Глава 16 / Тишина / Бабичева Анна
 

Глава 16

0.00
 
Глава 16

Что чувствуешь, когда твой мир начинает стремительно меняться? Страх или радость? Может быть, любопытство? Каждому своё, но одно общее, наверно, для всех — утрата.

***

Тин была слегка разочарована. Она почему-то верила, что если опять придёт на это место, то здесь будет Модэус. Он говорил, что узнает о её появлении. Наверно, она просто слишком наивна.

Девушка просто стояла и думала, какая же всё-таки странная субстанция время, столько всего произошло с того момента, как они были в этом лесу, а здесь ничего не изменилось, разве что листьев на земле стало больше. Для неё же изменилось всё. Даже сейчас, в покое, отдыхая от долгого перехода, Тин чувствовала, как по её венам, выжигая кровь, течёт сила. Её друзья переживали за неё, они думали, что изменение Проводника повлекли за собой изменения в характере Тин. Девушка не стала их переубеждать, для них же лучше считать, что её апатия из-за выросших крыльев, а не из-за бурлящей в ней первобытной силы.

Иногда, засыпая, Тин вновь видела то тёмное пространство и свои огненные руки, она чувствовала опасность, что неумолимо приближалась из этой темноты, но никак не могла вспомнить, что же эта за угроза. Сейчас она уже не сомневалась, что видела себя, это было реальное воспоминание.

За этими мыслями Тин не очень обращала внимание на время, она знала, что Локки и Лия сейчас ставят палатку, так как собирался дождь, она знала, что они уже приготовили ужин, она знала даже, что они сейчас думают. Не слово в слово, но достаточно точно сильвийка могла увидеть их затянутые тучами мысли. Они хотели, чтобы она вернулась, Лия скучала по её шуткам, Локки по ней в целом. Тин с тоской подумала, что вот только она сама не хочет возвращаться. Словно пламенем выжгло между ними полосу, которую невозможно перейти обратно.

А вот и дождь, подумала она, и лишь через минуту первые капли коснулись её рук. Девушка очень ждала этого дождя, ей было слишком душно и тягостно, дождь же охлаждал лучше всего. Порой Тин казалось, что это, вообще, не её тело, слишком тесно было в нём, а сидеть в палатке рядом с друзьями, при этом мечтать о том, как бы скинуть с себя этот карнавальный костюм, было совсем невыносимо. Поэтому сейчас она просто стояла, окружив себя барьером от посторонних глаз, Лию и Локки он, конечно, не обманул бы, он был от людей, что жили неподалеку.

Мысли, опять чьи-то мысли. Девушка открыла глаза и обернулась. Модэус стоял внутри её барьера и смотрел прямо на неё, в его синих глазах играла всё та же усмешка.

— Добрый вечер, Тин, — он подошёл ближе, казалось, что дождь ему тоже не мешает. — Или недобрый?

Тин молча всматривалась в этого человека, сейчас она видела то, что раньше не узрела бы при всём своём желании.

— А ты изменился.

— Нет, Тин, я всё тот же, изменилась ты.

Девушка вскинула подбородок, он был прав. Уже не в первый раз ей показалось, что он видит её насквозь, в этих синих глазах таилось нечто неуловимое и неизвестное. Тин усилила своё внимание. Ей очень хотелось узнать, кто же этот человек на самом деле.

— Это неприятно, Тин. Помнится, раньше ты была против вторжения в твоё пространство, что же ты теперь так беспардонно вламываешься в моё?

— Тогда, ответь сам.

— Что ты хочешь знать?

— Кто ты?

— Кто я? И это действительно самое для тебя важное сейчас? Я-то думал, ты спросишь у меня, кто ты.

Тин вспыхнула, он опять над ней издевается. Её новая сила с готовностью откликнулась на раздражение, от девушки, как круги по воде, по земле начало расходиться тепло. Опавшие листья свернулись в трубочку тотчас, трава продержалась дольше, но вскоре она завяла и поникла.

— Не злись. Я же всё равно расскажу, что знаю.

— Тогда зачем эти смешки? — Тин только сейчас заметила, что творится вокруг неё. — Зачем ты опять смеёшься надо мной? Видишь? Я не могу это контролировать! Ещё не хватало мне твоих издевательств. Да, я даже не знаю тебя.

— Успокойся, тебе сейчас нельзя нервничать.

— Почему? Почему мне нельзя нервничать? Потому что вокруг меня начинают вянуть растения? Или есть ещё что-то?

— Если ты не будешь себя сдерживать, то всё здесь будет обречено, Тин.

— Обречено? На что?

— Ты задаёшь и задаёшь мне вопросы, я не знаю ответа на них; я знаю только, что я тебе нужен. Мне сказали ждать тебя — вечно, если понадобится. И я ждал.

Модэус смотрел на неё прямо и открыто, в том, что он говорит правду, не было никакого сомнения.

— То есть, если я спрошу тебя, кто сказал тебе ждать меня, я не получу ответа?

— Нет, Тин, не получишь.

Девушка устало опустила голову. Так много вопросов и нет ответов. Постояв немного, она без сил опустилась на землю.

— Расскажи, что знаешь. Хотя бы немного разобраться в происходящем.

Модэус улыбнулся, но не своей хитрой усмешкой, а грустной, едва уловимой улыбкой. Усевшись на мокрую землю недалеко от Тин, он начал говорить, и чем больше сильвийка слушала его, тем больше ей хотелось узнать.

— Он пришёл ко мне на рассвете, когда я ещё спал и сказал, что у него есть для меня дело. Я даже не понял сначала, что не вижу его лица, оно было словно засвечено, одно яркое белое пятно.

— И что, он просто сказал тебе ждать меня?

— Нет, он попросил меня об одолжении. Ему нужна была капля моей крови, чтобы проверить, тот ли я, кто должен ждать тебя.

— Магия крови? — Девушка вздрогнула, от одной этой фразы произнесённой вслух веяло ледяным ужасом и тайной. Всё, что сильвы знали об этой магии, было пугающим.

— Да.

— И ты просто взял и дал свою кровь?

— Нет, конечно! Но оказалось, что он спросил только из вежливости. — Модэус задумчиво смотрел на опавшие листья, и, как бы Тин ни хотелось услышать продолжение истории, она не рискнула его торопить. — Это было давно, но я помню всё с такой точностью, словно произошло вчера. Он сказал, что я подхожу, что я пуст и смогу пригодиться тебе.

— Что значит пуст?

— Я спросил то же самое. Он сказал, что я пойму, когда встречу тебя. И я был очень удивлён, не заметив в тебе ничего такого, для чего пригодилась бы моя пустота, но теперь я вижу, что не ошибся. Ты действительно та, кого я так долго ждал. Теперь я знаю, что Он имел в виду, говоря, что я пуст. Я могу помочь тебе нести силу, которая сейчас пульсирует в тебе.

Такого Тин не ожидала, вздрогнув, она отодвинулась чуть дальше от этого странного человека.

— Как это понять, помочь нести силу?

— Я могу принять часть той мощи, что ты почерпнула и быть всегда рядом с тобой, чтобы ты могла ею воспользоваться.

Сильвийка в немом изумлении смотрела в эти синие бездонные глаза; он что, действительно, верит, что может помочь нести эту первобытную силу?

— Ты даже не представляешь, чего хочешь, — прошептала она. — Это не просто сила стихии, это сокрушающая смесь. Она расплавит тебя изнутри, медленно и мучительно. Я не могу отдать тебе её, даже самую малую часть, я не убийца.

Дождь всё лил и лил, а они молча сидели на земле, окружённые ореолом силы. Девушка не двигалась, даже её взгляд был неподвижен, ей казалось сейчас, что время остановилось, и этот дождь будет идти вечно. Она желала, чтобы он шёл вечно, тогда ей не пришлось бы каждую секунду сдерживать свой пыл. Отдать часть силы. Может, это и было бы решением, если бы не острое нежелание её отдавать. Да, ей было некомфортно, скорее даже больно, но за эти дни Тин узнала столько нового об окружающем мире, о магии, что отпускать этот источник познания ей совсем не хотелось. Она боялась своих снов, где огненные реки утекали во тьму, а пространство было наполнено энергией и силой, от которой начинался свист в ушах. Она боялась ползущего из-за невидимой черты нечто, Тин точно знала, оно придёт за ней рано или поздно, и остаться тогда без силы совсем не хотелось. А если Модэус не справится, если он погибнет, или того хуже, решит, что эта сила нужна ему самому и в нужный момент его не будет рядом.

— Я не могу, — это всё, что она могла сказать; высказывать все свои мысли вслух Тин не хотела. Девушка уловила только грустную улыбку Модэуса.

— Почему-то я так и думал, но попытаться стоило, — он поднялся на ноги и, уперев руки в бока, решительно заявил. — Значит, мне придётся быть всё время рядом с тобой. Я знаю, что понадоблюсь тебе, рано или поздно, поэтому не могу оставить тебя одну. У тебя, конечно, отличные друзья, но они не смогут помочь, если ты вдруг утратишь контроль над силой, что таится в тебе.

— С чего ты взял, что я таки потеряю контроль?

— Я не знаю, может, и не потеряешь, но Он сказал, чтобы я не упускал тебя из виду, и я не собираюсь.

— Чем же этот загадочный Он тебя так зацепил, что ты согласился ждать меня, сколько придётся, а теперь ещё и хочешь таскаться за мной, независимо от моих желаний?

— Он показал мне, что будет, если я не помогу и в нужный момент не отдам свою пустоту тебе. И если в видении я был просто фантомом и не мог погибнуть, то сейчас здесь я смертен, да что там я, всё в округе смертно. Ты просто не представляешь, что способна натворить сорвавшаяся с привязи сила, которую ты носишь в себе.

— Я не сорвусь.

— Ты не можешь знать, Тин. Мало ли что случится завтра, послезавтра, через месяц, через год. Рано или поздно, какое-нибудь событие пошатнёт твоё равновесие, и это будет конец.

Тин вглядывалась в лицо этого странного человека, она видела, что он верит в свои слова, верит и, в самом деле, пойдёт следом за ней, чтобы вовремя дать свою пустоту.

— Хорошо. Пойдёшь с нами; только если будешь жаловаться на дорогу, погоду, еду или ещё что-нибудь, вообще, жаловаться, я тебя поджарю. Договорились?

— Договорились, — Модэус вдруг снова стал таким, каким Тин встретила его первый раз, — улыбчивым задирой.

— Идём в палатку, а то Лия и Локки уже извелись.

— Откуда ты знаешь? Может, у них там ужин при свечах?

— Я теперь много знаю, слышу и чувствую.

— О, какая ты, — Модэус усмехнулся, — а что вы, вообще, забыли в этом лесу?

— Уже не рад, что я тут?

— Да нет, просто, не думал, что обратно вы пойдёте этой же дорогой. Я уже даже рюкзак в дорогу приготовил, хотел направиться в лес Грёз. Вы же сейчас идёте туда?

— Вообще-то нет, — Тин задумалась. Они специально пришли в этот небольшой лес, чтобы провести ритуал. Это место было притягательно для неё, оно давало чувство спокойствия, что было немаловажно для успешного исхода ритуала. Так или иначе, теперь придётся сказать об этом Модэусу, ведь он прилип, как банный лист, и уходить не собирается, а может, он даже сможет помочь.

Теперь в палатке стало совсем тесно, Модэус, дабы никого не стеснять, уселся прямо на выходе; пришлось затащить его подальше внутрь, чтобы через открытый полог не задувал прохладный и влажный воздух. Лия и Локки, как ни странно, отреагировали на пополнение отряда без всяких раздражений и стеснений, они словно знали, что сейчас вот Тин приведёт с прогулки мокрого человека со странным именем. Девушка представила его своим друзьям, после чего в палатке повисла тишина. Лия рассеяно теребила край рукава, Локки застыл, уставившись немигающим взглядом в полог палатки.

— Какие-то вы неживые, — нарушил тишину Модэус. — Я думал, что друзья такой взрывной девчонки должны быть ей под стать.

— Мы устали, Модэус. Много дней почти без отдыха мы добирались сюда.

— Вы прошли испытание? — парню явно было странно сидеть в такой тихой компании. Вместо ответа на него взглянули три пары глаз: одни жёлтые с разрядами белых молний, другие огненно-красные, словно угли, и третьи чёрные, как бездонные провалы.

— Да вы тут все с изюминкой!

— Тин, где ты его встретила, такого бесстрашного? — Лия с интересом смотрела на Модэуса. — И как много он знает о наших изюминках?

— Встретила, когда мы отправились к Гроту, и он знает только обо мне. Ну, по крайней мере, про вас ничего не говорил. Что ты видишь в Лии и Локки? — Красное пламя пристально взглянуло в синее море. Парень помедлил с ответом, словно, формулируя его.

— Они тоже несут в себе силу, не такую разрушительную, как у тебя, но очень древнюю. И на вас всех словно дымка, теперь точно это вижу; до этого я думал, что у тебя она только из-за мощи магии, но сейчас вы все окутаны ею.

Друзья переглянулись, этот человек был интересен, он видел отпечатки магии, что они использовали напрямую, и отпечаток силы Реликвий.

— Как ты это видишь?

— Не знаю, Тин, так же вижу, как и всё остальное. Вы несёте в себе древнюю магию, но ещё что-то новое, значит, прошли испытание?

— Прошли. Мы взяли то, что требовалось, это и есть древняя магия, но пришлось использовать магию напрямую, без Проводника, это новая магия.

Некоторое время Модэус молчал, на его лице не отражалось никаких эмоций, потом он будто что-то вспомнил, и его синие глаза округлились, как блюдца.

— Так что же, вас теперь казнят или отправят куда подальше?

— Не хотелось бы казниться, — пробурчал Локки. — Мы выполняли задание Совета и без использования магии напрямую не справились бы; надеюсь, они это учтут.

— Ты оптимист. Насколько мне известно, использование магии напрямую запрещено по заветам Древних, а это основы сильвийского общества, если Совет вас простит, то тут же объявится ещё кто-нибудь, нарушит завет и будет ссылаться на ваш случай, утверждая, что у него не было выбора и это было необходимо.

— Такого не будет, — Тин откинула назад особо наглые волосы. — Совет не разглашает, как проходили испытания, он всего лишь объявляет тех, кто их прошёл. А если учесть, что наше испытание ещё и соревнование между нами и Мартой, Надин и Эвилем, то картина вырисовывается весьма и весьма занимательная.

— Не понимаю, есть ещё трое таких, как вы?

— Да, есть. Мы все, помимо магии своей стихии, можем использовать некоторые другие возможности. Лия, например, не только целитель, она ещё и заклинатель молний.

— Искорка! — выпалил Локки, глухо рассмеявшись.

— Вот как, этого я уже и не углядел бы, но я всё равно не понимаю, в чём занимательность картины?

— Да в том, что всё это спланировано. Слишком много совпадений. Нас послали туда, где уже погибли сотни одарённых магов, но не таких, как мы, и если бы мы не использовали магию напрямую, не использовали все свои ресурсы, то погибли бы.

— Стали бы ещё одними огненными цветами на том поле, — прошептала Лия.

— Какими цветами?

— Ещё, может быть, услышишь эту историю, раз уж собрался всюду следовать за мной.

— О! Он пойдёт с нами? — Лия даже слегка подпрыгнула на месте.

— Что понравился тебе?

— Не ехидничай, Локк, он вроде забавный.

— Хватит уже, — Тин устало прикрыла глаза. — Он тебе не домашний питомец, чтобы быть забавным. Ты уж её извини, Модэус, у Лии к людям довольно странное отношение. — Как оказалось, парня это только позабавило, он отшутился, сказав, что у такой красавицы побыл бы и питомцем. После чего он и Локки предложили пару вариантов его использования, загнав Лию в краску и небольшой приступ бешенства. Когда все, наконец-то, успокоились, Тин вышла из палатки под дождь.

— Я буду первой дежурить, потом Локки, утром Лия.

— А как же я? — Модэус даже перестал улыбаться, не услышав своего имени в списке на дежурство. Обжигающий взгляд прошелся по нему вскользь.

— Если эта ночь пройдет спокойно, то завтра подумаем о проведении ритуала. Мне надо обсудить всё со своим учителем, а там, думаю, сможешь и за меня пободрствовать.

  • Детские ночники / Тринадцать сомсоК
  • Лабиринт - Легкое Дыхание / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Знакомство / Пять минут моей жизни... / Black Melody
  • Последний объект / «ОКЕАН НЕОБЫЧАЙНОГО» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Форост Максим
  • Энергия жизни / Мельник Полина
  • Его жена ветеринар, таки, ша / Данилов Алик
  • ПОПУТЧИК / Попутчик / Alora
  • Житие Барклая-де-Толли (жизнеописание и подвиги великого полководца) / Сибирёв Олег
  • Сон разума рождает чудовищ (139) / Салфетки, конфетки... / Лена Лентяйка
  • Осень души / В ком жизнь моя... / Kalip
  • ... / Золотые стрелы Божьи / П. Фрагорийский (Птицелов)

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль