Глава 15

0.00
 
Глава 15

Дни казались ему всегда до безобразия одинаковыми. Серое небо, нахмуренные облака, промозглый нещадный ветер и внемлющая тишина во время штиля. В пустыне бетонных исполинов порой возникало ощущение полной свободы, будто все эти поверженные города принадлежали приютившемуся здесь скитальцу. Он чувствовал, насколько одинок среди руин, и представлял, как скоро его жизнь разрушится точно так же в один миг, посереет и истлеет в прах, став единым целым с ветром, но если выдастся штиль, то зрелище получится уже не таким эпичным. Забавно. Развлечением, которое могло хоть как-то скрасить унылое существование, считались бои насмерть с бандитами и, разумеется, выслушивание болтовни девчонки из города ангелов — напоследок судьба решила дать всё самое лучшее. Правда, девушка не появлялась здесь уже больше недели. Наверняка в ней оставалась капля здравого смысла, и она просто решила не тратить время зря на безынициативного бродягу. Однако что-то бередило душу демона. Он действительно привык к Ангелине, что теперь находил больше поводов оставаться в тех руинах дольше. Куда интересней, Амагура полностью противился своим мыслям о ней.

Парень расхаживал по разрушенной постройке, бродил вдоль пустых комнат, выглядывал из разбитых окон, словно призрак. Пугать здесь было некого. Под сводом стен тень будто окутывала тело, погружая во мрак размышлений. Где-то здесь была припрятана деревяшка, на которой Амагура делал засечки ножом. Он отыскал её там, где оставил в последний раз, выудил из кармана нож и, сопя, сделал очередные засечки. Под ноги упали стружки, и на миг парень ощутил запах дерева на своих пальцах. Засечек много, а деревяшка скоро закончится. Амагура провёл пальцем по шероховатостям, пытаясь сосчитать, сколько ему ещё осталось ходить по земле. Эффект от проклятия со временем давал о себе знать, и с каждым днём он ощущал, что начинает засыпать крепче и спать гораздо дольше, а голову порой сдавливало от боли, сулящей скорую кончину. Остаться полностью покинутым в такой момент оказалось отнюдь тяжёлым испытанием. Отчего-то в сердце начинало щемить. Парень усмехнулся про себя: нашёл, о чём страдать, когда уже ничего нельзя изменить, бывший убийца. И грустно и смешно. Главное, чтобы она этого не увидела.

Крик, пронзивший тишину, словно летящее копьё, заставил Амагуру шелохнуться. Звуки доносились снаружи, и он, бросив деревяшку, метнулся вдоль коридора к лестнице и, ловко соскакивая по ступенькам, ринулся к выходу, заводя сердце бешеным ритмом. В просвете дыры парень сбавил темп и остановился, а затем вздохнул с укоризной. Какая встреча. Он снова нахмурил лицо, сделался таким, каким привык быть в глазах Ангелины. Девчонка всего-навсего угодила в магическую ловушку. Ангелина сидела прямо в груде стеклянных осколков, в центре пентаграммы, горящей чёрным огнём прямо на земле, и одному богу было известно, как девушку угораздило попасться. Впрочем, она всегда была невнимательной, ведь в городе ангелов, где всё максимально безопасно, такая осторожно ни к чему. Энергетические нити связали тело, не давая пошевелиться, и начинали душить при каждом движении. От паники девушка снова вскрикнула.

В ответ последовало не менее страшное эхо. Ангелина дёргалась от страха, не осознавая, что это может только всё усугубить. Девушка судорожно дёргала взглядом, ища помощь, однако являться на зов никто не спешил, да и вряд ли собирался. Глаза защипало от наступающих слёз. Вдруг почудилось, будто где-то неподалёку раздался шорох шагов. Ангелина замерла, ощутив всем телом, как бьётся от страха сердце. Она не могла пошевелиться, но чувствовала: кто-то действительно направлялся сюда и очень быстро, будто разозлёно. Девушка зажмурилась от страха. Шаги затихли совсем близко. Боязливо приоткрыв один глаз, она сначала увидела ноги, потом взгляд осторожно скользнул выше.

— Амагура! — Ангелина беспомощно захныкала. — Помоги!

Она попыталась сдвинуться с места, но удерживающая сила не давала пошевелиться, сдавливая всё сильнее и сильнее. Под ногами хрустели осколки, неприятно впиваясь в кожу. Амагура молча приблизился.

— Я что, умру сейчас? — не получив ответа, девушка запаниковала. — Нет! Я не хочу умирать!

— Да не рыпайся ты — хуже сделаешь, — парень, присев на одно колено прямо перед ней, начертил пальцем что-то на земле и приложил туда ладонь. — Вот тебе и чёртовы приключения, — вполголоса прокомментировал он.

Тёмное кольцо со знаками расползлось по земле дымкой и исчезло, оборвав невидимые нити, которые словно проникли паразитом в тело. Наконец стало легко дышать.

— Что это было? — вопросила Ангелина, придя в себя.

— Ловушка, — ответил тот.

— Ловушка? Откуда она здесь взялась-то?

— Вообще-то это я поставил её на случай, если опять придётся убегать от бандитов. Но ты угодила в неё раньше, поэтому мне придётся создавать всё заново, а это достаточно долго и утомительно, — Амагура, поднявшись, отряхнул руки и собрался уходить. — От тебя сплошные проблемы.

Ангелина попыталась встать, но паралич всё ещё сковывал тело.

— Подожди! — притормозила его девушка.

Парень остановился в полуобороте. Его глаз нервно дёрнулся.

— Я… не могу подняться!

Амагура, сопя под нос, возвратился шумным шагом. Он, прикоснувшись к онемевшим рукам, негрубо, но ловко с лёгкостью поставил её на ноги. Ангелина в замешательстве уставилась на него. Пока парень служил опорой, к ногам медленно возвращались силы. Он так близко. Взгляд девушки смущённо задрожал, она, вглядываясь в складки его плаща, боялась посмотреть ему в глаза. Хотелось думать, что Амагура делает это из лучших намерений и не потому, что его попросили. Ангелина невольно задумалась, как много сокрыто за неприступной холодной маской, за синевой тёмных глаз. О чём же на самом деле думал Амагура в такие моменты? В животе возник приятный спазм. Не хотелось, чтобы это мгновение когда-либо заканчивалось.

Она так близко. Амагура метал взгляд из стороны в сторону, будто стараясь спрятаться от чего-то. И почему вдруг девчонка навлекла на него такое смятение? Для него это было глупой реакцией. Чем чаще он задумывался о подобном, тем больше мысли начинали друг другу противоречить, и порой парень уже не мог противиться. Прикосновения ангела развеивали сомнения, словно свет, растворяющий своим ореолом тьму. Её руки были тонкими, а тело миниатюрным и оттого невероятно лёгким. Ангелина меньше. Меньше и слабее. Куда страшнее — наивнее. Ребёнок, не спешивший взрослеть. Мысль о том, с какой лёгкостью руки убийцы могут оборвать её жизнь, как цветок, будоражила кровь парня. Он устал, устал настолько от жестокости, что не мог больше вообразить, как кому-то придётся испытать боль на грани жизни и смерти. А ведь Ангелина будет возвращаться сюда снова и снова. Она придёт, даже когда его настигнет смерть, и если бандиты придут сюда…

Амагура нахмурился, развеивая беспорядочный сонм в голове. Нет, она ни в коем случае не должна догадываться о его мыслях. Демону не нужны чувства, тем более к ангелу.

Подушечки пальцев слегка покалывали после онемения. Ангелина собиралась сказать, что уже пришла в себя, но внезапно опешила, когда её дрожащие руки случайно соскользнули, оказавшись в ладонях парня. Он, призадумавшись о чём-то, слегка сжал их, и девушка растерянно захлопала глазами, чувствуя, как к щеками приливает кровь. Амагура не видел её смятения. Дыхание Ангелины вдруг спёрло, в коленках — лёгкая приятная дрожь. С чего вдруг? В мыслях взбушевались эмоции.

— Ладони, — указал взглядом Амагура, обрывая мгновение.

Ангелина возвратилась в реальность и стыдливо отстранилась, уткнув взгляд в свои руки. В ладонях неприятно щипало от порезов.

— Пустяки, — неловко улыбнулась девушка.

Она, создав с помощью энергии исцеления частичку света в руках, сложила ладони вместе. Свет быстро проник сквозь кожу, и все порезы мгновенно затянулись.

— Спасибо, — поблагодарила та. — Ты всегда меня спасаешь, мне так неловко на самом деле.

— Под ноги научись смотреть, — хмыкнул в ответ Амагура, — в следующий раз я не буду тебя вытаскивать.

«Но ведь неправда же», — улыбнулась про себя Ангелина. Парень, развернувшись, неторопливо побрёл куда-то.

— Постой!

— Чего ещё? — отозвался тот.

— Не против, если я с тобой пройдусь?

— Да делай, что хочешь, — парень всё-таки сдался.

Они шли молча, и звук разных шагов был словно диалогом. Амагура не спешил, в то время как девушка питала интерес к незнакомым постройкам и покинутым улицам. Её будоражила мысль, что когда-то это место населяли люди, здесь кипела жизнь, как и в Эленоре. Всё разрушилось в одно мгновение, и лишь где-то в глубине души теплилась слабая надежда, что однажды эти улицы снова заживут, перестанут быть серыми и мрачными. Резкий рывок за капюшон развеял раздумья, и Ангелина охнула от неожиданности.

— Я же говорил смотреть внимательней под ноги, — проворчал Амагура и отпустил её.

Девушка метнула взгляд вниз: осколки.

— Не заметила, — виновато улыбнулась она. — Спасибо ещё раз.

— Это точно был последний раз, — предупредил тот. — Я не собираюсь за тобой приглядывать. Не до этого мне.

— Ты всегда так говоришь, — улыбнулась Ангелина. — А в итоге всё равно помогаешь мне. Ты как будто заботишься.

— Прекрати буровить чушь, — буркнул парень. — Мне это неинтересно. Что бы я ни делал, это никак не относится к тому, о чём ты там подумала. К тому же, однажды меня здесь может не оказаться. Шла бы ты домой по-хорошему.

— Ага, бегу и падаю. Не для этого я столько тренировалась, знаешь ли.

— Вот в области падений и попаданий в неприятности у тебя однозначно талант.

— А у тебя талант в области ворчания, недовольства и отсутствия элементарной вежливости! — парировала та.

— Ещё и чрезмерная болтовня, — невозмутимо продолжил тот. — Слишком много «талантов» для одной малявки.

— А ты…!

— А мне просто больше повезло в каком-то смысле, — монотонно пробормотал Амагура.

— Ты ведёшь себя просто отвратительно.

— И всё же следовало тебя оставить в ловушке, — вполголоса добавил парень. — В следующий раз я учту это.

 

Вечер медленно размывал дневные серые краски неба сумеречной синевой. На руины неторопливо надвигалась ночная тень. Улицы превращались в пугающие силуэты, похожие на окутанных тишиной сгорбившихся титанов. С наступлением темноты ветер затихал, засыпая в кварталах и внутри зданий. Создавалось впечатление, будто этот мир на ночь накрывали непроницаемым куполом, сквозь который не пробивался даже свет звёзд.

Внутри небоскрёба было слишком темно. Непроглядная тьма поглотила всё на своём пути, на поверхности она была покровительницей, безмолвным хищником, который таился в самых отдалённых уголках. У Амагуры ловкие шаги, почти неслышные и предельно осторожные. Он превосходно ориентировался в беспроглядной тьме, будто был её неотъемлемой частью. Ангелине пришлось улавливать его движение и следовать вслепую. Парень двигался к лестнице, едва уловимый шорох шагов ускользал куда-то вверх. Долгий и мучительный путь по бесконечным ступенькам заканчивался крышей, и оба наконец-то выбрались на свежий ночной воздух. Девушка не раз замечала тяготение Амагуры к высоте. Он всегда смотрел поверх домов, когда привычно разглядывал что-то вдали. Казалось, будто он искал что-то.

— Что там такое? — поинтересовалась Ангелина, когда парень остановился у самого края.

— Ничего, просто осматриваюсь, — ответил тот.

— Да ведь не видно же ничего.

— У демонов развито ночное зрение, так что я всё вижу.

— Здесь наверняка высоко, — девушка, прищурившись, постаралась осмотреться. — Не хочешь полетать?

— Полетать? Головой вниз что ли? — мрачно усмехнулся Амагура.

— У тебя разве нет крыльев? — с сочувствием спросила та.

— Есть, почему нет? Но не уверен, что они могут быть полезными.

— А что не так?

Парень попробовал расправить крылья. Его окутал сгусток тени, которая сформировалась в неподвижные, опущенные к земле крылья. Ангелина, приблизившись, внимательно осмотрела их. Крылья демонов отличались тёмным цветом, а взлохмаченные вороные перья беспорядочно торчали во все стороны, придавая небрежный грубый вид. У Амагуры они выглядели какими-то безжизненными, будто лишёнными сил. Девушка, затаив дыхание, осторожно прикоснулась, поразившись мягкому оперению.

— Я не могу ими шевелить, — пояснил Амагура. — Проклятие коснулось и их тоже. Но это уже не так важно.

— Как это — неважно? Разве тебе никогда не хотелось летать?

— Хотелось, наверное, — нехотя проговорил тот после недолгой паузы. — Увидеть то, что находится за облаками, но это глупые детские мечты. Уже не так важно.

Он задрал голову, с прищуром посмотрев ввысь.

— Небеса не для демонов, — мрачно пробормотал он.

— Но это разве правильно — оставлять все свои мечты?

— Зачем мне пытаться делать что-то ради невозможного? Зачем мне верить в то, что невозможно? Тем более мне осталось недолго жить.

— И ты собираешься вот так проститься с жизнью? — неожиданно спросила Ангелина. — А если я смогу снять проклятую печать? Ты поверишь во всё, что было для тебя невозможным?

— Чего? — переспросил Амагура так, будто бы ослышался.

— Что будет, если я избавлю тебя от проклятия? — повторилась девушка.

— Никто не может избавить меня от этого проклятия, — чёрство ответил тот. — Вряд ли у тебя что-то выйдет, сама же видела.

— Я тренировалась слишком много, поэтому хочу попробовать свои силы, и мне хочется помочь тебе.

— Ты так самоуверенна? — усмехнулся парень.

— Самоуверенна, пока не узнаю, к чему приведут мои намерения.

— В этом вся твоя проблема.

— В этом вся я.

— Ты — это одна сплошная проблема.

— Иногда проблемы приводят к новым открытиям. А сможешь ли ты открыть для себя что-то новое, если я смогу избавить тебя от проклятия?

— Тогда я, наверное, просто сойду с ума.

— Вот и здорово!

Ангелина встала позади парня и положила руки на его крылья.

— Эй, ты чего удумала? — недовольно дёрнулся Амагура.

— Хочу использовать очищающий поток, чтобы снять проклятие.

— Серьёзно? Можешь даже не пытаться, — он меланхолично хмыкнул и отвернулся. — Это совершенно бесполезно.

— Звучит как вызов.

— Только зря энергию потратишь, честно. Эту печать много кто пытался разбить до тебя, результат безнадёжен, как видишь.

— Прекрати упрямиться, это займёт пару минут. Я всего лишь попробую. Больно не будет, обещаю.

Парень, утомлённо вздохнув, замер, позволив ей продолжить. Ангелина, размяв ладони, приступила к делу. Поначалу она немного волновалась, из-за чего достичь накопления энергии в камнях браслетов оказалось невозможно. Девушка сконцентрировалась, будто не желая проигрывать, но почему-то в самый нужный момент удача словно отвернулась. Неужели придётся видеть, как Амагура окажется прав? Неделя упорных тренировок сулила закончиться полным провалом. Ангелина зажмурила глаза, стараясь остановить всевозможные проявления пессимизма, и сделала глубокий вздох. Настраивающие мысли и дыхательная гимнастика выровняли потоки. Послышался знакомый кристальный звон, в этот раз он звучал более мелодично. Тело засияло в такт, источая энергию. В руках появились согревающие частички света и стали сыпать из ладоней блестящим песком. Ангелина, не медля, прикоснулась к чёрным крыльям, которые тотчас охватили сонмы сияющих пылинок, озаривших оперение бледно-голубым ореолом.

Амагура едва дрогнул. Какое-то тёплое щекотливое ощущение возникло сначала в крыльях, а затем разрослось по телу, наполняя каждую клеточку живительной силой. На мгновение дыхание сделалось невероятно лёгким, и в замысловатом звоне парню пригрезился едва уловимый детский смех, исходивший словно из глубины его сердца. Кратковременное забытьё развеялось, как только лёгкая паутинка, приятно пленившая тело, разорвалась в ночной прохладе. Ангелина убрала ладони и, отшагнув назад, замерла на месте, не отрывая глаз от крыльев Амагуры. Они расправились с вихрем ветра, и девушка поморщилась от дуновения, безотрывно разглядывая чёрное оперение. К слову, крылья Амагуры были такими же большими как у неё. Парень обернулся и, топчась на месте, пытался посмотреть себе за спину, а затем осторожно пошевелил одним крылом. Амагура оторопело вытаращился на светящуюся от энергии девушку, чьи глаза сгорали от любопытства. На её лице засияла улыбка. Парень недоверчиво ощупал лоб. Лицо его медленно помрачнело, и тело Ангелины, наблюдавшей за ним, погасло вместе с кратковременной эмоцией.

— Печать никуда не делась, — пробормотал Амагура. — Я же говорил.

— Ты уверен? — девушка не желала признавать поражение. — Дай посмотрю. Как так?

— Я предупреждал.

— Не верю, — та, расстроившись, разочарованно разглядывала знак на его лбу. — Почему? — её взгляд заблестел.

— Видно, такова судьба, — смиренно пожал плечами парень. — Я и не надеялся на лучшее, если честно.

— Так не должно быть, — не унималась Ангелина. — Я использовала самую сильную технику. Почему же…

— Твоя самая сильная техника освободила мне только крылья, вот за них тебе спасибо, хотя они мне и не нужны, — ответил тот. — Так что, когда я умру, то лучше не приходи сюда больше.

— Ты так спокойно об этом говоришь, — её голос дрогнул.

— Какой смысл мне, да и тебе тоже париться об этом?

— Да как ты можешь так говорить! — прервала его Ангелина. — Как можно так наплевательски относиться к собственной жизни, она ведь у тебя одна! Есть столько возможностей изменить свою жизнь к лучшему, а ты остаёшься в бездействии. Конечно, ничего не будет меняться, пока ты стоишь на месте!

— Нет никаких возможностей, девочка, — равнодушно ответил Амагура. — Уж где, а здесь точно нет. Это в твоём городе всё ровно и гладко, всегда есть перспектива для дальнейшего существования, но не у меня.

— Все преграды ты придумал себе сам, — продолжала настаивать девушка, чувствуя ком в горле. — Не бывает такого. Либо человек борется за свою жизнь, либо не делает ничего.

— В любом случае моя жизнь тебя не должна касаться. Мы слишком разные, понимаешь? Не тебе решать, как мне жить, — упорствовал тот. — Некоторым дорогам иногда лучше разойтись.

Ангелина закусила губу, чувствуя, какими горячими стали щёки.

— А ты не подумал, что ты кому-то можешь быть очень дорог? — выдавила она через силу.

— Интересно, кому? — усмехнулся парень. — Бывший убийца кому-то дорог, по-твоему? Смешно даже.

— Это эгоизм, — проронила девушка. — Ты самый настоящий эгоист, Амагура.

— Я должен растрогаться? — вскинул бровь Амагура. — Да, я эгоист и не скрываю этого, а вот ты готова пойти на любое унижение ради такого эгоиста. Будешь возвращаться сюда снова и снова, даже если я тебя сто раз прокляну и причиню боль. Я никогда не доверял чувствам, они мимолётны, а ты просто влюблённая дурочка, которая ничего не замечает.

Его слова были острым лезвием, нещадно полоснувшим по сердцу. Ангелина в замешательстве промолчала, хлопая глазами, её губы предательски задрожали от нахлынувшей обиды. Впервые в жизни она почувствовала то, что ангелу было чуждо — гнев, словно разжигающий в сердце огонь. От Амагуры не ускользнул тот блеск, мелькнувший в её глазах. Он понял, что задел девушку за живое, однако не проронил ни слова. Внезапно Ангелина вспорхнула, ловко метнувшись вперёд. Ветер её крыльев хлынул прямо в лицо. Амагура почти сразу оказался снесён с ног, когда та, проносясь мимо, неожиданно ухватила его за руку, утащив за собой. Парень не успел среагировать, и в глазах всё пошло кувырком. Ангелина крепко впилась в его руку. Вместе они продолжали лететь куда-то в бездонную темноту головами вниз.

— Ты что творишь?! — выругался Амагура. — Мы ведь так разобьёмся! Отцепись!

Девушка, взмахнув крыльями, лихо выровняла полёт, продолжая рассекать воздух до свистящего ветра в ушах. Она, огибая руины, резво поворачивала то вправо, то влево, избегая столкновений. Силуэты домов, проносящиеся мимо тенями, вскоре остались позади, и повеяло морской свежестью. Ангелина, выбравшись из плена города, устремилась вперёд к горизонту, куда уходило море.

— Ты что, моё терпение испытываешь? Отпусти живо! — трепыхался рядом Амагура.

Он не по своей воле продолжал нестись с такой же скоростью следом. Парень злобно оскалил зубы, зная, что попытка отцепиться от приставшей девчонки может оказаться неудачной и последней для него. Девушка и не думала его отпускать.

— Тебе жить надоело? — не унимался Амагура.

Отсутствие ответов его разозлило в край. Ангелина взмахнула крыльями несколько раз, набирая скорость.

— Чтобы ты знал, Амагура, взлететь можно даже выше неба, — сказала только она, её слова ускользнули в порыве ветра.

Поверхность с каждой секундой становилась все дальше, а впереди ждало нечто таинственное, прячущееся за толщей облаков. В груди сдавило от немыслимой скорости полёта. Граница облаков распростёрлась над самой головой, и Ангелина сделала последний рывок. В одно мгновение они погрузились в бледный ледяной туман, прорезав собой густую пелену. Крылья расслабились, а затем тело стало словно невесомым.

Бесподобная картина предстала перед глазами, и на смену негодованию пришла оторопь, которую наводило ночное небо. Бесконечный холст, усеянный сонмами звёзд, околдовывал своей тишиной и вечностью. Где-то частички неба сияли ярче других, словно становясь ближе, а где-то они исчезали в туманностях, рисуя неповторимый космический пейзаж млечного пути. А где-то вдалеке, в ореоле жёлтого света, ночную синеву разбавляли огни небесного города. С непривычки Амагура уставил взор высоко и замер, не заметив, как Ангелина наконец отпустила его руку. Он позабылся неожиданно для себя. Вид бескрайнего ночного неба завораживал и увлекал, будто уносил куда-то далеко вместе с душой. Жестокость, боль и тяготы остались там внизу, затерялись среди разрушенных руин и растворились во тьме ночи. Здесь же, выше неба, не было важно, ангел ты или демон, оно было недосягаемым, но открытым и чистым.

— Я просто хотела сделать что-то для тебя, — пробормотала Ангелина, отвлекая парня от любования звёздами. — Просто показать тебе мир с другой стороны. Это небо одинаково для всех, Амагура. Так почему оно должно быть скрыто за облаками? Ты хочешь жить на самом деле, просто зачем-то отгораживаешься от всего, что может тебе хоть как-то помочь.

Парень повернул голову в её сторону. Девушка упорхнула вперёд, взмахом крыльев развевая облачную дымку. Её призрачный ночной силуэт растворился в бледном небесном мареве. Амагура застопорился, невольно опасаясь сделать неверное движение крыльями и отправить себя в смертельный полёт. Однако исцелённые крылья надёжно удерживали в воздухе. Нужно было догнать Ангелину, прямо сейчас взять и сорваться с места. Превозмогая нахлынувшую дрожь, парень взмахнул крыльями, ощутив непривычный для себя полёт. Он почувствовал себя несколько беспомощным, неуклюже пытаясь выровнять полёт. Когда в последний раз он расправлял крылья? Полёт был позабыт однажды, как приятный сон, но теперь он снова стал реальностью. Ещё несколько взмахов — и воспоминание о скорости, с каким проносится ветер, ожило, воплотившись в движение крыльев. Ещё одно мгновение, и Амагура почувствовал, как облака расступились перед ним, будто небо взывало взлететь выше. Он вспомнил, как это — свободно летать, и предался полёту, будто летел впервые и напоследок. Глупая мечта, глупая детская мечта сбылась так неожиданно, и открылось в ней что-то и по-детски беспечное, и что-то по-взрослому философское, трогающее за душу.

Ангелина спланировала вниз, изящно приземлившись на носки, и спрятала крылья. Пока она была на поверхности, её глаза привыкли к темноте настолько, что могла теперь различить среди ночных теней, к которым фантазия пририсовывала замысловатые элементы, дорогу к мосту. Позади послышалось шарканье, торопливое и шумное. Девушка посмотрела из-за плеча, встретившись взглядом с Амагурой. Выглядел он запыхавшимся и растрёпанным после полёта. Глаза выдавали желание заговорить, но парень не произнёс ни слова, лишь убедившись, что Ангелина дошла до моста целой и невредимой. Они молча взирали друг на друга. Задоринка в глазах девушки давно угасла, и взгляд обрёл снисходительную мягкость, какую Амагура ещё ни разу не видел. Он снова обомлел на месте, ища что-то под ногами, метая взор по сторонам, будто собираясь сбежать. Пошёл за ней следом, ведомый странным чувством, а что сказать — не подумал.

— Я не надеюсь на долгую дружбу, — девушка прервала молчание первая, — и на нечто большее тоже. Я всё поняла и не хочу на чём-то настаивать. В конце концов, у меня есть своя цель, которую я собираюсь достичь. Мне только нужна помощь. Ты единственный, с кем я общаюсь здесь, и мне кажется, я могу тебе доверять. Именно поэтому я хочу освободить тебя от печати. Я приду снова, и если смогу разбить печать, — она взглянула ему в глаза, — ты пообещаешь мне помочь.

Её ровный, спокойный голос показался другим в этот момент. Амагура вдруг понял: сейчас девушка старательно прячет свои настоящие эмоции. Он наговорил сегодня много лишнего, сделав её такой.

— Если только ты освободишь меня от печати, — условился парень.

— Тогда до встречи, — напоследок бросила Ангелина.

— Да, — серо ответил тот.

Он проводил её взглядом, делая шаги назад, и, когда девушка скрылась под сводом моста, неторопливо поплелся по дороге в тень квартала. Странный зуд, возникший внезапно, заставил Амагуру почесать лоб. Парень, остановившись на полпути, нахмурился и вдруг дрогнул, судорожно пытаясь нащупать шероховатость, оставленную проклятой печатью. Он оторопело мусолил челку и пальцами обеих рук неуклюже возил по лбу, а затем вытащил из ножен кинжал, пытаясь различить в металле собственное отражение, но так и не нашёл то, что хотел увидеть.

  • Не зови / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • Меня съели крысы / Аптекарь
  • Марионетка (полная версия) / Миниатюрки к одуванчику / Малышева Алёна
  • Ова Юля [иллюстрации к сборнику «Все грани мира»] / Летний вернисаж 2017 / Художники Мастерской
  • Елочная история (6+) / "Зимняя сказка - 2013" - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Анакина Анна
  • Раскинулось море широко / Насквозь / Лешуков Александр
  • Автор - Книга Игорь / КОНКУРС АВТОРСКОГО РИСУНКА - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Pushkin et a Paris / Сибирёв Олег
  • Цунами / Лезвие / Рыжая
  • Воспоминание о былой любви. NeAmina / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • На краю Вселенной / svetulja2010

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль