Главы 11-13.

0.00
 
Главы 11-13.

Глава 11.

Прошла неделя с тех пор, как я дала себе послабление. Я всё больше впадаю в депрессию, но, тем не менее, выполняю свои обязанности. Мы с Ромой уже обзавелись собственными домиками, поэтому больше в услугах Тэрона не нуждаемся. Сегодня мой долгожданный выходной, и я планирую весь день просто лежать и пассивно отдыхать. А, ну может, схожу поплавать. Я только что пришла с купальни и освежённая, ложусь на солому. За всё время пребывания здесь, у меня сильно отрасли волосы, что очень неудобно, и появились мышцы на руках, что мне, естественно, не нравится. Теперь я как худощавый мужик с накаченными руками и длинными светлыми волосами. И всё-таки я не понимаю, как их женщины умудряются быть такими полными, лично я от местного рациона питания только худею (что не удивительно, ведь кроме рыбы и фруктов тут больше ничего нет). Вдруг дверь открывается, и на пороге я вижу Рому, ему уже намного лучше. На лице рыжеволосого парня играет довольная улыбка, он оживлён, как никогда. И я понимаю, что у него на уме какая-то очередная безумная идея.

— Машка, оказывается, у них тут есть что-то вроде аттракциона! — на ходу рассказывает мой друг.

В ответ я лишь неразборчиво мычу. Я очень устала за эту неделю, и не хочу никуда выходить из моего нового жилища. Но так просто от него не отвяжешься. Рома склоняется надо мной и его глубокие синие глаза пылают воодушевлением, и я прекрасно знаю этот взгляд. Он означает, что Рома сильно взбудоражен, и что он ни за что от меня не отстанет. Ромка начинает капать мне на мозг, и я сдаюсь.

— Хорошо, пошли, — с тяжким вздохом я неохотно встаю с соломы и бреду к выходу.

Но уже через минуту я проникаюсь настроением моего друга. Ведь на него невозможно долго злиться.

— Они катаются на лианах, — по дороге вводит меня в курс дела Рома.

Интересно, неужели никто из племени не любит в свой единственный выходной в неделю просто пассивно отдохнуть? Чем скакать по деревьям, я бы сейчас лучше понежилась на песочке, поплавала в океане или просто вздремнула. Правда, зачем отдыхать так, как я хочу? Ведь нет ничего глупее.

Наконец, мы доходим до «места развлечений». Это поляна, на которой растёт множество деревьев, а с них свисают толстые лианы. Здесь собралось всё местное население. Дикари не скрывают своего восторга от данного занятия. Поэтому, один за другим парни прыгают с самой вершины дерева и летят на другое, что-то при этом горланя. Не могу не признать, это выглядит действительно интересно.

— Я тоже хочу, — заворожено бормочу я.

— Женщинам нельзя, — объясняет мне только что подошедший Вэл.

«Опять это их «женщины»» — морщится моё подсознание.

Неужели нельзя говорить — девушки, леди, слабый красивый пол, в конце концов. Я перевожу взгляд на одну из стоявших рядом дикарок, такую же страшную, как и остальные. И понимаю, почему кроме «женщина» здесь нет других слов, относящихся к слабому полу. Как по мне, так для них даже слово «женщины» — слишком мягко. Я бы их называла «бабы», «чудовища» и т.д.

Вдруг до меня доходит, что именно сказал Вэл.

— Что? Почему нельзя? — моё негодование нарастает.

— Это мужское дело, — пожимает плечами Вэл. Ему, как и Роме, уже намного лучше.

Ну конечно, значит, девушке можно работать на поле и это не считается истинно мужским делом, а как по пальмам скакать — так сразу нельзя. Что за бред? Мне не помешают их дуратские принципы прыгнуть с вершины дерева. Поэтому я иду прямиком к одному из деревьев, не слушая, что кричат в след мои друзья. Останавливаюсь прямо перед ним, смотрю вверх. Эм…издалека оно казалось явно меньше. Ведь чтобы прокатиться на лиане, сначала нужно залезть наверх. Да уж, задачка не из лёгких, тем более я даже не помню, когда последний раз лазала по деревьям. Вдруг ко мне подходит один из дикарей.

— Что ты здесь забыла? — слишком грубо спрашивает он.

Меня сразу начинает бесить его грубость, и я отвечаю ему тем же.

— Тебя забыла спросить. Я тоже буду прыгать, — с вызовом отвечаю я.

— Ха, вы слышали? Бледная хочет прокатиться! — во всеуслышание заявляет темнокожий парень.

Дибил. И кстати я уже совершенно не бледная, а очень даже загорелая.

— Что тут происходит? — внезапно вмешивается Тэрон.

— Бледная хочет покататься, — смеётся абориген.

За столь короткое время он мне уже здорово надоел. Если он называет меня бледной, может тогда мне можно называть его чуркой? Я прикусываю губу, чтобы воздержаться от едких замечаний, потому что решаю, что выше этого.

— Ты серьёзно? — удивлённо спрашивает меня Тэрон.

На пару мгновений я по непонятным причинам просто замолкаю, словно дурочка. Вдруг я ощущаю себя такой маленькой и глупой. Он выжидающе смотрит на меня, а я будто язык проглотила.

— Да, — наконец, выдавливаю из себя я.

«Чёрт, да что с тобой?! Соберись!» — кричит внутренний голос.

— Но женщины этим не занимаются, — как умственно-отсталой, объясняет мне Шрам.

Всё, мне это надоело! Столько шума из-за какого-то прыжка! Вдруг я замечаю с другой стороны дерева что-то вроде сучьев, и уверенно направляюсь к ним, довольная, что забираться на вершину будет не так трудно. Не зная, что именно мной движет, я отчаянно лезу на дерево. Боковым зрением я замечаю, как все в шоке уставились на меня. Ха, я ещё и не такое могу! Я успеваю подняться на пару сучков вверх, прежде чем чувствую, как кто-то кладёт руку мне на зад.

— Я думаю, это плохая идея, — ну, кто бы сомневался, что меня решил полапать Шрам.

— Если ты сейчас же не уберёшь руку с моей задницы, я ночью оторву тебе яйца, — угрожающе произношу я, и с удовольствием отмечаю, что спустя пару мгновений, рука исчезает.

Ох, как же хочется посмотреть на выражение лица Тэрона. Но гордость не позволяет мне обернуться, и я лезу дальше. К тому времени, как я стою на вершине дерева, мои руки и ноги ободраны, и я невольно морщусь от неприятного ощущения. Но отступать поздно, если я струшу, то всё племя будет смеяться надо мной. Но чёрт, я ведь даже не знаю, как правильно прыгать, чтобы не разбиться в лепёшку (что легче простого, потому что высота очень большая). Вдруг я слышу, как за мной ещё кто-то встаёт, я оборачиваюсь и вижу, что это тот самый ужасный парень, который называл меня бледной.

— Можешь сказать, как правильно прыгать? — сквозь зубы едва не рычу я, наступив своей гордости на горло.

Он смеется в ответ.

— Хватайся за лиану и прыгай, — небрежно бросает дикарь.

Ага, спасибо за помощь! Как-будто я сама этого не знала!

Я неуверенно берусь за висящую лиану, которая похожа на толстого змея, и, пытаясь не смотреть вниз, проверяю её на прочность. Вдруг меня резко толкают вперёд и я слышу недовольный голос за своей спиной:

— Мне надоело ждать.

Я в последний миг успеваю крепче ухватиться за лиану и с криком лечу вниз, или вверх…не понимаю, ведь я зажмурила глаза. Вдруг я их открываю и вижу стремительно приближающийся ствол другого массивного дерева.

О нет! Я смачно врезаюсь в него и, выпуская лиану из рук, пытаюсь удержаться за ствол. Но всё без толку, я падаю вниз, больно обдирая кожу о сучья и кору. Безумно болит всё тело, но зато это замедляет моё падение. На самом деле, всё длится несколько секунд, но для меня — целую вечность. Наконец, я с размаху падаю спиной на землю. Боль повсюду, я пытаюсь сфокусировать взгляд, но вижу лишь одинаковые чёрные силуэты, склонившиеся надо мной. Вдруг вижу кого-то знакомого…с более светлой кожей.

«Рома» — подсказывает подсознание.

Но не успеваю я ещё хоть о чём-то подумать, и глаза застилает пелена тьмы.

Глава 12.

Я неуверенно открываю глаза и вижу сидящего перед собой Тэрона. Неожиданно. Пытаюсь сесть, но ужасная головная боль не даёт мне этого сделать. Тихо постанываю, ведь мир снова начинает вращаться.

— Ну что, получила урок? — в холодном тоне Шрама я слышу нотки ехидства.

В ответ я молчу, потому что не могу придумать хорошего ответа. Ведь он прав, я сама напросилась, но с какой стати он смеет упрекать меня в этом? Обвожу взглядом хижину, и с облегчением отмечаю, что я в своём домике. Почему-то здесь я себя чувствую намного спокойнее. Хотя рядом со Шрамом, по-моему, невозможно расслабиться, он напрягает одним своим присутствием.

— У меня что-то сломано? — я решаю спросить о своём здоровье, ведь оно меня интересует куда больше, нежели разговоры о полученном мною уроке.

— Нет. У тебя много ушибов и повреждена голова.

— Сотрясение мозга чтоль?

Тэрон непонимающе смотрит на меня.

«Дура, у них это называется просто — повреждение головы» — бурчит подсознание, оно тоже ещё не отошло после падения с дерева.

— Забудь, — добавляю я, видя, что юноша сильно загрузился.

— Целитель вылечит тебя, — говорит Тэрон.

— Не сомневаюсь.

На самом деле я даже немного рада, потому что какое-то время я могу не работать, а просто отдыхать.

— Знаешь, я…— вдруг Шрам обрывает себя на полуслове.

Я жду продолжения, но его нет.

— Что? — не выдерживая, спрашиваю я.

— Ничего, — отмахивается Тэрон.

Ну почему обязательно всё нужно усложнять?!

— Ну и ладно, — бурчу я.

Мне кажется, что на губах Шрама появляется намёк на улыбку. Но вдруг он встаёт и без лишних слов выходит из моего жилища. Вот так всегда, ни «привет», ни «пока».

Я прикрываю глаза и снова проваливаюсь в сон. Когда меня будят, я понимаю, что уже ночь.

— Привет, соня, — улыбается Ромка во весь рот.

— Привет, — сонным голосом отвечаю я, но на моем лице появляется слабая улыбка, как всегда, Рома заряжает меня своим энтузиазмом.

— Скоро придет Целитель. А пока, тебе нужно поесть, — мой друг помогает мне приподняться и протягивает в мои слабые, словно деревянные руки, глиняную миску с рыбой.

Наверное, я должна хотеть есть, вот только при одном взгляде на поджаренную рыбу у меня к горлу подступает комок. Испугавшись, что меня сейчас вывернет наизнанку, я протягиваю пищу Роме. Он недоуменно смотрит на меня.

— Вообще не хочу, извини.

Я знаю, как серьезно здесь относятся к еде, но что сделаешь, если мне действительно ничего не хочется. Хотя нет, я хочу пить.

— Можешь принести мне воды?

— Конечно, — Рома поспешно вскакивает и выходит наружу.

Пару минут я просто сижу в ожидании, но вдруг дверь открывается, и внутрь заходит Тэрон. Каждое его появление слишком неожиданное, поэтому остается лишь гадать, для чего он пришел в этот раз. Мой взгляд скользит по его щетинистому лицу, по голому торсу, ниже…и вдруг я замечаю глиняный стакан с водой. Еще одно неожиданно, ведь воду мне должен был принести Рома. Тем временем, Шрам подходит ближе и протягивает мне сосуд. Почему-то мои руки трясутся сильнее обычного, когда я беру у него стакан. Пока я пью, Тэрон пристально смотрит на меня, из-за чего я чуть не поперхнулась. Но я мужественно все выпиваю и протягиваю пустой сосуд экзотическому юноше.

— Спасибо.

— Почему ты не стала есть? — как всегда жесткий тон, его командирские замашки мне уже надоедают.

— Потому что я не хочу.

Неожиданно для самой себя, я чувствую вину.

— Ты знаешь, как тяжело добывается еда. И ты хочешь, чтобы мы просто ее выбросили?

— Зачем выбрасывать?! — мне неподвластна логика этого дикаря. — Пусть кто-нибудь другой съест. Я, правда, не хочу, — ну вот, я начинаю оправдываться.

— Ладно, — после минутного молчания, с неохотой бубнит Тэрон.

Мое подсознание ликует. Ведь я одержала победу, пусть даже в такой незначительной схватке.

— Тэрон…

— Что? — в его глазах искреннее удивление, и даже шок, ведь я первый раз назвала его по имени.

— Сегодня днем ты что-то хотел мне сказать. Скажи сейчас, — я нервничаю, и это заметно по моему неожиданно визгливому голосу.

Молчание. Наконец, Шрам заговаривает:

— Зачем ты прыгнула с дерева?

Вроде такой простой вопрос, но почему-то я не могу найти для него подходящего ответа.

«Потому что сама не знаешь», — вздыхает мой внутренний голос.

— Я люблю экстремальные ощущения, — неуверенно выговариваю я.

Он замечает в моем голосе фальшь, и его медные глаза почему-то немного смягчаются.

— Думаю, причина не в этом.

«Он прав», — кивает подсознание.

Черт, и без тебя знаю! — огрызаюсь я. О нет, я уже разговариваю сама с собой…

Я молчу, и Тэрон продолжает:

— Знаешь, твое падение было очень позорным.

Ну, спасибо, что утешил!

Мою челюсть уже начинает сводить. Зря я предложила рассказать Тэрону недосказанное сегодня днем.

— То, что ты решилась прыгнуть — очень глупо, по-детски…

— Всё, всё, я поняла, можешь не продолжать! — мое терпение начинает иссякать.

— …Но это указывает на несколько факторов, — пропустив мою реплику, мимо ушей, продолжает Шрам. — И, возможно, я бы смог показать тебе, как правильно прыгать.

— Ты же говоришь это глупо? — недоуменно спрашиваю я. С чего бы Тэрону помогать мне? За этим явно таятся какие-то плохие и жестокие намерения, иначе бы он этого не предложил, ведь такова сущность этого опасного дикаря.

— Глупость граничит с безумием. Иногда это не так уж и плохо, — с непонятным мне пылом произносит Тэрон. Он что-то недоговаривает, но знать бы что.

И в этот момент мы не враги. Нас не разделяет пол земного шара. У нас не разное мышление и культура. Что-то в этом моменте особенное, непонятное,…будто какая-то тонкая изящная нить немного сближает нас. Но вдруг она резко обрывается, когда в дверь входит целитель с Ромой. На самом деле, я даже расстроилась их появлению. Мне хочется вернуть то ощущение, которое мы испытывали пару мгновений назад. И нет смысла отнекиваться, Тэрон тоже что-то почувствовал. Это не симпатия, не страсть…ничего из этого, это нечто мне чуждое и непонятное, ощущения которого я не в силах описать.

У Тэрона такой вид, как-будто его облили холодной водой. Я смотрю в его медные глаза, но они снова холодные, будто два застывших солнца. Может, мне лишь померещились те несколько мгновений? Но нет, я уверена, что застала какую-то другую часть Шрама, возможно, я заметила его не агрессивную и не злую сторону.…В общем, я сама не пойму, что это было. Но могу сказать точно, сейчас этого уже нет. Все исчезло.

Что-то пробубнив себе под нос, Тэрон выходит из хижины. Я неожиданно зло смотрю на Рому и целителя, но приказываю себе успокоиться, ведь они ни в чем не виноваты.

Через какое-то время я снова лежу на соломе, намазанная чем-то вонючим, и смотрю на крышу, не в силах заснуть. Что-то глубоко в душе не дает мне покоя.

Глава 13.

Неделю спустя мне становится намного лучше. Меня продолжают мазать какой-то вонючей жижей, но, тем не менее, я уже хожу на работу. Тэрон всячески избегает меня, оставив свои подшучивания надо мной. Хотя, сейчас самое удачное время, ведь чаще всего я хожу, обмазанная коричневой вонючей жижей. Наверное, я, увидев себя со стороны, просто умерла бы от смеха.

Мы встретились с Ромой после работы, и вот уже примерно полчаса разговариваем, и лишь сейчас я осознаю, что мы беседуем с ним не на русском языке! Эта мысль приводит меня в шок. Это плохо, очень плохо и неправильно.

— Я даже и не заметил… — озадаченно бормочет мой друг.

— Это означает, что мы теряем самих себя. Мы постепенно становимся другими, ими, — внутри все съеживается от моих слов.

***

Очередной ночной урок хороших манер с Вэлом. Он как маленький ребенок, внимает каждое мое слово. На самом деле, это здорово льстит, сразу чувствуешь себя очень умной.

— Порой в нашем мире мужчины, при знакомстве, целуют руку женщины, это также указывает на хорошие манеры. А раньше, парни всегда целовали руку девушки при встрече. То есть вместо того, чтобы просто помахать рукой и сказать «привет», юноша целовал руку, и лишь потом говорил «привет», я думаю, что раньше молодые люди были намного воспитанее.

Неожиданно Вэл хватает мою руку и жадно целует в ладонь, я, смеясь, вырываюсь из его нелепой хватки.

— Нет, руку нужно брать аккуратно, нежно, и целовать не ладонь, а тыльную сторону ладони, — я показываю, где именно. Улыбка не сходит с моего лица, уж больно Вэл был смешон.

Он проделывает с моей рукой то, что я сказала, и я остаюсь довольна, понимая, что урок пройден.

— Также, часто парни, чтобы понравиться девушке или просто ей сделать приятно, говорят комплименты.

— А что это?

— Различные приятные слова, например: красивая, умная, веселая, добрая и т.д.

— Мы никогда не говорим женщинам таких слов, — удивляется дикарь.

— А не помешало бы, — улыбаюсь я, но мысленно морщусь, вспоминая их жабообразных дикарок.

— Но зачем это говорить? — недоумевает юноша.

— Чтобы увидеть на лице девушки улыбку, порадовать её, — говорю я и вдруг осознаю, как давно ничему не радовалась. Я воспринимаю Шрама — как хмурого и озлобленного дикаря, но если подумать, то я сама очень редко улыбаюсь, и то, даже в те моменты, мне не очень весело, скорее я улыбаюсь, потому что вроде так надо.

Неожиданно мне становится очень грустно, но Вэл не замечает этого, и продолжает меня расспрашивать о манерах. Я отвечаю ему односложными предложениями и, в конце концов, не выдерживая, говорю:

— Давай продолжим в следующий раз? Я устала, — возможно, я это сказала слишком грубым тоном, потому что по виду Вэл немного обиделся. И вскоре я остаюсь совсем одна в моей темной лачуге. Мне вновь не удается заснуть, хотя я понимаю, что это необходимо, потому что завтра под ночь все племя будет отмечать День Рождения Велиса, и, соответственно, будет не до сна.

На следующий день после работы мне вдруг страстно захотелось чего-то нового, и сама не зная, что ищу, я отправилась на поиски. Еще не стемнело, поэтому я передвигаюсь по джунглям вполне спокойно. Через какое-то время я натыкаюсь на необыкновенной красоты цветы. Несколько кустов с великолепными красно-желтыми бутонами, располагаются почти на самой окраине острова. Я любуюсь ими, не в силах оторвать взгляд, и вдруг мне в голову приходит интересная идея. Мои волосы уже ниже плеч, и я думаю, как было бы здорово вплести эти цветы в прическу. Можно самостоятельно сделать косу, а в нее вставить эти прекрасные бутоны. Я срываю несколько штук, и несу их в свой домик. Надеюсь, здесь это законно, хотя, если подумать, то у них тут, наверное, и нет законов. Когда я начинаю пытаться сделать себе прическу, на улице уже темно. По нарастающим голосам я понимаю, что скоро начнется праздник, и пытаюсь скорее закончить начатое. В конце концом, у меня вроде неплохо получилось, к сожалению, я не могу даже увидеть мое творение. На ощупь коса вышла почти без петухов, вместо резинки я соорудила узел из волос, а красивейшие бутончики цветов я вплела в волосы так, чтобы они не выпали. Даже если со стороны это смотрится странно, я все равно довольна собой.

Когда я выхожу на улицу, то слышу веселые дикарские песенки, и иду на их звук. Вскоре я вижу огромный пылающий костер и все племя, включая моего друга Рому, сидящее вокруг него. Лишь несколько дикарей пляшут вокруг огня, горланя веселые мелодии. Я сажусь рядом с Ромой, не обращая внимания на злобные взгляды всего племени, ведь у них принято, чтобы девушки и парни всегда сидели по разные стороны. Ромка замечает новшество, и по взгляду я понимаю, что ему нравится.

— А тебе идет, — улыбается он, дружески приобнимая меня за плечи.

— Спасибо, — улыбаюсь я в ответ, но ловлю себя на мысли, что вновь делаю это скорее автоматически, а не от души.

Я обвожу всех присутствующих взглядом и замечаю на себе взгляд Тэрона, который сразу его отводит, поняв, что я на него смотрю. Вскоре подходит вождь, и при его появлении все встают на колени. Меня это озадачивает, но я делаю то же, что и все. Какое-то время мы стоим на коленях в гробовой тишине, но вдруг все начинают что-то радостно кричать и, вскакивая, плясать вокруг Велиса. Да, такое ощущение, будто я оказалась в мире животных. Мне некомфортно так себя вести, поэтому я спокойно подхожу к вождю и произношу:

— С Днем Рождения! Долгих Вам лет жизни!

Он крепко обнимает меня, и я чувствую себя очень уютно в его руках. Будто добрый отец стискивает в объятиях свою дочку. С настоящим отцом у меня никогда не было такого ощущения спокойствия.

Но он меня отстраняет, потому что очень много желающих поздравить великого вождя. И я невольно хмурюсь, лишившись того чувства защищенности. Вздохнув, я направляюсь к бревну, на котором недавно сидела. Почему-то есть совсем не хочется, и я, подперев голову руками, смотрю прямо перед собой, но ничего не вижу. Мое сознание витает где-то далеко отсюда, а в голове лишь мысли, слишком много мыслей, которые не дают мне расслабиться ни на минуту.

Громкое пение племени возвращает меня в реальность. На самом деле, этот праздник очень похож на ту ночь, когда мы приносили дань богам. Те же танцы, выпивка, песни и веселье, только почему-то мне совсем этого не хочется. Поэтому, я тихо встаю с бревна и направляюсь к купальне. Да, не к могучему океану, а к водопаду, у подножия которого обычно все моются. Я знаю, что сейчас сюда точно никто не придет, поэтому я поудобнее устраиваюсь на траве и смотрю на звездное небо. Так много ярких звезд, что кажется, будто сейчас совсем не ночь. Мне не страшно, почему-то здесь я чувствую себя в безопасности.…Но, как оказалось, напрасно. Вдруг неподалеку от себя я слышу шорох, и мое сердце сразу начинает биться с огромной скоростью, я пытаюсь рассмотреть кто это, но больше ничего не слышу, зато через пару мгновений вижу…огромный силуэт с рыком приближается ко мне, и я понимаю, что это тигр. Бежать бесполезно, мне ни за что не выиграть в этой схватке. Мой мозг судорожно пытается что-то придумать, и я осознаю, что единственный способ спастись, это залезть на дерево. Ближайшее высокое дерево находится примерно в 50 метрах от меня. Я аккуратно встаю, и шаг за шагом пячусь назад. Тигр следует за мной, не прибавляя скорость, ему явно доставляет удовольствие эта «игра». Вот только я не разделяю его радости. Наконец, до дерева осталось совсем немного, и резко повернувшись, я побежала. Кажется, я раньше никогда так быстро не бегала. Тигр стремительно бежит за мной, но я уже хватаюсь рукой за первый сучок дерева, когда чувствую адскую боль в ноге, я кричу, и в моем крике читается боль. Перед глазами все плывет, но я стараюсь подняться выше. К сожалению, тигр уже нагнал меня, поэтому шансов нет, он оставляет еще один глубокий порез, и я падаю на землю. В это мгновение я ни о чем не думаю, просто понимаю, что сейчас умру. И мне страшно, на самом деле страшно.

— Стоять!!! — грозный, жестокий голос сотрясает тишину. — Я сказал, стоять!!! — даже мне стало страшно от этого зловещего голоса. Голос настолько грубый и холодный, что не понятно, кто его обладатель.

Но я понимаю, что тигра это не испугает… Стоп, тигр отстранился от меня. Я неподвижно лежу на земле, истекая кровью, но надо мной больше не возвышается злобный хищник, он сидит рядом, словно статуя. Я не знаю, кто к нам приближается, но понимаю, что тигр сейчас растерзает его, а потом займется мной. Я слышу приглушенный рык, но никаких звуков борьбы не доносится.

— Я же сказал тебе, что нельзя нападать ни на кого из племени! Если ты убьешь хоть кого-то, то о тебе сразу узнают, и убьют! И вот тогда, я уже ничего не смогу сделать! — ледяной тон срывается на крик. — Глупый тигр.

Ох, зря он это сказал. Сразу послышалось злобное рычание и звуки борьбы.

— Да, давай, убей меня! Ведь только так ты можешь выразить свою благодарность! Вот только я сдаваться не намерен, и если хочешь побороться на смерть, просто дай мне это понять. Смотри на меня! Я сказал, смотри мне в глаза! — жестокий голос становится еще грознее.

Вдруг все затихает, я слышу чье-то громкое дыхание, но вот только уже не остается сил следить за происходящим, я теряю все больше крови, ноги уже онемели и понемногу начинают неметь другие конечности, но, кажется, все про меня забыли.

— Я так и знал. Ты не можешь убить меня, — голос становится спокойнее.

Но что это?! Почему тигр не убил его? Вдруг меня поднимают на руки и куда-то несут, и перед тем, как потерять сознание, я вижу медные глаза Тэрона, которые в темноте кажутся почти черными.

  • № 23 Ната Синегорская / Сессия #4. Семинар октября "РЕЗОНАТОР, или НА ОДНОЙ ВОЛНЕ" / Клуб романистов
  • Время / Nostalgie / Лешуков Александр
  • 4 / Солнечный песок / Редькин Александр
  • Сборник пейзажей / Федоренко Марго
  • Уходит наша весна / Koval Polina
  • Подсолнухи / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Deus Machina - Явление Парадокса / Rid Leo
  • О чём мечтаешь? / Serzh Tina
  • ты меня научил / мила
  • Сказка / 13 сказок про любовь / Анна Михалевская
  • "Мартин Иден" Джека Лондона / Литературный дневник / Юханан Магрибский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль