С историей Крошки я начал знакомство здесь, в Мастерской писателей, когда первая книга ещё только активно писалась и редактировалась. Теперь, когда «Рождение экзекутора» завершено, у меня появилась возможность ознакомиться с результатом. И это была аудиоверсия в исполнении Олега Олешника. Озвучка получилась удачной: у чтеца приятный тембр голоса, текст прочитан живо и с должной эмоциональностью. В начале глав есть музыкальные вставки, которые прекрасно дополняют атмосферу книги. Единственное, что резало слух, так это «на́сквозь» вместо «наскво́зь», но этот крошечный недостаток простителен и не помешал мне насладиться историей.

 

Моё знакомство с творчеством Сергея Катукова началось с «Последнего штриха», к которому была впоследствии сделана иллюстрация – и этому штриху предстояло стать первым. Позже появились иллюстрации к рассказам «И будете как люди…», «Мастер истории облаков», «Великий корректор» и «Семь бабочек Киамоту». Все рисунки выполнены в разных техниках и представляют собой пёструю компанию, но зато каждая из них отвечает духу самих рассказов.

Истории Сергея наполнены чудесными образами и сравнениями, порой неожиданными и причудливыми, но всегда точными, «теми самыми». Герои и персонажи самобытны, миры реалистичны и фантастичны. Авторский стиль, как живой организм: дышит, движется, существует. Каждый рассказ не только даёт пищу для размышлений, но и погружает в мир тонкого, невесомого волшебства, способного вдохновлять.

 

Сборник рассказов Сергея Катукова «Ангелёны и другие»

 

Друзья звали ее Стальным Подснежником, враги — упрямой и живучей стервой. Однако друзей все меньше, врагов все больше, а дар боевого мага не вечен. Теперь судьба леди Лавинии Ревенгар — стать разменной монетой в чужих интригах и королевской наградой для коменданта пограничной крепости, недавно потерявшего любимую жену. Лавиния верит: можно лишиться всего, кроме стального характера и чести. Комендант Эйнар знает: есть шанс вернуть погибшее счастье, но цена запредельна. Можно ли не ошибиться, выбирая между новой любовью и старой верностью? Расцветет ли стальной подснежник среди пепла и льда?

*************

 

Дорогие читатели и подписчики!

В связи с тем, что «Гуси» начали приходить по адресам, я бы хотела провести небольшой конкурс для читателей. Выигрышем будет открытка с иллюстрацией к «Гусям» с моим автографом — ибо книги подписывать я не имею пока возможности. Плюс сюрприз из Дании в конверте. Открытки еще пока делаю, но и конкурс будет длиться месяц, так что к концу марта все будет готово.

 

 

Я давно и преданно считаю себя читателем Анны Алмазной и в особенности ее цикла о Рэми, его друзьях-товарищах и о мире, в котором все это происходит. Давно читаю, с интересом жду продолжения и не перестану ждать и читать, по крайней мере, пока к этому нет предпосылок. Поэтому сразу оговорюсь: моя рецензия не беспристрастна и не объективна – это рецензия если не фаната, то поклонника точно. В связи с этим я плохо вижу недостатки, признаюсь честно, но все-таки, постараюсь указать и на них тоже.

На собственном горбу и на чужом

я вынянчил понятие простое:

бессмысленно идти на танк с ножом,

но если очень хочется, то стоит.

 

© И. Губерман

 

Начну с кэпства: книги бывают разные. Тут, на портале, не раз кипели дебаты о том, что является развлекательной литературой, а что ею не является. К консенсусу, ясное дело, не пришли, но хоть согрелись пообщались.

 

Рецензия от Элеоноры Чарочкиной

Осторожно: спойлеры!

Победив дракона, не стань им

 

Сюжет вкратце таков: за Синюю Бороду вышла эмигрантка, а эротические приключения начались у её сына Джека. Повествование идет от лица четырнадцатилетнего мальчика, который вынужден вести двойную жизнь: жизнь обычного подростка и жертвы педофила.

 

Автор поднимает остросоциальные темы. Тут и эмигранты, и поиск места под солнцем, и подростковая жестокость во всей её неприглядности и наплевательское отношение к этому со стороны взрослых. Будут здесь и драки до кровавых соплей, и травля, наркота и алкоголь; и разорванные связи родитель-ребёнок, когда последний предпочитает молча страдать, нежели прийти за помощью к матери. Несмотря на чернуху, в жизни Джека найдётся место дружбе, светлой первой влюбленности, вечеринкам. Это позволяет не скатиться в негатив и депрессию, обмусоливая темы всякого разного насилия до тех пор, пока тебя самого не станут манить острые предметы.

 

Давно я зарился на эту историю, давно обещал автору обратную связь, и вот, прочитав обе части, наконец-то решился эту обратную связь выдать. Правда, первую часть «Лепрозорий» я читал уже с полгода как, и тогда рецензию писать не стал, потому что рецензий на этот роман полно, среди них – хороших, всесторонних и правильных немало, и по большому счету ничего я в это дело не привнесу. Тем более, что мне не хотелось писать правильную рецензию, а хотелось позадавать вопросы и пополемизировать. Поумничать, короче. Теперь же я прочитал и вторую часть, «Детей Лепрозория», и вопросов стало еще больше.

Теперь уж я молчать не стану! Но это, конечно, будет не рецензия, а некоторое такое читательское мнение, довольно спорное… прямо-таки провоцирующее на спор. И да! Тут будет много спойлеров.

На свете живут разноцветные дети,

Живут на одной разноцветной планете,

И эта планета на все времена

У всех разноцветных всего лишь одна!

Давайте, ребята, назло непогодам

Обнимем планету своим хороводом!

Развеем над нею и тучи и дым,

В обиду её никому не дадим!

Владимир Орлов

Давным-давно, когда наука начала своё торжествующее шествие по миру, и мы принялись «даже Бога мерить циркулем», началось разделение литературы на «серьёзную» и «несерьёзную». До этого как-то обходились книгами научными для дела – учебниками и справочниками, и книгами художественными – которые предназначены были для души. (Ну, или поддадимся научной привычке – скажем «действовали на человека через эмоции, а не через разум».) Ну а сейчас все, конечно же, знают: есть книги с глубокой философской идеей и о смысле жизни – а есть «простенькие, отдохнуть для удовольствия». Первые теперь принято хвалить и рекомендовать обязательно прочитать для душевного роста (даже если сам большую часть только в руках подержал), а вторые мы стыдливо читаем, стараясь особо про это не говорить: несерьёзно ведь, я всего лишь расслаблюсь, спрячусь от проблем ненадолго.

 

Подымайте, братья, посохи,

Дальше, дальше, как и шли!

Паруса развейте в воздухе,

Дерзко правьте корабли!

Жизнь не в счастье, жизнь в искании,

Цель не здесь — вдали всегда.

Славьте, славьте неустаннее

Подвиг мысли и труда!

Валерий Брюсов

 

 

Легко ли быть единственным человеком в мире мутантов? Даже если над тобой трясутся как над редким, внесенным черными буквами в Красную книгу с белыми страницами зверем? Легко ли быть заурядным, пусть даже у тебя с детства есть талант к оперативному хрюканью, которое сейчас важнее математики?

Легко ли быть супермутантом в мире мутантов? Уметь то, чего не умеет больше никто? Даже если тебе удастся пережить младенчество, в котором все твои способности работают против тебя?

Легко ли быть сотрудником суперсекретного института, каковой институт решил за каким-то бананом воссоздать нормальное человечество с помощью того самого единственного человека?

Легко ли быть ангелом? Тем более когда твой брат супермутант? Да еще живущий в мире, который вот-вот накроется медным тазом?

Легко ли быть мутантом и вдруг в кого-нибудь влюбиться?

А легко ли быть главным по тарелочкам?..

Вопросов…

 

Целостность разнообразия или моё путешествие в Коровий Мык

«- Каково ваше величайшее достоинство?
— Я много всего разного.
— А величайший недостаток?
— Будучи многим разным, я склонен к тому, чтобы не быть ничем целиком». ©

 

О сборнике рассказов «Мифы Ктулху».

 

Я уже отмечал это, но повторюсь: одной из главных заслуг Лавкрафта, на мой субъективный взгляд, было составление мифологии. Того самого цикла мифов Ктулху, по которому его знают сейчас… в первую очередь те, кто не знаком с произведениями и знакомиться особо не собирается. Слово-то на слуху. Такая квазимифология – запишите себе где-нибудь, а то я потом забуду – дает возможность работать с уже имеющимся «миром», в котором, оказывается, могут жить самые разные герои, с которыми, в свою очередь, могут происходить всякие ужас… в смысле, разные вещи.

Другой заслугой было то, что Говард Филлипс Лавкрафт начал говорить о «космическом ужасе»: о страхе перед неведомым, о крайне невеликом значении человека как такового… Ну да об этом позже.

 

Аннотация:

Тысячи лет продолжается противостояние сатрианцев и анакимов. В преддверии зимы сатрианская армия вновь углубляется в Черную Страну, чтобы предать ее огню и мечу. Там, где военные достижения ценятся превыше всего, черные легионы анакимов терпят позорное поражение. Чтобы восстановить хрупкий мир и изгнать сатрианцев с некогда цветущих земель, Роупер, сын Черного Лорда из Дома Йормунрекуров, должен добиться любви и признания легионов. Величайшие воины способны сражаться где угодно. Но лучшие правители побеждают без сражений.

 

Ещё до выхода книги в свет, вокруг сломали немало копий. На одном конце ристалища был переводчик, которого роман привел в восторг, на другой – скептически настроенные читатели ознакомительного фрагмента, где обнаружились логические и стилистические ляпы. Да и вообще, активное продвижение и сравнения с Мартином (куда уж без него) сыграло с “Волком” дурную шутку – роман заочно стали хейтить. Сомнений добавлял и факт того, что fanzon издавало “волка” в мешке – роман синхронно опубликовали и у нас, и на западе. Лично я поспешных выводов не делал и к чтению приступил максимально непредвзятым. Более того, мне и впрямь хотелось найти под обложкой если не нового Мартина, то хотя бы Аберкромби.

О писателе, чей творческий псевдоним так похож на поименование какого-нибудь сказочного героя, я узнал, конечно, через посредничество более раскрученного автора – мистера Г.Ф.Лавкрафта, который в «Сомнамбулическом поиске Неведомого Кадата» (и вообще в «сновидческом цикле») обратился к стилю лорда Дансени. Добавьте сюда известие о том, что Дансени считается одним из первопроходцев фэнтези (а я, чтобы стоять, должен держаться корней – или, по крайней мере, знать, где они проходят) – и станет понятно, почему я вцепился в эту книжку мертвой хваткой.

 

Оффтопик

 

В неверный час тебя я встретил,

И избежать тебя не мог –

Нас рок одним клеймом отметил,

Одной погибели обрек.

И, не противясь древней силе,

Что нас к одной тоске вела,

Покорно обнажив тела,

Обряд любви мы сотворили.

Не верил в чудо смерти жрец,

И жертва тайны не страшилась,

И в кровь вино не претворилось

Во тьме кощунственных сердец.

Максимилиан Волошин

 

Оставив родительскую нору, молодая лисичка О-ха поселилась в Лесу Трех Ветров. Там она встретила свою любовь – красавца лиса А-рана. Согласно лисьей традиции, он взял имя А-хо – имя лиса должно зеркально отображать имя его избранницы. О-ха ждала лисят и была счастлива…

Пока не погиб А-хо, спасший её от зубов охотничьей своры. Пока не умерли от холода её лисята.

Не смотря на то, что книга довольно жесткая (местами, даже жестокая), история О-ха читается на одном дыхании: каждые пять-десять страниц очередная перипетия, новое знакомство или трагедия. Особое место в книге занимает линия противостояния двух заклятых врагов – лисицы и пса. Этот огромный риджбек-убийца пронесет ненависть к О-ха через все повествование, с переменным успехом уничтожая то, что ей дорого.

В книге «обитает» множество разнообразных персонажей. Каждый характер – яркий и запоминающийся. Проходных персонажей в Лунном звере нет – каждый из них становится либо учителем, либо помощником главных героев.

 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль