое объяснить. Та битва, на которую отправил меня отец, была подстроена. Мою душу вытолкнули с тела, и я укрылся здесь. Стал хранителем этого мира, пока не появится тот, кто достоит оберегать Волчье сердце.

 

— Ты не умер? — вытирая слезы, вздыхает Алекса.

 

— Да. И я единый в этом месте кто может ходить в мир живых. Все эти годы я наблюдал за тобой, надеялся, что ты не сможешь стать пешкой в игре Хэйн…

 

— Хэйн? — переспрашивает девушка, — разве мне стоило бояться не отца?

 

— Ранее я думал так же. Но, эта женщина наша тетя. Она все это время дергала за нити. Она приказала тебя убить. Ведомая местью она даже не подозревала, какой ужасный механизм в действие может привести.

 

— За что она мстит? — непонимающе спрашивает Алекса.

 

— Она мстит мне.

 

Испуганно вскрикнув, девушка шагает назад. Слезы катятся по щекам. Ей хочется, чтоб стоящая перед ней женщина оказалась миражом.

 

— Мама… — выдыхает, — что… как? — Алекса задыхается от слез.

 

— Дитя мое, ты такая взрослой, — женщина подходит, обнимет вздрагивающую дочь, — прости, что не сумела тебя защитить.

 

— Мама, я не понимаю, — зарывшись лицом в материнские волосы, выдыхает девушка.

 

— Дитя, я мертва уже четырнадцать лет.

 

— Ложь, — Алекс, отталкивает женщину, пятится, — вы мои страхи? Да?

 

Алекс, мне кажется это правда, — бубнит Голос.

 

Женщина и юноша переглядываются. Мартин покорно кивает.

 

— Это будет долгий рассказ, — Алекса смотрит на мать и кивает что слушает, — все началось лет тридцать назад. Тогда мы с сестрой жили в землях нашего отца — Хрустального Лорда. В те времена Серый Лорд помогал нашим землям. Хэйн — интересовало все от политики к вязанию. Она с малых лет посещала советы. Отцу это нравилось. Но вот я, Илен, его младшая дочь с детства имела слабое здоровье. Все слухи я слышала от сестры. Однажды она торжественно пообещала меня защищать.

 

Я радовалась, что у меня есть такая сестра. Жила в мире книг и запахов лекарственных трав. Одним весенним утром, сестра ворвалась в мои покои, запыхавшаяся, но очень счастлива. В тот день ее заручили с сыном Серого Лорда, вашим отцом.

 

Алекса удивленно округляет глаза. О землях Хрустального Лорда она слышала однажды, их захватило войско Серого Лорда и те земли стали частью владений ее отца. Но возможно те рассказы тоже ложь?

 

— Хэйн, очень любила его. Вот только любовь эта была не взаимна. Мы встретились, когда я пыталась ускользнуть с башни. Тогда он не раскрыл свое происхождение. Это была любовь с первого взгляда. Когда сестра узнала о нас, она была в ярости. На нашей свадьбе, сестра поклялась отомстить. Через год она стала женой какого-то графа, и я не слышала о ней пять лет.

 

Когда она пришла в наш дом, у меня уже родился Мартин. Я приютила Хэйн, она рассказала о несчастном браке, да и не могла я бросить любимую сестру на улице с дочерьми.

 

Да, Бека и Веста, твои кузины, не родные сестры. Пожалев Хэйн, я не думала, что пригрела змею. Наши обиды были позабыты. Вскоре родилась ты. Вся наша семья была счастлива. А потом… — Илен на миг замолчала, будто вновь вернулась в те времена, — она убила меня, одела, на себя мой облик. Только ваш отец, все поняв, пытался отомстить.

 

— Она убила и его? — слезы вновь наворачиваются на глаза Алекс.

 

— Убила, а потом воскресила. Серый Лорд, стал ее покорной куклой. Потом она попыталась убить Мартина, а после того как узнала что и ты человек как и я, решила убрать со своего пути.

 

— Она разрушила нашу семью ради мести?

 

— Начала с мести, а потом, получив силу, захотела уничтожить весь мир. Она не остановится, пока ты не умрешь, — Мартин кривится.

 

— Это ложь, — девушка сползает на серый песок.

 

К ней подходит Илен, обнимает дочь. Они так сидят, позабыв о времени. Им все равно на мир вокруг, а тот и вовсе не замечает о них

 

— Как бы мне хотелось, чтоб ты была права. И все эти годы, оказались сном. Ужасным кошмаром. Но, правда, в том, что Хэйн, некромант которой удалось пробудить темного бога. Она убила моего мужа, а потом оживила оболочку. Только где его душа, мы до сих пор не знаем, известно лишь, что она покинула его тело.

 

— Что мне делать? Мама, — всхлипывает девушка, — вся моя жизнь была ложью.

 

— Продолжай свой путь. Как и намеревалась, дойди до храма солнца, только там ты сумеешь спастись, — Илен гладит дочь по волосам.

 

— Я должна стать жрицей?

 

— Да. Ведь ты нужна не только Хэйн, но и богам-близнецам, которым она помогает, — отзывается Мартин.

 

— Зачем обычный человек богам? — интересуется Бу.

 

— Они не посвящали меня в свои планы, — горестно выдыхает юноша, — только б узнать, зачем им моя сестра и Безымянный бог.

 

— Кто? — хором изумляются Алекса и ее фамильяр.

 

— Новое божество, оно родилось от человеческих желаний. Злое оно или нет, я не знаю. Так же как выглядит и где оно, неизвестно никому, — печально говорит брат, — весь мир сошел с ума, когда Безымянный бог родился, все его ищут. Духи говорили, что и богиня-мать спускалась в мир живых, но и ей не удалось найти этого бога.

 

— Его стоит опасаться? — настороженно интересуется девушка.

 

— Бойся Хэйн и темных-богов, они более материальная угроза, — отвечает Мартин, — да и ты нашла друзей, на которых можно положится.

 

— Друзей, — эхом повторяет Алекса, — Лео.

 

— Не беспокойся о нем. Этот парень сумеет позаботиться о тебе, так же как и Рик. Да и Лео уже прошел Волчье сердце.

 

— Он был здесь? — облегченно выдыхает девушка, — он жив.

 

— Да. Теперь ты не одна. Не стоит бояться. Живи, как мы мечтали в детстве, в вечном приключении и…

 

— …. поиске древних тайн, — подхватывает Алекса, — я не забыла братик, — но ее улыбка тут, же угасает.

 

— Что случилось дитя мое? — заметив грусть дочери, беспокоится Илен.

 

— Мартин, мама вы видели здесь Финна? — девушка касается своего кулона.

 

— Прости Лекси, — опуская глаза, кривится юноша, — друга нашего детства нет ни в мире мертвых, ни в мире живых.

 

— Как? Как такое возможно? — не верит своим ушам девушка.

 

— Он был не обычным мальчиком сестра.

  • Вязаная шляпка / Шляпки, как люди / Валевский Анатолий
  • Подарок луны, Армант, Илинар / В свете луны - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • К свету / Трещёв Дмитрий
  • Одномоментное. Паллановна Ника / Купальская ночь 2017 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Зима Ольга
  • Я слежу за вами / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Симфоник-металист во вселенной фентези / Арт-челленджи / Ruby
  • Тот, кто играет на арфе / ШЕПОТ ОСИРИСА Триптих / Птицелов Фрагорийский
  • Рубаи (подражание)-13 / elzmaximir
  • Странник - YellowWaltz / Путевые заметки-2 / Хоба Чебураховна
  • Юррик - ПРИНУЖДЕНИЕ К / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • Homo ludens. Игральные кости на истертом сукне / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль