Глава 11 / Дай мне повод убить тебя / Кориц Валери
 

Глава 11

0.00
 
Глава 11

Оксана бежала, то и дело спотыкаясь о встречающиеся по пути корни, переходила на шаг и снова бежала. Злость смешивалась с обидой, придавая эликсиру чувств особую концентрацию, и только слезы разбавляли её, придавая горечь. Содержимое сего раствора готово было взлететь в воздух, уничтожив всё вокруг махающими в разные стороны руками и ногами, но пока только испускало едкие пары лицемерия и жалости к самой себе, игнорируя осадок в виде угрызения совести.

Она не хотела никого винить, понимала, что от этого не будет толку, но уже не могла остановиться, бормоча себе под нос маты и повторяя их словно молитву. Нервы сдали. Одну ночь еще можно было как-то пережить, но две, причем без провизии и материалов для обустройства лагеря — явно нет. Может для какого-нибудь местного бездомного это является нормой, но только не для нее. Она не складывалась на этот квест по выживанию, еще и с участием аниматора.

Кто был тот, кого видела Ира? Почему все так спокойно отреагировали? Решили, что не стоит раздувать панику или что ей показалось? А если нет? Если какой-то ненормальный действительно бродит между этими деревьями и даже сейчас наблюдает за ними? Ну нет, хватит шуток.

— Оксана!

Таня, все время выкрикивая имя подруги, шла немного позади, надеясь, что девушка возьмет себя в руки и вернется к остальным, но этого не происходило, и она начинала злиться. Постоянные повороты головы назад быстро утомили её, и вскоре Таню перестало заботить то, что она потеряла из виду Иру, которая какое-то время мелькала за высокой травой.

Такой взрывной характер был сейчас ни к чему. Девушка хотела догнать подругу и встряхнуть её со всей силы, чтобы та наконец осознала, что попросту тратит время. Причем и своё, и чужое. До темноты снова оставалось всего пара часов. И ей удалось найти такой момент. Торопясь, Оксана не заметила под ногами камень и споткнулась. Тогда Таня поймала ее за локоть и резко развернула к себе, вызвав под кожей хруст.

— Ты чего?! — взвизгнула Оксана, хватаясь за плечо. — Конечно, давай, сломай мне руку напоследок! На мне же мало увечий!

— Будет еще больше, если не перестанешь орать! — зло прошипела Таня, вставая напротив и преграждая ей дорогу. — Ты куда вообще собралась? Нормальная вообще? Ты в курсе, что нам вообще в другую сторону?!

— То, что ты увидела какой-то непонятный заброшенный домик, ничего не значит!

Таня скрестила на груди руки и нахмурилась.

— Нам точно не туда, как вы не понимаете? С самого начала мы выбрали не то направление. Нужно просто вернуться к машине и пойти в противоположную сторону!

— Вернуться? — Таня прыснула со смеха. — Ты думаешь, мы сможем сейчас вернуться? Ты, как в сказке, крошечки сыпала на тропинки или на деревьях метки оставляла? Пойми ты уже, нам нельзя возвращаться, мы тогда точно заблудимся!

— Мы уже сделали это давным-давно! Если хотите жить… Ладно, это звучит глупо. По-другому. Если эту ночь хотите провести в мягких теплых кроватях, тогда идите за мной!

Оксана всё чаще стала смахивать слезы, они щипали глаза, не давая их раскрыть на долгое время. Из-за крика сбилось дыхание, и горло стало болеть, будто приняло в себя несколько потоков холодного воздуха.

— Еще раз повторяю, — вздохнула подруга, понизив голос. — Мы должны быть вместе. Нас ждут, давай вернемся и уже нормально всё обсудим с остальными. Не веди себя, как истеричка.

Оксана облокотилась о ствол рядом стоящего дерева и тут же с отвращением отпрянула — по кисти расползлись муравьи. На их спинах что-то блестело белым цветом. Это что-то было круглым и уж очень напоминало яйца. Природа очень быстро выполняла замещение. Не стало кровопийцев — так нате вам других мерзостей. Будто напоминала, что здешние гости пришли сюда не на прогулку. Оксана с воплем стала трясти руками и вытирать их об штаны, со всей силы давя на ткань, чтобы раздавить насекомых.

— Что еще должно произойти, чтобы ты начала думать головой, а не своей тупой самоуверенностью? — равнодушно продолжала Таня. — Мы не хотим уходить без тебя. Но и уговаривать или тащить тебя за собой тоже не собираемся. Значит так, я планирую вернуться к остальным, а ты поступай, как хочешь. Беги, куда хочешь, кричи, как ошалевшая. Может, наткнешься на кого-нибудь, и он тебя действительно выведет отсюда. Фея выйдет из кустов таволги, отряхнет свое розовое платьице и сожжет к херам этот лес, лишь бы только Фелапина Оксана смогла выбраться. Давай, вперед.

Таня махнула рукой и направилась назад.

— И ночь одна переживешь преспокойно, ты же у нас сама храбрость. А, ну да. Зачем переживать ночь? Ты же уверена в том, что через считанные секунды выйдешь на дорогу! Ну, давай, нужно успеть, пока от адекватных и понимающих водителей что-то осталось! А то смотри, часики пробьют двенадцать, и всё, в свои кареты сядут серийные убийцы.

— Пожалуйста, — прозвучал слабый голос, а за ним последовал звук соприкосновения колен о землю.

Таня остановилась и обернулась через плечо.

— Пожалуйста, — повторила Оксана, — Вызовите мне такси…

И она снова заплакала, сжимая в руках мягкий брелок в виде динозавра, за которым и опустилась вниз. Сальные волосы закрыли лицо, а очки скатились вниз по переносице и теперь держались только одним концом за правое ухо. Оксана раньше никогда не плакала. Не ёё это было — показывать свое внутреннее состояние. Могло случиться всё, что угодно, но ее плач можно было услышать только за запертой дверью. Таня постояла какое-то время на месте, не веря своим глазам, затем подошла к подруге и обняла её. Оксана всхлипнула и отстранилась.

— Знаешь, что это? — прошептала та после недолгой паузы, проводя пальцем по зеленой спинке игрушки. — Данин подарок. Ты знаешь, как он невнимателен. Я много раз рассказывала о том, что мой парень не способен воспринимать намеки. Да ему даже когда в лицо говоришь, что ты хочешь на праздник — тут же забудет, а на следующий день будет мучить тебя новыми вопросами. Таков уж он. Мы как то сильно поругались. Уже сложно вспомнить причину — то ли из-за его ревности, то ли из-за чего-то еще… Долго не разговаривали, я пол вечера на кухне проплакала. Наутро его не было. Он хоть и спал в другой комнате, но я сразу поняла, что в квартире одна. И мне так больно стало, в голове сразу копна мыслей, где он, почему и зачем ушел. Думала, что это всё, конец, обычно мы быстро мирились. Но я не успела даже поставить чайник, как хлопнула дверь. Вскоре на кухне появился Даня и попросил у меня прощения, протянув этот брелок.

Оксана тяжело вздохнула и продолжила, убрав прилипшие к лицу волосы.

— Я давно хотела динозавра. Пусть он был и не большим, не таким, каким я его себе представляла, с глупыми большими глазами и нелепой шляпой, которая быстро (к моей радости) потерялась, он, наконец — то, мне взял то, что нужно. И тогда я поняла, что не ошиблась, что это мой человек. Я так скучаю по нему. И думать страшно, что у него сейчас в голове…

— И не надо об этом думать, — Таня помогла девушке подняться. — Я тоже скучаю по Косте, но это же не дает право терять голову. Не делай так больше, ладно?

Оксана кивнула и стала переставлять ноги, не сопротивляясь руке, что тащила ее назад.

— Отлично. Всегда бы так.

Чувствуя опустошенность, Таня изо всех сил старалась не сбавлять шаг и вести себя уверенно, несмотря на то, что сама давно предпочла бы опустить руки. Оксана больше ничего не говорила, коря себя за слабость. Но дикий медвежий рев и грохот остановили обеих. Девушки растерянно подняли головы к небу, уловив взлетевшую стаю ворон. Звуки застали их врасплох пугающе рядом. Кричать остальных было уже бессмысленно, как и идти в их сторону.

— Нет-нет-нет! Только не снова!

— Тише! — шикнула Таня, отходя назад. — Идем!

— А как же девочки?!

— Видимо, они куда-то свернули. В противном случае мы бы услышали крики о помощи. Давай, пошли, иначе издавать их будем именно мы!

 

***

Жара отступала, до темноты оставались считанные часы. Сумки давили на плечи, и те готовы были отвалиться в любой момент. Верхнюю одежду — кофты и ветровки — старались повязывать на пояс, чтобы уменьшить тяжесть, но легче идти не становилось, тем более что в порыве чувств бунтовщица с именем Оксана побросала свои вещи, и теперь приходилось тащить еще и их.

В кишечнике всё бродило, он явно был недоволен резкой сменой меню. Грибная диета скоро могла дать результат, но не факт, что положительный. Это было еще полбеды. Чем дальше они шли, тем еды становилось всё меньше. Уже нигде не встречались ягоды. А сладкий ревень всё чаще попадался с гнилью и насекомыми.

— Таня! Оксана! — осторожно позвала Катя, на секунду восхитившись цветением кипрея. — Ну, куда вы делись?

— Далеко не могли уйти, — озвучила свои мысли Ира и встала рядом с высохшей сосной. — Сюда же они пошли? Сюда. Вроде.

— Вот не нравится мне твоё «вроде»!

— Нравится — не нравится, я их нигде не вижу.

— Надо Леру подождать, а там и дальше можно пройти.

— А она не за нами шла?

— У неё шнурки развязались, кажется. Сейчас догонит поди.

Но прошло около десяти или пятнадцати минут топтаний на месте, а девушка так и не появилась. Ира с трудом вернулась на ту площадку, где все разошлись, но это не помогло, и даже ухудшило ситуацию.

— Как это ее там нет!? — на одном дыхании произнесла Катя, берясь за голову, когда подруга озвучила увиденное.

— А вот так, — Ира со злостью выдохнула и подняла руки, чтобы успокоиться. — Одно дело унять паникера, другое — отыскать трех потеряшек на огромной территории. Плохи дела.

— Блин. Ир, что делать?! Как они смогут одни… А Лера! Оксана то хоть с Таней!

— Может, она дошла до них раньше нас, успокойся. Или Таня смогла вернуть Оксану.

— Тогда почему мы их не увидели?

Катя напрягла слух, надеясь, что услышит голоса, и страх за других улетучится вместе с ветром. Ее лицо было твердым, но бегающие зрачки выдавали растерянность.

— И куда теперь?

— Не знаю, — призналась Ира. — Вообще надо оставаться на месте в таких случаях, но я боюсь за девочек. Это снова глупая идея, наверное, но нужно попробовать найти их, у нас все теплые вещи и пакеты для палатки.

Девушки спустились вниз и снова стали подниматься, держась за тонкие стволы. Перепады высот создавали для ног настоящее испытание. Но они старались игнорировать дрожь и двигались дальше, тяжело дыша.

— Смотри!

Катя буквально подпрыгнула от радости, увидев что-то на ветке незнакомого цветущего дерева. Ира подошла ближе и заметила бежевую резинку для волос.

— Думаешь, одной из наших?

— Уверена! Таня дала Лере похожую резинку на днях!

— Отлично, значит, мы в кое— то веки движемся туда. Я одного не понимаю, они решили в догонялки поиграть или что? Нельзя было подождать?

— Не знаю, что они там решили, но попляшут они здорово, как только попадутся мне на глаза.

Ира усмехнулась, вспомнив прозвище, которое вся компания дала девушке еще на первом курсе. «Мамочка» переживала за своих непослушных деток и готова была им дать по порции подзатыльников. А то и по две.

— Я не шучу, — сверкнула глазами Катя, увидев смешок.

— Я понимаю, не обращай внимание. Я помогу тебе устроить им хорошую трепку. Видела крапиву за последним холмиком? Черт, надо было нарвать её больше. Где-то же есть перчатки?

— Только не говори, что нам придется снова вернуться, — отшутилась Катя, почесав аккуратный маленький нос.

— Ой да, того не стоит. Ну, елочных лап тут хватает если что. Думаешь, пойдет? Не слишком гуманно или жестоко?

— В самый раз. Заходишь с одной стороны, а я с другой, чтобы не удрали.

— Замётано.

Давящая тишина снова накрыла с головой, только соприкосновение кроссовок с почвой нарушало её, вызывая головную боль. Вскоре подруги остановились, выбившись из сил и снова сомневаясь в верности маршрута. Тропинка стала петлять и разделялась на десяток других, более мелких. Стопы болели от откуда— то взявшегося щебня, тонкая подошва не могла полностью отгородить кожу от неровности. Разминая в который раз голеностопный сустав, Ира ругнулась.

— Я не могу больше, — Катя потерла ушибленный локоть, которым она случайно зацепила древесную кору.

— Дать бинт? Там вроде осталось немного.

— Нет, не нужно. Тратить его еще на такие мелочи. Да я не про то. Тело совсем не приспособлено для таких похождений.

— Понимаю. Странно, что мы так никого и не догнали.

Ира опустила голову и тут же подняла её, оглядываясь.

— Ты слышишь? — она сбросила сумки с себя и стала бегать от одного дерева к другому. — Слышишь?!

Катя пожала плечами, но не прошло и пары секунд, как ее глаза стали расширяться.

— Это музыка? — ахнула она. — Это, правда, музыка?!

 

***

— Нет. Не возможно. Это точно со мной происходит?

Лера вынырнула из зарослей репешка, оставившего свои крючковатые шипы на одежде, и выругалась. Последним звуком, который она уловила, стала песня незнакомой птицы, голос которой был хуже любого расстроенного инструмента и брал такие высокие ноты, что казалось скоро перейдет на крик.

Подруги словно провалились сквозь землю. Ни хруста шишек под ногами, ни громких разговоров. Ничего, что могло бы помочь отыскать их. Идею разойтись можно смело отнести к разряду «самых неадекватных».

— Они серьезно просто взяли и ушли? Чертова Оксана!

За спиной была только одна кофта и пара теплых носков. Если не удастся найти их до заката… Странно, что всем удалось так быстро разойтись. Будто бор проглотил их, едва девушки сделали шаг не в ту сторону. Оставалось надеяться, что все четверо вместе и где-то рядом.

— Они должны вернуться, так? — рассуждала Лера, убирая выбившуюся прядь волос за ухо. — Так. Нужно просто оставаться на месте.

Она просидела на большом пне около часа. Обхватив себя руками, девушка начала догадываться, что всё пошло не по плану и что за ней никто не вернется. Никогда еще не приходилось испытывать такого страха. Хоть Лера уже и неоднократно ночевала на улице.

Тогда ей просто хотелось сбежать от бесконечных ссор родителей. В памяти еще долго будут всплывать отрывки и нежелательные знакомства, которые, как бы ей не хотелось, происходили стабильно около двух или трех часов ночи. Еще долго она будет ходить по знакомым улицам, смеясь, и тут же теряя улыбку при виде того самого места, где ей приходилось сражаться с самой собой наедине.

Но город — это одно. Дойди до лавочки на детской площадке, что окружена садом, где можно спокойно мерзнуть и реветь, и будь уверенна в том, что здесь тебя никто не тронет. А лес. А что лес? Ночью он становится чьим угодно домом, но только не твоим. Он не даст тебе приют в тени деревьев и не защитит от клыков и когтей, разве что только от любопытных взглядов прохожих, потому как их здесь быть попросту не может.

Никто не будет пялиться с балкона, скуривая последнюю сигарету, не будет звать тебя прокатиться на старой развалюхе с шахматным рисунком после смены или предлагать помощь в виде выпивки, приглашая в шумную кампанию. Снова боль придется сглатывать, словно горькую таблетку.

Ничего не предпринимать, значит смириться. Лера направилась навстречу подругам. Она точно помнила, куда свернула Оксана. Рядом была такая страшная яма, что не заметить ее было невозможно, ее дно заросло травой, но резкий обрыв мог спокойно переломать ноги. Обойдя ее, Лера замедлила шаг, надеясь увидеть или услышать хоть что-нибудь. И ей удалось, когда оказалось, что зацепок никаких нет, и она морально приготовилась к гибели.

— Эй, ты.

Голос эхом отозвался в ушах и стих.

— Я могу тебя вывести.

— Ну, всё, — истерично засмеялась она. — Галюны. Класс. Всегда мечтала узнать, как они работают. А кстати голос действительно похож на настоящий. Обращаясь к своему мозгу, хочу заявить: мне и без того чертовски страшно, так что, родной мой, ЗАВАЛИСЬ!

— Эй, ты вообще нормальная?

Тяжелая рука опустилась на плечо, и Лера взвизгнула от неожиданности, отскочив в сторону.

— Да тише ты!

Парень по автомату сделал шаг назад и нелепо выставил перед собой руки. Он был одет в камуфляжный костюм болотного цвета, за спиной имел набитый чем-то рюкзак. Неудивительно, что она не смогла сразу его разглядеть.

— Ты кто? — Лера глянула недоверчиво на незнакомца, пытаясь отогнать мысли о том, что это как раз таки мог быть тот самый извращенец, что подглядывал за ними ночью. Но мозг требовательно стоял на своем и уверял держаться подальше от этого человека.

— Ваня, — обиженно ответил тот, будто был десятилетним зазвездившимся ребенком, которого не узнали на улице. — Ты тут одна?

Вопрос заставил сердце биться учащенней. Если бы подруги были рядом, счастью бы не было предела, ведь наконец встретился человек, который наверняка сможет вывести всех отсюда, но сейчас это было чревато. Лера всё так же была неподвижна и старалась разглядеть каждую деталь, будто анализ помог бы ей в случае чего.

— Ответишь?

— Что? — не поняла она.

— На вопрос.

— Я не одна.

Ситуация всё больше становилась глупой. Если бы действие происходило на сцене — не видать бы ей ничего, кроме летевших в лицо помидоров.

— Ты идешь не туда, — Ваня покачивался из стороны в сторону и говорил прерывисто, будто имел большой вес и только что взобрался с ним на Эверест.

— Ты местный?

— Угу. Короче, если хочешь выйти к дороге — она там, — он махнул левее направления, которое она держала. — Ну, пока.

И Ваня скрылся в чаще так же неожиданно, как и появился. Лера простояла еще так какое-то время, потом рванула с места туда, куда он указал. Она, наконец, смогла услышать голоса. И они точно были женские.

— Вот же трусиха, — стала ругать себя она. — Человек помочь хотел, а ты сразу: маньяк, маньяк! Да кому ты нуж… Черт!

Снова неровность. Внизу холма — четыре знакомые фигуры. Но невнимательность не дала спокойно спуститься с него. Нога зацепилась за что-то, и тело кубарем полетело вниз. Лера не успела и крикнуть, как оказалась внизу, со стонами сжимая окровавленную голень.

  • Это другое... / Саркисов Александр
  • Водное зеркало (Вербовая Ольга) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Стихи # 4. Блюз в миноре... / Будимиров Евгений
  • Девушка и волшебный фотоаппарат / Кривошеин Алексей
  • Собиратель дождя / Лонгмоб "Необычные профессии - 4" / Kartusha
  • Лав-стори / Ехидная муза / Светлана Молчанова
  • Девочка / Песни, стихи / Ежовская Елена
  • Один день из моей жизни, записанный в дневнике( обращение к подросткам.) / Другая / Восточная Алина
  • Всё метели да метели / Хрипков Николай Иванович
  • Путь царицы / Матосов Вячеслав
  • Здесь сердце родное стучит со мной рядом / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль