Страна Коров

+20
  • Эдриан Джоунз Пирсон
  • Страна Коров

Целостность разнообразия или моё путешествие в Коровий Мык

«- Каково ваше величайшее достоинство?
— Я много всего разного.
— А величайший недостаток?
— Будучи многим разным, я склонен к тому, чтобы не быть ничем целиком». ©

 

Просторы Страны Коров поначалу не вызвали у меня особых симпатий. Чего ожидать, отправляясь в некогда процветающий, а теперь обветшалый и богом забытый край с названием Коровий Мык, где последние несколько лет господствует засуха и запустение, а оплотом цивилизации остался лишь общинный колледж – грандиозный, искусственно воздвигнутый оазис с фонтанами, бассейнами, бронзовыми скульптурами и живыми пеликанами – живущий и дышащий только благодаря былым заслугам и энтузиазму некоторых преданных руководителей.

Главный герой – Чарли, пройдя оригинальное телефонное собеседование, отправляется туда на административную должность – координатор особых проектов. Его задача непроста: подготовить колледж к визиту аккредитационной комиссии, которая должна решить судьбу учебного заведения. Для этого необходимо сплотить вдрызг расколотый преподавательский состав, разобраться с отчетностью (где, естественно, полный бардак), провести ряд важных подготовительных мероприятий и много чего еще, словом – предстоит скучная и головомойная рутина. Осознание, что сие придётся разгребать отнюдь не возбудило мой читательский интерес, чего нельзя сказать о разгорячённом энтузиазме Чарли.

Чарли ставит перед собой личные цели:

1) Стать таки чем-то целиком;

2) Искать влагу во всём;

3) Полюбить нелюбимое.

По этим ориентирам он выстраивает поиск нужных путей и смело ведёт читателя за собой. Именно они являются маячками, нитями Ариадны, которые не дают читателю заблудиться в лабиринтах из множества имен и личных историй; разнонаправленных временных течений; авторского «словоблудия» с многочисленными повторами одного и того же иными словами и внезапной сменой персонажей в диалогах.

 

Кстати, о последнем. Не помню, сталкивалась ли я с подобным раньше, но вначале меня (как сетевого автора, имеющего опыт общения с сетевыми критиками) возмутило эдакое вольное обращение с текстом.

Схема диалога примерно такова: Чарли обсуждает нечто вдвоем с помощником директора Бесси у себя в кабинете, но в следующей реплике в разговор вдруг вступает Уилл, сидя с Чарли за столиком кафе, затем диалог переключается на Рауля по дороге домой и, без всяких пауз, обсуждение завершает доктор Фелч уже в своём кабинете.

Или же выстраиваются длинные вереницы диалогов «ниочём» в стиле: — Что? — Именно это. – Вы уверены? – Да. – Да? – Да! – Это точно? – Вполне точно. – И вы уверены? – Да!

Возникает желание пнуть: во-первых – ГГ, который тратит уйму времени (а времени-то у него в обрез) на «перетирание всего со всеми»; во-вторых – автора, за то упоение, с которым он толчёт воду в ступе, предварительно переливая её из пустого в порожнее.

Но к стилю изложения вскоре привыкаешь, а мастерство игры с метафорами и временными смещениями столь похвально, что всё это, наряду с авторским умением «налить воды» (к слову, возможно, той самой воды, поиском которой занят ГГ и некоторые начинающие писатели) вызывает любопытство с точки зрения приобретения собственного писательского опыта.

 

Поиском «влаги во всём», попытками соединить несоединимое и полюбить нелюбимое Чарли доводит себя до состояния загнанного мула, которому всяк норовит навязать свой груз, и даже элементарный отдых по ночам превращается для него в непозволительную роскошь.

Каждый преподаватель и сотрудник колледжа – неординарная личность со своей историей, устоявшимися взглядами и неизлечимой профдеформацией. Есть среди них взрывные, прагматично-эксцентричные, сексуально неистощимые математики. Преподаватель ораторского искусства – индеец по имени Длинная Река, давший обет молчания, неуклонно ему следующий, и при этом каким-то непостижимым образом продолжающий преподавать ораторское искусство. Дама-логик, что жмёт на педали газа и тормоза своего авто с неизменно равной силой и периодичностью и подвергает логическому анализу все грани человеческих отношений, в том числе и любовь. Жизнестойкая и проницательная помощник директора Бесс, выросшая под жёстким солнцем Коровьего Мыка, точно знающая что и кого она хочет, но очень растерянная в глубине своей сути. А чего стоят официальные отчёты в стихах, которые с непоколебимым упорством подаёт в администрацию преподаватель стихосложения!..

Координатор особых проектов мечется в попытке всё наладить, сгладить, свести к общему математическому знаменателю, чёткому логическому плану или настроить на волну гармонично звучащего ямба. Но всё рассыпается, перемешивается, растушёвывается, ускользает как ночной сон и дневное бодрствование, подкреплённые выпиванием сразу двух, противоположных по действию таблеток.

Долгожданная Рождественская вечеринка, призванная стать своеобразной вехой в деле сплочения коллектива и апогеем выхода на победную финишную прямую в вопросе аккредитации, беспардонно ломает все стереотипы и традиции и переносится на конец марта.

Но в этом неожиданном и единственно приемлемом решении и заключен весь трагический пафос и обнадёживающий исход задуманного. А задуманное выходит далеко за пределы общинного колледжа Коровий Мык.

«Наша Рождественская вечеринка будет инклюзивным мероприятием, представляющим все организованные сообщества мира…

Все распределены по небольшим группам и вынуждены сидеть за столиками, которые тесно расставлены по маленькому кафетерию.

В каждой группе будет по крайней мере один «чистый» капиталист и один социалист с левым уклоном. Один центрист и один анархист. Один штатный преподаватель и один внештатный. Один белый и один азиат. Католик и протестант. Сикх и индуист. Иудей и джихардист. Социолог и настоящий учёный. Вегетарианец и антивегетарианец. Интроверт и экстраверт. Любимый и нелюбимый. Метафизик и эмпирик. Здесь мы отыщем способ свести воедино различные дихотомии мира, как истинные, так и истинноватые, — все мириады конфликтов человечества в тугую, однако почтительную однородность. Тем самым кафетерий наш будет идеально уравновешен. Группы будут демографически разнообразны, однако сомкнуты общей миссией. И во имя аккредитации они воссядут друг с другом в культурной, экономической, политической, профессиональной и ведомственной гармонии…»

Да, планы координатора особых проектов масштабны и грандиозны, а идеи кажутся утопичными. Эти планы выглядят такими же нереальными, как и первоклассный колледж посреди заброшенной, унылой дыры.

Но, вопреки всему, он существует!

И пусть его дальнейшее существование не определено, но его определённая ценность и цельность в его разнообразии, в единстве несоединимого, в любви к невызывающему любовь, во влаге, которая отыщется в каждой пустыне.

А еще, считает координатор особых проектов Чарли, важно за всем этим поиском не упустить главное и следует разобраться, что же такое любовь, если она не то, чем кажется.

Да, так считает Чарли и берёт на Рождественскую вечеринку пистолет…

 

Все ли ружья стреляют, и будет ли длиться вечно вращение мира, который отбрасывает на нас свои блики, словно дискотечный шар?..

Возможно и вы найдёте ответы на эти и другие вопросы, если отправитесь в Коровий Мык, и, возможно, они будут отличаться от тех, что нашла я. Ибо

«среди бесконечных кругов человеческого опыта… каждый из нас культура, одиночная культура, потому что нет второго человека, у которого с нами был бы один и тот же опыт».

 

PS: В тексте встречается мат. Я такое не приветствую, но понимаю, что с этим, как и с другими грубовато-колкими деталями, нужно смириться, если вам предстоит путешествие в Страну Коров.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль