Глава 33

0.00
 
Глава 33

— По-твоему, обязательно нам каждый день напиваться? — чуть заплетающимся языком спрашиваю я, держа в руке миску с болотного цвета напитком. Я была права, это примерно тоже самое, что я пила на том острове, только, пожалуй, у этой вонючей жижи эффект посильнее.

— По-моему, обязательно, — отвечает дикарь.

— И, по-моему, тоже, — ухмыляюсь я, отпивая большой глоток своеобразного алкогольного напитка.

Точно не знаю, сколько уже месяцев мы так прожигаем свою жизнь. Возможно, около 3, а может и больше. Днем Тэрон охотится (он сам соорудил себе копье), позже я готовлю добычу, а ночью мы устраиваем пляски у костра с выпивкой. С пьяни мы горланим разные песни, которые придумываем на ходу, занимаемся сексом или купаемся в океане. Но дни идут, а мы все также стоим на одном месте. Пока, в конце концов, Тэрон однажды не зовет меня с собой на охоту. В недоумении я направляюсь вглубь джунглей, не прерывая молчания. Наконец, мы оказываемся на противоположном конце острова и, отойдя на пару минут, Тэрон возвращается с луком в рукам. Я непонимающе уставляюсь на моего мужчину и оружие.

— Я чувствую, что скоро нам придется уйти. Но до этого момента ты должна научиться защищать себя.

Тэрон устраивает тренировки мне каждый день. Со временем я научилась сама изготавливать и затачивать стрелы из прочного дерева (которые пронзают насквозь не хуже обычных), метко стрелять, охотиться и выслеживать добычу.

— Теперь ты не единственный добытчик, — примерно спустя месяц, шутя толкая в плечо дикаря, ухмыляюсь я.

— Пойду поплачу, — с улыбкой отвечает Тэрон, притягивая меня к себе.

На самом деле, теперь я не представляю себя без лука в руках. Кажется, будто он и стрела продолжение моих рук. С ним я чувствую себя сильной и в безопасности. Тэрон же, за месяц изготовил себе уже не одно копье, поэтому теперь оружие у нас есть. Как ни странно, но этот остров я не чувствую своим домом. Мы здесь прожили около 4-6 месяцев, но мне так и не захотелось остаться здесь навсегда. Не смотря на удобные условия и отсутствия всех правил. Кроме того, даже у меня появилось предчувствие, что скоро нам придется уходить отсюда, поэтому я решила сшить для нас обоих другую одежду. Правда, уже из имеющихся вещей в шкафу. Благо, ножницы и нитки есть в одной из тумбочек. Надеюсь, нас не проклянут эти люди, когда вернутся обратно. Но я всегда ненавидела шить, поэтому эта работенка далась мне с трудом. Тем не менее, я все-таки соорудила для Тэрона новую набедренную повязку, которая намного прочнее предыдущей и сидит лучше. Я хотела сделать для него шорты или отдать какую-то безрукавку, но он напрочь отказался носить эти «неправильные» вещи. Для себя же я присмотрела один красивый легкий сарафан, короткие шорты, которые по размеру как трусы и почти прозрачную безрукавку. Правда, новые шорты и майка сильно велики мне, поэтому мне пришлось их ушить, а у тенниски обрезать толстые лямки и завязать их сзади на шее. Все, теперь вещи сидят как надо, и главное, в них легко и удобно.

— Не думаю, что если нам придется бежать, тебе понадобится это, — он показывает на сарафан.

— Но он очень красивый, — возмущаюсь я. — Нельзя же такое оставлять не пойми где.

Вместе ответа Тэрон просто осуждающе смотрит на меня с высоты своего роста. Чуть поразмыслив, я мысленно признаю, что он прав. Действительно, где в открытом океане я буду носиться с этим сарафаном? Но вслух это не произношу, а просто фыркаю и выхожу на улицу. Не так давно мы стали чинить нашу лодку, которая героически довезла нас до этого острова. Оказалось, что в ней не так уж много нужно исправлять, поэтому, думаю, еще через неделю плот будет на плаву.

Ночь. Мы с Тэроном гуляем по острову, все больше углубляясь в джунгли, пока, в конце концов, не выходим на самую окраину. Здесь очень красиво. Но я не могу вспомнить, была здесь или нет. Поэтому, скорее всего, если была, то только в пьяном состоянии. Мы стоим на окраине крутого склона, и создается впечатление, что стоишь на краю мира. Невольно сердце начинает трепетать, а ладони потеть. Я смотрю вниз и вижу черную как уголь, в ночи воду. Да уж, если на протяжении дня прозрачная вода, будто так и манит в свои просторы, то сейчас скорее наоборот отталкивает и выглядит довольно устрашающе. Но отчего-то мне безумно захотелось прыгнуть с этой скалы. В опасность, неизвестность.…Да, возможно это безумие, ведь я даже не знаю, есть ли внизу камни, но мое сердце отчаянно начинает биться намного быстрее лишь от одной мысли о прыжке.

— Давай спрыгнем вниз? — пылко предлагаю я, поворачиваясь лицом к Тэрону.

Он смотрит на меня либо как на полоумную, либо как на маленького ребенка, точно понять не могу. Но его явно не вдохновила моя идея.

— Тогда я одна, — обидевшись, произношу я, снимая с себя одежду. Не хочется мочить и пачкать новый комплект.

Когда я уже почти окончательно разделась, Тэрон кладет свои массивные руки мне на плечи.

— Ты решила себя убить? — не без усмешки в голосе, спрашивает он.

— Нет, — начиная злиться, холодно отвечаю я, не поворачиваясь лицом к дикарю.

На пару мгновений Тэрон отпускает меня, и когда он обходит меня сзади и встает передо мной, я замечаю, что Шрам уже без набедренной повязки.

— Неужели ты решила, что я позволю прыгнуть тебе одной? — оборачиваясь, спрашивает он. Его обычно медные глаза в темноте выглядят почти черными, и это не может не завораживать.

Я не могу сдержать улыбку. Становясь рядом с сильно возвышающимся надо мной дикарем, я беру его за руку, и, последний раз посмотрев вниз, с радостным удивлением и возбуждением спрашиваю:

— Вместе?

— Всегда, — сильнее сжимая мою руку, отвечает дикарь.

Через мгновение мы вдвоем прыгаем со скалы в неизвестность, и, кажется, мой восторженный крик даже не слышен из-за сильного ветра. Все сливается воедино, а стук учащенного биения сердца отдается в висках, мне одновременно страшно, классно, я даже точно не знаю, как правильно описать мои эмоции. Будто ни одно слово не в силах описать то, что я сейчас чувствую. Кажется, что мы летим целую вечность, но на самом деле это не длится более нескольких мгновений. И вот, мы оказываемся в воде. Даже сейчас я чувствую, что Тэрон не отпускает мою руку, и силой тянет за собой наверх. Вода попадает в нос и рот, не смотря на то, что я задержала дыхание, правда, меня это не сильно беспокоит. Соленая вода уже даже не разъедает мои открытые глаза, настолько они к ней привыкли за все это время. Мы оказываемся над поверхностью воды, но только я хочу произнести «Мы живы», как достаточно большая волна швыряет нас в сторону огромных камней, которые находятся неподалеку. Не успеваю я ничего предпринять, как Шрам мгновенно поворачивается к ним спиной, и крепко прижимая меня к себе, принимает удар на свое тело. Лишь сильно ударившись о могучие камни, он выпускает меня из хватки, а сам со стоном пропадает под водой. Жутко испугавшись, я ныряю под воду и помогаю ему выплыть наверх. Вскоре мы оказываемся в темной пещере, куда затекает не так много воды. Поэтому мы стоим лишь по колено в ней.

— Мы живы, — не без воодушевления произношу я фразу, которую мне не удалось сказать раньше. Мой голос эхом раздается в недрах пещеры.

— Ты сумасшедшая, — с непонятной интонацией произносит дикарь, подходя ближе ко мне. — Мы могли погибнуть.

— Но ведь не погибли, — отвечаю я. Неужели он хочет испортить весь момент?

Какое-то время Тэрон изучает меня взглядом. Я почти не вижу его лицо из-за сгустившейся темноты, но почти физически ощущаю нашу близость.

— Я… — наконец начинает Шрам, но неожиданно замолкает.

— Что? — не выдерживая, спрашиваю я.

— Нет, ничего, — отворачиваясь, произносит он. А мне лишь остается гадать, что хотел сказать этот странный дикарь.

Вдруг мне дико хочется прижаться к нему. Что, собственно, я и делаю.

— Ты спас меня, — с благодарностью в голосе произношу я.

Вместо ответа Тэрон просто смотрит на меня таким взглядом, что все внутри меня переворачивается. Не выдержав, я целую его, становясь на носочки и обхватывая за шею. Но не страстно, нет, а с неимоверной нежностью, на которую раньше кажется, даже не была способна. Шрам отвечает на мой поцелуй и, подхватывая под попу, помогает обвить ногами его бедра. Он аккуратно придерживает меня, словно куколку, и медленно заходит глубже в воду.

— А в воде еще не было, — улыбаюсь я, с любовью смотря в темные в ночи глаза.

— Ты такая красивая, — забирая мне за ухо прядь выбившихся волос, произносит он.

С теплой улыбкой дикарь вставляет в меня уже набухший член, и с непривычной для него осторожностью и нежностью начинает двигать бедрами. Внизу я чувствую уже привычное тепло, а то, как ласково Тэрон гладит мое тело, еще быстрее приводит к оргазму. Через пару мгновений я ощущаю пульсирующие движения внутри себя, и мое влагалище заполняет теплая вязкая жидкость. Но мне до последнего не хочется выводить из себя половой орган Тэрона, потому что с ним я чувствую себя цельной, будто мы одна плоть. Поэтому я крепче прижимаюсь к дикому мужчине, чувствуя, как меня переполняют эмоции.

«Но он кончил в тебя!» — вопит подсознание.

Соленая вода все омоет, — мысленно отвечаю я сама себе.

Мы встретили рассвет в этой пещере. И именно в тот момент, когда мы сидим на камне по колено в воде, я понимаю, что действительно очень сильно испугалась, когда Тэрон ударившись, пошел под воду. Я поняла, как сильно боюсь его потерять.

***

Оказывается, наша интуиция не подвела нас. Наутро мы просыпаемся от громкого шума мотора. Я морщусь и недовольно накрываю голову подушкой. Но, только провалявшись так еще пару минут, я мигом вскакиваю с кровати и с бешено колотящимся сердцем подлетаю к окну.

— Твою мать… — протирая глаза, не веря в происходящее, на русском произношу я.

Тэрон садится на кровати, и непонимающе уставляется на меня, но не успеваю я и слова сказать, как дикарь обо всем догадывается. С широко открытыми глазами, он мгновенно хватает первую попавшуюся статуэтку и подлетает к закрытой двери, вставая сбоку от нее.

— Быстро набери как можно больше воды и хоть какой-то еды! — кричит он.

— А как же сарафан? — слетает с моих губ дурацкий вопрос, прежде чем я успеваю о нем подумать.

— Ты издеваешься? — словно, обращаясь к полной дурре, спрашивает он.

Но в этот раз он действительно прав. Стряхнув с себя сонное наваждение, я беру кувшины с бутылками и бегу в ванную, чтобы набрать воды. После чего заглядываю в холодильник, но нахожу там всего пару манго и ананасов. Тем не менее, это хоть что-то, поэтому забрасываю их в большой пакет вместе с бутылками воды и закрытыми крышками кувшинами. Вздохнув, я с ужасом слышу приближающиеся голоса. Положив пакет, беру другую статуэтку и встаю по обратную сторону от Тэрона.

— Я первого, ты второго, — шепчет он.

Я киваю в ответ.

Ох, хоть бы нам не пришлось их убивать. Надеюсь, статуэтки достаточно тяжелые, чтобы просто вырубить людей, но не убить их.

Смеющиеся голоса останавливаются вплотную к двери и мгновенно замолкают.

Черт, ведь дверь не заперта! — доходит до меня.

Из-за волнения я еле удерживаю статуэтку в руках, стараясь не дышать. Наконец, дверь медленно открывается, но не успевает мужчина войти внутрь, как Тэрон бьет его по голове и отбрасывает в сторону. Но, похоже, у него крепкий череп, потому что белокожий человек не отключился, а с яростью накинулся на Шрама. Но не думаю, что у кого-то есть шансы в схватке против моего воина. Я оказываюсь права, дикарь со всей силы ударяет голову мужчины об стену, и тот, обмякнув, сползает вниз. Девушка, которая стояла за мужчиной, с открытым ртом наблюдает за происходящим, не смея пошевелиться. Будто, если она не будет двигаться, мы ее не заметим. Но стоит мне обратить на нее внимания, как симпатичное личико искривляет гримаса страха. Девушка кричит и, перепрыгивая ступени, бежит в сторону моторной лодки. Но я быстро ее догоняю и больно бью по голове, удерживая обмякшее тело, чтобы оно не упало на песок.

Мы укладываем эту парочку на постель, переплетая их конечности, создавая иллюзию, будто они переспали друг с другом и все, увиденное прежде, им приснилось. В последний раз мельком оглядев комфортабельное бунгало, мы с Тэроном выходим наружу. Шрам быстро берет за жилищем наше оружие, а я пакет из дома, и мы едва ли не бежим на противоположную сторону острова к лодке. Ведь кто знает, когда очнутся эти люди.

— Погоди, а может нам использовать их лодку? Она намного быстрее и прочнее, — останавливаясь, предлагаю я.

— Нет, потому что тогда о нас могут узнать. А так люди подумают, что мы им привиделись.

«Ну да, и исчезнувшая одежда тоже» — вставляет свою реплику внутренний голос.

Найдя лодку, мы погружаем в нее припасы, и выводим на воду. Тэрон стремительно начинает грести, все больше уводя нас от этого острова в бескрайние просторы океана. Смотря на удаляющийся остров, бунгало, скалу, с которой мы не так давно прыгали, меня одолевает небольшая грусть. Этот остров не стал нашим домом и нам вновь придется искать для себя прибежище. С каждым новым погружением весел под воду мы все больше оказываемся в пугающей неизвестности.

***

Точно не могу сказать, сколько мы уже плывем. Но почти уверена, что около недели. Благо, воды у нас больше, чем в прошлый раз. Но меня невольно посещают мысли, что мы так и не наткнемся на какой-нибудь остров.

Этим вечером моя очередь грести, поэтому пока я спокойно перебираю веслами, Тэрон спит. Вдруг неожиданно сгущается туман, и вот я уже не вижу даже конец лодки. Надеясь, что скоро это пройдет, я продолжаю грести, но лодку резко бросает вперед. Я перегибаюсь через нее, чтобы понять, в чем проблема. Оказывается, мы наткнулись на рифы.

— Черт, — ругаюсь я.

Тэрон просыпается и недоуменно озирается вокруг.

— Где мы? — спрашивает он.

— Без понятия.

Вдруг наша лодка вновь налетает на риф и нас сильно отбрасывает в сторону. Тэрон забирает у меня весла, пытаясь выплыть из этого жуткого места. Но волны становятся сильнее, рифы больше и даже он не может справиться с этим. Туман застилает все вокруг, и вот я уже совершенно ничего не вижу. Как вдруг, у меня получается различить чуть поодаль от нас острые, как мечи скалы, с выпирающими огромными булыжниками. Мы неизбежно движемся прямо на них, и я осознаю, что уже поздно что либо исправить. Если мы сейчас не прыгнем в воду, то точно разобьемся насмерть. Поэтому я поспешно хватаю свой лук и стрелы, а Тэрон копья и буквально в последнее мгновение мы выпрыгиваем из лодки. В туже секунду она смачно врезается в острые камни и вдребезги разбивается. Мы отчаянно пытаемся выплыть из небольшого круговорота, созданного крушением лодки, изо всех сил стараясь держаться на поверхности воды. Оружие теперь кажется неподъемной ношей, которая тянет нас вниз, но мы не смеем бросать его, потому что в случае чего, только благодаря нему мы сможем отбиться от возможных врагов. Волны уже не раз накрывают меня с головой, из-за чего мои силы постепенно иссякают, но я продолжаю бороться за жизнь, потому что другого выхода попросту нет. Мы барахтаемся в воде очень долго, плывя в неизвестном направлении, и даже сами не сразу замечаем, как под нашими ногами появляется суша. На слабых ногах я едва ли не ползу вперед, по-прежнему удерживая лук. Видя, что Тэрон рядом, оказавшись полностью на суше, я позволяю себе расслабиться на пару минут, чтобы перевести дыхание.

— Ох, слава Богам! — уставшим голосом произношу я, оседая на землю, даже на минуту забыв, что я полностью перестала в них верить. Но вдруг я замечаю, что от всех стрел осталась лишь одна, а это явно усложняет ситуацию. Значит, если придется бороться, то будет тяжко, ведь одной стрелой всех не убьешь.

Туман по-прежнему окружает нас, и из-за этого не видно ничего, на расстоянии вытянутой руки. Вновь поднимаясь на ноги, и находясь рядом друг с другом, мы аккуратно продвигаемся вперед, надеясь, что туман вскоре рассеется. Я слышу вокруг себя какие-то шорохи, но не придаю этому значения, пока, в конце концов, не осознаю, что это не просто непонятный шум, а множество каких-то голосов, которые судя по звукам, находятся совсем близко. Как оказалось, ближе некуда. Туман постепенно рассеивается, и мы с Тэроном оказываемся в ловушке. Со всех сторон нас окружает неизвестное племя. Вот только эти дикари совершенно не похожи на нас. Разукрашенные во всевозможные цвета, у этих чернокожих людей челюсть намного массивнее, а на лице устрашающий хищный оскал. Лица всех, кого я в силах разглядеть, почти полностью проколоты, из-за чего создается впечатление, что у них металлическая кожа. Отчего-то их чернокожие тела намного худощавее наших, настолько, что у большинства можно разглядеть очертания выпирающего скелета. Низкие лбы, сплюснутые носы, короткие шеи — все это указывает на их отличность от обычных людей. Когда же один из них отрывает рот, я замечаю, что его зубы намного острее, чем у обычного человека. Мое сердце с гулом падает вниз, и я невольно прижимаюсь к Тэрону. Не смотря на то, что мой мозг усердно не хочет воспринимать эту мысль всерьез, внутренний голос твердит, что мои опасения оправданы… мы наткнулись на каннибалов.

  • Сказка / Zapen Джул
  • Смерть Ивана Ильича / Путешествия и происшествия / Армант, Илинар
  • ДЕНЬ ПОБЕДЫ / Сергей МЫРДИН
  • Саманта / "Орфей" / Аривенн
  • №30 / Тайный Санта / Микаэла
  • «И как догадаться, кто снится кому?», Никишин Кирилл / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Смерть за два цента / Анти-Зан / Плакса Миртл
  • На папирусной ладье... / Шёпот Осириса. Поэма-мистерия / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Ныне искренность... / Из души / Лешуков Александр
  • Герой из тех, кого называют уродами, паталогически больной. / Выродок / Хрипков Николай Иванович
  • Кричащее молчание / Козлов Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль