Глава 26 / Марсианские войны - 1 (хроники Марса Сандерса) / Позолотин Михаил
 
0.00
 
Глава 26

Глава 26

 

Джордж проснулся лишь к вечеру. Открыл глаза, приподнял голову, остановившись взглядом на мне, столе с выпивкой, табурете, вяленой рыбе, снова на мне… Кивнул и, кряхтя от усилия, сел. Обхватив руками голову, посидел так минуту.

— Майк…Эй, Майк!..

— Да, Джордж?

— Там что-нибудь осталось?..

— Еще прилично.

— Плесни-ка мне виски, будь добр…

После первого же глотка ему полегчало, он уже не обнимал голову и смотрел вокруг себя вполне осмысленным взглядом.

— Славно…

Он выдохнул и сделал еще глоток.

— Очень…да…Ну что, пойдем прогуляемся?

— Я не настаиваю.

— Брось, я же тебе обещал… Идем.

Я помог ему встать и он медленно поковылял к двери. Остановился, придирчиво оглядел меня и направился к шкафу. Порылся там малость и выудил грязный белый пиджак с потеками кетчупа на рукаве. А может, это был и не кетчуп.

Протянул его мне.

— Надень-ка. Давай-давай, я не хочу, чтобы кто-то решил, что у тебя есть монеты и мы получили бы в спину по пуле.

Я натянул пиджак, не особо и возражая, а мысленно даже благодаря его за подарок. Мы вышли на пляж и Джордж потянулся, раскинув руки. На небе уже появились звезды и тонкий новорожденный месяц. Вдали, за нашими спинами, отсвечивали огни небоскребов и радуги вывесок с переливом рекламы. Волны мерно накатывали на берег под тихий размеренный шепот.

— Вот это и есть Рио, парень! Вся жизнь здесь начинается только после захода солнца.

Он придирчиво оглядел меня, набрал горсть песка и растер мне по обеим штанинам. Оглядел еще раз и удовлетворенно кивнул.

— Без обид, Майк… Идем.

И мы побрели туда, где виднелось разноцветье неона. Жара заметно уменьшилась до приятной прохлады и народу на улицах было значительно больше. Ночная жизнь еще только входила в свои права, судя по толпам у баров и ночных клубов. По улицам прогуливались парочки, иногда семьи с детьми, раскланиваясь со знакомыми и наслаждаясь вечерним бризом. Это был совсем не Нью-Йорк, где с наступлением темноты большая часть добропорядочных граждан стремилась укрыться за стенами и дверями. Ночной Рио был похож на россыпь драгоценных камней. Нью-Йорк тоже, но по ночам он мрачен, а Рио — нет.

— Видишь вон тех парней на углу?..

Майлс показывал на кучку подростков.

— Увидишь где-нибудь, — лучше держись подальше. Вон тот бугай справа, — с носом, вдавленным в череп, — он называет себя Князем Тьмы.

— Князь Тьмы? Он же похож на панка.

— Так и есть. Но этим соплякам нужны громкие имена, ты же понимаешь. Не могут же они называть себя Мистер Дебил или Чизбургер…

— Чизбургер — хорошее имя. Я бы назвал так кота, если б он у меня был…

Мы идем дальше, мимо ночного кафе. Джордж кивает налево.

— Мужик рядом с вывеской, в розовом пиджаке… Нет, вон тот — с блестящими волосами — отвечает за весь кокаин в районе. Не самая крупная шишка, но и не из мелких, уж точно.

— Ему бы только в порно сниматься.

— Все мужики похожи на порноактеров. Разве нет?

— Нет.

— О’кей, у кого нет члена, тот не похож.

Джордж берет меня под руку.

— Давай заглянем сюда.

И ведет в небольшую закусочную в проулке.

Сидя за столиком над порцией «Брахмы», доверительно наклоняется ко мне.

— Скажу тебе честно, Майк, ты не очень-то смахиваешь на копа и это бесспорный плюс, но все равно, — одному тебе здесь лучше бы не гулять. Ты уж поверь мне, я давно в этом городе…

Точно так же прошел и весь следующий день, а потом еще один и еще… Мы бродили по барам, ошивались в закусочных, иногда делая вылазки на пляж, чтоб слегка освежиться и остудить уставшие головы. Дважды на старой лодке Джорджа мы выбирались в море, причем оба раза я настойчиво греб к Рыбацкому острову, упирая на то, какую роскошную поклевку мне обещали именно в этом месте. Уже на следующий день, втихаря от Мака, я купил себе спиннинг и снасти, пока он отсыпался после вечерней попойки. Таким образом, я отчасти оправдал нашивку на чехле, а кроме того, у Рыбацкого острова и правда клевало неплохо. За то время, что мы прохлаждались возле владений Мэнхарта, я приметил сторожевой катер, который патрулировал остров. К счастью, он был всего лишь один, да и патрульные оказались довольно ленивыми. Все это было мне на руку. Вышек на острове вроде бы не было, а вот собаки присутствовали. Ну да ладно, бой план покажет…

Затем мы отправлялись обратно в алкогольные недра Рио, в которых Джордж был большой знаток. Если б он пил чуть меньше, возможно, он и спросил бы меня, какого дьявола я таскаюсь повсюду с рюкзаком и чехлом? Но он не спрашивал, а я не объяснял. Вместо этого он охотно рассказывал мне о местной жизни, а я старался быть благодарным слушателем.

Джордж пил и рассказывал, а я смотрел, слушал и запоминал. Это все было бы, по большему счету, пустой тратой времени, если бы не два «но». Во-первых, прежде чем соваться в любую незнакомую среду — оглядись и изучи ее. Если у тебя на это есть время, конечно. Во-вторых, так уж звезды совпали, что к вечеру третьего дня мы встретили Мэнхарта-Хиделла. Он вышел из белой «шевроле-малибу» в сопровождении трех плечистых парней. Двое топали по бокам, один сзади. Так ходит и охрана и конвой, но эта троица охраняла Мэнхарта, а не конвоировала, достаточно было взглянуть на их лица.

Мэнхарт с первого взгляда мало напоминал Харпера — большие черные очки, кожа намного смуглее, небольшая черная борода а-ля Кастро и незаживший розовый шрам через левую щеку.

Я поволок Джорджа на другой конец улицы. Мне надо было подобраться поближе и кое-что проверить. Грех было упускать такую возможность. Джордж пытался сопротивляться.

— Куда ты меня тащищь, черт побери?..

— Мы еще не были в том баре…

— Ты с ума сошел, парень! Ты знаешь, сколько там стоит стакан гуараны?..

— Не страшно, я угощаю.

Мне надо было проверить, что это сам Мэнхарт. Лично. Собственной персоной. А не какой-нибудь клон. Шрам, конечно, и все такое, но шрам налепить недолго, было бы умение. Надо проверить. Цена вопроса — двадцать метров.

Джордж был пьян как сто чертей, я притворялся, но его перегара хватало на нас обоих, так что я чувствовал себя в безопасности. Плюс ко всему, тряпье, которое мне дал Майлс, оказалось вполне неплохой маскировкой.

Через пару минут я подобрался достаточно близко, чтобы понять, что все, кто был в той четверке, появились на свет естесственным образом, а не в стеклянной пробирке. Что мне и требовалось.

Конечно, однозначно это еще ни о чем не говорило. Может, у Мэнхарта и был туз в рукаве, да только вряд ли. Половина людей арестована, другие сбежали. У него оставалсь еще та, самая первая, лаборатория, но я бы на его месте сейчас думал бы о том, как понадежней и побыстрее исчезнуть, а не о игре в маскарад с подставными фигурами. Может, я и ошибался, кто знает… Время покажет. Пока же, все как будто складывалось довольно удачно.

Мерфи утверждал, что если все идет по плану, значит, вы чего-то не замечаете. Довольно спорно, по-моему. В любом случае, он же и говорил: когда сомневаешься — опустоши магазин.[1] Поглядим, что к чему…

— Ты прав, Джордж, там слишком дорого, идем обратно.

Он возмутился.

— А я тебе о чем толкую?!.. Ты никогда меня не слушаешь…

Мы вернулись к шевроле. Я нащупал в боковом кармашке рюкзака крохотный шипастый шарик и, когда мы поравнялись с полуоткрытым окном, небрежно махнул рукой и шарик остался в салоне.

— С меня на сегодня хватит, Джордж. Многовато впечатлений, да и не выпью я больше. Если хочешь, возьмем пару бутылок и на боковую.

— Здравая мысль…— пробормотал он, еле держась на ногах.

Я отбуксировал его в хижину и погрузил на кровать, а сам вышел наружу, уселся на песке, вставил в ухо маленький динамик и приготовился слушать.

Полчаса ничего, кроме обычных дорожных звуков, потом зазвонил телефон.

— Да? …Да, ничего не меняется. Документы готовы? …Отлично, а что с биографией? Хорошо. Главное, чтобы все было в порядке с гражданством и чтобы любая проверка выявила бы, что я прожил в этой стране всю свою тихую жизнь. …Да… Да, хорошо…значит, послезавтра я вылетаю.

Разговор закончился и больше не было произнесено ни слова.

Так. Значит, Мэнхарт планирует свалить и стать образцовым гражданином с новым прошлым. Что ж, ожидаемо.

Я вынул из рюкзака навигатор. Машина с Мэнхартом двигалась на север по Авенида Атлантика мимо отеля «Астория Палас». Я следил за ней до тех пор, пока она не остановилась в районе ресторана Мариуса. Затем светящаяся точка пересекла линию пляжа и переместилась на воду, где, видимо, поджидал катер. Таким образом, Мэнхарт благополучно вернулся на свой остров.

Похоже, настал мой черед, если я не хочу гоняться за ним по всему свету до конца своих дней.

Конечно, мне не хотелось лезть на остров, полный головорезов, но если Мэнхарт уйдет, то неизвестно в какой норе он окопается и, не исключено, достать его там будет еще сложнее.

Я вызвал Ларса и все ему объяснил, обрисовав ситуацию. Видно было, что швед сомневается и я его понимал.

— Прости за банальность, Марс — каков план?

— Ну… — Я сделал вид, что задумался. — Сцены на заводе не будет. Я просто приду туда и всех их убью.

— Хороший план.

На этом мы распрощались.

Стемнело уже достаточно для того, что я задумал. Значит, самое время действовать.

Я достал из рюкзака два герметичных пластиковых мешка с ремнями и упаковал сам рюкзак и чехол с винтовкой. Рюкзак закрепил на спине, а чехол на груди и вошел в воду. Перед тем, как стартовать с Робин-роуд, я оставил в гараже почти все, упаковав в рюкзак лишь контейнер, бронежилет и беретту с ножом. А также по максимуму гранат. Получилось примерно килограмм тридцать вместе с винтовкой. Я весил легче, чем галапагосская черепаха и тяжелее, чем каймановая, но, в общем, плыть было можно, если не очень спешить.

Белый пиджак Джорджа я предусмотрительно скинул у хижины, — не хотел, чтоб на моем надгробии было написано — «Он был классной мишенью ночью…»

Прайс когда-то говорил нам, что порой в безвыходных ситуациях есть шанс, если действовать вопреки логике, потому что действия профессионалов еще можно предсказать, но в том и дело, что мир полон любителей[2]. Значит, есть шанс, что какой-нибудь самодельный экспромт приведет, в итоге, к успеху. Я крепко надеялся на это, потому что больше надеяться было не на что.

Они ждали штурмовой отряд, а не одного человека. На этом я и сыграю.

Если же у меня ничего не получится — не беда. За меня все сделает СБС — рано или поздно. Скорее все-таки поздно, но тем не менее. Если эти ребята в кого-нибудь вцепятся, на нем можно смело поставить крест, уж мне ли не знать. Поэтому, если сегодня для меня все закончится, это мало что поменяет. Йорген поможет Полуксам скрываться до тех пор, пока Мэнхарт не будет схвачен или убит. Если понадобится — наймет нескольких толковых ребят для охраны. В любом случае, Полуксы смогут вздохнуть свободнее — Мэнхарту сейчас не до планов мирового господства и не до мести. Сейчас его больше всего волнует собственная шкура, по возможности целая и невредимая.

А если я сыграю в ящик у берегов Бразилии, то это тоже не худший вариант. Прекрасное место, чтоб умереть — одно из самых живописных на свете. Я и так живу в долг, причем не впервые. И кто сказал, что раньше хуже, чем позже?.. Тем более, что припозднился я уже довольно давно?..

Из-за острова показался патрульный катер, на носу которого был установлен прожектор. Я вдохнул поглубже и ушел под воду. Мне сейчас только пули шальной не хватало. Нет уж, спасибо, без премии Дарвина я уж как-нибудь обойдусь[3]

Луч скользнул надо мной и ушел влево — катер медленно поворачивал, огибая остров по часовой стрелке. Я подождал еще немного и вынырнул, стараясь не слишком громко дышать. Катер был впереди, метрах в пятидесяти, насколько вообще можно было хоть что-нибудь различить. Восемнадцатифутовый «Трупер» или что-то вроде того… Я чуть отдышался и поплыл дальше.

Три километра — недетская забава для любого пловца, а если прибавить сюда же одежду, вес груза и необходимость время от времени играть в подводную лодку… В общем, до того, как мои ноги коснулись песчаного дна, я уходил под воду еще трижды, а когда выполз на берег, первым делом, само собой, забился поглубже в кусты, а потом лежал на боку не меньше пяти минут, набираясь сил, восстанавливаясь и стараясь потише дышать, чтоб меня слышало не все побережье. Врать не буду, это не было сверхтяжелой нагрузкой, но свою порцию энергии она сожрала, а если есть немного времени, всегда лучше остановиться и перевести дух перед решающей фазой.

Ну и ладно, полежали и хватит. Рота, подъем.

Я встал и распаковал чехол с рюкзаком. Надел бронежилет, рассовав по разгрузке запасные обоймы с гранатами, расчехлил и проверил винтовку. Пистолет на бедро, нож на предплечье — ничего не мешает, все можно быстро достать.

Ну, кажется, все. Можно и двигаться.

Я вышел на берег на северо-западе — дом в центре — стало быть, мне на юго-восток. Великая вещь — железная логика…

Сверился с компасом, закрепленным на ножнах.

Рота, вперед. Шагом марш. Только негромко…

Шагнул в заросли, держась поближе к деревьям. Мне бы хреновину, как у Сэма Фишера, сейчас не блуждал бы в потемках[4]

Так я медленно крался минут пятнадцать, когда заметил вдали свет фонарика. Патруль. Что ж, это разумно. Будь моя воля, я бы заставил ходить их и вдоль береговой линии тоже. И катера было бы два. И вышки. Будь моя воля… Как это здорово, что на свете немного таких параноиков, как я. В противном случае, было бы чертовски трудно кого-то убить…

Я пропустил их мимо, забравшись в самую гущу кустарника и прижавшись к земле.

Двое, идут неспеша, тихо беседуют, курят. Идут с востока на запад, видимо, достигнув берега, повернут обратно. Собак с ними не было, иначе бы мне серьезно не поздоровилось. Но псы на острове были, это я видел, когда мы с Джорджем проплывали мимо на лодке. Надо полагать, их держали у самого дома.

Парочка меня миновала и скоро шаги их затихли.

Ну и отлично. Полный вперед.

Надо сказать, до сих пор мне везло. Вокруг распростерлась одна из тех темных тропических ночей, когда проще закрыть глаза и передвигаться наощупь, чем пытаться разглядеть что-либо дальше собственных мыслей. Я и не пытался. Шел себе неспеша, аккуратно отводя ветки и осторожно шагая впотьмах. Прислушивался и принюхивался, хотя помогало слабо.

Вскоре между деревьями замелькал свет — я подходил к поляне, на которой стоял дом. Хорошо бы найти хоть какой-нибудь холм или просто пригорок повыше, тогда было бы гораздо удобнее… И я медленно двинулся вправо, обходя освещенное место и присматриваясь к поляне. Когда я уже был напротив западной стены дома, сквозь листву со стороны берега пробился яркий луч света. Я лег на траву. С запада дом ближе всего расположен к воде, значит, скорее всего, там был причал, к которому пришвартован катер, привезший Мэнхарта. Надо проверить.

Я поднялся, прижавшись к ближайшему дереву. Дождался, пока луч уйдет в сторону, перебежал к следующему. Затем еще и еще. Хорошо, что вокруг не голая тундра, где деревьев раз-два и обчелся… Так, перебежками, я подобрался поближе.

Так и есть. Неширокий дощатый настил, выступающий в воду, рядом мерно покачивался катер средних размеров, достаточно вместительный, чтобы плавание было комфортным. Двадцатифутовый штатовский «Джастис», выкрашенный в темно-серый спокойный цвет.

Будка охранника на берегу, в ней сидят два человека. Два прожектора — один направлен на воду, второй на лес, чтобы видеть, кто выходит на берег. Оба вращаются градусов этак на семьдесят, получается довольно внушительный сектор охвата.

Что ж, с этим все ясно. Скорее всего, сюда он и побежит, как только начнется веселье. Ладно, учту.

Я вернулся обратно к дому. Надо выбрать позицию и начинать, помолясь. Знать бы только, кому мне молиться…

Скрываясь в тени за листвой, я обогнул всю поляну, но холма так и не встретил. Даже маленького подобия. Поверхность острова в этом месте была гладкой и ровной, как блюдце.

Ну и ладно. Сойдет и так.

Сделав полный круг, я вернулся в исходную точку, сместившись ближе к главному входу. Снял винтовку с плеча и склонился к прицелу. Метров сто семьдесят где-то…

Так, посмотрим, что тут у нас…

Два прожектора справа и слева — стационарных, развернуты в разные стороны, смотрят в лес.

Пять человек с собаками — трое перед домом, двое бродят по флангам. Хорошо, что я на достаточном отдалении — с собаками связываться очень не хотелось. В мою пользу был тропический лес вокруг, предлагавший собачьему носу тысячи запахов. Плюс ветер в лицо, плюс два десятка людей поблизости, плюс запахи с берега…

Так, дальше — в пределах видимости, помимо тех пяти, еще человек десять…пятнадцать…нет, вон еще… Я водил прицелом, считая. Четверть сотни, примерно. Бродят расслабленно, автоматы у многих опущены или вовсе висят за спиной — это мне на руку. Профессиональных, пожалуй, от силы десяток — с настороженным взглядом и в полной готовности к худшему. Эти-то пальца с крючка не снимали — выучка. В основном же — бандиты из окрестных фавел. С ними проще…

В доме, должно быть, человек двадцать из самых умелых. Итого порядка пятидесяти, плюс-минус несколько — половина погонных и половина с улиц. С этим ясно.

Дом — первый этаж освещен, на втором свет только в правом крыле, дверь закрыта, окна закрыты, жалюзи опущены.

Справа за домом мелькнул огонек зажигалки — человек прикурил, осветив лицо и передал ее следующему, а тот другому. Это вы зря, ребята, — кто же так делает… Трое от одной спички не прикуривают — это вам ни о чем не говорит?..

Что ж, настроение у многих расслабленное, ну и отлично. Сейчас, ребята, я вас немного встряхну… Только сперва подберусь чуть поближе…

Я тихо прокрался вперед, до самого края поляны, насколько мне позволяли тень и кусты. До дома оставалось метров пятьдесят или около того. Ветер в мою сторону, для собак я пока что невидим.

Я снял с себя дымовую и, размахнувшись, швырнул в сторону дома, затем еще одну и еще. Оба фланга и центр заволокло дымом. Послышались крики, муравьишки забегали.

Сдернул с разгрузки осколочную и бросил в дым, ближе к главному входу. Взрывом вынесло окна и оба прожектора. Кто-то заорал внутри дома, мешая вопли боли с проклятиями. Туда же отправилась вторая граната.

Прозвучал первый выстрел.

Ну, наконец-то…

Тут же, как по заказу, автоматные очереди затрещали с разных сторон — люди стреляли по силуэтам, еле видным в дыму, а те стреляли в ответ. Парадная дверь распахнулась и с порога залаял дробовик. Кто-то командовал прекратить огонь, но эти приказы тонули в криках раненых и всеобщем хаосе. Со второго этажа, звякнув стеклом, высунулся миниган и накрыл поляну дождем из свинца с кровожадностью пять тысяч смертей в минуту.

Здравстуйте, детки. А вот и папочка. Скучали без меня?..

На вспоротую пулями землю падали разорванные тела, продолжавшие в конвульсиях палить как попало.

Отлично, ребята, — давайте, перестреляйте друг друга…

Я перебежал метров на двадцать правее и бросил еще дымовую. Двадцать метров — осколочная. Двадцать — светошумовая… Снова осколочная…дымовая…

Я разбрасывал их как конфетти — как сраный Санта-Клаус, психованный и злой на подарки. Как Архангел Михаил, посланный на землю уставшим Богом и раздобывший где-то ключ от оружейного склада…

Песок перед домом вовсю уже цвел грязно-красными сырыми ошметками.

Красиво — как в Рождество…

Когда чья-нибудь голова оборачивалась в сторону леса, пытаясь угадать, откуда летят гранаты, в дело вступал MD-50 и голова разлеталась на части. Иногда это была не голова, а рука с обрезом, или пробитая вместе с бронежилетом грудь… На таком расстоянии моему «Лидеру» было плевать на детали.

Конечно, я стрелял хуже, чем Суэггер[5], но тоже кое-чего умел. Сорок пять грамм металла имени Джона Браунинга исправно летели туда, куда посылал их мой глаз. Туда, где металась обреченная цель, доживая доли секунды… Я только успевал перебегать от дерева к дереву и менять магазин.

За спиной захрустели ветки, будто ломилось стадо слонов. Я бросился в сторону, обернувшись уже в прыжке — две черных фигуры… метров пятнадцать…в руках автоматы… — винтовка плюнула навскидку в один силуэт… в другой… — и я упал на спину раньше, чем успел осознать, что случилось.

Какая-то смутная пародия на Макса Пэйна, ей-богу… Только к ближайшей жакаранде не прибита аптечка[6]

Встав, с винтовкой наизготовку, я осторожно шагнул вперед — надо ли добивать? Но почти тут же почувствовал — впереди живых нет, оба уже на том свете. Оглянулся — позади громыхали взрывы и выстрелы. Швырнув в это месиво последнюю дымовую, я притормозил на секунду, остановившись за деревом.

Однако — где же герой торжества?..

Я вытащил навигатор. Красная точка стремительно удалялась на юг. Проклятье! Должно быть, он выскользнул через заднюю дверь, когда начались фейерверки. А сейчас бежит к катеру, который патрулирует остров. Я развернулся спиной к поляне и побежал что есть силы на запад, туда, где был пришвартован «Джастис».

Охранников у причала не было — видимо, убежали, заслышав грохот веселья. Тем лучше для них…

Я пробежал по причалу, спрыгнул на палубу и через полминуты уже мчался параллельно берегу курсом на юг.

Из-за облаков показалась луна, освещая мне путь. Так-то лучше.

Я увидел их, когда обогнул остров — маленький белый «Трупер», взяв пассажиров, отплывал от берега, направляясь в сторону материка.

Глянул на навигатор — да, так и есть — объект находился на катере.

Я заглушил двигатель и поднял винтовку. Метров четыреста с лишним… пять человек на борту… попробуй, угадай, какой из них Мэнхарт… я прицелился в крайнего с автоматом, вдохнул и, на медленном выдохе, нажал на крючок.

«Лидер» мягко ткнул меня в плечо, одобряя содеянное, а мишень, взмахнув руками, вывалилась за борт. Остальные трое, обернувшись, открыли огонь. По большей части, неприцельный, но пришлось пригнуться, когда пара пуль просвистела вблизи открытой кабины «Джастиса». Чуть приподнявшись, я навел на удалявшийся катер прицел — выстрел — и человека за штурвалом швырнуло о приборную доску, а судно пошло по дуге, лишившись управления.

Один из троих, в светлом пиджаке под бронежилетом, перестав стрелять, бросился к мертвецу, отпихнул его в сторону и вцепился в штурвал, выводя «Трупер» на прежний курс. Я опустил винтовку, отправляя «Джастис» в погоню за «Трупером» — тот удалялся слишком быстро, еще немного — и о прицельной стрельбе можно забыть. Конечным пунктом был Копакабана, — видимо, за полосой пляжа беглецов уже ждала машина, а там и до фавел рукой подать. Светлый пиджак вел катер зигзагами — не сказать, чтоб мне это сильно мешало, но сперва надо все же подобраться поближе…

Я глянул на экран навигатора. Красная точка выписывала фигуры прямо передо мной. Что ж, отлично, — значит, на корм рыбам я отправил наемников. А вот кто из троих?.. Я поднял винтовку, встав потверже на качающейся палубе. Лиц не различить, так что… И я сделал ставку на светлый пиджак. В крайнем случае, если вдруг ошибусь, просто сплаваю за ним на дно океана… Встав поудобней, прицелился — прицел пошел вверх…вниз… «Лидер» презрительно сплюнул гильзу и один из автоматчиков рухнул в воду. Второй попытался поймать его и упал вместе с ним. Бинго! Кому-то сегодня везет… Так — ну а что же с последним?..

Навигатор показал красную точку, исправно убегавшую от меня к побережью.

Чудно.

Здравствуйте, мистер Мэнхарт, как вам погода в Бразилии? Слегка припекает, не так ли?..

Лишившись тылов, Мэнхарт пригнулся к самому полу кабины, успев вывернуть катер южнее, в сторону Ипанемы — туда, где кромки воды вплотную касалась густая растительность тропиков.

Я его понимал — на чистой линии песка, лишившись своих наемников, он стал бы для меня прекрасной мишенью — охота на зайца фунтов под двести и в бронежилете. Если же он сразу поломится в заросли, то некоторый шанс у него все-таки был и, в общем, приличный.

Кабина у «Трупера» не то, что у «Джастиса» — она глубже, закрытая и, при желании, один человек там спрятаться может.

Но только не от пули пятидесятого калибра.

Мэнхарт скрючился между штурвалом и водительским креслом и я не видел его в прицел. Поэтому просто начал расстреливать катер наугад, уповая на мощь BMG.

Browning Machine Gun — это вам не шутки. Это чертова уйма убойной энергии и славное прошлое пулеметных лент. «Лидер» с легкостью прошивал обшивку белого «Трупера», калеча ему внутренности и переводя из разряда надежного транспорта в решето. Впрочем, я стрелял не совсем наугад — больше по центру и справа. Была у меня причина желать, чтобы Мэнхарт был убит аккуратно, а не абы как. Надо было заставить его высунуться — хоть на секунду…

Но все вышло иначе. Сделав пять выстрелов, «Лидер» умолк, требуя заменить магазин. Отщелкнув пустой, я вставил новый, предпоследний и поднял винтовку. Еще три пули…четыре…пять… и катер резко вывернул в сторону, перестав быть послушным штурвалу. В этот момент Мэнхарт и выглянул, чтоб посмотреть, куда несет его катер — и увидел то, что уже понял я — еще метров семьдесят и «Трупер» на полном ходу вонзится в прибрежные камни. Вцепившись в штурвал, он в отчаянном рывке навалился всем телом, пытаясь свернуть от камней…

И подставился.

И время остановилось.

Я внезапно оглох — все звуки извне вдруг отрубились, а цель передо мной увеличилась, приблизилась и укрупнилась. Я видел светлый пиджак над краем бронежилета и темное пятно головы…

Прицел скользнул ниже…

Выдох…

И я нажал на крючок.

Катер взмыл в воздух, как по трамплину, перевернулся и, протаранив кроны деревьев, рухнул в зеленую массу…

Секунда...

Еще…

И еще одна…

Все звуки вернулись. Меня отпустило. Я снова слышал и видел в обычном режиме, как будто вынырнул на поверхность воды.

И едва успел увести «Джастис» в сторону, чтоб избежать участи «Трупера».

Заглушил двигатель.

Длинно выдохнул.

Тишина…

Тишина, которая скоро разорвется сиренами. Поэтому надо спешить.

«Джастис» ткнулся днищем в песок и я спрыгнул в воду, закинув винтовку за спину. Предстояло еще найти то, что осталось от Мэнхарта. Если осталось. На что я очень надеялся.

Увязая в песке, я побежал в ту сторону, где разбился катер. Продираясь сквозь заросли, я каждую секунду ждал, что взвоют сирены полиции, но пока что была тишина. Вопрос времени, потому что стрельбу я устроил порядочную. Всего-навсего небольшая отсрочка, надо спешить.

Сперва я увидел катер — там, где он рухнул на землю, а уж после и Мэнхарта, который лежал шагах в двадцати от белого алюминиевого корпуса. Его выбросило на землю, когда «Трупер» изобразил бочку, возомнив себя самолетом. Впрочем, умер он раньше, чем коснулся земли. Это было ясно любому, кто увидел бы труп — когда пуля калибра .50 BMG проходит навылет сквозь шею, человек умирает сразу. Законы природы, ничего не попишешь.

Я подошел к телу, поддел его ботинком и перевернул. Да, это был он — короткая черная борода, свежий розовый шрам, острое худое лицо, испачканное грязью и кровью.

Как и заказывали, прошу.

Вдалеке, со стороны улицы Франциско Отавиано, послышался нарастающий вой.

А вот и полиция. Скоро здесь будет людно. Но это уже без меня.

Я скинул рюкзак, достал из него контейнер, поставил на траву и открыл. Вверх поднялось облачко дыма от слоя сухого льда. Я вытащил нож и взялся за дело.

Пуля, пробившая шею, уже сделала за меня часть работы. Мне оставалось разрезать сбоку мягкие ткани и допилить позвоночник, с которым управился обух клинка.

Уильям Рэндалл отлично знал свое дело — «мистер-восемнадцатый» был, как всегда, безупречен. Благослови бог капитана Ингрэхэма, хороший был парень[7]

Немного грязная работа, знаете ли. Поэтому, если вы — школьный учитель или что-то вроде того, не идите в наемные убийцы — вам будет трудновато перестроиться.

…Когда спустя полчаса полиция нашла тело, ей остались одни лишь объедки. А душа Мэнхарта покоилась у меня за спиной. Будь в моих предках кельты, они бы меня одобрили[8]

Сам я к тому времени уже ушел километра на три дальше на север, в сторону авеню Виейра Соуто. Остановившись передохнуть, достал кпк и вызвал Ларса.

— Все получилось как надо. Как мне убраться отсюда?..

Швед, пряча улыбку в усах, рассматривал меня притворно заботливо.

— Смотри-ка, две руки, две ноги… все целое…

— Йорг, перестань, я в порядке. Куда мне теперь?

— Секунду.

Он отвернулся к своим мониторам.

— Ты далеко от шоссе Марио Рибейро?

— За пару часов доберусь.

— Я скину тебе адрес с куском карты. Домишко на окраине. Спроси Уилла Рокквелла, это и есть пилот. Он все сделает как надо. Я постараюсь сейчас с ним связаться. У тебя есть еще деньги?

— Немного осталось.

— Хорошо. Ежели что — я на связи. Не пропадай.

И швед отключился.

До дома Уиллфреда Рокквелла я добрался, когда небо уже посветлело. Пришлось немного поспрашивать местных, но в итоге я его отыскал. Домик стоял на отшибе, в стороне от таких же обшарпанных ветхих жилищ, лепившихся друг на друга как виноградины в грозди.

Я постучал и через пару секунд дверь открылась.

— Минутку.

Худой загорелый парень в коричневых шортах отпихивал от порога кота, норовившего выйти наружу.

— Минутку… Адриана! — прокричал он вглубь дома, — я уйду по делам.

Захлопнув дверь, он повернулся ко мне и протянул руку.

— Вы Натан Гейтс? Я Уиллфред Рокквелл. Уилл Рокк. Йорген звонил мне.

— Да. Мне надо в Нью-Йорк.

— Знаю, — он взъерошил волосы на затылке, — в принципе, ничего сложного, но в самом Нью-Йорке не сяду — у меня нет лицензии. Могу высадить вас неподалеку от Данбери, там есть места для посадки… Ближе, увы, не могу.

— А если я подскажу полосу рядом с Нью-Йорком?..

— Легальную?

— Для своих.

— Что ж, если договоритесь, отлично.

— Где самолет?

— В джунглях на севере. Ждите здесь.

Уилл убежал, а я остался на месте. Минут через десять я услышал ворчанье мотора и Рокк подкатил на старом армейском «рэнглере-YJ». Я сел рядом с ним, пристроив рюкзак и чехол на полу, и мы тронулись в сторону джунглей.

Через полчаса нас вплотную обступили пальмы и папоротники, а дорога узнавалась лишь по ухабам. Пока мы катили, я вызвонил Райта и договорился о посадке на его полосе, после чего передал кпк Рокку и Райт объяснил ему, как и куда лететь. А еще через два часа зеленая завеса неожиданно расступилась и выпустила нас к кукурузному полю, по которому бродило несколько черных буйволов. Еще через сотню метров мы встретили старика с маленьким мальчиком, которые приветственно помахали Уиллу, что-то крикнув на португальском.

По ту сторону поля «рэнглер» свернул на узкую тропку и дорога пошла круто вверх. Мы взобрались на небольшое плато, свободное от леса, на котором вполне мог бы сесть небольшой самолет.

— Он там, — Уилл махнул рукой на другой конец леса.

Когда мы подъехали, я увидел наш транспорт, скрытый в кустарнике и замаскированный ветками и охапками листьев. Это был старый, но еще крепкий «Adam», выкрашенный в зеленый цвет. «А-500» или что-то вроде того. На зеленом боку черной краской было выведено «Зевс».

Мы убрали ветки и листья и забрались внутрь. Уилл занял единственное кресло в кабине, показав мне на пять пассажирских.

— Специальная конструкция, — сказал он. — Баки вчетверо больше обычных. Устраивайтесь, часов через двенадцать будем на месте.

Уилл завел оба двигателя и отсалютовал в сторону джунглей.

— Экипаж «Зевса» приветствует вас, пристегните ремни — от винта!

«Тяни-толкай»[9] вырулил на «взлетную полосу», поднатужился и взлетел.

Когда самолет набрал высоту и взял курс на север, а за стеклом иллюминатора потянулся зеленый ковер с прожилками рек, я положил поудобней рюкзак, чехол с винтовкой и позволил себе задремать.

…Рокк звал меня по имени. Я открыл глаза и посмотрел вниз — уже совсем стемнело и под брюхом «Зевса» мерцали огни пригорода. Мы были в воздушном пространстве Штатов.

— Через полчаса будем на месте.

Я кивнул, растирая лицо ладонями. Сутки выдались непростыми, но теперь можно было расслабиться. Зверски хотелось есть и пить, но с этим пока что придется подождать.

Вскоре мы приземлились. Я познакомил Рокка с Райтом и они договорились насчет топлива для «Зевса» на обратный путь. Я расплатился с Уиллом, забрал свой ««додж»» и уехал.

По дороге остановился у закусочной на обочине и заказал пару сандвичей с курицей и молоко. Если бы ее немногочисленные посетители знали, что лежит у меня в рюкзаке, они бы не сидели так тихо за своими уютными столиками. К их счастью, они не знали, поэтому спокойно смотрели в свои тарелки.

До Нью-Йорка я добрался без происшествий, спокойно заехал в гараж, поставил машину и отправился спать.

Дальше рассказывать особо и нечего. Я дождался утра, разбудил Полукса и показал ему свой нелицеприятный трофей. Миллиардер побледнел и это было понятно — часто вас будят, чтоб показать вам что-то подобное?.. Он был мне рад, но заснуть потом снова почему-то не смог и вместо завтрака ограничился кофе и сигаретой.

Я же залез в холодильник и приготовил яйца под соусом бер-нуар. Хереса, разумеется, не было, но его заменил винный уксус и эстрагон. Не удивляйтесь — бывают моменты, когда меня тянет к плите. Так что девушки проснулись сразу и к завтраку и к хорошим вестям.

Днем я отзвонился Джеку и Пинкусу, сказав, что план «Б» отменяется и вот он я — весь из себя живой и здоровый.

В вечерних новостях упомянули коротко, что на побережье Бразилии, неподалеку от Ипанемы, был найден обезглавленный труп бизнесмена Рауля Рохаса, который последние несколько лет владел Устричным островом и, по слухам, играл заметную роль в жизни окрестных фавел. Отряд неизвестных атаковал дом бизнесмена на Устричном острове, устроив перестрелку с охраной и скрывшись потом без следа. В настоящее время у полиции есть несколько версий случившегося, расследование будет вестись на должном уровне. К другим новостям…

Что еще?

Айронс и Харпер получили новые документы и биографии, которые сделал Ларс. А также по солидной сумме наличных и совету осесть подальше от Яблока и не иметь дел с полицией и властями ныне, присно и во веки веков, ура.

Пинкус и Джек получили по премии — мы могли себе это позволить, а репутация в нашем деле превыше всего.

Через неделю Полуксы вышли из подполья и зажили прежней жизнью. Или лучше? Пройдя через дерьмо, человек лучше ценит то, что у него есть. Если сам не станет дерьмом, разумеется.

…Ладно, я больше не буду кормить вас банальностями, клянусь…

Ровена полностью выздоровела, — пусть и не в одночасье, но через несколько месяцев от заразы не осталось следа.

Полиция попыталась прижать Ромула в связи с событиями на Вердане, но, поскольку арамеец раскололся, особых козырей у них на руках не было. Кроме того, ушлый адвокат и энная сумма денег закрыли вопрос навсегда.

Гонорар мне и Йоргену Полукс выплатил где-то через неделю после того, как навсегда распрощался с пейзажами Робин-роуд. Вообще, нам с Ларсом было грех жаловаться на тему денег в этой истории, но марку надо держать. Да и Полукс не был обедневшей графиней, у которой за душой лишь фамильный портрет и девичья скромность.

Вот, в общем, и все.

Почти все.

 


 

[1] Марс цитирует так называемые следствия из закона Мерфи применительно к военному делу.

 

 

[2] Еще один из военных законов Мерфи в вольном пересказе.

 

 

[3] Премия Дарвина присуждается за самую глупую и нелепую смерть.

 

 

[4] Сэм Фишер — герой компьютерной игры Splinter Cell, по сюжету часть его снаряжения составлял пнв с тепловизором.

 

 

[5] Боб Ли Суэггер — герой романов Стивена Хантера, профессиональный снайпер высочайшего класса.

 

 

[6] Кто же не знает Макса Пэйна… Вы не знаете старину Макса?.. Ну и ну… Мне даже как-то неловко за вас…

 

 

 

[7] В 1963 году, во время вьетнамской войны, капитан медицинской службы Джордж Ингрэхэм прислал найфмейкеру Уильяму Рэндаллу письмо с чертежом, в котором объяснил, как должен, по его мнению, выглядеть армейский нож для выживания. Рэндалл прислушался к советам капитана и на свет появилась знаменитая восемнадцатая модель ножа «Рэндалл».

 

 

[8] Кельты верили, что душа человека находится в его голове, поэтому отрезали головы своим врагам и вешали на стены жилищ головы почитаемых предков.

 

 

[9] Adam A-500, на базе которого сделан самолет Уилла, обладает двумя винтами на фюзеляже — тянущим и толкающим.

 

 

  • Рейтинг Путина: Меняем Будущее Сегодня / Меркулов Андрей
  • Литературная экспертша / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Стихотворение мизантропа / На что мне люди / Хрипков Николай Иванович
  • Быль из 70-х годов прошлого века. / Послушали / Хрипков Николай Иванович
  • О нашей попсе / В шумном зале ресторана / Хрипков Николай Иванович
  • Уходит бабье лето в память / Мазманян Валерий
  • Агентство похоронного плача / Grettxen
  • О чём мечтают башмаки / Колесник Маша
  • Жди меня, и я вернусь! / Путешествия и происшествия / Армант, Илинар
  • Счастье - это просто / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Я / Азбука для автора / Зауэр Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль