Глава 2. Первая жертва

0.00
 
Глава 2. Первая жертва

Алистар никогда не бывал в этой части города. Обычно, покидая столицу, он проезжал от рыночной площади прямо, по широкой улице Стражей, к городским воротам. Теперь же ассасин уверенно повел его направо, и очень скоро они углубились в паутину небольших улочек, забитых домами и лавками мастеровых.

Спутник принца то ли чувствовал приближение ночных патрулей, то ли просто наизусть знал их маршруты. Так или иначе, беглецы каждый раз успевали переждать проход стражи в каком-нибудь темном углу и двинуться дальше.

Ночную тишину нарушали лишь редкие песни котов, радующихся наступившей весне, да время от времени — недовольные крики разбуженных пением местных. За криками обыкновенно следовал грохот ставен, плеск воды и надрывный обиженный мяв, после чего вновь воцарялись мир и покой.

— Далеко еще? — спросил принц, у которого от непривычно долгой пешей прогулки уже гудели ноги.

— Нет, почти пришли.

— Твое убежище здесь, среди лавок ткачей? — поразился Алистар.

— А Вы думали, мы пойдем в бандитский притон? — хмыкнул ассасин. — Ну уж нет. Если меня вообще будут теперь искать, в чем я, сказать по правде, сомневаюсь, то в первую очередь именно там. Какой вывод?

— Прятаться надо там, где искать не будут? — догадливо улыбнулся принц.

— Верно, Ваше Высочество.

Миновав лавку с дамским платьем и пару заведений, предлагавших, судя по вывескам, ринатанские шелка и все, что только из них делалось, спутники остановились на крыльце скромного заведения, совмещавшего в себе харчевню и гостиницу. Ассасин уверенно взялся за дверное кольцо и постучал. Сначала дважды, потом, после небольшой паузы, еще три раза.

Некоторое время было тихо, потом за дверью послышались шаги, звякнул засов и в небольшом, забранном решеткой окошечке, показалась сонная физиономия мужчины средних лет. Надо полагать, хозяина заведения.

— Вы, мастер? — зевнув, поинтересовался он. — Сейчас, сейчас.

Загремел замок, потом еще один, и вскоре дверь открылась, пропуская спутников в небольшой, но весьма чистый общий зал харчевни, освещавшийся сейчас единственной свечой, принесенной хозяином. В воздухе витали смутный вкусный запах чего-то жареного и едва уловимый аромат пива.

— Комната готова?

— Да, мастер, — кивнул хозяин, запирая дверь. — И одежду я достал, как Вы просили.

— Хорошо.

Вслед за ассасином принц поднялся по крутой, немного скрипучей лестнице и оказался в коридоре второго этажа. Все двери здесь были совершенно одинаковыми, но наемник уверенно подошел к одной, третьей справа, и открыл ее своим ключом.

— Мне нужно кое с кем встретиться, — сообщил он принцу, пропуская его внутрь. — Это ненадолго. А Вы пока переоденьтесь. Незачем сверкать золотым шитьем в этих местах.

За спиной Алистара закрылась дверь, щелкнул замок. Оставшись в тесной комнатке в одиночестве, принц присел на кровать рядом с грудой ношеной, но чистой одежды. И, впервые с того момента, когда застал в своей спальне незваного гостя, всерьез задумался о происходящем.

Теперь ему начало казаться, что он сделал все совершенно неправильно. Нужно было идти к отцу, начинать расследование, искать заказчика. И уж точно не бежать из дворца в компании наемного убийцы. Но вот ведь что интересно: ни одно из этих вполне разумных соображений в тот момент ему даже в голову не пришло!

Рассмотрев простую серую куртку, лежавшую поверх остальных вещей, Алистар с раздражением бросил ее обратно. Да, он испугался. Кто бы, спрашивается, не испугался, обнаружив в собственной спальне убийцу. Но можно ведь было что-нибудь предпринять! Заболтать, сделать вид, что готов сделать то, чего хочет ассасин, а самому хоть попытаться выбраться из комнаты и позвать охрану. Запертая дверь, конечно же, была проблемой изрядной, но не совсем уж неразрешимой. Например, можно было сбежать, едва оказавшись внизу, под окном.

Так почему же вместо этого он, всегда считавший себя человеком неглупым, покорно, как теленок, пошел за убийцей?! Более того, почему вдруг легко и безусловно поверил в то, что его не собираются убивать? Вдруг это похищение? И очень скоро сюда явится какой-нибудь безумный чернокнижник, чтобы принести его в жертву. А может, чтобы сделать из наследного принца куклу, покорную воле какого-нибудь алчного герцога. Или жаждущего власти мага.

Стиснув рукоять кинжала, Алистар попытался успокоиться и решить, как быть дальше. Просто бежать было страшно, да и бессмысленно. Дорогу, которой они шли, он не запомнил, потому, что даже не думал об этом по пути сюда. Опять-таки интересно, почему. А пытаться найти помощь у обычной городской стражи тем более не стоило. Кто из них знает наследника престола в лицо? В лучшем случае, примут за сумасшедшего и запихнут в камеру с ворами и бандитами до утра.

Конечно, можно добраться до какой-нибудь лавки, понадеявшись на то, что там попадутся добрые люди, которые укроют его до утра, а потом помогут добраться во дворец. Но это выходило еще рискованней попытки договориться со стражей. Потому, что закончиться могло точно так же, в камере. Или вовсе в темном переулке с проломленной головой, если добрые горожане сочтут его не сумасшедшим, а вором или бандитом.

Получалось, что лучше всего было дождаться утра и попробовать улизнуть. Выбраться через окно на крышу, перепрыгнуть на соседний дом и оттуда спуститься на другую улицу. Мастеровые встают рано, можно будет спросить дорогу до рыночной площади. А уж там и до дворца как-нибудь дойти. Но на этот случай стоит переодеться, чтобы не привлекать на улице лишнего внимания.

 

* * *

Выбравшись на улицу, Дэмиэн пошатнулся, свернул за угол, в спасительную темноту, прислонился к стене и прижал ледяные, мелко подрагивающие ладони к ноющим вискам. К горлу подступала тошнота, перед глазами плавали пятна мути, похожей на болотный туман.

Прикасаться к сознанию большинства людей — все равно, что в нечистоты нырять. А хуже всего то, что, делая это, на время становишься тем, на кого воздействуешь. В проклятом дворце было много стражи. Убедить их в настоятельной необходимости срочно навестить отдаленные части парка или вовсе погреться в караулке было легко. А вот отделаться потом от посторонних мыслей и эмоций…

От нахлынувших чужих воспоминаний его все-таки стошнило, но легче не стало. Опустевший желудок продолжал нервно и зло сжиматься, голова откликалась на это новыми и новыми волнами боли. Пропади он пропадом, такой дар!

Дэмиэн ненавидел пускать в ход артенсэ, магию разума. Обычно можно было найти и другой способ проникнуть в нужное место. Отыскать план здания, выяснить количество, расположение и время смены постов стражи, чтобы незаметно проскользнуть между ними. Подкупить кого-нибудь, в конце концов. Обычно, но только не в этот раз.

Сбор сведений, поиск людей, готовых помочь за соответствующую плату — все это требует времени. Иногда дни, чаще недели. Смотря по тому, насколько хорошая попадалась охрана. На разработку плана проникновения во дворец императора могло уйти несколько месяцев. А счет, между тем, шел буквально на часы.

Это был его единственный шанс: спутать карты противника, заставить его действовать слишком быстро и потому необдуманно. Только так оставалась надежда найти хоть какие-то следы, ведущие к похитителям, прежде, чем те успеют их замести.

Только это заставило его отказаться от давней клятвы, данной самому себе, и вновь воспользоваться артенсэ, пройдя напролом. И хорошо, что человеческие колдуны, увешавшие дворцовых стражей гроздьями амулетов от всего подряд, знать не знали о существовании этой эльфийской магии. А впрочем, если бы и знали… от артенсэ нет защиты. Не просто же так она зовется последним доводом Владык.

Новый приступ тошноты заставил скорчиться, сползая по стене на холодную землю. Сейчас бы выпить горячего вина и полежать в теплой постели. Хотя бы пару суток. Но и на это нет времени.

— Вот ты где.

Голос, раздавшийся совсем близко, заставил вздрогнуть, поднимая голову.

— Выпей.

Ледяная горьковатая жидкость едва не вызвала новый приступ слабости, но через несколько мгновений тошнота отступила, и даже головная боль немного поутихла. Дэмиэн смог, наконец, толком разглядеть озадаченное лицо Тэссара.

— Что это было?

— Средство от похмелья, — хмыкнул сидящий рядом на корточках маг.

— Думаешь, я напился?

Мужчина только руками развел:

— По твоему виду похоже на то. Впрочем, не мое дело. Я принес «темное стекло».

— И что еще?

— Совести у тебя нет, — вздохнул Тэссар. — Я и без того рискую.

— Совести нет у тебя, — парировал Дэмиэн. — Я лишь пользуюсь этим. Заметь, далеко не бесплатно.

Маг, еще раз вздохнув, положил в протянутую ладонь ассасина небольшой мешочек из черного бархата.

— Здесь все?

— Да, как ты просил. Кстати, происшествие во дворце — твоя работа?

— А разве что-то случилось во дворце? — приподнял бровь Дэмиэн.

— Пока не знаю. Но шум там изрядный.

— И что с того? — холодно спросил ассасин. — Это не нашего ума дело, о чем там шумят.

— Ладно, — легко согласился маг. — Мне пора.

Оставшись в одиночестве, Дэмиэн наконец поднялся на ноги. Удивительно, но от маговой настойки ему в самом деле полегчало. Видимо не зря всегда казалось, что у этих двух состояний есть что-то общее.

 

* * *

Зеркало брызнуло на пол мелкими, как снежинки, осколками. Пол покрылся мерцающим ковром, по которому продолжили пробегать серебристые волны. Стоявший перед опустевшей рамой человек в темном плаще с глубоким капюшоном раздраженно взмахнул рукой, возвращая крошечные частички стекла на место.

— Как это могло произойти? — риторически вопросил он. — Как мог убийца добраться до принца так быстро? Я полагал, во дворце достаточно хорошая охрана.

Коленопреклоненная фигура за его спиной опустила голову еще ниже и тихо забормотала из-под закрывающей лицо маски:

— Убийца, скорее всего, вовсе ни при чем. В спальне случился пожар. Полагают, принц перебрал крепленого майтарского, опрокинул канделябр…

— Тело опознали? — перебил хозяин, кончиками пальцев изучая восстановленное зеркало.

— Придворный маг подтвердил, что погиб именно принц Алистар.

— И ты полагаешься на слова придворного идиота?

— Император вызвал главу гильдии, мэтра Ривеуса. Тот согласился с коллегой.

— Уже лучше, — усмехнулся хозяин. — Растешь в моих глазах. Веди мальчишку.

— Мы начнем сейчас? — неуверенно поинтересовался коленопреклоненный.

— Мы собирались начать, как только Алистар умрет. Он умер. Так какого демона ты задаешь идиотские вопросы?

С шипением выпрямившись, человек в маске, заметно припадая на правую ногу, зашагал к дверям. С усилием приоткрыл тяжелые створки, протиснулся в щель и скрылся в темноте.

Хозяин зала еще раз провел ладонью по глади зеркала. Та откликнулась, волны пробежали по ней, словно по потревоженной воде. В серебрящейся глубине замелькали неясные тени, сплетаясь в силуэт, напоминающий отражение стоящего перед зеркалом.

— Скоро, Владыка. Ждать осталось недолго…

Послышались ругань и возня, еще раз скрипнула дверь. Человек в маске вернулся, таща связанного подростка. Мальчишка мычал сквозь кляп и отчаянно пытался вырваться. В последний момент ему удалось извернуться и чувствительно лягнуть своего провожатого. Тот с громким ругательством швырнул парня на каменный пол лицом вниз и согнулся, схватившись за ушибленное колено.

— Мелкий гаденыш! Я ему шею сверну и заставлю…

— Заткнись, — холодно приказал хозяин, отбрасывая, наконец, капюшон.

Мальчишка, едва успевший подняться на четвереньки, увидев это, отчаянно замычал и вновь опрокинулся на спину. Глаза его расширились от ужаса, лицо, перемазанное кровью, текущей из разбитого при падении носа, побелело.

— Знаешь меня? Вижу, знаешь.

Склонившись над трясущимся подростком, хозяин схватил его за волосы на затылке и провел второй рукой по лицу. Кровь, до этого сочившаяся из разбитого носа каплями, потекла двумя струйками, послушно собираясь в подставленную ладонь.

Человек в маске нервно икнул, делая шаг назад. Почти черная в неверном свете факелов, кровь не проливалась на пол, будто хозяин зала держал в руке невидимую чашу. Да наверное, так и было. И когда эта чаша наполнилась до краев, хозяин вновь отшвырнул мальчишку, вернулся к зеркалу и, обмакивая пальцы в собранную кровь, принялся чертить на полу перед ним знаки. Каждый новый символ вызывал в темной глубине вспышку света, то синего, то зеленого.

— Мы были правы? — опасливо пробормотал человек в маске.

— Конечно же, я был прав. Это кровь Мечника. Первый убийца. Первая жертва.

Тем временем, мальчишке удалось подняться на ноги. Затравленно оглядевшись по сторонам, он побежал к выходу из зала. Сначала неуверенно, спотыкаясь на каждом шагу, а потом все быстрее. Мужчины, казалось, и не замечали, что происходит, слишком увлеченные разглядыванием странного зеркала.

Добежав до дверей, подросток попытался было приоткрыть их плечом, чтобы выскользнуть наружу. Но стоило ему коснуться резного дерева, как створки с грохотом захлопнулись. Мальчишка застыл на мгновение, а потом повернулся и прислонился к ним спиной. В его глазах больше не было страха, на убийц он смотрел с вызовом.

— Кровь Мечника, — вновь улыбнулся хозяин, закончив со знаками и выпрямившись перед ставшей теперь угольно-черной гладью зеркала. — Никогда не сдается.

Остатки крови словно впитались в раскрытую теперь ладонь, черными полосами вен зазмеившись по коже. Глаза на миг превратились в алые озерца, потом их затопила тьма. Хозяин зала сморгнул и удовлетворенно улыбнулся.

— А папаша его обделался от страха, когда мы пришли, — хохотнул человек в маске.

— Это не имеет значения. Нам нужен только мальчишка. Тащи его сюда, пора.

Из-под маски донесся смешок. Мужчина подошел к застывшему в неподвижности подростку, схватил его за шиворот и поволок к зеркалу. Мальчишка почти не сопротивлялся, не издавал больше ни звука. Только скользил по сторонам равнодушным взглядом.

— На колени. И развяжи его.

Подросток покорно позволил поставить себя на колени. Теперь он смотрел на зеркало, неотрывно и до странности спокойно. Как смотрят, когда уже смирились с неизбежным. Или когда точно знают, что делать.

— Чего это он? — шепотом спросил человек в маске, кинжалом разрезая веревки на руках мальчишки.

— Он все знает, — пожал плечами хозяин. — Мечник здесь.

— Но как? Ведь он же…

— Дураки и герои не умирают. Но не волнуйся, он не сможет ничего сделать. Неси меч.

Человек в маске склонился над овальным камнем справа от зеркала и бережно поднял старый меч. Простая кожаная оплетка рукояти буквально рассыпалась в руках от старости, но лезвие до сих пор блестело, отражая трепещущий свет факелов. Вязь странных символов на клинке, казалось, двигалась, изменяясь, сквозь века продолжая жить собственной жизнью.

— Это тот самый?

— Да.

Голос заставил человека вздрогнуть, едва не выронив оружие. Казалось, слово сорвалось с уст мальчишки. Но это было невозможно, сквозь плотную ткань, затыкавшую рот, подросток мог разве что мычать.

— Рад, что ты здесь, — неприятно улыбнулся хозяин зала, забирая меч из рук перепуганного помощника. — Видишь, все происходит именно так, как обещал Владыка.

— Рано радуешься, раб. Я видел глупцов вроде тебя. Точнее, их головы.

Человек в маске испуганно попятился, прижимая ладони к плотной ткани, закрывавшей его рот. Но под взглядом хозяина замер, успев сделать всего пару шагов.

— Слабые недостойны величия Владыки.

— Уверен, все они думали так же. Про других. А себя считали сильными. Только просчитались.

— А ты, Мечник, считал себя сильным?

— Я доказал это, нанеся последний удар. Владыка забирал головы своих слуг, я забрал его голову.

— А теперь он заберет твою.

Лезвие ярко блеснуло, взмывая в воздух. Но голова мальчишки не слетела с плеч. Он так и остался стоять на коленях, застывшим взглядом уставившись в чернильную темноту зеркала. А кровь из перерубленной шеи, словно щупальца морской твари, поднималась вверх, к сияющей глади темного стекла, растекаясь по нему и исчезая во мраке.

— Дураки и герои не умирают. Поэтому Владыка снова падет.

— Мечтай, дурак, — отозвался хозяин зала, вновь набрасывая на голову капюшон.

Приняв последнюю каплю, зеркало ярко вспыхнуло, озарив зал ослепительным алым сиянием. Человек в маске рухнул на колени, закрывая лицо широкими рукавами. Хозяин остался стоять спокойно, глядя на то, как в глубине дергается в диком танце фигура, похожая на огромную чернильную кляксу.

Через несколько мгновений алое сияние исчезло. И живая, волнующаяся тьма, заключенная в серебряную овальную раму, вновь стала обычным зеркалом, отражающим упавшее, наконец, на пол тело подростка, его откатившуюся в сторону голову и двух мужчин, застывших неподалеку.

— Это все? — ломким голосом спросил человек в маске, так и не рискуя подниматься на ноги.

— Это только начало.

— Следующим будет Маг?

Капюшон утвердительно качнулся.

 

* * *

Быстро спрятав под кипу развернутых свитков маленькую книжицу, обтянутую алым шелком, Малисса уставилась в лежащий на столе гримуар. Изо всех сил постаравшись сделать лицо как можно серьезнее и сосредоточеннее. Кажется, это удалось ей не слишком хорошо, но наставник все равно не обратил на девушку внимания.

Вихрем ворвавшись в комнату, мэтр Ривеус схватил лесенку, переставил ее поближе к шкафу с книгами и взлетел по ступенькам без единой обычной жалобы на годы и больные кости. И тут же принялся, бормоча себе под нос что-то неразборчивое, перебирать пыльные книги.

Малисса осторожно скосила глаза на учителя. Таким возбужденным и увлеченным она видела его впервые. Обычно глава гильдии магов казался безмерно скучающим мудрецом, вынужденно снисходящим до окружающих его бестолковых детей.

— Нашел! — выпалил старый маг, прижимая к груди огромный пыльный фолиант.

— Что нашли? — неожиданно сама для себя пискнула девушка, заметив, что уголок любовного романа, который она тайком читала вместо книги по теории заклинаний, предательски выглядывает из-под бумаг.

— Карту, — ответил наставник, и тут же, спохватившись, спросил: — Ты подготовила свой урок, ученица?

— Учу, — пролепетала Малисса, вновь утыкаясь в немного выцветший пергамент.

Мэтр Ривеус поглядел на механические часы, стоявшие в углу, перевел суровый взгляд на ученицу, но отчитывать не стал. До конца отведенного ей для занятий времени оставался еще почти час, а нарушать собственные указания было не в правилах архимага.

— Когда закончишь, выполни одну мою просьбу.

— Какую, учитель? — встрепенулась девушка.

— Найди книгу по истории Цитадели Сумерек и прочти первую часть. Шкаф я не запер. Сегодня вечером буду занят, потому отчитаешься завтра. За оба урока.

Малисса замерла от изумления. Никогда прежде ей не разрешалось даже заглядывать в шкаф учителя. Это был самый строгий из всех его запретов. А вот сейчас мэтр сам велел ей туда влезть, да еще и взять книгу. И какую! О Цитадели даже архимаги редко говорили вслух, а уж ученикам и подавно не разрешалось совать нос в подобные вопросы. Определенно, ночью произошло что-то очень странное. Или страшное.

— И вот еще что. Верни глупую книжонку, которую прячешь под свитками, обратно Луаде. Не хочу, чтобы моя ученица стала такой же бестолковой курицей.

Густо покраснев, Малисса поспешно кивнула, но мэтр на нее уже не смотрел, слишком увлеченный листанием найденного фолианта.

  • На цыпочках любви / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Этот вечер остыл под холодными струями ветра... / Стихи разных лет / Аривенн
  • Восемьдесят пятый километр / Бунингит
  • Безработица / Ассорти / Сатин Георгий
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Чужие… / Уже не хочется тебя вернуть... (2012-2014 гг.) / Сухова Екатерина
  • Heinrich Heine, Ильза / Генрих Гейне, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Человеческая чернь. / Фурсин Олег
  • Записки странника / Некрасова Лена
  • 1. 07. Rainer Rilke, когда б однажды очень тихо / ЧАСОСЛОВ, Р.М. Рильке / Валентин Надеждин
  • находка / Старкова Ника

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль