Часть 2 Глава 2 Сила души Сказания душ Книга третья

0.00
 
Часть 2 Глава 2 Сила души Сказания душ Книга третья

ЧАСТЬ 2 ГЛАВА 2

ВСЁ НЕ ВО ВЛАСТИ МОЕЙ

 

Острый свист клинка и очередная уродливая голова с искажённой гримасой боли на лице словно мячик покатилась по полу, разбрызгивая в стороны тёмные капли. Совсем рядом рухнуло бездыханное тело её обладателя. Чёрная кровь растекалась медленной лужей, и в ней отражались яркие всполохи далёкого пламени.

— Мой великий повелитель! — простонал дрожащий голос. — Скольких ещё вы готовы обезглавить? Эти несчастные не могут утолить ваше любопытство. Они ничего не знают. Они лишь рабы, что исправно исполняют возложенные на них поручения. Их дела просты, они не задают вопросов. Как можно пытаться добиться чего-то от того, кто предназначен для иных дел.

В темноте большого зала наступила тишина. Длинный ряд уродливых долговязых теней, покрытых мрачными балахонами стоял не шелохнувшись. Перед ними на коленях стоял такой же, как они. Вот только на голове у него было некое подобие короны.

В небольшом отдалении в луже собственной крови лежало несколько десятков обезглавленных тел. В темноте залы они напоминали сейчас лишь огромную мятую кучу.

— Я молю моего господина прекратить это бесполезное занятие и дать мне возможность высказаться, — не унимался тот, что стоял на коленях.

— Мне стоило снести твою голову, Колак, — спокойно сказал мужчина, державший в руке длинный меч из чёрной стали. — Как ты мог упустить этого старика? Более простой задачи, что я поручил тебе, и представить нельзя. Но ты умудрился перепоручить это своим, как ты их называешь, воинам.

— Я не думал, что что-то может пойти не так. Этот старик...

— Этот старик один из лучших воинов армии великого воинства Божьего на земле, — громогласно выкрикнул мужчина с мечом. — Он кромсал моих слуг еще в те времена, когда тебя и в мыслях не существовало. Неужели ты думаешь, что всё это так просто? Бессмертные убили столько моих преданных воинов, что не хватит и счёту. А ты оставил на страже всего троих оборотней.

— Я признаю свою оплошность, господин, и готов понести заслуженное наказание, — опуская голову ещё ниже отозвался Колак.

— Да неужели! — с издёвкой в голосе выкрикнул обладатель чёрного меча. — Что мне толку с твоей смерти? Не будь глупцом. Неужели ты думаешь, что сможешь так вот запросто отделаться от своей вины? — он в одно мгновение очутился возле оборотня. Одним неуловимым движением мужчина поднял того с земли словно щенка. — Смерть, слишком простая награда. Я не стану доставлять тебе такого удовольствия ибо те, кто служат мне, не умирают лёгкой смертью. — Он швырнул монстра о землю и тот застонал и заскулил от боли. — Иди прочь и забирай своих уродов. Три дня тебе даю, чтобы ты нашёл мне этого старика. Меня поджимает время. График очень плотный. Мир слишком долго ждал, когда я наконец-то сумею завладеть им.

Он развернулся и пошёл прочь, вытирая по пути свой чёрный клинок подолом длинного плаща.

Стоявшие до этого неподвижно оборотни бросились поднимать Колака и быстрым ветром умчались прочь.

«Как же мне всё это надоело, — подумал великий демон, медленно проходя мимо жуткого леса из длинных частоколов, на которых корчились в муках какие-то несчастные. — Столько лет прошло мимо в пустых и таких мелочных заботах. Мир изменился до неузнаваемости. Я изменился. Но лишь мой отец всё так же равнодушно взирает на творящееся вокруг из неведомой пустоты бесконечности. Что он думает обо всём этом? Быть может, это не более чем плод моих больных фантазий? С каждым годом мне всё чаще и чаще начинает казаться, что я всё это себе лишь возомнил? Возможно, там, в вершинах бесконечного мрака вселенной, попросту никого нет? Никто не смотрит на этот мир, никто, возможно, даже не знает о его мизерном существовании? Возможно, отец уже давно забыл о нас. Отстранился, махнул на всё рукой, и уже давным-давно нашёл уют в других вселенных, менее грешных, чем наша? А ведь когда-то, он много приложил стараний, чтобы здесь воцарился вечный покой. Быть может, глядя на всё это, он попросту передумал, отложил свои чаяния и заботы в далёкий ящик, и лишь изредка натыкаясь на нас мимолётным взглядом, как на некогда дорогую его взору вещь, он вспоминает о нас, но тут же иные заботы поглощают его и вновь наш мир оказывается в одиночестве, — убирая клинок в заплечные ножны, демон улыбнулся. — К чему вся эта философия? Коли так всё есть, как я себе рисую, так можно без забот идти вперёд. А если нет угрозы наказания, то волен я буду делать всё что захочу. А значит, мир, некогда принадлежавший людям, отданный им по воле моего святого отца, уже никому не нужен. А раз он ничей, то я с уверенностью заберу его себе. Я создам здесь новую империю. Я выведу из душных клоак своего затхлого Ада всех, кто верно служил мне, и пусть они живут здесь. Они это заслужили. Люди уже не хозяева земли. Людей на земле больше нет, это теперь не их мир — это мир без них».

Демон ухмыльнулся самому себе. Он вдруг отчётливо осознал, что пришло, наконец, его время. Что все потраченные им силы на уничтожение бессмертных, ангелов, людей наконец-то начинают приносить свои плоды. Коль нескоро он смог уничтожить человечество, вставляя людям палки в колёса, убивал невинных, развязывал войны, насылал катаклизмы. Подкупом и страхом овладевал всем тем, что было ему выгодно. Делил людей на две категории — овец, что блеют обо всём лишь бы сохранить свои никчемные жизни, и волков, что не сломаются ни при каких обстоятельствах, что готовы рвать и метать во благо своей стаи. Даже сейчас, когда мир уже поделён между другими его представителями, он не переставал крутить свои интриги.

С дикарями всё оказалось просто. Эти фанатики восприняли присвоенный им разум словно чудо и в один миг стали его истинными поклонниками. Ради него они сотворят всё что угодно. Это был старый, затёртый до дыр трюк с монетами из серебра. Но дикарям об этом не было известно. Они рвались на своих врагов с открытой грудью, и в прямом смысле давили тех своим количеством и тяжестью убитых тел.

Сложнее оказалось с другими. «Возрождённые», как они себя называют, они умны и знают что к чему. Многое они переняли от своих создателей, но вот только не душу. Без души они не представляли для владыки кошмара никакого интереса. Но не прошло и пары тысячелетий, как эти нахальные выскочки начали качать свои права. Мало того, что они захватили огромные территории на юге, востоке и западе, так теперь им ещё и север подавай. Проклятый континент не резиновый, а его владельцы, новая паства рабов, фанатиков и дикарей, плодится словно выводок кроликов.

Сперва он планировал заселить свои новые игрушки на северной части Нового континента. Но планы пошли прахом из-за вторжения туда «Возрождённых». Они быстро подвергли экспансии северные уделы, несмотря на суровый климат и царящую вокруг войну. Понастроили своих форпостов, и теперь держали этот край словно им он был родной. Допустить подобного было уже невозможно. Пришло время срочно принимать меры.

Тощие, дохлые «Возрождённые» не слишком приятная пища. Они жилистые и кости у них очень крепкие. А верные воины Владыки мрака до остервенения в глазах любят мясо. Дикари очень хорошо подходят на роль жирного питательного корма. Их много и их не жалко. В угоду последнего времени твари преисподней больше потчевались плотью, нежели душами убиенных грешников. От этого их нрав стал совершенно неуправляем и свиреп. Ко всему прочему Врата, как выяснил Владыка мрака, оказались надёжно запечатаны, и ему пришлось долго искать обходные пути. Без малого это занятие отняло у него более тысячи лет. Но и здесь всё оказалось не так гладко. Найдя скрытые в пространстве ячейки, через которые он мог бы постепенно переправлять своих верных подданных в этот мир, Владыка мрака столкнулся с непонятным феноменом. Все, проходящие портал, теряли силу и бессмертие. Это в корне не устраивало Владыку, поскольку необычные способности его воинства — это был весомый аргумент, дающий силу и право власти над столь долгожданным миром людей.

Вновь пришлось откладывать намеченные планы и искать иные пути решения проблемы. Владыка мрака переправил на землю оборотней во главе с Колаком — демоном обращения. За последнюю тысячу лет основной задачей его верных слуг была ловля выживших людей. Души несчастных захватывали «Ловушкой душ» и переправляли Владыке.

Гром грянул в неурочный час, когда пришло сообщение о том, что оборотни выследили едва ли не последнего из людей. Его загнали в ущелье, и атаковали, в надежде убить. Но не тут-то было. Старик оказался сноровист и проворен. Он с ходу завалил несколько тварей своим невероятно странным оружием. Когда его всё-таки схватили, вокруг него валялось не меньше сотни трупов. Владыка возликовал! Он поймал бессмертного, да ни кого-нибудь, а самого Слепого Герхольда. Великого родоначальника армии бессмертных воинов, созданной истинными «Верховными» для защиты человечества.

Его медленный путь вдоль нескончаемого ряда высоких частоколов подошёл к концу и Великий владыка кошмара стал медленно погружаться в гнилую червивую землю. Он скрестил руки на груди и закрыл глаза.

Переходный мир, который он недавно обнаружил, был необычным. Ничего подобного Владыка не встречал. Некогда ранее, до краха мира людей, его воины да и он сам навещали Землю, проходя через мир джинов — Вабар. Но теперь эти времена канули в Лету, так же как и люди. Вабар исчез. В один миг целый мир полный чудных живых и не очень созданий попросту растворился в бесконечности пространства. Где он теперь, существует или нет, никто не знал. Вабар пропал бесследно.

Владыке пришлось искать иные пути, и он нашёл. Мир, которому он так и не смог придумать название, был для него загадкой. Входя туда каждый раз, он видел всё своё прошлое в ярчайших красках. Оно плыло по миру словно рябь на воде, спускаясь с неба и пропадая в не всегда твёрдой почве. Как будто струившийся волнами густой разноцветный мёд этот мир показывал ему всё то, что он так тщательно скрывал или так тщетно пытался забыть. С каждым разом ужасы далёких воспоминаний становились всё отчётливее и отчётливее. Красок реальности становилось всё больше, а волны воспоминаний, текущие с неба всё быстрее и быстрее возвращали владыку к тем момента его существования, о коих он мечтал забыть, а быть может, полагал, что забыл.

Время прохождения оказалось Великому владыке ужаса неподвластно, и волей-неволей ему приходилось терпеть эти видения. Именно поэтому погружаясь в землю, он закрыл глаза. От видений это, конечно, не сильно спасало, но так было проще переживать воспоминания. Его тело медленно проходило сквозь мир тягучей памяти. Мимо проплывали лица, события, картины далёкого прошлого. Вот охваченная пламенем деревня, а в ней мужчины, женщины, дети. Живые, пока живые. Но вскоре никто из них уже не сможет ни кричать, ни плакать. Все они умрут, и это его, исключительно его заслуга. В тот год было очень жарко. Сирия умирала от засухи и пожаров. Он снизошёл забрать «Помнящую», но не нашёл её, и в порыве гнева придал всех жителей её деревни огню. Твердя проклятия, он лично собрал их души и затолкал в «Ловушку». В одно мгновение «Ловушка душ» отяжелела так сильно, что даже он едва сумел её дотащить до портала.

Очередная волна медленно плывущих воспоминаний окутала его взор. То были дети, много детей. Они были настолько худые и измождённые, что полосатые робы на них висели словно на голых палках. Усталые провалившиеся глаза смотрели голодным взглядом. Тоненькие серого цвета ручонки тянулись к нему, моля лишь об одном — о скорой смерти.

Но смерти не было. Она ведь тоже живёт по своим законам, у неё есть свой график и своё время. Даже ему она неподвластна. Когда-то давно она с презрением осмотрела его и ушла, не произнеся ни слова. А он кричал ей вслед, вот только что? Сейчас уже не вспомнить, но с тех пор она стала презирать его ещё больше.

Очередная волна воспоминаний вырвала его из пелены размышлений. Огромное поле, грязное, покрытое перепаханной сырой землёй и в самом центре огромная яма, полная уже начавшихся разлагаться трупов. Это люди, сотни, нет тысячи мёртвых людей всех возрастов и полов. Вокруг ямы бегают другие всё ещё живые обитатели столь желанного им мира. Они что-то кричат и размахивают руками. А затем всё исчезает и появляется новая волна воспоминаний. То уже совсем другой мир. Он полон крови, боли страданий и безысходного отчаяния. Кругом крики, пламя и ужас. Это его родная стезя, его истинное жилище. Он смотрит вниз и видит жалкие измученные тела. Ударом ноги он вминает их в каменную почву, а они с безмолвными криками стремятся скрыться, спастись, но на это у них нет ни малейшего шанса ибо мир этот не в их власти, они его рабы и, нет на свете силы способной изменить это.

Когда всё закончилось, он открыл глаза. Воспоминания, навеянные странным миром, всё ещё висели перед ним словно картина из ужасного фильма.

Мужчина в чёрном плаще осмотрелся. Его не терзали угрызения совести после увиденного, не помнил он ни названия той деревни, что поглотил его огонь, ни названия того концентрационного лагеря, где волей его сторонников были замучены тысячи людей, и уж тем более он не помнил, в каком поле была вырыта та самая яма, в которой наверняка и по сей день тлеют старые кости каких-то неизвестных ему людей. Мужчине было всё равно. Бездушие — его удел, бесстрашие — его стезя, страх — его истинное я.

Одёрнув полы плаща, он двинулся медленным шагом в сторону раскинувшегося перед ним стана дымящихся шатров.

Проходя мимо суетящихся уродливых дикарей, мужчина в длинном чёрном плаще вдруг подумал, что подобное уже как-то случалось с ним. В тот день, когда он пришёл к великому правителю степей и предложил ему свои услуги. Он был лишь в шаге от истинного величия. Хан Тэмуджин, правитель народа степей и предводитель огромного войска, принял его за попрошайку, ползающего перед ним на коленях. Но в отличие от Цезаря не прогнал его. Он внимательно выслушал предложение незнакомца о мировом господстве. Но проведя ночь в тяжком раздумье, дал попрошайке отрицательный ответ. Спустя несколько лет они снова встретились, но на этот раз на коленях стоял Хан. Он и до сих пор стоит в этой позе, хотя прошло уже почти четыре тысячи лет.

Огромный шатёр вырос перед мужчиной совершенно неожиданно.

«Я слишком много думаю в последнее время», — он распахнул полы входного полога. Аискон сидел на горе из шкур, в его руке была длинная палка, к которой была привязана верёвка с небольшим шариком из узлов. Великий правитель водил палкой из стороны в сторону, верёвка двигалась и за ней словно за приманкой кидался уродливый старик, лишённый ног. Аискон дико ржал и продолжал дразнить калеку. В одно мгновение он поднял свой взгляд, и улыбка мигом пропала с сего уродливых губ.

— Пошёл прочь! — Аискон отшвырнул палку и, вскочив, ударил калеку носком своей здоровой ноги. Тот заскулил и уполз в сторону, скрывшись за кучей из шкур.

— Развлекаешься? — спросил у правителя мужчина в чёрном плаще.

— Я думал ты больше не придёшь? — ответил вопросом на вопрос Аискон.

— Почему ты не идёшь на юг? — тут же спросил у правителя посетитель. — Почему твоя орда до сих пор здесь?

— Сейчас уже конец осени. Пролив туманов весьма опасен для переправы. Там сильные ветра и волны. Наши лодки не выдержат такого. В это время года мы даже в набеги не ходим. Зимой по замёрзшей глади пролива идти можно очень тихо и небольшими группами. Огромная орда не сможет преодолеть такое расстояние — это опасно, мы все погибнем. Подлёдные твари весьма чутко слышат. Они нападут на нас непременно. Вот придёт весна, лёд уйдёт в океан, воды пролива станут спокойными, тогда и пойдём, — закончил Аискон.

— А как быть с захваченным гарнизоном, который я тебе подарил? Твои дикари смогут удержать его развалины до весны? Что если «Возрождённые» атакуют?

— Ты не должен волноваться на этот счёт, — остановил напор его вопросов Аискон. — Условия для войны в это время года неподвластны даже этим нелюдям. Дневные туманы затянут весь берег. В такой пелене ни один из «Возрождённых» не решится идти в атаку. Мои воины знают это и очень бдительно слушают тишину. К тому моменту, когда туман спадёт, мы уже всей ордой будем на том берегу, — Аискон оперся на свою прямую палку и, усмехнувшись, добавил:

— Ко всему прочему, ночи сейчас с каждым днём становятся всё длиннее и темнее. Когда начнётся зима и солнце скроется из виду, мы уничтожим все посты этих недоносков! Когда север будет полностью наш, мы двинемся на юг.

Мужчина в чёрном плаще внимательно смотрел на Аискона. Он всегда являлся к нему в облике его покойного отца Сгирона. Правитель Аискон каждый раз общался с ним в трепете и с неким нетерпением словно боялся того, что говорит нечто неправильное.

— Ты должен поднять свою орду и немедленно двинуть её на юг, — сказал мужчина в чёрном плаще без малейшей тени смущения. Аискон открыл было от услышанного рот, но заметив суровый взгляд отца, тут же подавился собственными словами.

— Но, но… Если начать движение сейчас, мы попросту можем погибнуть. Переправа через пролив опасна, — заикаясь от страха проблеял Аискон.

— Ты поведёшь их, — рявкнул на Аискона его отец. — Иначе это сделаю я. Вы узрите простое чудо, после которого вас уже никто, никогда не найдёт. Выбирай.

Аискон больше не посмел перечить. Он тут же сник и больше не произнёс ни слова. Мужчина в чёрном плаще развернулся и исчез за пологом шатра, не говоря больше ни слова.

В то же мгновение как холодный воздух севера поглотил его, он исчез и появился уже совершенно в другом месте. Огромная дверь из блестящего серебристого металла со строгими прямыми линиями возвышалась над ним высотой в три человеческих роста. Он толкнул её одной рукой, и дверь плавно отворилась словно и не выглядела такой огромной. Медленной вальяжной походкой он вошёл внутрь.

Перед ним была большая зальная комната с красивым витражным потолком из мозаики, вьющейся спиралью к центру, через которую настырно пытался пробиться солнечный свет. Зал был круглым, под потолком виднелись небольшие створчатые окна. Луч солнца устремился сквозь одно из них и упёрся в стену напротив. В дальней части зала стоял огромных размеров стол, точно такой же по стилю, как и входная дверь. Он поблескивал в солнечном свете и играл искрами на ровных блестящих углах. За столом сидел Когурден Таф — сладкоголосый скорпион. Он что-то писал и не сразу заметил появление гостя.

— Снова Вы? — советник был явно удивлён появлением мужчины в чёрном плаще. Тот, как и прежде явился ему в образе отца Урхамеля Тафа. — Если вы пришли узнать, как продвигается наш замысел, то спешу вас заверить...

— Я всё прекрасно знаю, — разделяя каждое слово, медленно проговорил мужчина в чёрном плаще. — Вот только никак не могу понять, почему до сих пор войска королевства не предпринимают попыток отбить потерянный форпост на севере?

Советник Когурден удивлённо воззрился на отца.

— Боюсь, что это сейчас крайне неразумно. Приближающаяся зима — самое опасное время года в тех краях и туманы скрывают массу опасностей, а ночи столь темны, что не видно ничего на расстоянии вытянутой руки. Мы понапрасну погубим своих воинов. Не разумнее ли подождать наступления весны и тогда...

— Это неприемлемо! — выкрикнул отец, обращаясь к сыну с выпученными от злобы и нетерпения глазами. — Предстоит сделать многое, но ты не в силах выполнить простое поручение. Быть может, я ошибся в тебе? Возможно, мне стоит поручить эту задачу кому-то ещё?

— Нет, нет! — быстро вмешался Когурден. — Не стоит, я всё решу, обещаю вам.

Он сложил ладони вместе и с ехидной улыбкой склонился перед нежданным гостем.

— Хорошо, — ответил мужчина в чёрном плаще. — Ты должен начать атаку на погибший форпост не позднее завтрашнего вечера. Что там с твоими узниками? Ты уже убил их как я и велел тебе? Принц Ридерион и его брат не должны выжить.

— Я всё предусмотрел, — сладкий голос Когурдена звучал, как всегда мелодично и немного нагло. — Эти двое уже мертвы, всё подстроено так, что никто, ничего не сможет доказать. Ваши опасения напрасны, — он снова поклонился.

— Надеюсь, что это действительно так! — отозвался нежданный гость. — Скажи мне, не попадалось ли тебе в последнее время что-либо необычное? Я знаю, ты в курсе всех секретов вашего Королевства. Расскажи мне, не встречался ли тебе или твоим подданным старый человек.

— Старый человек? — с удивлением переспросил Когурден. — Не-е-т! Старый человек мне не встречался, — он слегка усмехнулся. — Уж это я бы точно не смог пропустить мимо ушей. Мы и молодых-то уже давно не видели, а уж старика я бы точно запомнил. Разве что..., — он вдруг на мгновение замолчал. — В моём хранилище есть нечто, что могло бы вас заинтересовать.

Когурден улыбнулся и протянул свою руку нежданному гостю. Тот прикоснулся к пальцам советника и на мгновение замер. Его взору предстало воспоминание советника Когурдена. Он увидел человека, помещённого в медицинскую капсулу. В это мгновение мужчина в чёрном плаще широко открыл глаза и издал такой жуткий звук, что советник со страху мгновенно упал на колени и закрыл уши руками.

— Где? Где этот человек? — нежданный гость схватил испуганного советника и с такой силой поднял, что тот съёжился и завизжал. — Отвечай червяк! — не переставал кричать мужчина в чёрном плаще.

— Он. Он. В моём хранилище. — Простонал Когурден. — Он в биокапсуле, и без сознания.

— Где это место? — нежданный гость швырнул Когурдена на пол и тот заскользил по нему словно по льду. В одно мгновение мужчина в чёрном плаще оказался рядом с бьющимся в истерике советником. Он схватил его за голову и улыбнулся настолько злобно, что Когурден едва не потерял от ужаса сознание. — А, а… Я знаю это место! — выкрикнул демон. — Я уже бывал там!

Он снова схватил Когурдена, и в одно мгновение они оба оказались в «Яме отчаяния». От подобного перемещения Когурден так испугался, что по его ногам потекла горячая струя. Он кричал и мотал головой.

— Не убивай меня! Не убивай!

Мужчина в чёрном плаще с презрением посмотрел на жалкого советника.

— Заткнись ничтожество! — крикнул он так громко, что Когурден в одночасье замолк. — Говори, где этот человек?

Трясущейся рукой Когурден указал на тёмную комнату в дальнем конце бункера. Мужчина в чёрном плаще исчез и, спустя мгновение, вернулся.

— Там никого нет, — сказал он спокойно.

— Он там, — испуганно промямлил советник. — Он без сознания и уйти точно бы никуда не мог.

Мужчина в чёрном плаще вновь схватил советника, и они вернулись в тот же зал, из которого исчезли. Демон усадил Когурдена на стул, на которым тот сидел до появления нежданного гостя и, оправив ворот одежды испуганного чиновника, сказал:

— Ты немедленно начнёшь атаку на захваченный дикарями северный форпост, и я даю тебе три дня, чтобы ты выяснил, куда делся твой загадочный пленник, о котором ты мне поведал. По истечении этого срока я вернусь, и если у тебя не будет для меня требуемой информации, ты исчезнешь из этого мира, и никто, никогда не узнает о том, где сгниют твои кости.

Когурден быстро закивал, соглашаясь с каждым словом демона.

— Я сделаю всё, что в моих силах, отец. Вы будете довольны и не разочаруетесь в том, что выбрали меня своей десницей.

Великий демон издевательски улыбнулся лишь одними уголками своих губ.

— Вот и ладненько! — съязвил демон и тут же исчез.

  • Черная весна / Золотые стрелы Божьи / Птицелов Фрагорийский
  • Глава 5 / Дары предков / Sylar / Владислав Владимирович
  • Стена / Ожидание / Akrotiri - Марика
  • Яды 1 часть. / Sternman Anry
  • Омлет вечной молодости / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лев Елена
  • ФИНАЛ / Смех продлевает жизнь / товарищъ Суховъ
  • Провидец - NeAmina / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • "Галактика" / Салфеточные изыски / Хоба Чебураховна
  • 18+ / svetulja2010
  • Сок Шибальбы - Kartusha / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Призрак трассы Ю-44. Зима Ольга / "Легенды о нас" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль