Глава 19

0.00
 
Глава 19

Два года назад

Летний сезон близился к концу. Это можно было понять только по сменившемуся ветру, когда он начинал хлестать в лицо промозглыми пощёчинами, а сырость и дожди ненастья делали это пору невыносимой, особенно когда мирно посидеть у костра удавалось крайне редко. Амагура до сих пор не мог вообразить, что где-то в мире существовали маленькие городишки, где тихо и размеренно могли жить такие же демоны, как и он. Правда, их явное меньшинство и преимущество бандитов сделало из демонов-отступников жалкую трусливую шайку, которая пряталась при любом упоминании о новых нападениях, а когда по округе распространились слухи о Ранкуре, страх среди мирян стал явлением обыденным. Теперь это были уже не демоны, а обычные люди, желающие простой жизни и боящиеся её потерять.

Амагура быстро свыкся с аскетичной жизнью и в поселения являлся крайне редко. Как правило, там его встречали с недоверием и страхом. Парень помнил все эти места ещё со времён, когда ещё сорванцом участвовал в грабежах и разбое. Тёмно-синие волосы давно отросли и стали длинными, лицо обрело более мужественные черты, что даже не появилось необходимости прятать его. О том, пришёл ли чужак с миром или грязными намерениями, могли понять лишь старожилы, чьи глаза повидали целый век.

Пасмурным днём, особенно вечером, огни поселения мерцали вдалеке и размывались танцующим в воздухе дождём. В те времена довольно часто ходили слухи о неизвестном демоне, который нёс возмездие и вёл неравную борьбу с Ранкурой. В одной захудалой пивнушке, где можно было отведать пресную похлёбку за найдённый ценный хлам, Амагура впервые узнал, что героя этого с недавних пор нарекли Хэллом за его непревзойдённое умение моментально отправлять головорезов в ад. Казалось, вся надежда мирян в один миг легла на плечи неизвестного спасителя. От рассказов кровь стыла в жилах, и каждую принесённую издалека байку парень без устали слушал до конца, забывая, что остывшая похлёбка имела свойство становиться в край омерзительной.

Когда в южных поселениях Хэлла описывали как роковую женщину, подчинившую себе неведомую силу, на севере шли споры о том, что воитель был мужчиной или даже юношей, который после своей победы исчезал до новой битвы и за свои подвиги не требовал благодарностей. Амагура привык к недостоверности информации, однако рассказы об инкогнито, бросившем вызов самому Ранкуре, как никогда заинтересовали парня.

 

Вечер неспешно надвигался, медленно погружая очертания руин в ночную топь. В темени раздавался шорох шагов. Парень остановился, настороженно внемля сгустившейся тишине. Резкий порыв ветра хлестанул по ушам и вцепился в отросшие волосы, выбив их из-под шарфа, и Амагура поморщился. Он живо сообразил и метнулся в тень подвернувшейся постройки. Вопиющее чувство, будто здесь находился кто-то ещё, не покидало с тех пор, как нога шагнула на дорогу забытого богом квартала. Здесь возвышались нерушимые исполины, у подножий которых такому ветру вряд ли бы было, где разгуляться. Обеспечив себя укрытием, Амагура сосредоточился. Каро научил его определять количество врагов по аурам. Это чувство имело свойство обостряться при длительном отсутствии выбросов энергии.

Сосредоточение аур оккупировало район. Вычислить количество противников позволил тот факт, что у каждого врага аура была персональной и несколько отличалась от ауры другого демона. Насчитав десяток и оценив собственные возможности, Амагура пришёл к единственному здравому решению. Парень направился вглубь здания, выискивая в захламлённых коридорах выход к лестничной клетке.

 

С высоты крыш можно было увидеть все, что находилось поблизости, любое высокое здание предоставляло прекрасную возможность разведать обстановку. Ночь уже наступила, и в тишине утонул шёпот ветра. Сквозь облака призрачно пробился лунный свет, блёкло падая на неподвижные тени домов. По одной из крыш медленно двигался силуэт и с изяществом плыл по горизонту отчерченных на фоне неба крыш. Низ тёмного плаща колыхался от лёгких осторожных движений. Шаги человека, чьё лицо скрывала тень капюшона, остались неуловимы слухом. Силуэт вдруг замедлился и замер. Он чуть опустил голову, невидимым взглядом высматривая что-то внизу.

 

В миллиметре от уха просвистело лезвие, от которого Амагура рефлексивно увернулся. Парень чертыхнулся. Он сжал в руках кинжалы, встретив надвигающийся силуэт ответным ударом. Хватило секунды, чтобы развеять тень, созданную для отвлекающего манёвра. Амагура судорожно метнул взгляд в сторону. Пять теневых ткачей и три костолома. Из самых худших опасений парень осмелился предположить, что это не основное сосредоточение сил банды. Ранкура знал о том, что его потенциально опаснейший враг спасся, и с тех пор Амагура старался меньше появляться в городах, находясь в постоянных бегах. По крайней мере, те три года ему удавалось не навлекать на себя неприятности. Однако предводитель убийц ждал как раз таки такого момента, когда беглец потеряет бдительность. Тренировки с Каро позволили не утратить прежнюю хватку, но Амагура ощущал, что без энергии он значительно ослаб. Разум привык вырабатывать тактичные отступления. Ретироваться и только ретироваться.

Банда оккупировала крышу, заблокировав путь к выходу. Они не спешили нападать все разом, видя, насколько безнадёжен их единственный противник. Амагура не растерялся и ринулся прочь. Он постарался разогнаться как можно больше, а затем оттолкнулся от края крыши. Прохлада обдала пылающее от бега лицо. В кратковременном полёте просвистели лезвия. Одно из них задело плечо, распоров ткань плаща. Резкое приземление, боль разразилась в ногах. Кувырок. Парень вскочил и помчался вперёд по крыше соседнего дома. В плече появилось горячее жгучее чувство.

Сзади послышались возня и топот десятка ног. Амагура судорожно оглянулся, уловив позади шум погони. Отчаяние, с которым парень метал взгляд из стороны в сторону, охватило в ту же секунду. Он вдруг уставился куда-то в сторону, где напротив возвышалась крыша соседнего здания. Темная фигура коварным призраком нагоняла парня, мчась по горизонту вершины. Амагура гневно стиснул зубы: «Ещё один?» Одиночки по обыкновению являлись сильнейшими противниками, вероятно, это даже был лидер команды. Неизвестный преследователь неожиданно исчез, испарившись в ночной тени. Парень почувствовал, как тело обдало холодным потом. За кем следить? От кого прятаться и, главное, — куда? От собственной беспомощности Амагура почувствовал себя крайне мерзко. Сейчас он выглядел безнадёжным трусом, который некогда числился в рядах сильнейших, а теперь отчаянно бросался в бега при первой же возможности.

Ошеломляющий удар в спину опрокинул на землю. Парень закрылся руками, перекувыркнувшись. Кто-то резко ухватил его за шарф, ткань соскользнула с шеи, и ночной сквозняк вцепился удушающей хваткой. Вместо того чтобы спасаться, Амагура, как ребёнок, потянулся за шарфом, который бандит швырнул в сторону. Следующий удар пришёлся по животу и выбил из груди стон. Парень прокатился кубарем, содрав подбородок и разбив губы. Из носа хлынула кровь. Амагура заставил себя подняться, он сжал кинжалы, рукояти которых не опускал ни на секунду. Резкая волна пихнула его с такой силой, что клинки вылетели из рук, и их звон затерялся где-то в пропасти. Обезоруженный парень пошатывался, решив неотступно встретить свою участь. Голова медленно тяжелела. «Яд!» — сообразил Амагура и, кряхтя, схватился за раненое плечо. Он безысходно опустился на колени. Виски сдавило. Помутнённый взгляд едва уловил приближающегося головореза. Сейчас он закончит свою работу, а потом, в какой-нибудь пивнушке на краю света, разнесут байку о юноше, за которым охотился весь сброд Ранкуры и смог одолеть подростка только огромной дружной толпой. Поучительная выйдет история.

— Вы серьёзно собрались здесь такой оравой ради этого никудышного сопляка? — послышался рядом томный голос.

Никудышный сопляк? Амагура заставил развеяться дымку в голове, он поднял затравленный взгляд на силуэт, выросший прямо перед ним. Бесшумным шагом он оказался рядом, будто спустившись с ночных небес. Порыв ветра коснулся плаща, и капюшон упал на плечи. Парень опешил. Женщина? Лунный свет озарил бледные черты лица, оттенённые выразительные скулами. Тёмные волосы с тонкими полосками седины волной развевались на ветру, лоб скрывала повязка. Коричнево-багровый взгляд стойко и непоколебимо прожигал столпившихся впереди головорезов. Властный вид покоробил уверенность врага.

— Беги, — сухо прохрипел Амагура, однако женщина не уловила его слов, бесстрашно взирая на банду.

Дама в плаще вздернула нос, посмотрев свысока на шайку с презрительным хладнокровием.

— У вас явный комплекс неполноценности, ребята, — колко бросила незнакомка.

Кто-то из толпы бандитов присвистнул. Амагура переглянулся с женщиной. Теперь они оба оказались в крайне невыгодном положении, однако ту, судя по выражению лица, количество врагов не волновало в принципе. В её глазах не было смятения, скорее всего, это было больше предвкушение, нежели страх.

— А ты свободна, детка? — гнусаво раздалось из толпы. — Мы можем решить проблему более деликатным способом.

Женщина надменно хмыкнула. На бледном лице демоницы изогнулась таинственная улыбка.

— Завали свой поганый рот, уродец, — мягко прошелестела незнакомка. — Таким, как ты, я предпочитаю вырезать кишки. Любите кровь, мальчики? А я вот обожаю.

То, с каким вожделением и спесью она произносила каждое слово, производило сильное впечатление. Впервые за всю жизнь Амагура увидел, чтобы головорезам осмелилась перейти дорогу женщина, да ещё и в одиночку. Однако её напористость и острый язык разожгли лишь интерес к битве, который могло удовлетворить только жаркое кровопролитие. Противники метнулись навстречу. Незнакомка лишь подняла взгляд, в котором мелькнула алая искра, и мощный ветряной вихрь, возникший по велению демоницы, поднял непроницаемую пылевую завесу в воздух. Амагура, упав на колени, закрылся рукой от грубо бьющих по лицу песчинок. Женщина в плаще отважно бросилась в пылевой. Шум неистового ветра разбавили многочисленные захлёбывающиеся кровью вопли бандитов. Несколько капель разбрызгало ветром. Парень, щурясь, всматривался сквозь танцующий вихрь. В буйстве пылевого урагана танцевал силуэт, оставляя после себя обездвиженные тела. Когда пелена ненадолго рассеялась, то Амагура приметил, как женщина взмахивает руками, а её воле подчиняются вращающиеся в воздухе лезвия. Ловко переступая через трупы, демоница кружилась в танце смерти. Убийцы продолжали нестись прямо на живую мясорубку, их тела моментально рассекали смертоносные орудия. Отовсюду разлетались кровавые искры, моментально смешиваясь с песком. Женина улыбалась. Казалось, в коварном вое ветра угадывался её негромкий смех. Амагура отметил, что уже где-то встречал подобное ведение боя. Демоница закончила бой, только когда под ногами воздвиглась гора окровавленных трупов, однако парень потерял сознание раньше, чем успел отметить конец битвы. Он бессильно свалился на бок.

— Эй, ты в порядке? — кто-то похлопал его по щеке, заставив очнутся.

Тот поднял отяжелевшие глаза, обнаружив, что до сих пор лежит на крыше.

— Эй! — на этот раз пощёчина оказалась сильнее, Амагура, вяло прищурившись, увидел перед собой знакомый силуэт. — Поднимайся, нужно проваливать отсюда.

Тот, пошатываясь, почувствовал почву под ногами, незнакомка, закинув его руку себе через плечо, помогла ему идти. Сильное головокружение сигнализировало о том, что яд начал своё действие, другие прелести отравления ещё только предстояло испытать. Мир вокруг стал заметно видоизменяться самым неестественным образом. Всё поплыло в легкой дымке, переливаясь разными кислотными оттенками. Красного цвета было намного больше, казалось, что в этом мире и нет других цветов. Багровое марево окутало всё вокруг. Руины высоких зданий расплывались в воздухе, превращаясь в самые разнообразные танцующие силуэты людей. Эти люди превращались то дома, то снова в людей. Всё до тошноты бесконечно повторялось и начинало раздражать. Амагура, одной рукой повиснув на чём-то, не ощущал себя в реальности и в полном отсутствии мыслей просто принимал все происходящее с ним как действительность, лениво переставляя ноги. Среди возникших видений изредка раздавался чей-то голос, он доносился отовсюду и эхом отражался везде, заставляя ядовитую дымку дрожать. Голос с каждым разом становился громче, повторяя одно и то же слово, которое, расплываясь, казалось каким-то невнятным. Внезапный удар, последовавший из пустоты, развеял галлюцинацию.

— Да очнись же, говорю!

Амагура ещё туго соображал, однако демоницу узнал сразу. Её роковой образ приводил в чувства не хуже пощёчины.

— Вы… — прохрипел Амагура, но тут же закашлялся, почувствовав сухость во рту.

— Не надрывайся, — посоветовала незнакомка и поднялась с места.

Парень, отходя от тумана в голове, настороженно осмотрелся, пытаясь сориентироваться. Небольшую комнату, куда его приволокли, озарял потрескивающий огонёк. Женщина скинула плащ, а затем потянулась, как после хорошо проделанной работы, и что-то стала искать в набедренной сумке. Амагура любопытно следил за демоницей. Будь он близорук, то принял бы её за молодую девушку. В плече засаднило. Парень поймал на себе взгляд.

— Яд… — скорчился Амагура и, приподнявшись, взялся за раненое плечо.

Затем что-то мягкое прилетело ему прямо в лицо. Он почувствовал прикосновение знакомой ткани.

— Ну ты и бестолковый идиот, — последовало ворчание. — Ты на кой чёрт за тряпкой бросился? Голова-то у тебя одна, дубина малолетняя.

Парень стыдливо отвёл взгляд, сжав в руке край шарфа. Слова на тот момент застряли в горле.

— Этот шарф мне очень дорог, — вполголоса обронил Амагура.

Затем что-то просвистело в миллиметре от уха, и он, встрепенувшись, краем глаза заметил рукоять собственного кинжала, вонзившегося прямо в стену. Второй прилетел следом, заставив сердце провалиться в пятки.

— Ножики хорошие, — заметила женщина, разминая пальцы. — Только непонятно, как они оказались в руках у такой бестолочи, которая теряет всё подряд.

— Это необязательно говорить вслух, — буркнул Амагура.

Силуэт женщины приблизился, и парню подумалось, что не стоит лишний раз распускать язык. Это странное ощущение внушало всего лишь её присутствие.

— Сядь ровно, — требовательно произнесла демоница.

По её велению Амагура тотчас выпрямился, невзирая на боль.

— Рану покажи, — кивнула та.

Парень беспрекословно стянул плащ, оставшись в запятнанной кровью рубашке. Порез был неглубокий. Демоница приблизилась, всматриваясь в ранение. Её карие глаза налились багровым светом. Пользуясь тем, что женщина занята осмотром, Амагура присмотрелся к ней внимательней. На лице виднелись борозды первых морщин, правую щёку рассекал шрам. Когда демоница была на чём-то сосредоточена, то выглядела более миролюбиво. Парень нахмурился. Глаза, меняющие цвет, повязка на лбу, наверняка скрывающая родовую тёмную печать… «Агеллар?» — подумал вдруг Амагура. Ему вспомнился Уно, который постоянно скрывал лоб под повязкой. Тот однажды рассказывал про особенности своей печати, которая располагалась прямо на лбу и имела форму глаза — Тёмное Око. Оно сочетало в себе и метку демона, и печать, способность которой заключалась в видении невидимых энергетических скоплений и частиц, а также в расщеплении на химические компоненты. Использование этой силы меняло цвет глаз. Люди, носившие Тёмное Око, относили себя к роду Агеллара, демона, который дал им эту силу. Их способности в основном применялись для исцеления и изготовления лекарств и ядов.

— Ерунда, — пришла к выводу демоница, её зрачки сделались прежними. — Обыкновенный самодельный дурман, забава дилетантов-отравителей. Жить будешь, только голова ещё несколько дней будет болеть. А вот рану неплохо бы обработать.

— Кто вы? — между делом поинтересовался парень.

Та, не торопясь отвечать, потянулась к сумке.

— Хелен я, — бросила демоница. — Просто Хелен.

— И вы сражаетесь в одиночку? Впервые вижу, чтобы женщина сражалась с бандитами.

— А что такого в том, что я женщина? — холодно спросила Хелен, смерив парня взглядом. — Или раз я женщина, то я должна быть слабой и беспомощной? Что за тупой стереотип?

— Я хотел сказать, что не видел ничего подобного раньше, — неловко протараторил Амагура. — Вы случайно не тот самый знаменитый Хэлл, о котором все говорят?

— Кто знает, — неоднозначно хмыкнула женщина, выудив из сумки пузырёк с жидкостью. — В нынешнее время героем быть не столь выгодно.

Откупорив его зубами, Хелен обработала раствором раны Амагуре и осторожно перевязала их приготовленными повязками.

— Растворы сами изготавливаете? — заметил парень.

— А отчего бы мне их не изготавливать? — она, продолжая копаться в своей сумке, мимолётно сверкнула взглядом так, как будто бы заданный вопрос прозвучал глупо.

— Агеллар, — убедился в собственных догадках Амагура.

— Похвальная наблюдательность, — хмыкнула Хелен. — С учётом того, что наш род практически вымер, мне даже интересно, откуда ты столько знаешь про Агелларов, сопляк?

— Всего лишь был знаком с одним из вас, мой возраст тут не причём, — ответил парень, чувствуя напряжённую атмосферу. — Был такой по имени Уно, не знаете случайно? Хотя, учитывая ваш характер, не думаю, что вас могло что-то связывать.

— Уно? — нахмурила брови демоница. — Не припомню, — холодно бросила она.

— Его вряд ли с кем-то спутаешь. Мне он никогда не нравился: слишком мягкий, слишком снисходительный, слишком опасливый. Размазня, одним словом. Ему до вас далеко будет.

Хелен рассудительно слушала его, кивая. На миг показалось, будто она прекрасно знала, о ком идёт речь.

— Уно растил меня, хотя я предпочёл бы более смелую кандидатуру на роль опекуна. Если бы мой настоящий отец был таким мямлей, я бы этого просто не вынес.

— Как ты, говоришь, тебя зовут? — вдруг перебила его Хелен.

— А я ещё и не представлялся. Амагура я.

Демоница с опаской взглянула парню в глаза, в её лице отразилось мимолётное ошеломление. Образ роковой женщины развеялся на мгновение.

— Что-то не так? — с тревогой обронил Амагура.

— Твое имя...

— А, это не моё имя, меня просто назвали так, потому что я потерял память. Настоящего не помню, увы.

— Это Ранкура тебе его дал?

Повисла тишина. В костре треснуло полено.

— Откуда вы… — проглотил вопрос парень.

— Неважно, — отрезала Хелен, суетливо складывая колбы в сумку.

— Вы знали человека с таким же именем, как у меня?

— С чего ты вообще взял, что твоё имя кому-то принадлежало? — раздраженно бросила та.

— Уно сказал, что так звали человека, чей шарф я ношу, — робко пробормотал Амагура.

— Я не знаю никакого Уно.

— Ранкуру знаете.

— Его знают все.

— А почему вы решили, что это имя дал мне именно он?

— Ты думаешь, я не запомнила малолеток, которые ограбили мой любимый бар? Твою ауру на вкус можно распробовать и ни с чем не спутать. Надрала бы задницу, если бы не была пьяна тогда.

— Похвальная наблюдательность.

— Вопрос только в том, какого чёрта я помогаю приспешнику Ранкуры? — прошипела женщина.

— Я уже не состою в его банде, — проглотил ком парень.

— Ну конечно, на кой ему такой бестолковый идиот? — злобно ухмыльнулась Хелен.

— Дело совсем не в этом, — проворчал тот. — Кое-что произошло, и мне пришлось бежать. Этот ублюдок хотел подчинить себе мою силу.

— Ещё бы.

— Но даже не это странно, я ничем сверхсильным не обладаю, чтобы кто-то захотел этим завладеть. После побега на меня наложили проклятие, я теперь в принципе не могу полноценно использовать энергию.

— Ранкура стремится стать самым могущественным демоном, вот и всё. Он будет пытаться подчинить себе всех самых сильнейших, пока не добьётся своего.

Амагура внимательно слушал её.

— И чем дальше, тем сильнее он становится, — продолжала Хелен. — Сначала уничтожат мирян, а потом переключатся на ангелов.

— В любом случае, я совершенно не понимаю, зачем он так слепо гонится за мной. Проклятия как будто недостаточно.

— Я бы не стала недооценивать тебя. У тебя действительно сильная аура. Ты просто ещё не раскрыл свой потенциал, поверь, — заверила его та. — Я знала демонов с силой, как у тебя, за такую мощь многие готовы отдать всё. Ранкура опасается этого.

Глаза демоницы заблестели в полутьме.

— Ты можешь его запросто прикончить.

Она ушла торопливо, оставив Амагуру наедине с собой и одолжив ему набор метательных кинжалов. Такую щедрость Хелен объяснила своими непревзойденными способностями, в чём он нисколько не сомневался. Вопросов у парня осталось больше, чем до нового знакомства. Такую заботу могли проявлять только самые близкие и только те, кто ещё не утратил человечности в своём сердце. Пожалуй, Уно, который из своей мягкосердечности производил впечатление редкостного слабака, не дал позабыть о том, что называется простой добротой.

«Он просто его копия», — Хелен, ступая по краю крыши, закурила. Лёгкая ниточка дымки развеялась ветром. Демоница подняла глаза. В просвете облаков золотело утреннее солнце.

 

Утро выдалось довольно-таки прохладным. Холод пробрался под одежду, и Амагура, съёжившись, разомкнул веки. На месте вечернего огонька всё ещё тлели угли. Запах костра уже развела утренняя свежесть. От ломоты в теле хотелось лежать и не двигаться. Парень заставил себя подняться, ощущая головокружение. В желудке прихватило от пустоты. Снаружи разгулялся ветер, над головой висели тяжёлые облака. Путь до побережья лежал через руины. Амагура шёл знакомой дорогой, которой выходил к морю каждый день. Он спустился к заводи. Там, в специальном тайничке под разбитой плитой, хранились удочки и сети. В ожидании улова, парень уселся на край плиты. Глаза невольно слипались, а вид кучерявившихся где-то вдалеке волн внушал спокойствие. Голова сонно качнулась, и Амагура встрепенулся, когда удочка едва не выскользнула из рук. Поплавок качнулся и исчез под водой.

Скудный улов едва мог притупить нагнетающее чувство голода. Мясо можно было только разжевать, сглотнуть рыбный сок, а разжёванные кости выплюнуть. К меньшему начинаешь привыкать достаточно быстро, как и к безвкусному супу из водорослей, ко сну на каменистом полу, к постоянным сквознякам. Амагура навис над свёртком, в котором Хелен оставила ему ножи. Клинки были хорошо выкованы. Парень, изучая каждое лезвие, заметил, что они помечены печатями. Он догадался, что с помощью них демоница поднимала лезвия в воздух и вращала с огромной скоростью. Нечто подобным обладали кинжалы, подаренные Каро: специальная печать позволяла энергии резонировать с оружием.

Темнело всегда очень рано. Поставив сети, Амагура, весь продрогший от холода, неохотно отправился обратно в руины. Он бы остался на этом побережье, если бы не ледяное дуновение, которым дышало море. Под сводами заброшенных домов сгустились сумерки, поглотившие очертания города. Казалось, что ночь подступала незаметно: вначале над головой висели мрачные тучи, из-за чего казалось, будто день становился вечером ещё с самого рассвета, а затем наплывала темнота. Парень помедлил, украдкой рыская взглядом по улице. Пустота, коим был наполнен этот город, порой внушала гнетущую тоску. Амагура сделал шаг вперёд, но вдруг остановился и с опаской обернулся.

Слух никогда не подводил его. В порывах воющего ветра парень явственно различил мелодию соприкасающихся клинков. Где-то высоко раздался взрыв, озаривший квартал огненным всполохом, который вытеснил темноту в одно мгновение. Амагура шарахнулся в сторону, закрывшись от дождя бетонных камней. Зазвенело битое стекло. Запах гари заволок улицу. Парень метнул взгляд вверх, краем глаза уловив, как полупрозрачную пелену прорезал крылатый силуэт, который тотчас исчез во тьме улицы. Следом из языков пламени скользнули тени. Возня неподалёку обозначила место битвы. Амагура, пользуясь тем, что его не заметили, прокрался туда, прячась в тенях улицы.

В танце яростных теней и искрах звенящего клинка он едва узнал Хелен. То, с каким неумолимым запалом она показала себя вчера, и то, как неважно билась сегодня, невольно создавало впечатление, будто женщину кто-то подменил. Если такова была задумка, то Амагура не мог до сих пор понять, почему враг оставался живым. Демоница была не из тех, кто намеревался вести долгую игру, которую можно довести до яркого, безнадёжного для неприятеля финала. Её застали врасплох. Из неоткуда возник здоровенный амбал в тканевой маске, похожей на натянутый на голову мешок с прорезями для глаз, и нехило замахнулся. От неслабой затрещины женщина отлетела к стене, скатившись затем вниз, как тряпичная кукла. Прежде чем Хелен смогла опомниться, здоровяк, который являл собой грузный устрашающий силуэт, грозно надвигался на неё, сжимая в мускулистой руке огромный тесак, свободную ладонь головорез вытянул вперёд. Женщина, будучи оглушённой и не в состоянии мгновенно соображать, вдруг почувствовала, как что-то сдавило шею и начало душить. Та, хрипя, отчаянно задёргалась, руками ухватившись за невидимую удавку. Амбал в маске наслаждался предсмертными муками жертвы. Хелен, как рыба, глотала побелевшими губами воздух, её руки начинали слабеть.

Амагура стоял, прижавшись к холодной стене. Его смятённый взгляд безотрывно следил за беспощадной сценой убийства. Парень врос в землю. Страх завладел им в тот момент, оледенил руки и ноги, а сердце превратил в нервный узелок. Амагура понимал, что ещё есть время, чтобы подкрасться к врагу и вышибить из него жизнь, что есть возможность выдержать очередную поножовщину. Понимал, но боязливо стоял на месте, оттого что с недавних пор стал трусом и беглецом, жалко цепляющимся за собственную жизнь, как ничтожная тварь. Амагура сбежал бы и сейчас. На поверхности рисковать жизнью ради других было верхом безумства. Жизнь научила уносить ноги, пока враг отвлечён другой жертвой, и прямо сейчас эго внушало вопиющее «убегай», но… Не будет ли потом преследовать тяжкое ощущение предательства?

Хелен стиснула зубы, ощущая, как взор заволокла непроглядная тёмная пелена. Яростные животные глаза амбала прорезали эту тьму, внушая последнее воспоминание. Демоница мысленно прокляла весь мир. Её руки обессилели. Перед тем как окончательно потерять сознание, Хелен напоследок ощутила, как вражеское лезвие рассекает воздух. Она приготовилась к объятиям смерти, но это мгновение так и не наступило. Звон в ушах внезапно разразил грохот. Стало легко дышать, и пелена в глазах расползлась. Амбал неподвижно лежал с продырявленной грудью в кровавой луже. Над ним навис силуэт. Хелен, судорожно вдыхая, пригвоздила взгляд к своему спасителю. Когда бестолковый до недавних пор паренёк взглянул на неё с натянутой улыбкой, демоница тревожно воззрилась на его метки. Всё-таки судьба оказалась сегодня благосклонна.

— Амагура! — воскликнула Хелен, и Амагура интуитивно шарахнулся в сторону.

Острое лезвие-бумеранг, брошенное женщиной, едва коснулось затылка парня. Позади послышался вопль. Притаившийся позади бандит повалился навзничь с отравленным лезвием в ключице. Амагура торопливо запустил руку под плащ.

— Хелен! — крикнул парень и швырнул в её сторону свёрток.

Женщина, быстро сообразив, силой мысли вызволила кинжалы, разорвав ткань, и клинки мгновенно закружились в вихре ветра. Тени надвигались отовсюду, их поток казался бесконечностью. Амагура, отражая атаки, давно отметил, что многочисленные тени не обладают какой-либо существенной силой, чтобы нанести урон. Кажется, демоница подхватила его мысль.

— Амагура! Живо подойди ко мне! — скомандовала женщина.

Тот, отразив удар противника, без лишних вопросов переметнулся к ней. Женщина, сообразив комбинацию жестов, стала что-то сосредоточенно нашёптывать, яростно произнося каждое слово. Их окутал пылевой вихрь, в котором с рёвом вскружились лезвия. Тени моментально растворялись внутри бури, как капли чернил в воде. Глаза демоницы побагровели. Печать Ока разъела повязку, и ткань расползлась на лбу, затерявшись в ветряном порыве. Под ногами ощущалась вибрация, слово земля резонировала с энергией. В следующую же секунду Амагура ощутил мощную вспышку ауры. Пылевая завеса, опоясывавшая их всё это время, распространилась от центра вспышки, неся с собой волну. Разящий ветер погас вместе со вспышкой, и квартал заполонила густая тишина, в которой шумело только сбившееся дыхание. Поблизости послышался грохот, что-то вывалилось из окна одного из домов. Бандит с окровавленной головой не двигался. Амагура осторожно переглянулся с демоницей.

— Вот где уродец был, — холодно пробормотала Хелен. — Надо было сразу в него метиться.

— Я даже не буду спрашивать, почему вы встряли в эту перепалку.

— Просчёт вышел, — буркнула та, шагнув к убитому здоровяку.

Женщина нерешительно стянула с него маску, отстранившись затем и с отвращением прикрыв рот рукой, Амагура вопросительно посмотрел в её сторону.

— Коури Лиён? — ошарашено пробормотала Хелен, ошеломлённо разглядывая лицо трупа.

— Что? — подошёл к ней парень. — Знали его?

— Да, была знакома, — ответила она. — Я раньше была странствующим лекарем и продавала лекарства. С Коури я познакомилась в одном городе, он просил меня изготовить лекарство для больной дочери. Она болела смертельным неизлечимым заболеванием, я знала это, однако Коури верил, что малышка сможет победить болезнь. У него была большая дружная семья, и сам он был добрым по натуре, не смотря на грозную внешность. А потом Лиён пропал без вести, и это случилось именно тогда, когда его дочь стала чувствовать себя ещё хуже, — её голос начинал дрожать, — говорят, что его убили, когда он пытался найти помощь в соседних городах. После этого Коури никто не видел… а сейчас… Это не могло произойти. Что-то не сходится.

Парень равнодушно промолчал, глядя на лицо трупа. Когда-то давно в банду Ранкуры пришёл здоровенный мужик с лысой головой и метками в виде когтистых лап, обхватывающих лицо сверху. Амбал назвал себя Роном, и Ранкура сразу же принял его, как только тот продемонстрировал свои способности. Рон умел становиться невидимым и атаковать на расстоянии с помощью телекинеза. Новый соратник не отличался многословностью, но, несмотря на свою замкнутость, был жесток и кровожаден в бою и пользовался огромным тесаком в качестве оружия, после чего среди своих новых соратников прославился как Мясник Рон. А сегодня вдруг выяснилось, что тот самый суровый Мясник на самом-то деле был порядочным семьянином и добрым отцом — что-то здесь явно было не в порядке. Амагура, мечась в догадках, невольно пришёл к одной ошеломляющей мысли, которая могла объяснить то, почему на сторонни Ранкуры так много сильных бойцов.

— Хелен, — без выражения проговорил парень, — Ранкура стёр ему воспоминания.

— Это насколько же нужно быть отчаянным? — сухо проронила демоница.

— Кажется, я оказался у Ранкуры по той же причине. Он просто вынуждает перейти на свою сторону, используя какую-то сильную магию. Мы для него всего лишь марионетки.

— Чего бы я точно не хотела, так это убивать неповинных людей.

— Так пришлось поступить, иначе бы мы не выжили, — с сожалением ответил парень, подбирая с земли грязную ветошь, которая была когда-то плащом здоровяка, и накрыл труп. — В любом случае, не стоит сожалеть о содеянном. Это уже нельзя обратить вспять, чтобы можно было что-то изменить.

— Ты прав, — вздохнула Хелен, отходя назад.

Порыв эмоций — единственное, что казалось странным для кого-то вроде неё. Она была хладнокровной по отношению к врагу, однако когда дело касалось тех, кого она знала или была просто знакома, бесстрашную и холодную Хелен словно кто-то подменял. Таковы были женщины, взявшие на себя ношу воина, борющегося со злом: им было труднее избавиться от тяготеющих воспоминаний, так же, как и сражаться.

— Уходим, — чёрство бросила демоница, и парень безмолвно последовал за ней.

После насыщенной битвы тишина скорее внушала чувство напряжённости, словно из подворотни в любое мгновение могло прилететь вражеское острие. Безжизненный шум шагов хотелось развеять разговором. Хелен шла впереди. С момента, как они покинули поле брани, она больше не проронила ни слова: о чём-то глубоко размышляла и, наверное, шагала по наитию, не видя ничего перед собой. Амагура равнодушно смотрел ей вслед, он коснулся затылка и нахмурился. Парень отдёрнул руку, обнаружив на ладони клочок собственных волос. Он остановился и в недоумении принялся ощупывать затылок.

— В чём дело? — Хелен обернулась, заметив отставшего спутника позади.

— Волосы, — буркнул тот.

— У тебя поразительные рефлексы, только длинная шевелюра здесь не предусмотрена. Мои ножи предельно остры, знаешь ли.

— Голову жжёт.

— Парень, тебе бы не помешало помыть её, подвижный яд способен въедаться в кожу. Если не смоешь, можешь и облысеть, — предупредила женщина.

— Замечательно, — процедил сквозь зубы Амагура. — Где мне теперь искать воду посреди ночи?

— Найдём, — пообещала Хелен, двинувшись вперёд.

Поблизости отыскалась тропинка к заливу, и парень, завидев желанный берег, на бегу скинул плащ и упал к краю на четвереньки, полностью окунув голову в воду. Продержавшись под водой, Амагура с всплеском вскинул голову и, отдышавшись, встряхнул мокрыми волосами. Ледяная вода прекрасно остужала. Внезапно по вискам ударила боль, и парень, стиснув зубы, поморщился. Метка на любу начинала жечь, словно туда приложили раскалённый металл.

— Хелен! — окликнул Амагура.

— В чём дело? — отозвалась та, ожидая его неподалёку.

— Моя проклятая печать… — его голос тяжелел. — Я использовал немного силы, но этого достаточно, чтобы потерять рассудок на короткое мгновение.

— О чём ты говоришь? — она обернулась и сделала это очень вовремя.

Парень в неистовстве метнулся на демоницу, сжимая что-то в руке. Та рефлексивно уклонилась и, прицелившись чуть ниже рёбер, ловким ударом двух пальцев всадила по болевой точке. Парень не успел нанести удар и свалился ничком. Хелен, глядя на бессознательного демона, очередной раз убедилась в собственных возможностях. Однако тот факт, что бездыханного парня придётся опять тащить на себе, её нисколько не радовал.

Амагура разлепил глаза, тело охватила тупая боль. Снова комната, озарённая светом огня. Парень, встрепенувшись, с облегчением застал Хелен в целости и сохранности сидящей у костра, а затем, с видом виноватого мальчишки, принялся извиняться за то, что не предупредил заранее о последствиях проклятия. Демоница взглянула на него со снисхождением. На лице проступили морщинки от улыбки.

— Чего уж поделаешь, — только пожала плечами та, продолжив мешать бульон в небольшом котелке.

Голова всё ещё зудела. Амагура нехотя ощупал голову. После мытья волосы встали торчком, и в своём отражении в лезвии кинжала парень разглядел чучело. Хелен уловила отчаяние в его взгляде и, захватив из своего арсенала небольшой нож, приблизилась к Амагуре.

— Ну-ка, сядь ровно, — велела она. — И лучше не двигайся. Из меня плохой парикмахер, знаешь ли.

— Может, не стоит?

— А ты хочешь ходить с таким кошмаром на голове? Тебе же неудобно так совсем.

Парень задумался на секунду.

— Мне уже всё равно,  — изобразил он полное равнодушие.

Хелен принялась за дело. Амагура безразлично наблюдал, как тёмные пряди соскальзывали с плеч. Демоница умело орудовала ножом, она долго маячила вокруг, пока парень снова не увидел в отражении новый образ. Голове стало намного легче.

— Намного лучше ведь, — отметила Хелен. — А теперь ужинать, — она бросила взгляд туда, где в котелке бурлил бульон.

Пахло аппетитно. Хелен раздобыла кухонную утварь, помыла и приготовила всё для ужина. Амагура ощущал себя крайне неловко, когда кто-то проявлял к нему заботу. Как говорил Каро, к этому не следует привыкать здесь, на поверхности, однако в мире серости и холода иногда не хватало именно света костра и запаха горячей еды, да человека, который любезно предложит разделить трапезу вместе. От аромата в желудке заурчало, рот наполнился слюной. Парень охотно принял свою порцию. Самые обыкновенные ингредиенты демоница сумела приготовить так, что не хотелось торопиться. Амагура дал себе насладиться пищей в полной мере. Тело обволокло приятное тепло, а пряное послевкусие хотелось заесть добавкой.

— И всё же, что произошло? — между делом поинтересовался парень.

— Я хотела проведать свой тайник с оружием, а тут выяснилось, что меня выслеживали. Без печатей я не могу использовать свои способности в полной мере, вот и попалась, — ответила Хелен. — Я для них такое же бельмо на глазу, как и ты.

— Почему вы сражаетесь с Ранкурой? Вас что-то связывает.

Женщина поморщилась, промолчав.

— У меня с ним личные счёты. Я не могу ничего рассказать пока.

— Тогда как насчёт объединить наши силы? Если мы…

— Амагура, — перебила его та, посмотрев в глаза, — пока ещё ты недостаточно силён.

— У меня ещё есть время набраться сил.

— Когда наступит твоё время, тогда настанет момент возмездия. Ты ещё молод, живи, учись, становись сильней. Избавься от своей метки и, если судьба благоволит и я выживу, тогда мы ещё увидимся, чтобы вернуть этому миру прежний покой.

Она оставила обещание, а затем исчезла, попрощавшись до лучших времён. Ощущение, что её и Ранкуру могло связывать нечто большее, долго не покидало Амагуру. Он надеялся увидеть её снова, пускай даже если встреча будет самой случайной. Это знакомство подарило слабую частичку надежды, подтолкнуло бороться за жизнь и искать новые пути спасения. Однако Хелен больше не появлялась, и с её уходом к скорому времени исчез и Хэлл, что могло означать только одно. Парень хотел бы верить, что она всё ещё сражается за тот мир, который хотела спасти, пока внезапно не осознал, что противостоять в одиночку опрометчиво. Однако было кое-что ещё, что однажды вызывало у Амагуры внутреннее противоречие. Он вдруг понял, что опасно доверять внутреннему зову пойти против Ранкуры, ведь после этого жизнь могла запросто оборваться.

  • ЕГЕРЬ / Хорошавин Андрей
  • Отзывы и оценки от Натальи Лебедевой (Бирюзы) / «Ночь на Ивана Купалу» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС. / Мааэринн
  • Помнишь этот снег октября? / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • ЗАМЕРШАЯ... / Аделина Мирт
  • Пособие для начинающих / Malfoy Emily
  • ОН. / Матиас Геннадий
  • Волк / Стиходром 2012-2013 / Анна Пан
  • Превращение / Симмарс Роксана
  • Красный чай / Фомальгаут Мария
  • Человечек из картошки / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Страна моя... / Фотинья Светлана

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль