Глава 1

0.00
 
Герина Анна
Хранители Земли
Обложка произведения 'Хранители Земли'
Глава 1

Вне всякого сомнения, любому миру нужна защита от злых сил, которые вечно преследуют только им одним понятные цели, в которые не может вникнуть ни один нормальный человек, даже если он прекрасно эрудирован или вообще академик. Однако размышления пустопорожни, а потому нужны действия.

Зилант был драконом древним почти как сама Земля, но даже он не помнил, кому и когда пришла в голову идея делать Хранительницами мира младых непорочных дев, что в обычном понимании магией не обладают. Время шло, одна Хранительница сменяла другую, но со временем были установлены некие правила инициации Хранительниц и охраны их в то время, что девы проводили вне битвы, ведь тогда они становились совершенно обычными людьми.

Итак, было принято непреложное правило, что каждая новая Хранительница должна быть из рода предыдущих, причем силы свои она получала прожив два круга лет с момента своего рождения, и передавались они преемнице тоже через два круга лет, а прежняя Хранительница становилась Старицей, и в ее обязанности входило помогать своей юной протеже. Разумеется, невинность Хранительниц была обязательным условием, так что потомков они не оставляли, сия почетная миссия была возложена на их сестер и братьев, дабы не иссякла сила. Иногда, правда, Хранительницы слагали полномочия досрочно и Старицами не становились, обретая свое предназначение в семье, и их потомки были, как правило, сильнее «побочных ветвей».

Так было до ХХ века.

С приходом сначала научно-технических революций, а затем и технологий, способных отсрочить старость, Хранительницам не стало бы нужды досрочно уходить с поста, и, скорее всего, через пару сотен лет ген будет передаваться напрямую, от матери к дочери, а значит, сила станет расти. Это Зиланта радовало, но он и понятия не имел, какие еще реформации могут произойти именно в начале XXI века…

 

— Далеко еще? У меня фонарик сдыхать начинает…

— Недалече, — дракон поймал споткнувшуюся девицу за шиворот и придал ей правильное положение относительно земли.

Анфиска стала Хранительницей год тому назад, не растеряв при этом ни альтруизма (странновато в наш век), ни энтузиазма (что еще страннее, современные люди в массе своей молодые старики, будто рождаются со старой душой). Идея девушки о создании магического оповещения заставила Зиланта почувствовать зуд в хвостовой части своей драконьей ипостаси, но, поразмыслив, возражать он не стал, поскольку Аиду и правда не нужен уже Цербер, а собачка милая и покладистая, отчего бы ей малость не погулять. Сомнений в том, что Церби вычует всякую гадость на расстоянии нескольких десятков, а то и сотен километров не возникало.

Сейчас они блуждали по пещерам, ища вход в царство Аида, для чего лететь в Элладу не пришлось, ведь Зилант знал наизусть все порталы переходов на всей поверхности Земли… м-да, а ведь землетрясение могло их сдвинуть. Еще и фонарь погас… ладно, магический огонь все равно не жжется.

В неверном свете огромная тень Анфисы совсем не походила на отбрасывающую ее девушку, которую примесь татарской крови сделала брюнеткой с чуть раскосыми, но уже не темными, а серыми глазами в оправе пушистых загнутых ресниц. Личико простое, но именно поэтому прелестное, с макияжем даже красивое. Рост ныне не популярный, всего-то пять футов с копейками (по-современному, сто шестьдесят три сантиметра), зато фигурка как у статуэточки, хотя при том не худая. Хранительницы довольно часто были видными барышнями, уродин среди них как правило нет.

Фиса оказалась такой, какой и надлежит быть Хранительнице: ответственная, умная, образованная и трудолюбивая. Единственное, что Зиланта напрягало — ее юношеская кипучая энергия. Или он просто старый стал?

— Ой, смотри, шкура какая-то…

И правда, на пути, возле бокового ответвления тоннеля, валялась явно змеиная шкура, но неправильная какая-то, поскольку среди простых змей нет таких здоровенных, а до дракона она явно не дотянула. Странных габаритов шкуры валялись то тут, то там, и было их так много, что Фиса плюнула и даже считать не стала.

— Давай поглядим, что там.

Зилант хотел было ей напомнить, что от любопытства кошка сдохла, но вдруг подумал, что девочка права, это мог быть знак — надо пойти и посмотреть.

Легконогая девица пролезла первой, первой же и завизжала так, что уши в трубочку завернулись, но и дракон невольно охнул: сбросившая целую кучу кож змея издохла так давно, что успела превратиться в мумию. В ответ на визг раздался мучительный стон, и в темноте кто-то прохрипел:

— Потише… оой… голова болит…

Фиса прекратила истерику, осознав, что неизвестному явно нужна помощь. Хм, неизвестному ли?

— Вы — Локи? — поинтересовалась она.

В темноте звякнула цепь, и тот же хриплый голос выдал:

— Побратим мой Один, хоть кто-то меня помнит… а-а-а-а… аа-пчхии!

— Будьте здоровы, — девушка пошла на звук.

— Ты русская? — поинтересовались оттуда.

— Ну да, — Фиса приблизилась вместе с огоньком, — ой… вы бы, уважаемый, хоть срам прикрыли…

Локи скорчил рожу:

— Рад бы, да нечем — жена ушла, шмотки не несет, а я тут черт знает сколько обретаюсь… пожрать не найдется?

— Дома найдется все, — с достоинством отозвалась Хранительница, — именем силы моей — освобождаю.

Оковы тотчас разлетелись в прах, Локи со стоном сполз с камня и лег на живот.

— Цербера не видали?

— Этажом пониже, — вяло отозвался настолько грязный, что на лицо был уже чисто арап, несчастный ас. — Вы ему косточку дайте… ох-ох-ох, как же все болит-то… отлежал все на свете…

Оставив бедного Локи приходить в себя, Фиса с Зилантом отправились к Аиду. Тот долго кочевряжится не стал, любимую собачку было жалко все время на цепи держать, так что вскоре группа уже в расширенном составе прибыла обратною. Тощее тело Локи, все еще блаженно растянутое на полу, имело такой жалкий вид, что сострадательный Цербер даже тоскливо завыл — такое обилие костей даже собаку не прельстило. «Ничего, — решила про себя Хранительница, — помоем, откормим, глядишь, мужик из него получится, а не глиста бледная».

Короче, бывшего пленника накрыли куртками и перевалили через собачью спину, сам он идти еще не мог. Отряд довольно шустро добрался до портала и вернулся домой.

 

В душе уже битый час лилась вода, зато не так давно к ней присоединилось веселое пение красивым мелодичным голосом:

— Я, ребята, бог огня,

Мне все ётуны родня —

Оба брата у меня

Хулиганят день от дня;

А детишки тоже блеск:

Кто обидит — Феня съест,

Не подавится и змей,

Ну а дочка всех страшней.

Все за головы взялись:

Мне ж дела все удались

Я опасный стало быть,

У меня большая прыть.

«Конкурента порешить,

А иначе нам не жить!», —

Друг мой Один приказал

И меня он наказал.

От меня жена ушла,

А змеюка померла,

И в пещере я один

Сам себе я господин.

Надоело мне лежать!

Мне б напакостить опять…

Вот отроюсь — туши свет,

Ведь меня коварней нет.

Снова здравствуйте, друзья!

Вы скучали без меня?

Повелитель я огня

Хоть во льду моя родня.

Вас прошу меня любить,

Целовать, ласкать, кормить —

Сил я скоро наберусь,

Вот тогда и развлекусь.

Фиса потерпела, пока кончится песня, затем решительно постучала в дверь:

— Локи! Вылезай, ты там уже два часа торчишь.

— Так я несколько столетий не мылся, — парировал плут.

— А пожрать? Сам ведь просил.

Дважды напоминать не пришлось, шум воды стих, пение, правда, еще не кончилось, но Фиса уже не вслушивалась в повторяющиеся слова. Сервированный на три персоны стол, грызущий кость в углу Цербер и мягкий свет торшера придали ее квартире неожиданно настолько уютный вид, что девушка словно бы увидела ее совершенно новыми глазами.

Локи выбрался из душа в одном полотенце, благо замерзнуть он не мог, и Фиса еле удержала восхищенный вздох: несмотря на худобу, устранить которую труда не составит, он был очень красив, даже великолепен (не удивительно, что его из зависти так гнобили!). Под молочно-белой кожей угадывались крепкие, без излишеств, мускулы (точнее, они будут, как только отъестся), длинные рыжие волосы отливали золотом и напоминали лисью шубу, с ними довольно резко контрастировали изящной линии черные брови и по-девичьи пушистые черные ресницы. Глаза у Локи оказались не то изумрудные, не то малахитовые, яснее при приглушенном свете не разглядишь.

— Нравлюсь? — лукаво подмигнул он, поигрывая бицепсами.

Не на ту напал, Фиса тоже была та еще актриса. Всплеснув руками, она заохала на манер древней бабки:

— Ох, батюшки-матушки, исхудал-то как, побледнел! Да что ж они, ироды, издевались-то так?

Вторя новой хозяйке, жалобно завыл во все три глотки Цербер. Локи так и сел, слегка обалдев от подобного представления. Спасло его от полного мозгового коллапса вмешательство соседей:

— Фиска, ты что с собакой делаешь?! Прекрати немедленно! — заорали из окна.

Ну что ж, справедливо, хорошенького понемножку. Хозяйка мстительно запустила в гостя новеньким спортивным костюмом в упаковке:

— Оденься, охальник! Вдруг родители придут?

Да уж, таких бойких девок прежде не было, Локи придется привыкать.

  • Жизнь в проводах / Симмарс Роксана
  • Тема 7: "Заповедное место" / Флэшмоб "В ста словах": продолжение / Bauglir Morgoth
  • Прощание с любовью / Простите мне моё распутство... / Лешуков Александр
  • Баллада о Синем Колоколе (из сказки "Стена") / Музыкальное / Зауэр Ирина
  • Возвращение / Триггер / Санчес
  • Декадентская муза / Сны и чертежи / Юханан Магрибский
  • Сказка о мальчике Билли / Эстетика саморазрушения / Nice Thrasher
  • Дубль / Салфетка №63 / Скалдин Юрий
  • Глава I. Робот / Полеты в пустоте / Дримский Александр
  • Котомикс "Жертва творчества" / Котомиксы-3 / Армант, Илинар
  • Страх / Осторожные движения / Губина Наталия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль