Глава 17 / Марсианские войны - 1 (хроники Марса Сандерса) / Позолотин Михаил
 
0.00
 
Глава 17

Глава 17

 

На следующий день где-то к полудню я уже стоял на мостовой Джейн-Эйр. Мостовая была довольно пыльная, да и сам городок тоже. Может, его стоило считать большой деревней. Здесь определенно любили сельский колорит. Поодаль от крупных очагов цивилизации, среди лесов и полей и рядом с единственным шоссе — возможно, для кого-то он был раем, потому что тишину и спокойствие здесь можно было бы нарезать ножом, упаковывать и поставлять на экспорт.

Всего тысяча жителей, в основном люди. Жара, зелень, тихие улочки. Событием здесь считался, скажем, сильный дождь, ну или пьяный почтальон, а самым крупным преступлением — поднятие цен на билеты в единственном кинотеатре города, когда его владелец, сорокапятилетний Мозес Голдман, наконец-то надумал жениться.

Чтобы удостоиться чести ступать по пыльным улицам Джейн-Эйр мне пришлось воспользоваться ночным самолетом, затем поездом, а потом еще около часа бодро шагать через поля, дыша холодным предрассветным туманом.

До того, как успеть на самолет, я заскочил к Полуксам, чтобы переодеться и взять необходимые документы. И вот теперь я стоял на Малхолланд-драйв в светло-сером костюме, начищенных ботинках, при очках, портфеле и в легком светлом плаще, олицетворяя собой то неуловимое нечто, что за версту отличает госслужащих от всех остальных смертных.

Не знаю по какому принципу выбирались названия улиц для Джейн-Эйр, но, видимо, это делалось спьяну либо путем слепой жеребьевки, когда кого-то мучила слишком сильная ностальгия по местам обитания предков. Ничто здесь не напоминало ни о Городе Ангелов, ни о Дэвиде Линче и даже табличка с названием улицы «Малхолланд-драйв» у дома Джейн Наруто смотрелась чересчур громко. Впрочем, точно так же и во всем городке не угадывалось ничего из того, о чем рассказывала покойная мисс Бронте.

Домик у полковника Наруто был маленький, но опрятный, выкрашенный белой краской, с красной черепичной крышей и маленьким садиком, разбитым вокруг дома. Штук пять цветочных клумб, отчего воздух пропитан сладковатым ароматом пионов и нарциссов. Вокруг садика низкая деревянная изгородь, калитка гостеприимно распахнута. На почтовом ящике у входа приклеен листок, на котором от руки выведено — «Если меня нет дома, значит я в магазине или в Клубе. Подождите немного и я скоро вернусь.»

Прошествовав по мощеной тропинке к крыльцу, я позвонил в парадную дверь, подождал немного, позвонил еще раз, постучал, но ответа так и не получил.

В окне соседнего домика дернулась занавеска. Этого следовало ожидать. Еще бы, я же был таинственным незнакомцем, пришельцем из Другого Мира; должно быть, завтра обо мне напишут в газетах.

Я неспеша вернулся на тротуар, прошагал пять метров левее и точно по такой же дорожке прогулялся до двери соседнего домика с не в меру любопытными жильцами. Стоило коснуться кнопки звонка, как дверь тут же распахнулась, явив мне на пороге юное веснушчатое существо лет двенадцати в летнем зеленом платье и с двумя косичками рыжих волос.

— Вы хотите знать, где тетя Джейн, да?

Ну и бойкие нынче детишки.

— Нет, я хочу вручить ей Орден Французского Легиона. А еще я хочу узнать, где у вас здесь Клуб.

— Это там, — она показала пальчиком вниз по улице, — идите прямо и никуда не сворачивайте. А как вас зовут?

— Питер Паркер. Только никому не рассказывай.

Я подмигнул ей и отправился разыскивать то, что называлось Клуб. Есть в моем личном обаянии что-то, что располагает ко мне детей и домашних животных. Должно быть, из меня получился бы отличный семьянин…

Минут через десять я был на месте. Полностью это заведение называлось «Клуб отдыха и релаксации города Джейн-Эйр. Вход только для членов Клуба.»

Я мысленно присвистнул. Было отчего.

По меркам Джейн-Эйр, Клуб был роскошен. Выстроенный в викторианском стиле без капли модерна, огромный вытянутый трехэтажный особняк с белыми колоннами, огромным крыльцом, верандой размером с бильярдную, он резко отличался от маленьких опрятных домиков Джен-Эйр как «Титаник» от парусных яхт.

Клуб окружали зеленые лужайки, несколько фонтанов с ангелами и пять-шесть десятков цветочных клумб. За зданием раскинулось огромное поле для гольфа и теннисный корт. По узким тропинкам между скамейками прогуливались старички и старушки — поодиночке, группками и с крохотными собачками на поводках. В воздухе витала какая-то идиллия и пара унций нафталина. Все было крайне респектабельно.

На ступенях у входа меня встретил чопорный швейцар, осведомившийся, чем он может быть мне полезен, сэр. При этом он смотрел сквозь меня в пространство как кастрированный кот после наркоза. Узнав, что мне нужна миссис Наруто, он важно сообщил, что она, по-видимому, еще в библиотеке, — пожалуйста, за мной, сэр. Следуя за его спиной, я миновал ступеньки, огромный холл и по широкой лестнице поднялся на второй этаж, прямо к дверям библиотеки.

Комната была огромной, но ее размер терялся из-за книжных шкафов, довольно беспорядочно расставленных тут и там. В итоге получался лабиринт минотавра, в котором вы долго могли бы блуждать, пытаясь дойти до противоположной стены и, вероятно, умерли бы от голода, не достигнув цели.

На полках стояли исключительно бумажные книги и ни одного муляжа, насколько я мог судить. Глядя на потертые переплеты и шеренги томов, возникало ощущение какой-то непоколебимой солидности в окружающей обстановке.

Кроме книг здесь в изобилии стояли большие мягкие кожаные кресла, очень низкие и очень удобные, такие широкие, что подходили под все позы из камасутры на выбор. Кадки с цветами на полу, дубовые панели на стенах, много картин с пейзажами, — вот, пожалуй, и все.

Перед тем как удалиться, мой провожатый весомо изрек:

— Пожалуйста, сэр, соблюдайте тишину, у многих членов клуба послеобеденный отдых.

О да, этого добра тут было навалом. Лишь несколько кресел пустовали, в остальных же дремало, сопя и причмокивая, все старшее поколение Джейн-Эйр. Благообразные пожилые леди и джентльмены, все как один старомодно одетые и такие древние, что казалось, тронь их и они рассыплются в прах прямо у ваших ног. Несколько старичков бродили в закоулках между шкафами, шаги их были бесшумными на толстом пушистом ковре, так что они походили на собственных призраков, восставших из темных могил. Внезапно появляясь из-за угла, они медленно уплывали прочь, отчего сходство только усиливалось.

Я двинулся наобум между спящих мумий, всматриваясь в лица в поисках Джейн Наруто и жалея, что не захватил с собой клубка шерсти или, на худой конец, хлебных крошек.

Йорген дал мне фотографию семнадцатилетней давности, но я не сильно на нее уповал, — такой срок способен неузнаваемо изменить кого угодно и уж тем более женщину. Как бы там ни было, пока что никого похожего не встречалось хотя бы потому, что в библиотеке находились в основном мужчины, да и те своей неподвижностью напоминали скорее музейные экспонаты, а не живых людей.

Обогнув очередной шкаф я наткнулся на маленького щуплого старичка с острой лисьей мордочкой и черными, как уголь, глазами. Он прыгнул на меня как черт из табакерки, ткнул локтем в бок и заявил:

— Вы новенький? Я — Джонатан Моррис! Я слежу здесь за порядком. Для начала я расскажу правила…

Но я его перебил.

— Когда мне было десять, я жил в маленьком городке в сердце Огайо. Там было два основных развлечения — свадьбы и похороны. Местные старики имели гнусную привычку тыкать мне в ребра на каждой свадьбе и каркать: «Ты следующий!» Но они очень быстро избавились от нее, как только я стал делать то же самое с ними на всех похоронах.

Чертик отпрянул, враз погрустнев, что-то жалобно пискнул и быстро пошел прочь.

Должно быть, по местным меркам он был еще зеленым юнцом.

— Как вам не стыдно, вы напугали Джонатана!

Я обернулся. У окна стояла Джейн Наруто с фотографии семнадцатилетней давности и укоризненно качала головой, но глаза ее при этом смеялись.

— Вы сфинкс?

— Что?..

Она посмотрела на меня с изумлением.

— Вы либо сфинкс, либо знаете секрет вечной молодости, потому что за семнадцать лет нисколько не изменились.

Это была правда. Похоже, она относилась к тому редкому типу женщин, над которыми время не властно. Сейчас ей должно было быть порядка шестидесяти, но выглядела она всего лишь на сорок с лишним. И лишнего было немного. Голубые глаза, густые серебристые волосы, плавная линия твердых губ, морщинки лишь в уголках глаз, красивый разворот расправленных плеч, который подчеркивало приталенное бело-голубое платье с длинным свободным подолом.

Впрочем, от моих слов ее глаза похолодели. Тон тоже.

— Спасибо за комплимент. Значит, я не ошиблась — это вы хотели меня видеть. Чем обязана таким вниманием и откуда у вас моя фотография?

Мимо прошествовал сутулый лысый тип с большими ушами и пышными седыми бакенбардами. Сурово покосившись на меня, он сделал даме ручкой, изобразив гримасой воздушный поцелуй, после чего исчез за ближайшим шкафом.

Я кивнул на лысого донжуана.

— Наверное, проходу не дают?

Она чуть улыбнулась.

— Сватаются через день. Кое-кто и трижды в месяц, но только потому, что успевают забыть, что уже делали это на прошлой неделе. По правде сказать, большинство из них уже совсем выжило из ума, но оставшиеся еще помнят, зачем нужны женщины и это их безумно огорчает.

Спорить тут было не с чем.

— Однако, вы не ответили на мой вопрос. Кто вы такой и что вам надо?

Мы оба вздрогнули, потому что в этот момент один из старых сонь так мощно всхрапнул, что чуть не выдул себя из кресла, а я так и вовсе решил, что нас бомбят.

Против воли она опять улыбнулась.

— Идемте. Я знаю место поспокойней.

— У Клуба есть собственное кладбище?..

Она привела меня на широкий открытый балкон с видом на теннисный корт, закрыла за нами двери и показала на невысокую плетеную лавку, обшитую плюшевой тканью. Другой мебели здесь не было и она села подле меня, развернув ко мне плечи, сложив на коленях руки и глядя мне прямо в глаза. Тут не было ни одного мягкокресельника — видимо, свежий воздух сдувал с них камфору, что мешало уснуть.

— Итак?

— Секунду.

Я вынул карандаш со светодиодом на конце и огляделся. Похоже, мы никого не интересовали. На всякий случай спросил:

— Здесь нет скрытых камер?

Она спокойно покачала головой.

— Камеры над парадной дверью, над задней и у коттеджей на теннисном корте.

Я быстро обвел ее карандашом. Он молчал.

— Ну вот, все в порядке. Небольшая перестраховка. Благодарю.

Я хотел было спрятать детектор в карман, но она протянула руку и мягко, но решительно забрала его у меня, а потом повторила мои действия, но только уже на мне самом. Удовлетворенно кивнула и отдала карандаш.

— Что ж, мистер Как-Вас-Там, хоть вы и похожи на клерка, теперь я точно знаю, что вы не хотите продать мне страховку или помочь с завещанием. Так в чем же, собственно, дело?

— Миссис Наруто, вы помните Ларса Йоргена?

Я рисковал и знал это. Ларс отзывался о ней положительно, но семнадцать лет это такой срок, когда иной человек сто раз успеет сменить и взгляды на жизнь и жизненные принципы. Но за мной было, по-крайней мере, одно преимущество — когда столько лет лезешь людям в головы, начинаешь поневоле в них разбираться. И я рискнул.

Кроме того, мне больше ничего не оставалось. Мне было нечем припереть ее к стенке.

Она помолчала, что-то обдумывая, а потом все так же спокойно кивнула.

Мне определенно нравилась эта женщина.

— Это он направил меня к вам. Потому что, похоже, только вы можете мне сейчас помочь.

— В чем заключается помощь?

— Мне нужен Алек Хиделл. Мне нужна частота передатчика, который вшит в его сердце.

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— Разумеется. Другого ответа я и не ожидал. Позвольте, я сделаю несколько предположений...

Она слегка пожала плечами.

— Немного времени у меня есть. Но только немного.

— Хватит и двух минут. Семнадцать лет назад вы руководили неким проектом, являясь полковником одного из отделов СБС. В рамках проекта была создана спецгруппа, которую возглавил Хиделл, в прошлом капитан британских САС. Через два с лишним года группа попала в засаду и была перебита — вся, за исключением Хиделла. Он дезертировал, скрывшись где-то в Южной Америке. Ваш отдел отследил сигнал передатчика и послал на задержание своих людей. Хиделл скрылся, благодаря своей подготовке. Так повторялось несколько раз. В то же самое время, по странному совпадению, на вашу жизнь было совершено два покушения и вы чудом остались в живых. Это ведь его рук дело, не так ли?.. Потом все стихло. Я не знаю, как вам это удалось, но Хиделл был объявлен мертвым, хотя никаких останков предъявлено не было. Опять же, по странному совпадению, покушения на вас не возобновились.

Я замолчал, ожидая ответа. Но его не было. Пока я говорил, ее взгляд оторвался от моего лица и опускался все ниже и ниже, пока не остановился на руках, сложенных на коленях. Казалось, мыслями она была сейчас где-то очень далеко — в другом времени и в другом месте.

Так прошло минут пять.

Наконец, она посмотрела на меня. Лицо осунулось и постарело, глаза потухли, отражая и усталость и напряжение одновременно.

— Я думаю, вам лучше уйти. Я ничем не смогу вам помочь.

Голос надломлен и тих, как после тяжкой болезни.

Я заговорил очень мягко, почти нежно.

— Миссис Наруто, так уж совпало, что мне нужен Хиделл. Мне не надо его арестовывать. Мне надо его уничтожить. Физически. Любым способом. Но он хорошо спрятался. Помогите мне. Ведь это вопрос и вашего спокойствия тоже.

Молчание. Она опять ушла в свои мысли, я даже не знал, слышала она меня или нет.

— Послушайте. За последний месяц я доставил ему достаточно неприятностей. Но это все были точечные удары, хорошо продуманные, поэтому для него я неуязвим. В то же время, он не оставит их без ответа. Нетрудно догадаться, что он предпримет в первую очередь, чтобы обезопасить себя. То же, что сделал бы я на его месте — начнет обрубать концы. Все ниточки, ведущие к нему. То, что вы живы до сих пор, означает, что тогда — семнадцать лет назад — вам удалось договориться. Не знаю как, но удалось. Думаю, договор был прост — его жизнь в обмен на вашу. Но даже вам — одной — не под силу было прекратить поиски и объявить его мертвым. Равно как и уничтожить архивы командного центра. Полагаю, Хиделл угрожал не только вам, но и кому-то наверху — кому-то, у кого было достаточно полномочий на все вышеперечисленное…

Наконец, она взглянула на меня. Бесконечная усталость, опустошенность — что еще вам сказать? В общем, ее лицо напоминало ту вечную тьму, в которую падала Алиса в погоне за Белым Кроликом.

— Как вас зовут? — так тихо, что я скорее прочитал это по губам.

— Имя все равно будет ненастоящим, вы же понимаете. И документы. Поэтому — выбирайте сами.

Она на секунду задумалась. Голос звучал уже тверже.

— Майкл. Я буду звать вас Майкл. Так звали мою собаку.

— Очень хорошо, мэм.

— Зовите меня, Джейн. Если хотите, конечно.

— Договорились. Джейн.

— Вы что-то говорили насчет Ларса Йоргена…

— Ах, да… Конечно.

Я достал кпк и через секунду они со шведом уже видели друг друга. Тот принарядился в темно-синий костюм-тройку, никаких окурков и недопитых стаканов, за спиной виднеются бюсты Эскофье и Брийа-Саварена — видимо, дежурил в ожидании звонка.

— Привет, Джейн. Отлично выглядишь. — Невозмутим как всегда, не считая неприметного румянца.

— Здравствуй, Ларс. — она тоже слегка порозовела и, кажется, отпустила восвояси свои мрачные мысли. — Форма шла тебе гораздо больше.

Швед хмыкнул и улыбнулся в усы.

— Джейн… я так понимаю, мой парень рассказал тебе, в чем именно у нас загвоздка…

Я деликатно вмешался.

— Сейчас меня зовут Майкл, Ларс — в честь сторожевого пса.

— Ага, — он кивнул, — я и говорю. Майкл, должно быть, уже рассказал тебе самую суть. В общем, других зацепок у нас нет. Такие дела…

— Вы работаете на правительство, Ларс? — похоже, она почти обрела свое обычное спокойствие.

Ларс быстро взглянул на меня, как бы давая пас. Я откашлялся.

— Нет, миссис Наруто, Джейн. Правительство нам не указ. Ни одной страны мира. Ни на одной из планет. Это же касается и совершенно любой спецслужбы. Нам платит один человек, частное лицо, которому Хиделл перешел дорогу. Хиделл уже покушался на него и членов его семьи и небезуспешно. Теперь наш наниматель хочет устранить угрозу, чтобы сохранить то, что еще можно сохранить.

Пока я говорил, Йорг согласно кивал на каждое мое слово.

Джейн несколько секунд раздумывала, как будто на что-то решаясь.

— Ну, хорошо. Майкл, вы на машине?

— Нет.

— И правильно. В Джейн-Эйр она бесполезна. Ларс, скажи мне еще одну вещь…

— Да, Джейн?..

— Скажи, — она помедлила, — ты уверен, что твой парень способен оторвать Хиделлу

голову?

— Да, Джейн, — тон Йоргена был спокойным, почти безразличным. — Если кто и способен, так это он. И после принесет ее тебе, чтобы ты лично могла бы в этом убедиться.

— Договорились. Майкл, — она повернулась ко мне, — проводите меня домой. Ларс, рада была тебя видеть.

Мы вернулись в библиотеку, прошли ее насквозь и спустились на первый этаж. Когда мы уже шли через парк по дорожке к воротам Клуба, я тихонько спросил у Джейн:

— А что это за место?

— Удивляет, да? — опять мимолетная улыбка.

— Как будто кусок Беверли-Хиллз перетащили на просторы Луизианны.

— Этому городу примерно лет пятьдесят. Те старые олухи в Клубе — это они его построили, когда в здешних местах нашли залежи каменного угля, железа и меди. За прошедшие десятилетия эти люди так прикипели к здешним местам, что, даже разбогатев, не захотели никуда уезжать, хотя их дети, спасаясь от скуки, разъехались кто-куда. Они выстроили себе этот Клуб, чтобы приятно встречать старость. Девиз Клуба, по задумке его создателей, гласит — «Мудрость, Душа и Покой». Не помню как на латыни.

— Мед, канифоль и ладан[1], я бы сказал…

Мы шагали вверх по улице. Она была пустынна в лучах полуденного солнца, лишь какой-то дворовый пес, лежащий в тени забора, поднял голову на звук наших шагов.

— Миссис Наруто…

— Да?

— Зачем вы ходите в это сонное царство?

Она улыбнулась улыбкой учительницы младших классов и стала моложе еще лет на пять.

— Ну, скажем так… Эта атмосфера, — она повела рукой вокруг, — помогает мне лучше ценить то, что у меня есть.

Мы подошли к ее маленькому аккуратному домику, она открыла дверь и пригласила меня внутрь.

— Идемте на кухню. Хотите кофе?

— Да, мэм.

Кухня была весьма милой, насколько я вообще разбирался в предмете — большой, светлой и в бело-синих тонах, под стать ее платью.

— Прошу.

Она показала на глубокое низкое кресло у белого столика, но я предпочел стул с жесткой спинкой. С такого гораздо быстрее вскочить, если что.

Через минуту мы пили кофе, не слишком крепкий — вполне в духе Джейн-Эйр. Я видел, что она собирается с мыслями, не зная толком с чего начать, и не торопил ее.

— Вы были правы, Майкл, в том, что Хиделл угрожал не только мне. Не знаю, чьей помощью он заручился, чтобы все это провернуть, но угрозам и нападению подверглись около десятка высших должностных лиц СБС, двое из них были убиты. В каждом из случаев так или иначе он давал понять, что либо его розыск прекратится, либо он пойдет до конца. В том числе, в отношении их семей… Знаете, Майкл, есть список профессий, которым категорически не рекомендуется заводить семью… Что касается меня…

Ее взгляд был тверд.

— Что касается меня, — если бы это касалось только меня, я бы наплевала на все угрозы. Секунду.

Она вышла в гостиную, но почти сразу вернулась и протянула мне фотографию в рамке.

— Это мои внучки. Мэри, Элизабет и Энни. Вы понимаете? Я не хотела до конца своих дней ходить на кладбище, чтоб навещать три детских могилы.

Она открыла ящик стола, достала пачку сигарет и закурила, сломав пару спичек.

— Вскоре после этого я ушла в отставку. Не из-за Хиделла, нет. СБС планировала вторжение в Сомали, готовя военный переворот, но, из-за бездумья чиновников, теряло драгоценное время. Знаете, как это бывает — люди обычно так боятся принять решение, что, в итоге, не принимают его. Я излишне резко высказалась по этому поводу и вскоре мне предложили уйти в отставку, хотя к тому времени я и сама уже подумывала об этом. Так я распрощалась со службой и уехала сюда, в Джейн-Эйр, где у моих родителей был этот дом.

Она затушила сигарету и тут же зажгла новую.

— Но кое в чем вы ошибаетесь. Во-первых, чип Хиделла имплантирован не в сердце, а в мозг. Ларс не мог этого знать. Это было известно лишь мне, группе врачей, проводивших операцию и еще паре человек из руководства, которые совместно со мной приняли такое решение. Эта процедура более дорога и трудоемка, по-сравнению с вживлением в сердце, но полностью оправдана.

— Понимаете, — она взмахнула рукой с тлеющей сигаретой, — СБС полагала что может позволить себе потерять рядового бойца, но не командира группы. Рядовой член отряда был ценной боевой единицей, но не обладал никакой стратегически полезной информацией, потому что все действия отряда координировал командир.

Имплантант для Хиделла был изготовлен по особому заказу с учетом индивидуальных особенностей носителя — активность передатчика не должна была мешать или вредить волновой активности мозга. Кроме того, сердечный чип при определенных условиях и соответствующих умениях можно было бы удалить, проведя довольно непростую операцию и обладая соответствующей аппаратурой для его обнаружения. Чип Хиделла удалить нельзя. Точнее, такая операция связана со значительным риском нанести непоправимый ущерб головному мозгу носителя. Кстати, насколько я понимаю, Хиделл и не подозревал о передатчике — он полагал, что мы всякий раз выслеживали его благодаря нашей агентурной сети. Дело в том, что все операции по вживлению чипов были проведены во время недельного анабиоза, когда группа в полном составе отправлялась для учений на планету Кратос в период предварительной подготовки. Вот почему я относительно спокойна в отношении себя и моих бывших коллег — если бы Хиделл знал о чипе, он уничтожил бы всех нас намного раньше.

Затем мы изменили донесение одного из отрядов, посланных на ликвидацию Хиделла, так что в рапорте значилось, что объект уничтожен в ходе боя при взрыве здания и среди прочих тел идентификации не подлежит. На этом все и закончилось.

И вот почему мы общим решением ликвидировали все архивные данные, которые помогли бы его отследить, включая и частоту передатчика… Если бы мы этого не сделали, а кто-нибудь из СБС решил бы в порядке проверки возобновить поиски… Им все равно не удалось бы убрать его с первой попытки, а он не замедлил бы с ответом… причем на этот раз безо всяких переговоров с его стороны.

Она устало вздохнула, откинулась на спинку стула и налила себе кофе.

— Там, в Клубе, вы верно угадали, хотя и не зная еще всей подоплеки — если вы и дальше будете действовать вслепую, рано или поздно люди Хиделла появятся здесь. А значит, я вынуждена помочь вам — это уже в моих интересах.

Она встала, обошла стол, чтобы задернуть занавески на кухонном окне и повернулась ко мне. Внимательно взглянула, будто что-то просчитывая.

— Кстати, через несколько лет после всей этой истории СБС воскресила проект — собрала еще одну группу, учитывая опыт предыдущей. Знаете об этом?

— Ларс что-то говорил, но без особых подробностей…

— Хм. Вторая группа кое в чем отличалась от первой. В частности, искуственным путем у всех солдат была повышена выносливость, стрессоустойчивость, переносимость боли и другие нужные в бою качества, вплоть до естесственной продолжительности жизни. Также всем членам отряда были привиты начальные навыки телепатии. От операции на мозге было решено отказаться, — всем, включая главу отряда, передатчики были вшиты в стенку сердца с их собственного добровольного согласия. Функциональность командира была ограничена — свободный доступ к информации был отменен. Вместо этого к отряду причислили координатора, который, не участвуя в бою, обеспечивал информационную поддержку. Координатором новый группы стал Ларс Йорген.

Она выжидающе смотрела на меня, ожидая реакции, но я лишь пожал плечами.

— Очень интересно. Однако, вы много знаете, учитывая, что к тому времени уже давно были в отставке…

Джейн усмехнулась.

— Это вполне естесственно — время от времени интересоваться некогда любимой работой, тем более что старые связи остались. Хотите еще кофе?

— Спасибо, с удовольствием.

Она потянулась к шкафчику на стене, продолжая говорить из-за плеча:

— Я слышала, также, что и второй группе не повезло.

— Опять кто-то дезертировал?

— Нет, но во время очередной операции почти вся группа была уничтожена. Причины этого не выяснены до сих пор.

— Почти? Значит, кто-то выжил?..

Я постарался, чтобы голос был в меру равнодушным, но не чересчур.

— Да, но подробностей я не знаю. Ларс должен знать больше.

— О’кей, если встречусь с кем-то из этих ребят, буду иметь в виду их способности...

Внезапно она резко повернулась, выбрасывая в меня руку с пистолетом.

Палец дернулся, хлопок, стул прошила пуля — я уже вскочил, мгновенно уйдя влево.

Ствол качнулся, плюнув еще раз.

Поздно — пробита стена.

Шаг вперед-вправо. Правой рукой схватил запястье с пистолетом — по дуге вверх, вниз к полу, выворачивая сустав — левая сгибом обвила шею, опрокидывая навзничь, вынуждая сделать мостик в воздухе. Она не сопротивлялась — она была умной женщиной. Ударь я коленом вверх и — прощай, позвоночник. Из онемевших пальцев выпал пистолет — беретта с глушителем, хорошая вещь.

— Вы понимаете, мне надо было проверить… — донеслось откуда-то из-под моей руки.

— Ну, разумеется.

Я осторожно опустил ее на пол и она тут же села, поправляя платье и приглаживая волосы.

— Будь вы не так проворны, я просто закопала бы вас в погребе. Кстати, идемте туда.

Она поднялась как ни в чем не бывало и, пройдя через гостиную, подвела меня к двери в кладовку. Подняла ковер на полу и я увидел крышку люка.

— Вы любите варенье, мистер Бонд?

— Более-менее.

Она застенчиво улыбнулась.

— Мой муж очень любил. А мне нравится его варить. Это он выкопал этот погреб. Совсем как в позапрошлые шестидесятые, когда каждый десятый боялся ядерной атаки со стороны Союза и люди прятались под землю от страха…

Внутри по периметру три на четыре метра стояли самодельные стеллажи от верха до низа, полки которых были сплошь уставлены разными банками. В углу свален хлам — пустые пыльные банки, охапки старых газет, сломанная газонокосилка, древний телевизор и детский велосипед без колес. Джейн направилась прямо туда. Подняла газеты и вытащила на свет грязную белую коробку с Кроликом Роджером на крышке, открыла и достала из груды мусора большую консервную банку из-под утиного паштета, доверху полную яичной скорлупы. Перевернула и скорлупа посыпалась на пол. На ладонь упала маленькая черная флешка в пластиковом пакете, которую Джейн протянула мне.

— Я думала — если Хиделл нарушит договоренность… В общем, в случае моей смерти один человек должен был передать эти данные в надежные руки в СБС. Он не знает, что это, но сделал бы все как надо. Но теперь появились вы, Майкл. Возьмите. Возьмите и передайте Ларсу — он знает, что с этим делать.

Мы поднялись обратно в гостиную и она проводила меня до двери, ведущей на задний двор. На пороге остановилась.

— Майкл.

— Да, Джейн?

— Ведь вы из второго поколения, не так ли?

Настала моя очередь.

— Не понимаю, о чем вы.

— Ну хорошо, — она кивнула. — Забудьте.

— Да, мэм.

— Джейн.

— Как скажете, Джейн.

— Идите. Удачи. И помните, — вы обещали мне голову Хиделла.

На этом я и ушел.

 


 

[1] Мед, канифоль и ладан использовались разными народами для бальзамирования тел при изготовлении мумий.

 

 

  • Поцелуй меня лето / Эмо / Евлампия
  • Ограбление по-русски / Соловьёв Роман
  • Трое из-под ванны / Вредная Рысь !!!
  • Четвертая стена / Позапрошлое / Тебелева Наталия
  • Сказка о самом важном... / Фурсин Олег
  • Мужчина б/у / КОНКУРС "Из пыльных архивов" / Аривенн
  • Сказка о маленькой-большой Птице, зеркалах и бумажном кораблике. / Чайка
  • Исповедь шута* / Чужие голоса / Курмакаева Анна
  • За що ти мене любиш? / Розріджене повітря / Nerd
  • За окнами осень / Печальный шлейф воспоминаний / Сатин Георгий
  • " А знаете, как хочется, мужчины..." / Малышева Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль