Глава 10 / Тишина / Бабичева Анна
 

Глава 10

0.00
 
Глава 10

В чём разница между светом и тьмой? Между чёрным и белым? Лишь только цвет. В чём разница между добром и злом? Между хорошим и плохим? У каждого на это свой ответ.

***

— Ты знаешь, зачем я вызвал тебя к себе? — цепкий взгляд холодных голубых глаз пробежался по фигуре женщины, застывшей на пороге. — Вижу — знаешь. Проходи, садись.

Пристальный взгляд, короткие фразы. Глава Совета всегда так приветствовал своих гостей. Он был стар, сто шестьдесят два года, но для своих лет выглядел замечательно, особенно в сравнении с остальными членами Совета, которых старость не пожалела. Он был высок и строен, его бледная кожа ещё не потеряла былой упругости, коротко остриженные седые волосы торчали ёжиком, а глаза, как и в юности, имели цвет речного льда, холодные, голубые и бездонные. В целом Ренор Талийский выглядел и чувствовал себя отлично, он часто задавался вопросом, сколько же ему ещё отмерено, но каждый раз забывал поискать ответ.

Сегодняшняя встреча была важной, как для него, так и для его гостьи: как это часто бывает, события, произошедшие когда-либо в прошлом, спланированные и обдуманные, выливаются в будущем в непредвиденные и куда как более опасные.

— Давно мы не беседовали с тобой, Ирма. Я даже начал забывать, насколько зелёные у тебя глаза, — уже мягче сказал Ренор. Сильвийка вежливо улыбнулась и, поправив складки своего изумрудного платья, опустилась в кресло.

— Рада видеть вас, учитель, я догадывалась, что мы, возможно, скоро встретимся.

— Я не сомневался, ты всегда была лучшей ученицей. Но ближе к делу, — старец устроился поудобнее, скрестив пальцы рук на уровне груди. — Твоя ученица уже отправилась на испытание?

— Да, учитель.

— Она приняла твои условия, стала командиром отряда?

— Да, учитель, приняла.

— Что ж, это утешает, будем считать, что мы подстраховались. Она не отступится, пока не узнает правды своего происхождения, а это нам и надо. Пока она далеко от леса Грёз, мы все в большей безопасности.

— Не понимаю вас, учитель. Почему в безопасности? — Ренор нахмурился, он будто взвешивал то, что хотел сказать, сразу убирая лишние слова, оставляя самое необходимое.

— Ты помнишь своё последнее задание, берег Туманного края?

— Да, учитель, — голос Ирмы дрогнул, — но какое это имеет отношение к Тин?

— Не торопи меня, всё по порядку. Ты ведь в курсе последних вспышек силы: в доме твоей ученицы, даже в её кровати, я бы сказал, потом вспышка на южной границе нашего леса. Ты ведь знаешь, какова их природа?

— Да, учитель, но Тин не догадывается ни о чём.

— Я так не думаю, Ирма, — в голосе Ренора появились нотки, отдалённо напоминающие панику, он стиснул пальцы рук ещё сильнее, отчего костяшки пальцев побелели. — Девушка очень сильна и умна, порой просто не по-сильвийски. Нам надо, чтобы до последнего она была под нашим наблюдением, даже если она о чём-либо догадается или придёт к каким-то заключениям. Но я не о Тин хотел поговорить сегодня, есть ещё одна прелестная особа, заслуживающая нашего пристального внимания, я её этим вниманием уже обеспечил, хотя она и не знает об этом. Что самое интересное, она хочет твоей смерти, Ирма.

— Не может быть, — прошептала сильвийка. Она ожидала услышать что-либо подобное, но надеялась, что хотя бы раз сила подвела её, и угроза, нависшая над ней, исходит не от хрупкой юной сильвийки, оставленной на берегу Туманного края. — Этого не может быть.

— Может, Ирма. Задание, что мы считали выполненным столько долгих лет, всё-таки оказалось проваленным.

Некоторое время они сидели молча — угрюмый и грозный глава Совета и шокированная зеленоглазая предсказательница. Ирма вдруг так ярко вспомнила то время, когда она получила задание по устранению «нежелательного проявления магической сущности».

 

Было жарко, солнце палило нещадно вот уже несколько дней, листья на деревьях леса Грёз были словно выжаты, они уныло свисали, колыхаемые порывами горячего ветра, который не приносил ни капли свежести. Сильвы сидели по домам, всячески спасаясь от духоты, некоторые отправлялись к реке, но и там было не намного легче.

Но хуже всего приходилось тем, кто жил земледелием. После такой жары ждать хорошего урожая было наивным. Люди, старательно долбя окаменевшую землю тяпками, морально готовились к голодной зиме. Сильвийские чародеи взывали к стихийным элементалям, но те не отвечали, и долгожданные тучи так и не нависали над горизонтом.

На одной из верхних площадок Школы застыла одинокая девичья фигурка, яркие лучи солнца падали на её лицо, выжигая из нежной кожи влагу, но ей было не до этого. Стиснув руками тонкие резные перила, она словно тянулась навстречу этому убийственному свету. Не сказать, что она была красива: молочно-белые волосы, такой же белый хвост целителя; под лучами палящего солнца её фигура казалась слегка размытой, словно кто-то, взяв ластик, стёр чёткие края. Её хрупкие плечи дрожали от напряжения, лицо с тонкими чертами было бескровно. В таком состоянии она пребывала уже несколько часов, сторонний наблюдатель не заметил бы никаких изменений вокруг девушки, он всего лишь усмехнулся бы, не забыв вспомнить о том, что все эти маги немного сумасшедшие. Но Ирма не была сторонней, она точно знала, что сейчас пытается сделать эта девушка, и ей от этого было немного не по себе.

Применив свои способности, сильвийка смотрела, как вокруг её ученицы стягиваются невидимые обычному человеку существа — элементали воздуха и воды, они не имели строго определённой формы и постоянно менялись, светясь неярким голубым светом. Они не хотели здесь находиться, но и не подчиниться они не могли, их призвала сила маленькой хрупкой сильвийской целительницы, которая в одиночку добилась того, что не могли сделать лучшие маги Совета. Ирма содрогнулась, перед её магическим взором открылась вся мощь, задействованная в данный момент. Из самых глубин магических потоков черпала силу молодая сильвийка, сотни искрящихся нитей тянулись к ней со всех сторон, вибрируя от передаваемой энергии, они, как пуповина, питали её, давали возможность подчинять себе стихии.

«Как же красиво и как страшно», думала Ирма. Она не могла себе даже и представить, беря в ученицы Крис, что та сможет контролировать такую силу. Девушка, несомненно, была одарённой целительницей, она находила суть проблемы, даже не прибегая к переходу в своего Проводника. Иногда Ирме казалось, что ей он и вовсе не нужен, но это было смешно, ни один маг мира Анданты, пусть даже самый мудрый, не смог бы справиться с магическими потоками без помощи Проводника. Но сейчас, к своему удивлению и ужасу, Ирма видела: девушка не использует Проводника, она просто до крайности сосредоточена, она физически пропитана силой, она стала этой силой и тянет, и подчиняет себе элементалей, словно дрессировщик диких зверей. Это был шок, нарушение всех канонов, по которым учились сильвийские чародеи, это было неправильно, но, как сейчас видела Ирма, — возможно, она уже знала тогда, что необходимо сделать. Отвернувшись от недвижимой фигуры Крис, она быстрым шагом направилась в приёмный зал Совета.

Пытаясь успокоиться и выкинуть из головы только что увиденную мощь магии, Ирма шла быстрее, чем обычно, привлекая к себе ненужное внимание прохожих. Некоторые начинали шептаться и обмениваться обеспокоенными взглядами, не каждый день по улице проходит целитель второго круга Совета с таким мрачным выражением лица. Непроизвольно наводя панику, Ирма проходила подъём за подъёмом, мост за мостом, и с каждым шагом всё более утверждалась в своей правоте.

Приёмный зал Совета напоминал растревоженный улей. Шум и гам, гнев и удивление, члены Совета, перебивая друг друга, высказывали свои соображение по поводу необычной активности потоков силы. Когда Ирма вошла в зал, глава Совета в который раз пытался урезонить спорящих седовласых мужей; после очередной неудачи он словно собрался с силами, повелительно вскинул руку и промолвил:

— Хватит!

Вмиг все замолчали. Недоумённо глядя по сторонам и стыдливо опуская глаза, члены Совета рассаживались по своим местам.

— Как я понимаю, никто не может сказать, в чём причина происходящего буйства магии? — ответом стала лишь тишина. — Тогда нам предстоит разобраться с этим вопросом вместе, составим Круг, и узнаем, что же творится в потоках.

Ирма удивлённо вскинула брови: составить Круг — значит объединить силы всех членов Совета, неужели они не могут обойтись без этого?!

Только заняв своё место, Ирма вновь поднялась на ноги, молчаливые члены Совета повернули к ней головы. Будучи во втором круге Совета, Ирма имела право встать и ожидать своей очереди на обращение к Совету, но так как желающих высказаться не было, она могла смело начинать говорить. На неё смотрели ожидающе и сверху, и снизу, потому что зал Совета представлял собой огромное помещение с возведёнными в три яруса скамьями, с литыми с небольшими резными столиками, на каждом из которых в углублении был закреплён небольшой, размером с кулак, шар. Нижний ярус занимал третий круг с высшими полномочиями и глава Совета; средний ярус был вторым кругом, там и сидела Ирма; и третий ярус, соответственно, первый круг, он находился на некотором отдалении, но слышимость была и там отличная. Обведя собравшихся взглядом своих зелёных глаз и набрав побольше воздуха, Ирма начала рассказывать о только что увиденном ею феномене.

Закончила она свой рассказ в такой же тишине, как и вначале. Ирме показалось, что лица членов Совета отливают каким-то неестественным бледным цветом и даже жара, стоявшая вот же несколько дней, спала. Сохранил лицо только лишь глава Совета, его кустистые брови сдвинулись к переносице, делая его похожим на хищную птицу:

— Есть ли у тебя предположения, Ирма, почему ты смогла узреть то, что творит Крис, а все остальные мудрые, собравшиеся здесь, нет?

Ирма сглотнула, да предположение у неё имелось, но ей не хотелось делиться им со всеми. Стараясь не смотреть на Ренора, Ирма лихорадочно думала, что он всё равно узнает, если она соврёт, и тогда судить будут её, за обман Совета.

— Она моя ученица, мы связаны с ней.

— Ты хочешь сказать, что вы в гармонии с ней?

— Да, учитель, — после этих её слов в зале опять начался шум, брови Ренора Талийского вернулись в своё нормальное положение. В третьем кругу на ноги поднялся ещё один сильв, небольшого роста, пухлый, он напомнил Ирме бочку для воды, но, в отличие от бочки, он был более многословен:

— Я считаю, мы не можем допустить подобного расстройства магических потоков, ваша ученица не может более находиться в этом лесу, да и в нашем обществе, её следует изгнать за подобное!

— Сядь, Кристор, не тебе решать такие вопросы. — Сильв-бочка тяжело опустился на своё место, он был явно недоволен тем, что его мнение сразу же не было принято. Глава Совета тем временем продолжил: — Мы должны всё это обдумать, все вместе, не стоит принимать столь важные решения в одиночестве.

Сказав это, Ренор положил свою худую руку на шар, закреплённый в столе, остальные члены Совета сделали то же самое у своих кресел. В зале повисла тишина, её нарушало лишь размеренное дыхание собравшихся сильвов, глаза их были закрыты, лица не выражали никаких эмоций, словно кто-то остановил время, улучив именно тот момент, когда все они моргнули. Время шло и шло, а члены Совета всё сидели, словно статуи, вырезанные искусным скульптором. Они не видели, как на солнце набежали первые тучи, не почувствовали дуновение свежего ветра, пришедшего вслед за ними. И только когда духота уже начала отступать, Ренор Талийский первым открыл глаза, а за ним и все остальные.

Ирма в тот момент пребывала в состоянии шока, она даже и представить себе не могла, что можно испытывать такую боль и грусть, всё её существо противилось тому, что она сейчас услышит, но выбора не было.

— Ирма, собрание Совета вынесло своё решение. Девушка, именуемая Крис и являющаяся твоей ученицей, должна быть уничтожена. Собрание решило, что мы не можем поставить под такой удар наш мир; единственное место, которое полностью избавит нас от проблемы — это Туманный край. И только тебе Совет может поручить это дело, только ты сможешь скрыть от неё свой разум полностью и при этом будешь знать, что же творится у неё в голове. Приступай, дитя Маэля.

Она не знала, как ей осуществить поставленную задачу, сама мысль о том, что ей необходимо уничтожить своего ученика, нагоняла страх. Не имея ни родни, ни друзей, Ирма всей своей душой привязалась к Крис — это был её ребенок, которого необходимо было воспитывать и учить, присматривать за ней в особо опасные моменты. Уничтожить… мысль всё ещё витала у неё в голове, словно красное полотно, раздражая и вызывая приступы агрессии, она представила, как точёное личико Крис, исчезает в море туманной силы, постепенно теряя чёткость и разрушаясь, обнажая кости. Что же делать, думала Ирма, что же мне делать? Мир вокруг неё потускнел, утихли звуки, а она всё стояла и невидящим взглядом всматривалась в зелёное море вокруг. Чувства, чувства, это всё они виноваты, они сбивают с верного пути, того пути, который она выбрала уже давно и на котором не было места ни жалости, ни состраданию, было лишь только стремление к высшему благу для всех, пусть и ценой жизни нескольких. Если сейчас отступить, думала она, то найдутся другие, у кого хватит твёрдости духа, чтобы сопроводить нас обеих на Туманный край, если и кому-то суждено уничтожить эту девочку, то только мне. Глубоко вздохнув и выкинув из головы все посторонние мысли, она зашагала к Школе, а вслед за ней на мостки упали первые капли долгожданного дождя.

 

— Вспоминаешь? — голос главы Совета вывел Ирму из ступора.

— Да, учитель, — ответила она слегка дрожащим голосом, от чего лицо старца скривилось, словно он съел что-то кислое.

— Неужели ты сомневаешься в совершённом тобой поступке? Признаться, я удивлён, я всегда был уверен в тебе и знал, что могу на тебя рассчитывать, знал, что ты веришь в то, что мы делаем, но теперь я вижу сомнения. Почему? — Он внимательно всматривался в её лицо, будто пытаясь увидеть на нём ответ на свой вопрос. Ирма молчала, старательно отводя глаза. Она не знала, что ей следует ответить, совсем запутавшись в собственных мыслях и чувствах.

— Ты была к ней привязана, я знаю, но не забывай, зачем существуем Мы — Совет. Не для того, чтобы беречь покой напыщенных людских королей и не для того, чтобы спасать посевы от засухи. Мы следим за правильным выполнением канонов, что оставили нам Древние. Они ограничили нас в магии неспроста, и ты это также прекрасно знаешь, мы должны следить за потоками магии, и за теми, кто их использует. Твоя ученица перешла черту, она ослушалась и поставила под угрозу спокойствие нашего мира!

— Я знаю, учитель, она ослушалась, но, может быть, её можно было образумить, объяснить ей, прежде чем посылать на верную смерть.

Эти слова вырвались у Ирмы сами по себе. Она тут же поняла, что не следовало так говорить, глаза Ренора блеснули и сузились, холода в них хватило бы теперь на целую армию тварей Туманного края.

— Так вот значит как, — он встал со своего кресла и медленно подошел к окну.

— Учитель, я не хочу сказать, что каноны и заветы Древних не имеют для меня значения, я просто пытаюсь понять, почему мы не можем хотя бы попытаться вразумить тех, кто ослушался единожды. Смерть — это не единственный выход, разве не так?

— Нет, не так, Ирма. Боюсь, я разочарован. Ты всегда казалась мне бесстрастной, но, видимо, я сам допустил ошибку, разрешив тебе отношения с тем карателем. Это всё чувства, что ты испытываешь к нему и к своей новой ученице, к этому источнику ужасного магического непостояннства. Ты забыла свой долг. И я не знаю, что мне теперь делать с тобой.

Ренор повернулся к ней, и, взглянув в его глаза, Ирма впервые в своей жизни поняла, что сейчас у неё только один выход, и этот выход никак не входит в её собственные планы. Она почувствовала лёгкое дуновение, пронёсшееся мимо её лица, «он отправил весть, за мной сейчас придут». Сердце участило свой бег, не понимая, что происходит вокруг. Она закрыла лицо руками.

— Учитель, я никогда не подводила Вас, вы же знаете, что я предана нашему делу.

— Твои слова говорят об обратном, и я не намерен дать этой ереси расползтись дальше, я просто не вправе.

— Ереси? — Она вновь подняла взгляд на своего наставника, и словно увидела его в первый раз: это был совершенно чужой ей сильв, находиться рядом с ним вдруг стало просто невыносимым. Обида волной захлестнула её.

— Значит, — сказала она надтреснутым голосом, — значит, когда я была нужна, вы спокойно мирились с моими чувствами, а теперь, стоило один раз о них сказать вслух, вы хотите запереть меня и обвиняете в ереси?

— Успокойся, так будет намного лучше для тебя.

— Успокоиться? — Ирма поднялась на ноги. — Вы всю жизнь контролируете действия окружающих, и мои не исключение. Я что же дала вам повод только теперь?

— Нет, не только теперь, Ирма. Но ты нашла её, а нам просто необходимо было разобраться, что же представляет из себя эта твоя Тин. Ты развила в ней определённые способности, научила её читать разум, но и мы теперь можем более спокойно читать её. Так проще контролировать силу, что сосредоточена в этой юной особе. И да, Ирма, на этот раз мы не будем отправлять столь ценный источник магии в Туманный край. Она сослужит нам хорошую службу, и всё благодаря тебе и твоему любовнику.

— Так вы просто использовали меня?

— Ирма, ты же сама буквально минуту назад сказала, что я контролирую всех. Да, можно сказать, что использовал. — Он тепло улыбнулся, от чего Ирму передёрнуло, ей казалось невероятным, что столько лет она просто шла на поводу у этого старого безумца, и вот пришла, наконец.

— И что же дальше? Что вы намерены сделать теперь со мной? — Вызов, с которым Ирма практически выкрикнула свои вопросы, удивил Ренора, его брови приподнялись, а на губах появилась почти неуловимая улыбка.

— Да, гордости и выдержки тебе всё-таки не занимать, очень жаль, очень жаль. Но для нас сейчас главной проблемой остаётся твоя первая сумасбродная ученица, которая хочет твоей смерти; не то, чтобы я был сильно против, но, покончив с тобой, она обязательно примется и за остальной Совет, это дестабилизирует магические потоки. Последствия, как ты знаешь, будут печальные. Я думаю, ты сослужишь ещё одну службу для общего дела.

Он приблизился, Ирма сделала шаг назад, но споткнулась о кресло и неуклюже упала в него. Холодные пальцы главы Советы прикоснулись к её щеке.

— Как говорится, убьём сразу двух зайцев.

  • Чепурной Сергей -Ты слаб... / Много драконов хороших и разных… - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Зауэр Ирина
  • Современные родители рассказывают старую сказку. / СТАРАЯ СКАЗКА НА НОВЫЙ ЛАД / Хрипков Николай Иванович
  • Для тех кто спит и видит сны / Аривенн
  • Москва - 2147. Обязательная Вахта. / Ли Филипп
  • Армант, Илинар - Зверушка / "Пишем сказку - 5" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Ссора / Позапрошлое / Тебелева Наталия
  • часть 1 / Ненаписанная история / Непутова Непутёна
  • Любовь Орлова умела скрывать секреты / Кинодивы умеют хранить секреты / Козлов Александр
  • Как мы ждали прибавления (из мемуаров одного знакомого кота) / Мемуары кота Маркиза / Маруся
  • Скоро Рождество / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Воплощение / В ста словах / StranniK9000

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль