Глава 18

0.00
 
Глава 18

Условия, которые обеспечивал Эленор, создавал обманчивое впечатление, будто это был единственный идеальный мир, достойный существования. Полное отсутствие психологического давления, воспитание сугубо положительных качеств и подчинение Кодексу ангелов размыли понятия о жестокости и зле до такой степени, что небесный народ привык приписывать эти характеристики исключительно демонам. Ангелина до сих пор не ведала, насколько кошмарна эта жестокость, какова она в своём истинном проявлении. Девушка была полностью уверена, что любая живая душа способна постигать свет и очищаться. Наивное видение развеялось в одно мгновение. Демон попросту оказался прав. То, от чего ангелы надёжно укрылись на небесах, являло собой истинную реальность. Не стоило покидать укромный мирок, не стоило идти на поводу у любопытства, не стоило так беспечно тянуться туда, откуда следует бежать. Ангелина не научилась этому однажды, за что теперь заплатила свою цену, освободившись от иллюзии столь болезненно. Она полагала, что мир ответит ей взаимно добром, как это принято у ангелов. Теперь, когда девушка увидела то, что крылось за облаками внизу, собственный мир предстал перед ней фальшивкой. Город ангелов был спрятан далеко от реальности.

Настолько подавленной Ангелина себя ещё никогда не ощущала. Несколько дней прошли как в тумане, и она, после слёз и волнения, полностью иссякла, потеряв радость в глазах. Собственное отражение ей показалось отвратительным. Девушка распустила хвостики, которые на тот момент показались ей дурацкими. Она не желала больше видеть ребёнка, уверовавшего во всякие неземные глупости. Ей обуяла досада разочарования. Хотелось сгинуть на мгновение, упасть в пропасть и воспарить снова, но когда тот, кого Ангелина считала своим другом, поступил подло, хотелось остановиться на исчезновении.

Солнце, улицы, улыбки прохожих — всё это теперь казалось настолько чужим и далёким, настолько ненастоящим. Стоило лишь один раз зайти за грань и увидеть подлинный ужас, мир уже переставал быть прежним. Тогда что происходило с теми, кто родился в этом ужасе? Ангелине через боль разочарования пришлось понять сразу: тот, чьи руки хоть единожды окропились кровью, тот, кто видел настоящую жестокость, в принципе не мог больше быть нормальным. Амагура оставался убийцей, и пускай девушка пообещала себе больше не подступаться к нему ни на шаг. Подлецы неисправимы, им безразличны любые чувства.

Любую боль можно заглушить, от неё всегда можно оправиться — найди лишь то, что оторвёт тебя от любых мысленных терзаний, и погрузись в это полностью. Теперь дни наполнились тренировками и самообучением.

 

Это был временный душевный порыв. Осознание снизошло Амагуре, когда заточённая проклятием энергия своим притоком затмила разум, как непроницаемые тучи непроглядно заволакивают ночное небо. Однако однажды и непогода проходит, возвращая уму прежнюю ясность. То, о чём страшился Ранкура, стараясь убить бывшего ученика, оказалось явью. Дремлющая сила несла в себе воистину разрушительную мощь, и парень, придя в себя спустя минувшие дни, впервые за несколько лет ощутил неподдельный страх. Амагура понял, что это не он контролирует силу, а она его. Пленник, коим являла собой сила, освободился и теперь намеревался исполнить своё предназначение. Ночные кошмары о разрушении мира незыблемым видением ткались в разуме каждую ночь, стоило лишь сомкнуть веки в полудрёме. С тревогой в душе парень просыпался каждое утро, судорожно разглядывая ладони и боясь увидеть на них хоть каплю крови.

Ангелина больше не придёт: вначале её не было несколько дней, потом прошли недели. Амагуре внезапно показалось, будто её присутствие подавляло тёмную ауру, которую источала пробудившаяся сила. Эта девочка имела какой-то дар неосознанно противостоять тёмной энергии, но в тот день демоническая сущность вышла за свои привычные рамки. Наговорил ли он все те вещи под влиянием собственной силы или же желал уберечь девушку от себя, Амагура не мог теперь понять, но чувствовал, что должен был объясниться за каждое брошенное слово. Он скитался по руинам все те дни, словно призрак, и давно потерял счёт времени. Воспоминания о последней встрече болезненно легли на душу. Так внезапно почувствовать настоящую вину перед кем-то — Амагура теперь был готов признать это.

Почему-то сегодня был солнечный день. Не первый, но настолько редкий, что такие дни можно было пересчитать по пальцам. Амагура поднял взгляд, разглядывая платформу далёкого небесного города. Тень, отбрасываемая основанием города, застилала дневной свет, однако чуть южней она обрывалась полукругом, и озарённые солнцем руины казались краем пропасти. Там, где взору открывалось ясное небо, было особенно тепло. Парень уже и позабыл, что такое свет солнца. Он подслеповато щурился от непривычно ярких дневных красок и плёлся вдоль обрушенного фасада, стараясь ступать по полоске тени. Чистая небесная лазурь — это было то, что Амагура увидел впервые во взгляде ангела. Сейчас воспоминание будто открылось ему заново и преследовало по пятам, взирая с небосвода. Парень обречённо прижался спиной к холодной стене, закрыв глаза. Шаги. Амагура судорожно шелохнулся, осторожно высунувшись из-за угла. Руки рефлексивно нащупали рукояти кинжалов, дыхание замерло.

Вначале он принял её за совершенно другого человека. Причина была самой глупой: девушка просто перестала завязывать маленькие хвостики на макушке. Длинные волосы лоснились на солнце, игривыми волнами покачиваясь за спиной. Амагура успел заметить её, но посмотреть на лицо так и не решился. Ангелина мимоходом прошла неподалёку. Парень приготовился к тому, что она его по привычке окликнет, приготовился изображать зануду, каким был всегда. Девушка не придала значения его присутствию и безразлично держала свой курс дальше, даже не удостоила взглядом. Амагура знал, что она его всё же заметила. Неужели в этот раз не простила? Парень, с разочарованным видом, осторожно сделал шаг из тени, провожая взглядом Ангелину. Он врос в землю, наблюдая за тем, как утончённая фигура стремительно исчезает вдалеке. В груди начинало что-то разрываться. Парень набрался воздуху, собираясь с мыслями, кулаки неосознанно сжались. Шаг, нужно сделать ещё один шаг, сорваться с места.

Можно ли починить то, что безнадёжно сломано? Можно ли вернуть то, что безвозвратно утрачено? Амагура торопливо шёл вперёд. Девушка скрылась в руинах, и тогда он поспешил. На пути выросло нагромождение руин, лепившихся стеной по периметру города. Парень остановился, оглядываясь по сторонам. Ангелина исчезла, и если она решила воспользоваться крыльями, тогда отыскать её будет крайне сложно. Чутьё подсказывало, что девушка была неподалёку. С недавних пор любая чужая аура прекрасно ощущалась. Парень приблизился к стене бетонного мусора и не спеша пошагал вдоль, прислушиваясь к чувствам. Тонкая нить ангельской ауры проходила сквозь зияющий тоннель, проделанный в самой стене. Амагура решительно шагнул в темноту.

 

Небольшой зелёный луг пестрел распустившимися после дождя цветами, усеянными повсюду. Зеркало находившегося поодаль моря повторяло небесную лазурь, и даже рябь от лёгкого ветерка, уволакивающего цветочный аромат, не могла нарушить умиротворение, коим прониклось это место. Амагура невольно застыл на месте, заворожено прогулявшись взглядом по зеленеющему пейзажу и едва поверив, что видит картину наяву. Раньше он здесь не был и практически забыл, каков истинный цвет у самой обыкновенной травы. Опомнившись, парень бросил взгляд на Ангелину. Она шагала вперёд, проделывая в густой траве тропку. Амагура, воссоздав под ногами шелест, нагнал девушку и сбавил шаг.

— Эй, — бросил парень.

Он понадеялся привлечь внимание, однако оказался методично проигнорирован. Ангелина не замечала его больше. Она старательно изображала равнодушие и делала это довольно беспощадно. Парень был уверен, что всё это делается намеренно, и начинал понемногу изводиться. Это было куда хуже, чем если бы девчонка назойливо навязывалась каждый день. Уход от разговора досаждал. Амагура, стиснув зубы, подался вперёд и ухватил Ангелину за запястье, заставив остановиться.

— Ты так специально, да? — процедил тот.

Девушка обернулась. Ответом стал взгляд, наполненный холодом. От того, что парень прочёл в нём, хватка сама ослабла, и Ангелина отдёрнула руку.

— Я сделала так, как хотел ты, — пробормотала она. — Не навязываюсь и не надоедаю тебе. А после того, как ты воспользовался моими силами, я не намерена и подавно с тобой общаться. Я вовсе не держу зла, но будь добр оставить меня в покое. Твой пессимизм заразителен. Ты можешь уйти.

Её слова заставили Амагуру промолчать в замешательстве. Он вполне ожидал такой реакции, но не смог себе вообразить, что девушка с такой лёгкостью оставит пережитое позади, и с её нынешним настроем тягаться с вечно унывающим демоном было ни к чему.

— А если не уйду? Что тогда? — внезапно вопросил Амагура.

— Ты волен делать то, что хочешь, — пожала плечами Ангелина. — Прости, мне нужно тренироваться, не мешай мне, пожалуйста.

— И чего же ты хочешь? — резко бросил парень. — Хочешь, чтобы я признал свою неправоту? Я вроде предупреждал о возможных неприятностях, ты сама нарвалась. Но так уж и быть, я признаю, что был где-то неправ. Тогда я соврал, наговорил чушь. Довольна?

Девушка посмотрела ему в глаза. В её взгляде проскользнула усмешка.

— И с каких это пор ты решил за мной ходить? Да тебе явно что-то нужно от меня, иначе бы ты не стал унижаться перед такой, как я. Посмотри только на своё лицо, — рассмеялась она.

От негодования у Амагуры провалился ком в горле. Сейчас девушка вела себя надменно, однако он чувствовал, что так она поступает с ним специально. Играет с его эмоциями.

— Да ну тебя! — парень в сердцах толкнул её, и Ангелина неуклюже свалилась в траву. — К чёрту!

Он собирался развернуться и уйти, однако внезапный рывок за шарф заставил притормозить. Парень возмущённо обернулся. Ангелина по-ребячески обкидала Амагуру сорванной травой, затем принялась колотить того от души руками и ногами.

— Ты что, сдурела? — огрызнулся парень.

— А это тебе за всё хорошее!

Оба сцепились в неравной схватке. Ангелина наносила удары ловко и метко — видать, специально научилась за время своего отсутствия. Амагура всё же удостоил её парой хороших тычков и тем самым разжёг в ней азарт. Она от души отрывалась, в то время как парень наоборот старался сдерживать свои порывы, чтобы случайно не навредить. Задёргали друг друга за волосы, надавали подзатыльников и пинков, как шкодливая ребятня, и даже не было в этом никакой вражды. Оба, потрёпанные и запыхавшиеся, неловко повалились и, продолжив поединок, кувырком покатились по траве. Вначале Ангелина навалилась на Амагуру, постаравшись вмазать по лбу, затем парень ловко опрокинул её на спину. Пока думал, чем ответить девушке, та проворно выскользнула и толкнула его. Амагура плюхнулся в глубокую лужу, скорее напоминавшую небольшое озерцо, созданное приливом. Парень ловко поднялся и зачерпнул ладонями воду. Ангелина съежилась от прохладных брызг, стараясь укрыться руками. Сквозь пальцы она вдруг заметила, как у Амагуры проступила едва заметная улыбка. Девушка хотела отпрянуть назад, но внезапно тот ухватил её за руку, утащив за собой в воду по колено. Ангелина в ответ плеснула в парня водой. Они плескались, пока не вымокли до нитки. Водная битва закончилась ничьей.

 

Теплый солнечный душ обволакивал тело теплом. Ангелина, сидя на камне, нежилась в ярких лучах, подставив лицо солнцу. Неплохо было бы обсохнуть до вечера. Шорох поблизости заставил девушку обернуться. Она украдкой посмотрела на Амагуру. Он неторопливо стянул с себя мокрую рубашку и старательно отжал её. Взгляд Ангелины невольно задержался на теле парня и скользнул по торсу. Широкие плечи, крепкое телосложение, из-за абсолютно белой кожи оно казалось невероятно притягательным, как будто слепленным из глины — не сильно худым, но и не чрезмерно мускулистым. Кое-где на спине виднелись полоски шрамов, однако они нисколько не портили вид. В тот момент девушка задумалась о том, насколько несправедливо распоряжается судьба, одаривая подлецов такой красотой.

— Глаза не сломай, — голос Амагуры заставил шелохнуться. — Ты слишком странно на меня пялишься.

Ангелина стыдливо отвела взгляд. Она старательно отгоняла от себя мысли тем, что от демона ничего хорошего не следует ожидать. Возникало какое-то противоречивое чувство, граничащее между неприязнью и довольно странным интересом, какого девушка никогда не испытывала. Парень уселся рядом. Ангелина слегка поёжилась и недоверчиво покосилась на него.

— Зачем ты пошёл за мной? — робко поинтересовалась она. — Тебе же нет до меня никакого дела, разве не так?

— Верно, — согласился тот, в его голосе как будто проскользнула фальшь.

— Мне пришлось принять ту мысль, что ты слишком жестокий для меня. Это тяжело на самом деле. А ты решил сам вторгнуться в мою жизнь. Я не могу больше доверять тебе, понимаешь? Мне не хочется больше страдать, — девушка обняла колени, тяжело вздохнув. — Точно так же мне не хочется, чтобы мы были врагами.

— То, что произошло тогда, было волей моей силы. Моя энергия повелевает мной, она является истинной демонической сущностью, я не могу с ней совладать, — признался Амагура. — Да, мне действительно не понять тех ценностей, потому что я вырос в совершенно других условиях. Но каким подлым я ни был, я ни за что бы не стал так поступать с теми, кто попросту не заслужил такой участи. Моя сила превосходит мою волю.

— Это ведь неправда. Хватит, Амагура, ты сделал мне слишком больно.

— Я не…

— Моя вера в мечту пошатнулась. Я лишь хотела найти того, кто поддержит меня и мою идею. Ты просто представить себе не можешь, насколько это тяжело — быть одинокой в своих мыслях и пытаться шагнуть туда, куда никто больше не решится.

Она поднялась с места.

— Я хочу, чтобы ангелы увидели эту реальность и выбрались из вечного заточения на небесах, хочу, чтобы наш мир и мир демонов соприкоснулся. Пускай мне придётся сделать это в одиночку, пускай придётся пройти тернистый путь. Я хочу быть готовой ко всему.

— Собираешься рисковать в одиночку?

— А разве мне кто-то поможет? Мне не хочется больше слышать твоих слов, если ты не намерен оказать мне поддержку. Бросать свои цели из-за того, что для кого-то это глупо, я не собираюсь. Ты мог стать хорошим другом, но не захотел. Нам не по пути, Амагура.

Она сказала это как будто через силу. Ангелина хотела бы, чтобы между ними всё стало как прежде, но чувство недоверия не позволяло совершить новую ошибку. Сейчас важно было сосредоточиться на тренировках. Девушка уже освоила теорию, а после просмотра выпусков по самозащите решила попрактиковаться. Полезные навыки обязательно пригодятся. Управление энергией до сих пор оставалось под вопросом. Если бы крылья появились в срок, не пришлось бы заниматься изнуряющим самообучением.

— Ты неправильно используешь свои силы, — раздался голос Амагуры за спиной. — Где ты вообще видела, чтобы кто-то так тратил силу во время боя? Смешно смотреть.

Девушка побагровела.

— Ты ещё не ушёл?

— Я и не собирался.

— Тогда зачем ты меня преследуешь?

— Хватит задавать глупые вопросы, — буркнул парень. — Твои чувства ведь никуда не делись. Зачем ты притворяешься?

— Даже если это так, — голос Ангелины подрагивал, — то какая тебе разница? Ты ведь демон, тебе нет никакого дела до каких-то чувств, тебе нравится причинять только боль.

Она старалась не смотреть в его сторону и отвернулась, лишь бы он не видел дрожащий блестящий взгляд. Девушка почувствовала, как Амагура подошёл ближе.

— Да, я демон, ещё и убийца. Моя жизнь вряд ли станет нормальной, если учитывать то, сколько всего мне пришлось пережить, сколько крови пришлось пролить ради выживания. Для меня не составит труда убить кого-то, причинить боль, травмировать до полусмерти. Но, ты можешь верить или нет, я не хотел обходиться так с тобой. Никогда и в мыслях не было.

— Иногда царапины ничто по сравнению с теми увечьями, которые наносят сердцу, — произнесла Ангелина. — Ты дал мне понять, что нужно быть осторожней с людьми, а некоторых лучше вообще обходить стороной.

Она, дав себе успокоиться, постаралась сосредоточиться и вытянула руки, приготовившись к тренировке. Для развития боевых навыков было необходимо освоить в идеале освобождение энергии, что до сих пор у девушки выходило не сразу, как будто что-то мешало сконцентрироваться на контроле энергии. Вкупе со стихийными наклонностями появлялась прекрасная возможность применять боевые техники — это было всё, к чему сейчас стремилась Ангелина, заглушив душевные терзания. Однако попытки оборачивались крахом одна за другой. Пока демон был рядом, пока он следил за каждым её движением, девушка не могла сосредоточиться. Сегодня его внимание полностью было обращено к ангелу. Ангелине пришлось примириться с мыслью, что Амагуре больше не стоит доверять, но когда он был снова рядом, когда осмелился на раскаяние, маленькая крапинка в сердце будто начинала таять, а та его улыбка… Девушка никогда не видела, чтобы он так искренне улыбался. Это была настоящая эмоция. Был ли Амагура рад увидеть её?

Ангелина удручённо опустила руки. Кажись, никакая жажда тренировки не была способна приглушить назойливые мысли.

— Если так хочешь научиться за себя постоять, то было бы логично спросить об этом знающего человека, — напомнил о своём присутствии Амагура.

Девушка недоверчиво посмотрела из-за плеча. А у парня явно развязался язык.

— Это ты так свою вину решил искупить? — поинтересовалась та.

— Считай, я возвращаю долг за снятие проклятой метки, но если тебе не надо…

— Надо, — перебила его Ангелина. — Я тебя внимательно слушаю.

— Для начала сядь.

— Прямо на траву?

— На траву.

Амагура уселся первым, поджав под себя ноги. Девушка, с каким-то сомнением, расположилась напротив и вопрошающе посмотрела на того. В чём состоял секрет данного упражнения, пока что оставалось неясным. Парень дал минуту молчания, закрыв глаза. Ангелина терпеливо проследила за ним. Амагура вытянул руку ладонью вверх, и девушка заметила, что его предплечье покрывала растрёпанная посеревшая повязка. В его ладони возник сгусток энергии. Чёрная субстанция танцевала огнём, она то застывала, то становилась больше, обретая различные неправильные формы, а теперь обвивала запястье, будто ожившая змея. Ангелина с любопытством наблюдала за движением энергии. Девушка потянула руку, желая прикоснуться к сгустку.

— Не трогай, — Амагура резко отдёрнул руку, и сгусток развеялся. — Моя сила оборачивает в прах.

Ангелина тревожно потёрла ладонь и отстранилась.

— Это основа моей боевой техники, — продолжил парень. — У любого из нас есть энергетическое ядро, оно находится в глубине сознания. Многие в основном используют только естественный выброс энергии, малую или крупную его часть. Раньше я и сам не знал этого, находить ядро внутри себя меня научил Каро. Старик говорил, что это знание доступно не всем, поэтому его мало кто использует. Можно проверить, есть ли у тебя такая предрасположенность.

— Правда? — оживилась девушка. — Что нужно сделать, чтобы это понять?

— Проделать одно упражнение. Поначалу это будет занимать время, так как ядро нужно приспособить к активации, затем по ходу тренировок активация начнёт происходить гораздо быстрее, практически по велению твоей мысли, но сначала нужно понять, способна ли ты на это вообще. Сделай так: закрой глаза и выровняй своё дыхание. Останови течение мыслей. Должно случиться так, что мир вокруг заглохнет — это будет означать, что ты проникла в своё сознание и что у тебя есть предрасположенность. Будут возникать образы, похожие на сон, но тебе нужно помнить, зачем ты пришла. То, что ты увидишь далее, должно напоминать по форме ядро.

Ангелина, едва вникнув в его слова, приступила к делу. По сути, занятие не требовало какой-то нагрузки, однако заставить себя не думать ни о чём оказалось сложнее, чем пробовать высвобождать энергию. Девушка нахмурилась. Напряжение, возникшее в теле, мешало проводить тренировку.

— Что, не выходит? — отвлёк её Амагура. — Так и подумал. А жаль.

— Постой, — Ангелина открыла один глаз. — Я ещё только начала.

— Уверена, что стоит тратить на это время?

— Нужно хотя бы попытаться.

— Если нет предрасположенности, то и пытаться не стоит.

— Мне нужно только сосредоточиться. Это ведь не за пять минут делается, верно?

— А ты в своём репертуаре.

Последующие попытки не оправдали себя, однако девушка уверовала, что способна найти в себе энергетическое ядро, о котором почему-то в академии никто и никогда не упоминал. Амагура, видя её рвение, не стал отвлекать и от скуки бродил по лужайке, гуляя взглядом по побережью. Делая короткие перерывы, Ангелина старалась настроить себя. Получить редкие крылья, но не иметь предрасположенности владеть своей силой в полной мере — очень и очень подозрительно.

 

Здесь было темно, но тепло обволакивало тело, делая темноту приветливыми объятиями, — забытое ощущение, но отчего-то знакомое, будто старое воспоминание. Ангелина опомнилась, обнаружив себя зависшей над разверзшейся бездной. Вокруг не было ничего, кроме вязкой тьмы, в которой тело тонуло и медленно погружалось вниз. Девушка вытянула руку, словно пытаясь что-то нащупать перед собой. Впереди вдруг что-то едва заметное слабо заблестело, и Ангелина, завидев это, стремительно направилась туда, плывя в невесомости. Маленькая частичка была уже рядом, Ангелина, добравшись до неё, поспешила ухватить рукой сияние. В ладони разлилось тепло, и мягкий свет, возникший от прикосновения, развеял темноту.

Ангелина открыла глаза. Тело засияло от прилива энергии, а в руках подрагивал сгусток света. Он внезапно разбился на пять сфер, и те танцем закружились вокруг девушки. Она растерянно хлопала глазами, а затем вскочила, попытавшись подчинить сферы себе. Каждая по велению мысли могла двигаться по своей траектории, и внезапно Ангелине кое-что вспомнилось.

Это было достаточно давно. Наверное, ей тогда только исполнилось пять лет. В те времена с тоской приходилось коротать время за ожиданием брата, сидеть в пустой квартире, где не было даже игрушек. Для ребёнка такое наказание казалось несправедливым. Чего уж говорить — из-за необычного цвета волос другие дети сторонились Ангелины, видя в ней чужую, поэтому было без разницы, играешь ли ты дома или же проводишь время на детской площадке. Одиночество преследовало повсюду. Ангелина привыкала к такому затворничеству слишком быстро, прежде чем опять заставить себя выбраться из дома и попробовать подружиться с кем-нибудь из ребят. Сидеть в собственной комнате и искать внутри себя то, что могло утешить, — человек, не имеющий должной опоры, обязательно постарается стать ей для себя сам. И тогда Ангелина увидела что-то. Это было похоже на сон, в котором маленькая девочка парила в невесомости, в объятиях тьмы. Страшно не было. Казалось, что впереди непременно зажжётся свет, который выведет наружу, и он зажёгся. Слабый и маленький, совершенно далёкий, но Ангелина устремилась к нему без страха. Маленькая ладошка поймала крупицу, а когда девочка открыла глаза, то вся комната озарилась светом, который рассеивали плавающие в воздухе сферы. И тогда в фантазии ребёнка взыгралась радость. Сферы могли вырисовывать в воздухе линии. Девочка принялась танцевать среди кружева света, позабыв о грусти.

Амагура сидел неподалёку на камне и безмятежно натачивал кинжалы, его покой нарушил шорох, волной нагрянувший из неоткуда. Ангелина бежала навстречу, вид у неё был крайне смятённый. Парень недоумённо разглядывал её окутанный ореолом света силуэт, рукоять кинжала едва ли не выскользнула из его руки.

— Амагура! Ты представляешь, я, оказывается, умела так в детстве! — выдала Ангелина. — А эти сферы… я не знаю что это. Что мне сними надо делать?

Амагура ещё несколько секунд изучал девушку.

— Это потоки энергии, — наконец объяснил он. — У тех, кто способен найти ядро, их пять, хотя обычно задействован один поток.

— То есть, у тебя есть такие же сферы?

— Есть, но я их не использую в таком виде. Обычно материализую в другую форму.

— А как их использовать в обычном виде? — торопилась Ангелина.

— Ими можно управлять силой мысли, но это нужно знать, как работает твоя сила.

— Тогда необходима тренировка, — решительно настроилась девушка. — Давай ты попробуешь направить на меня свой поток, а я постараюсь отразить атаку.

— А ты не думала, что это может быть опасно? — поинтересовался парень.

— Тогда смысл тренироваться, если нет должной практики?

— И это верно. Ладно.

Он неохотно поднялся с места и отошёл на расстояние. Ангелина проводила его взглядом. Амагура задействовал свою энергию, сообразив в руках сгусток тьмы. На его лице проступили бледные полоски меток.

— Я использую половину силы, — предупредил парень. — Пока у тебя не развита реакция, рисковать будет опасно.

— Я готова к любым испытаниям, — настроилась девушка.

Амагура воссоздал вокруг себя тёмные сферы. Ему было крайне непривычно использовать свои способности против кого-то, кто абсолютно не вызывал желание атаковать. Сила у него всегда ассоциировалась с убийством, впрочем, демон использовал её только для этого. Сейчас же необходимо было проявить осторожность и не навредить. Парень смотрел на Ангелину. Она по-прежнему была ребёнком для него, однако её целеустремлённость давно дали понять, что девчонка не из тех, кто поторопится спрятаться в своём идеальном мирке и постарается позабыть всё плохое. Наоборот она как раз стремилась встретиться с опасностью лицом к лицу, проверить себя на прочность. Сумасшедший ангел.

— Если ты будешь медлить, то я нападу на тебя первой! — весело бросила Ангелина.

— Ещё чего, — ухмыльнулся парень и нацелился прямо на неё.

Первую тёмную стрелу Ангелина успешно разбила. Потоки будто сами защищали девушку от увечий и реагировали на приближение опасности. Сферы засияли от выброса энергии, и, как бы Амагура не пытался задеть ангела, его атаки мгновенно отражались.

— Неплохая энергетическая интуиция, — заметил парень. — С такими возможностями можно легко создавать мощные защитные барьеры. А вот убить кого-то своей силой у тебя не выйдет.

— Это почему? — спросила Ангелина.

— Да потому что по закону ангелы в принципе не могут убивать, если только обезвредить.

Девушка ощущала прилив сил, сферы закружили вокруг с невероятной скоростью, будто демоническая аура пробудила их.

— Попробуй увеличить свою силу, — настояла Ангелина.

— Ты уверена?

— Уверена! Я смогу отразить.

На мгновение Амагура подумал, будто выброс энергии воздействовал на ангелов точно так же, как недавно на него повлияла собственная сила. Вначале он оценил траекторию, чтобы быть полностью уверенным, что девушка сможет себя защитить. Парень сконцентрировал мощный поток. Тёмная стрела метнулась на свет ангела и в полёте разделилась на ещё несколько стрел. Этот поток был гораздо устойчивей, и Ангелине пришлось отбиваться по-настоящему. Сферы образовывали барьер, их движение отражало натиск тёмных стрел. Тело засияло ещё больше, когда демоническая сила возросла. Ангелина почувствовала вибрацию в руках и ногах, в груди стало горячо. Яркий всполох разбил стрелы в краткий миг. Это произошло самопроизвольно. Однако остаток демонической стрелы всё же задел девушку, угодив прямо в лоб. Сферы развеялись, и Ангелина опрокинулась назад.

У Амагуры дыхание перехватило, сердце провалилось куда-то на мгновение, погрузив тело в холод. Он постарался развеять свои самые худшие опасения и метнулся к девушке. Та приподнялась, растерянно щупая лоб. Амагура тотчас возник рядом, упав коленями в траву.

— В порядке? — он попытался взглянуть девушке в лицо.

— Немного больно, — промямлила Ангелина.

— Дай посмотрю.

Он приблизился. Его рука легко смахнула чёлку и осторожно прикоснулась. Девушка почувствовала, как подрагивали его пальцы, и невольно уставилась на губы парня. Слишком близко. Ангелина, зардевшись, отвела взгляд в сторону. Амагура не спешил отходить от неё, и ей показалось, будто он разглядывает не след от стрелы, а читает что-то в выражении смущённого лица.

— Понятно, — пробормотал парень. — У тебя защитная сила с восстановительным эффектом. Даже если тебе нанесут большой урон, то велика вероятность, что ты выживешь. Один из потоков отвечает за регенерацию тела.

Голос его затих. Повисло неловкое молчание. Тепло рук по-прежнему ощущалось, но теперь оно незаметно скользнуло к щекам. Ангелина, в плену тёмного взгляда, замерла. Она старательно хотела прочитать обман в глазах демона, не желая поддаваться странному чувству, которому с удовольствием бы покорилась ещё месяц назад. Однако в глубокой синеве вдруг не нашлось обмана.

— Не надо, — девушка мотнула головой и отстранилась.

Она не смотрела на него. Смятение, смешавшее в себе страх и потаённые чувства, не могли не выдать её в тот момент. Отныне нельзя было верить демонам. По крайней мере одному из них. Ангелину разрывало это чувство изнутри. Нужно было скорей уходить, пока снова не захотелось поверить, а затем получить новую порцию боли и разочарования. Девушка поспешно поднялась и сделала шаг. Внезапное головокружение настигло в следующую же секунду, тело одолела слабость, волной распространившаяся по рукам и ногам. Ангелина почувствовала, как кто-то подхватил её. В дымке кратковременного беспамятства почва под ногами исчезла. Девушка живо пришла в чувства, как только обнаружила в себя на руках у демона. Он неторопливо нёс её куда-то. Ангелина, в попытке шелохнуться, поняла, что руки и ноги не повинуются её желаниям. Амагура заметил тревогу во взгляде девушки.

— Похоже, у тебя несовместимость потоков — это когда тело не выдерживает слишком больших выбросов энергии. Как результат, наступает временный паралич, в редких случаях дело может закончиться летальным исходом, — доложил парень. — Тебе разве ничего не говорили по поводу твоей энергии?

Ангелина растерянно хлопала глазами. Огромных усилий ей стоило не засматриваться на Амагуру, чтобы окончательно не потерять голову. Сегодня внутренний диссонанс был особенно ощутим.

— Конечно, большое спасибо, что решил помочь мне с тренировками, — заговорила девушка, — но мне не нужна твоя внезапная забота, которую ты подозрительно стал ко мне проявлять. Тебе ведь что-то надо от меня, просто ты хочешь втереться в моё доверие. Мне не нужен этот обман, прекрати. Не следует заходить дальше, я не стану тебе доверять.

Она едва верила, что несёт всю эту по-детски нелепую чушь вслух. Чему она пыталась противиться? Зачем притворялась, когда парень видел её насквозь? Он замедлил шаг и остановился.

— Если ты сейчас же не заткнёшься, я просто сброшу тебя вон в то озеро, — утвердительно сказал Амагура. — Ты не в очень-то выгодном положении, чтобы со мной спорить.

Он осторожно усадил девушку на каменную замшелую плиту, затерявшуюся в траве. Ангелина смогла сидеть ровно, несмотря на то что конечности до сих пор оставались без чувств. Близился закат, и небо начинало обретать вечерние тёплые краски. Редкие облака покрылись позолотой заходящего солнца.

— Видимо, ты полный ноль по знаниям энергетики, — сделал вывод Амагура.

Он достал из кармана маленький деревянный коробок. Внутри что-то звякнуло. Когда Ангелина заметила блеск тонких металлических игл, глаза её округлились в ошеломлении. Она в смятении смотрела то на коробок, то на парня. Тот коснулся её руки и поднёс одну иглу.

— Ты что творишь! — возопила девушка. — Они отравлены? Убери живо! Отойди от меня!

— Да, отравлены. Сейчас усыплю тебя и буду делать, что вздумается, — без выражения пошутил Амагура.

— Хватит! Убери, убери это! — вопила та, пытаясь заставить себя пошевелиться.

— Я ещё ничего не сделал.

— И не надо!

— Не рыпайся, ты же не хочешь, чтобы я промахнулся и сделал ещё хуже? Всё равно ничего не почувствуешь. Не думаю, что тебе захочется сидеть так и дальше без возможности двигаться.

Ангелина с опаской позволила ему продолжить. Она зажмурилась, однако действительно ничего не почувствовала. Парень находил какие-то определённые точки и вонзал туда иглы.

— Это самое простое, чем можно избавиться от паралича, — пробормотал тот. — Хоть бы спасибо сказала. Здесь, знаешь ли, не все такие благородные. Другой демон точно сделал бы с тобой что-нибудь, останься ты обездвиженной.

— Как будто мне нужна была твоя помощь, — осмелилась на дерзость девушка.

— Да у тебя всё на лице написано. Ты просто беспомощное создание.

— А тебе так и нравится то, что я не такая сильная.

— Должно быть наоборот? Это было бы странно.

— Я должна обходиться без чьей-либо помощи.

— Ты без чьей-либо помощи прекрасно можешь только вляпываться, куда не следует. Хватит ёрничать, так ты выглядишь глупей, чем обычно.

Ангелина раскраснелась, преисполнившись желания вмазать парню, да только руки по-прежнему не поддавались мыслям. Амагура, игнорируя её недовольство, осторожно проводил манипуляции с иглами. Какие-то ощущения начинали появляться от иглоукалывания, и девушка почувствовала, что может немного шевелить пальцами. Она украдкой поглядывала на парня. Её взгляд остановился на его перевязанных руках. Когда Амагура закончил, он небрежно зацепился за корягу, торчащую из травы, и повязка сползла с предплечья. Парень дрогнул, суетливо подбирая ветошь. От запястья и по всему предплечью разрастался чёрный узор, въедавшийся чернилами в белую кожу, будто татуировка.

— Что это? — поинтересовалась Ангелина.

— Тёмная печать, — без выражения ответил Амагура.

— А что, у демонов помимо меток есть что-то ещё?

— Метки всего лишь обозначают принадлежность к роду тех или иных демонов, у родственников эти метки одинаковы. А печати бывают только у убийц. Забирая чью-то жизнь, ты берешь на себя грех, от этого возрастает тёмная сила, заложенная демонической природой. Чернила для этой печати — кровь тех, кого я однажды убил. Отметины нельзя вывести, нельзя ничем убрать, они всегда будут напоминать мне обо всех моих свершениях, будут саднить, даже когда я уже остановился и осознал, — он обмотал руку повязкой, спрятав чёрные следы.

Остаток вечера они провели в молчании, провожая солнце, тонущее в зеркале моря. Вода окрасилась в пурпур, на котором расплывались золотые блики. Остывшее небо затянуло тёмно-синим полотном, на котором вскоре показались звёзды. Ночной ветер колыхал траву, и Ангелина почувствовала, как тело обдало прохладой. Девушка пошевелила ногами, и по щиколоткам прошлась приятная колика. Когда полностью стемнело, место наполнилось завораживающей атмосферой летнего вечера. Млечный путь освещал небосвод и уходил глубоко за морской горизонт. Покидать лужайку не хотелось. Ангелина съёжилась, задрав голову. Сонмы сияющих частичек застыли где-то там, в глубине небесной бесконечности. Тело задрожало не то от холода, не то от ошеломляющей красоты. На плечи вдруг легло что-то мягкое. Девушка вздрогнула, нащупав на плечах длинный тёплый шарф. Она растерянно посмотрела на Амагуру. Тот не заметил её оторопи и всецело погрузился взглядом в небо. Ангелина, изучая его выразительный профиль на фоне звёзд, пыталась понять, кто для неё теперь демон. Чувства противоречили друг другу. Она обещала себе больше никогда не подступаться к нему, а теперь они вместе сидели под открытым небом и считали звёзды, будто ничего и не было. Небосвод рассекла меркнувшая полоска и развеялась в синеве.

— Ты когда-нибудь загадывал желание на падающую звезду? — подала голос Ангелина.

— Зачем это ещё? — Амагура бросил в её сторону взгляд.

— Говорят, что желание сбудется.

— По-моему, глупости, — усмехнулся тот. — Угасающая звезда вряд ли сможет разрешить все твои проблемы.

— Порой случаются моменты, когда остаётся поверить только небесам.

Уходить обратно в Эленор до сих пор не хотелось. Девушку мотивировала лишь мысль, что в позднее время велика была вероятность наткнуться на полицейский патруль. Она размяла ноги. Паралич полностью прошёл, и тогда Ангелина внезапно поняла, насколько это здорово, когда ты можешь самостоятельно ходить. В тёмный тоннель Амагура шагнул первым, его шаги вскоре затихли в густоте тьмы. Девушка, вторя его решительности, направилась следом, но с осторожностью. Глаза заволокла непроницаемая пелена. Что-то вдруг громко шаркнуло и провалилось из-под стопы. Ангелина испуганно отскочила назад, схватившись за шероховатую стену. Девушка сжала губы и сделала предельно осторожный шаг вперёд, второй ей дался с таким же трудом, затем она заметила, как из темноты показалась чья-то протянутая ладонь. Ангелина взглянула на парня с недоверием. Тогда он сам взял её за руку и просто потянул за собой.

Девушка не видела ничего и ощущала только прикосновение тёплой сильной руки. Возникло какое-то странное чувство, приятное и одновременно волнующее до лёгкой дрожи в теле. Это в действительности являло собой искупление. Искупление демона перед ангелом… или же человека перед человеком? Когда осознаёшь, сколько причинил боли, сколько зла накопилось в сердце, оно начинает с отдачей травить душу, и тогда не остаётся ничего, кроме как забыть себя и стать для кого-то нечто важным. Тепло выскользнуло из ладони, и Ангелина, освободившись из плена раздумий, увидела перед собой дорогу к мосту. Силуэт демона почти скрылся в противоположной стороне.

— Постой, — девушка нагнала его, и силуэт застыл.

Она остановилась перед ним. Её руки дрожали. Пришлось подойти ближе, чтобы самостоятельно накинуть на шею замершего парня забытый шарф. Он проследил за тем, как Ангелина несмело потянулась к нему, с такой заботой окутывая его мягкой тканью. Ангельская натура. Это ощущение у Амагуры возникало, только когда рядом была девушка.

— Спасибо, — робко проронила та.

В этот раз она не попрощалась, поспешила и ринулась куда-то. Её застенчивость вызывала у парня какое-то тёплое трепетное ощущение.

 

В ночное время здесь было особенно тихо, что создавало впечатление какой-то невыносимой вязкости тишины. Мир словно останавливался с наступлением ночи, замирал, в ожидании рассвета. Но сегодня эта тишина не была такой бездушно немыслимой, и всё потому, что небо открыло взору звёзды, благодаря которым ощущалось движение времени. От этого же было и намного светлее, чем обычно, когда небо бывает полностью закрыто тучами. Руины на фоне звёздного неба создавали особую картину поверхности: это был пейзаж одиночества во вселенной, создающий чувство забытости. Только лишь одиночество наедине со звёздами было по-настоящему прекрасным, но возможность насладиться им на поверхности выпадала крайне редко.

Он шёл тихо, стараясь не нарушить тишину, которая была частью течения этого времени, что так гордо зовётся одиночеством. Он очень надеялся, что не забыл ту дорогу, и продолжал идти по едва запомнившемуся пути. Стена, возникшая впереди, была верным знаком того, что парень не ошибся. Преодолев тёмный коридор, он вышел на поляну, которая в ночной тиши была ещё прекрасней. Парень остановился и по привычке осмотрелся, а затем неторопливо направился вперёд. Остановившись где-то посередине, Амагура сел на мягкую траву, а затем прилёг, оставив свой взгляд где-то в небе. Вспомнился ему один солнечный день.

 

…Был яркий день, и солнце ближе к полудню уже успело разогреть воздух, прогнав утреннюю прохладу вчерашнего дождя, который оставил на земле множество луж. Они, как разбросанные зеркала, отражали в себе всё. В одном из них, проплыло чьё-то тощее отражение. По дороге, закинув грузный мешок за спину, шёл худощавый мальчишка с взъерошенными темно-синими волосами. Бледное личико сразу же теряло едва сохранившееся детские черты, стоило взгляду нахмуриться. Мальчишка второпях наступил ботинком в одну из луж, разбрызгав её по земле, он совсем не обратил на это внимания, о чём-то важно призадумавшись. Но тут он остановился и взглянул на небо, слегка прикрывшись рукой от слепящего солнца. «Сегодня тот самый день, — думал Амагура. — Сколько же мне исполнилось уже? Наверное, пятнадцать, — лицо слегка помрачнело. — Какая досада, прошло уже столько времени, а я ничего ещё и не сделал. От болезни оправился только недавно, но Каро заставил работать меня ещё тогда, когда я уже мог держаться на ногах. Этот старик собирался подучить меня драться на кинжалах, однако уже который месяц он только и обещает. Старый болван. И о каком продвижении может идти речь? За всё время, проведённое в этом городе, в моей жизни так ничего и не изменилось, разве что мой голос стал грубей, и я подрос на пару сантиметров… Чушь! — он, пнув попавшийся под ногу камень, продолжил идти дальше. — Но я стащил у Каро свой старый кинжал. Надеюсь, моё отсутствие он нескоро заметит, и я смогу начать самостоятельно тренироваться». Поблизости послышался шорох чьих-то шагов, и Амагура, замедлив шаг, настороженно глянул из-за плеча. Позади шла маленькая белокожая девочка с растрепанными чёрными волосами, скрывавшими половину её кукольного неживого лица, которое украсили выразительные большие аметистовые глаза. Она даже не вздрогнула, оказавшись замеченной, и продолжала идти. «А, Рита», — с облегчением вздохнул мальчишка. Эта девочка, которая нашла его той злополучной зимой. Долгое время мальчишка не мог понять, что с ней не так, пока Каро не рассказал, что она глухонемая. Он нашёл её в сгоревшей деревушке и забрал к себе. Обычно, больные дети никому не нужны, и их просто бросают на произвол судьбы, но Каро забрал Риту себе только из-за того, что её метки демона оказались точно такие же, как и у него. Каро мог слышать мысли девочки на расстоянии и общался с ней так всегда. Рита могла читать по губам. Амагура, остановившись, обернулся назад.

— Уходи, — обратился он к девочке, та остановилась с непонимающим видом, и тогда мальчишка махнул рукой.

Рита, моргнув стеклянными глазами, осталась стоять на месте. Амагура, продолжив идти, ещё несколько раз оборачивался, чтобы убедиться, что его не преследуют. Рита возымела привычку лазить за ним по пятам — наверняка по просьбе Каро следила за ним. Девочка могла появиться неожиданно, и, хоть она была глухонемой, она умела бесшумно ходить, но иногда по неосторожности могла выдать своё присутствие.

Вскоре город остался где-то позади. Амагура ушёл в руины, которые пролегали близ города. Там мальчик спустился в полуразрушенный подземный переход и, пройдя чуть дальше, вышел на небольшую окружённую развалинами площадку под открытым небом. Здесь было укромное местечко, и Амагура понадеялся, что сюда никто не заглянет, пока он будет тренироваться. Сбросив мешок на землю, мальчишка вытащил оттуда кинжал, завёрнутый в старое тряпьё. Амагура внимательно огляделся, а затем взглядом пробежался вокруг в поисках мишени. Внезапно послышался шорох и звук падающих камней, что-то как будто упало, Амагура, встрепенувшись, обернулся.

— Вот глупая, — пробурчал он, заметив Риту, которая умудрилась оказаться здесь, свалившись откуда-то.

Та, перевернувшись на спину, осталась лежать так, вся испачканная в пыли. Лицо девочки не выражало каких-либо эмоций, словно её тело не чувствовало боли вообще. Амагура подошёл и поднял её на ноги, отряхнув от песка.

— Глупая, — сказал он ей в лицо, на что Рита только непонимающе моргнула. — Ладно уж, — вздохнул мальчишка. — Можешь остаться, только не говори Каро, что я здесь.

Амагура, не найдя подходящей мишени, воспользовался своим мешком и вытряхнул из него содержимое, а затем набил его всяким хламом, который можно только было найти здесь. Подвесив мешок на металлическую балку, которая торчала из развалин, мальчишка вытащил кинжал и направив вперёд, представив на месте мешка неприятеля. Конечно, настоящий враг уже давно бы напал, и Амагура прекрасно знал, каковы настоящие битвы, но сейчас он мог довольствоваться только тем, что имелось на данный момент. Он нанёс неслабый удар по набитому мешку, однако тот остался в состоянии покоя, даже не качнувшись. Амагура разочарованно взглянул на свои дрожащие тощие руки: после того, как его нашли в снегах, он провёл почти месяц в тяжёлом состоянии и оправился совсем недавно. Тело ещё не успело окрепнуть после недуга, мышцы оставляли желать лучшего. Амагура, злобно оскалившись из-за своей слабости, принялся яростно истязать мешок кинжалом.

— Вот ты где, — послышался поблизости голос, от которого мальчишку передёрнуло, он даже не стал оборачиваться. — Отлыниваешь от работы, маленький подлец.

Амагура недовольно покосился из-за плеча. В тени, рядом, где сидела Рита, скрестив руки на груди стоял высокий пожилой мужчина с длинными седыми волосами и множеством глубоких морщин на лице. Только желтеющий живой взгляд, горящий из-под белых густых бровей, казался каким-то молодым и совсем не старческим. Старик важно направился к мальчишке, который продолжал бездельно стоять у подвешенного мешка, уставившись за затупившийся клинок.

— Так вот куда ты дел разделочный нож, — сказал вдруг старик, почесав седину.

— Разделочный нож? — недоумённо спросил Амагура.

— Да-да, я им рыбу разделываю.

Мальчишка в недоумении понюхал рукоять кинжала и тут же сморщился от ударившего в нос запашка:

— Каро! — возмущённо воскликнул Амагура, на что старик негромко рассмеялся. — Это вообще-то мой кинжал!

— Ты эту-то зубочистку-то зовёшь кинжалом? — указал Каро на затупившееся остриё. — Да это же ничтожное подобие, не больше.

— А вот и нет! — упрямо заявил мальчишка и со всей дури взмахнул кинжалом, вдарив им по мешку, но внезапно клинок разломился, и одна половинка отлетела в сторону.

Затем последовал издевательский хохот старика, который Амагура сейчас очень не хотел слышать. Этот кинжал был единственным оружием долгое время, теперь же мальчишка остался ни с чем. Мальчишка гневно швырнул оставшуюся рукоять в сторону и понуро опустил руки.

— Это не оружие, а дребедень какая-то, Амагура, — посерьёзнел вдруг Каро и, подойдя нему, чем-то взмахнул.

Висящий мешок в одну секунду рассёкся пополам, упав тряпкой на землю с кучкой мусора, что был внутри. Амагура ошеломлённо повернулся к старику, который держал два больших внушительных кинжала в руках. Каро протянул их мальчишке, дав любопытному сорванцу подержать диковинку. Тот с удивлением принялся рассматривать оружие. Чистые лезвия, блестящие на солнце металлическим светом, могли рассечь сам воздух, рукоять идеально лежала в руке, словно была создана для единственного хозяина, по обеим сторонам её украшали выточенные узоры. Амагура взмахнул клинком в воздухе, а затем с лёгкостью ветра срезал оставшуюся от мешка верёвку, которая висела на балке. Мальчишка восторженно рассмотрел кинжалы со всех возможных сторон: с таким оружием никакой враг не страшен.

— Нравится? — заметил Каро.

— Ну, да… — Амагура вдруг немного помрачнел, поняв, что этим оружием ему всего лишь дали поиграться.

— Я их сам выковал, долго же пришлось потеть, — задумчиво почесал затылок старик. — Видимо, мои старания не были напрасными. Теперь эти кинжалы твои, Амагура.

Мальчишка, вздрогнув, посмотрел на Каро большими заблестевшими глазами.

— Чего ты вылупился так-то? — расхохотался тот. — Сегодня ведь твой День рождения. Никогда подарки не получал что ли?

— Спасибо, — негромко и робко ответил Амагура.

— Это что ещё за унылая мина? — в шутку возмутился Каро, потрепав мальчишку за волосы. — Я вообще-то старался и не спал несколько ночей, чтобы состряпать эти ножики. И что я вижу в благодарность? Амагура, ты совсем не меняешься. Ох, ладно, — тот развернулся и сделал несколько шагов. — И да, с завтрашнего дня начнутся твои тренировки. Не дай бог ты проспишь, маленький подлец! Будешь разделывать рыбу вечно! Голыми руками!

Амагура слегка поморщился от громкого голоса старика, а затем, взглянув на подарок Каро, незаметно и счастливо улыбнулся…

 

…Звёзды продолжали ярко светить в далёком ночном небе, и парень всё так же безотрывно следил за их движением, лежа на мягкой траве. «А ведь сегодня тот самый день, — подумал он, — мне уже, наверное, … восемнадцать?»

 

  • Дома / Касперович Ася
  • неслэш / Вспышки / Мэй Мио
  • Любовное признание / Виртуальный роман / Швыдкий Валерий Викторович
  • Отзыв Ирины Епифановой / Зеркало мира-2017 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Sinatra
  • Эксперимент / ФАНТАСТИКА И МИСТИКА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ / Анакина Анна
  • Дождь приходит  / / Жанна Жабкина / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Просто так, про любовь / Vivili О
  • (Не)простой заказ / Истомина Ольга
  • Часть 2 / Последнее Рождество / Дикий меланхолик
  • Homo ludens. Игральные кости на истертом сукне / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Выпускной шансон - товарищъ Суховъ / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль