Глава 11

0.00
 
Глава 11

Автоматический зачет и, тем более, освобождение от экзаменов, окрыляют всегда, вот и Артём после этого обнаглел настолько, что немедленно снарядил любимый папашин джип, сбегал за Нарном и Дианой и решил наконец-то осуществить давнюю мечту. Молодой маг давно уже точил зубы проверить некоторую аномалию, расположенную близ старого дельфийского оракула, и упоминание о которой привело товарищей в раж (впрочем, Нарн как-то подозрительно стриг ушами, но на него внимания попросту не обратили). Решено было отправится к месту назначения втроем.

Не один раз сетовала потом молодая ведьмочка круга Макоши что не взяла с собой верного старого друга, обманув Сунь Укуна и сказав, что едет просто на пляж с подружками, но обо всем по порядку.

Машина неслась легко, друзьям было весело, Диана распевала:

— Играет волынка вдалеке,

Я в старом ботинке плыву по реке,

Я в правом ботинке на левой ноге

Плыву невидимкой по реке.

Конечно, такая голимая попса заставила ушки Нарниэля завернуться в трубочку, а вот Артёму Стоцкая нравилась, и он подхватил:

— Бьют волны, а мне не больно,

А мне прикольно, а мне прикольно,

Бьют волны, а мне не больно,

А я прикольная.

В общем, ребята горланили песню и были ну очень довольны всем, что происходило.

А происходило вот что.

Прямо перед джипом простиралась просто отличная дорога, видно было далеко, красота вокруг царила неописуемая, и потому маги отвлеклись на греческие пейзажи, и вход в аномальную зону благополучно проворонили. Самое смешное, что обычные люди ее будто бы рефлекторно обходили стороной, и для них, соответственно, та не работала, а вот магическая братва не просто в зону въехала, ребята ее свойства моментально активизировали.

Вспышка, сноп искр — и перед обалдевшими друзьями оказался действующий оракул, толпа эллинов в хитонах, а возле расщелины вусмерть укуренная пифия, вопящая так, что грозила устроить камнепад:

— Юноша славный, что любит, Гекаты отродием станет

Чтобы навеки быть рядом с кровавой девицей,

Но Аполлон златокудрый надежду обманет,

И суждено их слезам на могиле пролиться!

Тёма резковато затормозил, не вылететь из салона джипа помогли только ремни. Народ тем временем уносил пифию, так что проблем с наложением чар невидимости не было… если только кто в джип не влетит.

— А вы еще кто такие?!

Тёма обмер: рядом с ними стояла, судя по ауре, довольно сильная волшебница, но добило парня не только это — она была фантастически красива. Гриву кудрявых почти что черных волос еле сдерживала «диадемка», темные глаза даже днем словно бы отражали звезды, фигура как у прекрасной Артемиды (одета девушка была соответственно), высокие плетенные сандалии только подчеркивают изящество и стройность белых ног. Окажись такая девушка в родном времени, он бы незамедлительно за ней приударил.

Единственная девушка в компании выскочила из джипа.

— Я — Диана, а это Артём и Нарниэль, мы тут случайно.

— Не врешь? — прищурилась колдунья. — От жрицы великой Гекаты не скроешься.

— Ну, проверь, — пожала плечами ученица Макоши.

Брюнетка отвела атакующую магию, готовую сорваться с кончиков пальцев, затем приветственно склонила голову:

— Я Юлия, дочь Адриана, мы из Рима.

Хм, античность, но, похоже, поздняя, и римский центурион мог жениться на местной уроженке. Юлии явно нет и восемнадцати, а в эти века рано не женились, так что папаше ее максимум пятьдесят, если это поможет.

Артём все еще был в ступоре.

— Отчего ты доверилась нам? — спросил Нарн.

Вместо ответа Юлия пропела, судя по всему, предсказание пифии:

— Дева Диана придет к нам с горы славных Дельфов

С нею и юноша, и в волосах его солнце,

Третий же странен, из рода неведомых эльфов.

Спустятся вместе бесстрашные в Тартара донце.

Лезть в Тартар друзьям не хотелось, да и цель была не ясна, но всем известно, что пифия ошиблась лишь единожды, предсказав победу Ксерксу, а не Леониду, так что лезть, судя по всему, придется. Юные маги довольно-таки заметно приуныли.

Юлия объяснила, что это предсказание для их семьи, потому что положение то еще: когда-то на нее, еще маленькую девочку, напали разбойник, но неожиданно дочь центуриона оказалась спасена юной и прекрасной ламией Еленой, которая привела ее домой. Ныне ее брат Димитрий отчаянно и безнадежно влюблен в эту ламию, и что делать с ними ни отец, ни сама Юлия не знают.

Что-то это все Нарну напомнило, остроухий застриг ушами.

— Димитрий сын моей тетки Аметис, она умерла, и он совершенно один, только мы с отцом у него и есть, — вздохнула Юлия, — так что помощи ждать неоткуда.

«Старица Елена!», — сообразил эльф. Вне всякого сомнения, она и прекрасная ламия одно лицо, ведь возродиться в ХХ веке да еще и в человеческом теле Елена Прекрасная запросто могла.

Вот только погибнуть ламии все одно придется…

— Ребята, — решился эльф, — я знаю, почему аномалия нас привела!

Все воззрились на остроухого.

Запинаясь, эльф изложил свои соображения, добавив, что Димитрий остался один в демоническом облике еще и потому, что его последние родственники, включая волшебницу Юлию, неожиданно исчезли, и их никто не смог найти. По соображениям Нарна, все могли исчезнуть в XXI век, значит, они должны найти способ не спасти ламию Елену, а узнать, как превратить Старицу Елену обратно в ламию.

— Голова ты, Нарн, — похвалил Артём. — А откуда знаешь?

— Из хроник Грязнокрового Лайкрита, — отозвался эльф, — он следил за демоном по имени Димитрий.

Юлия так и ахнула. Бедный ее брат!

Грязнокровый Лайкрит был прозван так за то, что в нем сошлись в равной степени по четвертям аж четыре крови: человеческая, эльфийская, вампирская и, если не врут слухи, драконья от самого Зиланта (либо среди его предков были Луг или Локи). Разумеется, с такими данными не хило сильный колдун поднакопил еще силы, попросил знакомого оборотня-вервольфа его укусить, и стал охотником за демонами. Ныне Лайкрит был стар, но полон сил, а уж знаменит настолько, что маги его знали прекрасно, а люди о нем никогда не слышали. Зато трактаты использовались вовсю, пусть и изданы были под разными именами.

В общем, хроникам стоило доверять, так что цель их попадания ясна, вот только при чем тут Тартар? Пифия, похоже, пока вещала, обкурилась еще знатнее, чем сего дня.

А вот Юлия, похоже, вместе со своим отцом Адрианом отправится в будущее с ними, а назад не вернется. Артём высказал это предположение вслух, но волшебница совершенно неожиданно сказала, что ей так надоели Дельфы, что она лично будет только рада сменить обстановку. Насчет Тартара она заметила, что, если и есть средство превратить человека в ламию, то только там его и найдешь. Димитрию она хоть сейчас готова помочь, и рассчитывает, что и остальные равнодушными не останутся.

Диана с энтузиазмом поддержала жрицу Гекаты, а значит, и парням придется, скрепя сердце, в пекло лезть, не бросать же подружку. Только делать все надо тайно, потому Юлия и предложила провернуть авантюру в день гонки на колесницах, тогда она с отцом попросту повернут куда надо, а второй группе хорошо бы их ждать на условленной позиции. Артём согласился, но бензин надо беречь, так что все пока что пешком потопали в дом центуриона.

Жалко, конечно, что придется бедному демону Димону столько ждать свою любимую подругу, но, увы, круто менять прошлое нельзя, ось времени рискуешь раскокать, а отличник Тёма прекрасно понимал, как это плохо, так что это тебе не «Назад в будущее», действовать надо грамотно.

Юлия в дороге довольно долго молчала, но потом сказала:

— Ребят,… если вы в эту авантюру не полезете, я пойму, мало, что там пифия вещала…

Диана улыбнулась ей:

— Да ты что, мы только рады помочь, дело-то правое. Правда, мальчики?

— Правда, — откликнулся Нарн.

— А для такой красивой девушки живота не жаль, — добавил Сварожич.

Юлия улыбнулась: вот что значит благородные люди, готовы рискнуть ради других, даже страшновато. Диана же, вспомнив древнюю, но замечательную песню, затянула:

— Когда простым и нежным взором

Ласкаешь ты меня, мой друг,

Необычайным цветным узором

Земля и небо вспыхивают вдруг.

Эльф тоже заулыбался, он человеческие песни любил, а ханжества сородичей по поводу примитивности и плохих вокальных данных не разделял. Его чистый голос вплелся в незатейливый мотив легко и красиво:

— Веселья час и боль разлуки

Готов делить с тобой всегда,

Давай пожмем друг другу руки —

И в дальний путь на долгие года.

Обняв обоих, вступил Артём:

— Мы так близки, что слов не нужно,

Чтоб повторять друг другу вновь,

Что наша нежность и наша дружба —

Сильнее страсти, больше чем любовь.

Юлия не понимала слов песни, но зато видела, насколько искренни эти странные пришельцы из будущего. Колдунье сразу стало легко и спокойно на сердце.

Димитрий будет счастлив.

  • Выдворены и брошены / Горбенко Михаил
  • Безумное Рождество, или особенности небесного бизнеса / Решетняк Сергей
  • Какая любовь, мама? / Маруся
  • Новогодняя песня / Кем был я когда-то / Валевский Анатолий
  • Афоризм 575. О вершине. / Фурсин Олег
  • Тема 7: "Заповедное место" / Флэшмоб "В ста словах": продолжение / point source
  • Аванпост / Скомканные салфетки / Берман Евгений
  • Сюда-сюда! / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лев Елена
  • За чертой / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Размышление 012. О человеке. / Фурсин Олег
  • Путь / Королевна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль