Kartusha - Предначертанное

0.00
 
Kartusha - Предначертанное

***

Она бежала босыми ногами по белым нежнейшим, как перина, облакам, простирающимся до горизонта. И не было им конца. Над головой раскинулось такое голубое небо, что в нём растворялось всё, стоило лишь на него взглянуть или дотронуться.

Яркий и чистый солнечный свет, словно новорожденный, делал этот мир божественным и священным.

Санья бежала навстречу к свету, ведь её имя означало «солнечная». Ноги слегка погружались в мягкие взбитые сливки облаков, но казалось, что всё вокруг просто сон. Она знала, что на границе света и тьмы, являющий собой безмятежье и вечную мудрость, её ждал Призрачный дракон.

Она часто приходила к нему. Только с драконом девушка могла делиться своим внутренним миром — он был таким необъятным и непостижимым, что хотелось с кем-то побеседовать о нём, подарить всю многогранную красоту.

Отправляться в путешествие всегда скучно одному.

Когда Санья попала сюда впервые, прорвалась сквозь завесу глубокого сна, она испугалась бесконечной тишины и одиночества. Но неожиданно среди белоснежных барханов девушка встретила его. Призрачный, пронизываемый слепящими лучами, дракон казался лишь оазисом и причудливой застывшей фигурой из сказок. Но, увидев странную гостью, он заговорил:

— Редкие люди сюда попадают. Что тебя привело сюда, милое дитя?

С той поры в самые тяжкие минуты, в тихие скучные часы и периоды бурной радости она появлялась в этом призрачном, но таком родном мире и бежала к другу обнимала его полупрозрачную лапу, делилась самым сокровенным. С драконом она шутила и смеялась, размышляла на философские темы. Иногда он давал ей советы или журил за необдуманные поступки, а она веселила его, рассказывая светлые и смешные истории.

Однажды Призрачный дракон спросил:

— Зачем ты приходишь ко мне?

Санья потупила взгляд и прижалась щекой к его шершавой лапе:

— В моём сердце живёт непонятный огонь, он нежно согревает меня и дарит радость, но я не могу поделиться им и обратить его в пылающий костёр. Приходя сюда и раскрывая тебе свой мир, маленькие искры вылетают из глубин моего сердца и превращаются в райских птиц, которые устремляются вниз, на землю. Они делают людей счастливыми, и мне от этого светлей.

Дракон склонил голову на бок и долго думал, а затем изрёк:

— Я вижу в тебе грусть. Надеюсь, то, что вызвало твой огонь, найдет тебя и ты сольешься с ним… Но ты не знаешь одного.

Призрачный дракон тяжело вздохнул и отвернулся.

Сердце девушки сжалось от неприятного предчувствия, и она ещё сильней прижалась к жёсткой драконовой лапе:

— Что же это?

Дракон погладил Санью по гладким русым волосам и тихонько сказал:

— Те, кто приходят сюда, постепенно исчезают и сами становятся призраками.

— Что же мне теперь делать? — девушка посмотрела на него глазами, полными слёз.

Призрачный дракон взмахнул хвостом и разбил им пушистое облако:

— Выход только один: тебе нужно перевоплотиться в иную форму жизни. Тогда ты останешься живой, хотя уже никогда не будешь человеком.

Кристальная слеза скатилась по щеке: как же она об этом не подумала? Погружаясь всё глубже во сны, девушка теряла нить с реальным миром.

— А как же огонь? — Санья испугалась.

Дракон улыбнулся и изрёк:

— Я думаю, что предначертанное узнает тебя в любом облике, оно помнит тебя, ведь это оно подарило тебе часть себя.

Девушка успокоилась, и её глаза наполнились счастьем:

— Тогда я хотела бы стать цветком.

— Да будет так! — Призрачный дракон понимал, что это единственное, что он может сделать для спасения Саньи.

Превратившись в волшебный алый цветок, растущий на огромном лугу, Санья расправила сочные листья, с наслаждением впитывая солнечный свет.

Бутон был совсем юным, ещё не набравшим силу и не раскрывшим неземную красоту. Огонь, пылающий внутри, оказался волшебным — призрачный мир таил свои секреты и загадки.

Именно поэтому, в тот самый момент, на лугу появилась колдунья, что-то напряжённо выискивая. Увидев волшебный цветок, она довольно улыбнулась и сорвала его, пытаясь не повредить.

Позже она отдала этот цветок юноше, которого за дерзость заколдовала и превратила в чудовище.

Санья осознала свою печальную миссию: она должна была стать надеждой для юного принца, а в случае неудачи — возвестить о конце отмеренного срока и погибнуть, оставив его навеки в звериной сущности. Лишь только любовь девушки могла разрушить колдовские чары. Тогда бы чудище преобразилось в юного принца. Но кто полюбит чудовище?

Альгерд — так его звали.

 

***

Стены замка были холодными и неприступными. Плющ и вьюны навязали переплетения сквозь продутые трещины стыков камней. Массивные плотные шторы, покрытые толстым слоем пыли застыли, словно серые плиты. Резная и золочёная мебель викторианской эпохи выглядела блекло, обрамлённая кистями паутины. Они раскинулись столь густо, что стали похожими на призрачный тюль забвения, обволакивающий самые последние крохи угасающей жизни.

Единственный канделябр с горящими свечами на перламутровом столике служил намёком на то, что здесь обитает живая душа.

Альгерд сидел в массивном кресле, положив мохнатые лапы на подлокотники и наблюдая за игрой теней, выпрыгивающих из дрожащих огоньков.

Санья раскрыла свой бутон, лепестки которого светились алым дивным цветом. Узкая фарфоровая ваза с цветком стояла на отдельном хрустальном столике у самого большого зашторенного окна. Заколдованный принц не смотрел на неё — он и так знал, что лепестки вот-вот начнут опадать. Зачем всё это? Он уже давно привык и смирился.

Иногда они разговаривали. Зачарованная девушка жалела принца и пыталась поддерживать его жизненную силу, пока надежда ещё не угасла.

— Как могут сойтись две такие разные сущности, — размышлял он. — Я — зверь и прекрасное создание, хрупкое и ранимое?

— Альгерд, мужчина и женщина отличаются энергией и природой, но, тем не менее, служат гармоничным дополнением друг другу, как водоворот самой жизни. Женщина — земля, а мужчина — река, которая её питает и дарит плодородие, — алый цветок слегка раскачивался, играя лепестками.

Чудище рассмеялось, но его смех был подобен рёву раненого животного:

— Сюда никто не придёт. Лишь ветер и бледный свет луны останутся моими вечными спутниками.

Санья замолчала: Призрачный дракон сумел бы подобрать нужные слова и разрушить заледеневшие преграды в душе этого неприступного юноши.

Неожиданно Альгерд напрягся: в замке скрипнула входная дверь.

— Да такого не может быть! — чудище будто оцепенело, раскрыв безобразную пасть. Зачарованная девушка молчала, но её бархатистые лепестки затрепетали: неужели?

Придя в себя, заколдованный принц в обличье зверя осторожно выскользнул за дверь.

Рёв и грохот, крик незваного гостя — Санья поникла: Альгерд его на куски разорвал.

— Дай мне силы, мой дракон, дай мне силы…

Будто в ответ на её просьбу, сияние стало гораздо ярче, вспыхнуло, но тут же поблекло — алый лепесток медленно сорвался и, нежно паря в волшебном свете, упал на запылённый хрустальный столик и погас…

Цветок вздрогнул: посыпался песок времени. Это означало, что час пробил. Если Альгерда не полюбит девушка в ближайшее время, он так и останется чудовищем.

На рассвете скрипнула дверь в комнату алого цветка. Мохнатое чудище устало взмахнуло лапой, чтобы зажечь догоревшие свечи. Колдовские чары работали исправно: свежие восковые свечи с ароматом давно забытых трав загорелись тёплым огоньком. Альгерд вскочил с любимого кресла, вцепившись в косматую голову — чёрный съежившийся лепесток вызвал приступ отчаяния.

— Успокойся, — Санья была предельно осторожной и пыталась успокоить юношу. — Лепестков ещё предостаточно, а у тебя появился шанс. Что ты сделал с гостем?

Страшное существо всхлипнуло и опустилось в массивное кресло:

— Это старик. Я его слегка припугнул — давно я не видел людей, а они не изменились. Как он испугался!

Чудище рассмеялось.

— Но он жив? — цветок вспыхнул.

Альгерд посмотрел на ипостась Саньи хитрыми глазами:

— Я бросил его в железную клетку. Когда страх этого недотепы притупился, я немного с ним поговорил. Он ехал с ярмарки, и у него есть дочери…

— Это ведь замечательно! — заколдованная девушка не могла сдержать радости.

Зачарованный принц усмехнулся:

— По крайней мере, я сделал всё возможное со своей стороны: я его отпустил, напоив зельем. Он знает о том, что если в течение трех дней не пришлёт ко мне одну из дочерей, то на рассвете четвертого дня умрёт.

— Ты думаешь, он сдержит слово? — голос Саньи задрожал.

— Откуда мне знать? — рыкнул Альгерд и выскочил из комнаты.

— Погибнет он, погибну я, погибнешь и ты, — донеслось до девушки, ставшей алым цветком. Пыль, потревоженная грозным чудовищем, поднялась облачком. Огоньки свечей, как искорки жизни, медленно изгибались в диком древнем танце.

Санья уже не печалилась: развязка близилась. Обдумав слова Призрачного дракона и поняв скрытый смысл, она знала, что для неё — путь один. Дракон хотел утешить и подарить надежду. На самом деле, предначертанное её не найдет, поздно уже, сны смыкали свой непроницаемый альков.

Растеряв все лепестки, девушка, наделённая волшебной силой, уйдет в призрачный мир. Она сохранит в своём сердце кусочек огня — ведь это самое дорогое, что у неё осталось. От такого не отрекаются. Вечность на грани безумия холодна и жестока. Быть может, это расплата за самое лучшее и яркое, что было в жизни.

Время замедлилось, зависло. Чудовище не появлялось в комнате, а свечи продолжали гореть. Зачарованная девушка отмеряла дни по опадавшим лепесткам — один в день. На исходе третьего дня юный принц ворвался в комнату. Смахнув когтистой лапой почерневшие лепестки, он погладил цветок. Санья оторопела:

— Она пришла?

— Да! — Альгерд готов был плясать, окрылённый надеждами. — Её зовут Гердой. Она явилась ко мне, наперекор отцу, он проболтался про наш уговор. Решила пожертвовать собой!

— Храбрая девушка, — встрепенулся алый цветок. — Но ты будь осторожней. Не забудь, зачем она здесь.

— Я помню! — взревел принц, но радость настолько его переполняла, что он улыбался, насколько могло улыбаться чудовище. — Я запретил ей входить в это крыло, но пригласил на ужин и даже показал библиотеку.

— Она тебя не испугалась? — удивилась Санья.

Заколдованный юноша гордо выпятил грудь:

— Значит, не все девушки одинаковы.

Алый цветок раскачивался от смеха:

— Ты говоришь так, будто являешься великим знатоком женщин!

— Этой мне достаточно! — чудовище скорчило гримасу и отправилось прочь. Свечи погасли, но алое мерцание цветка продолжало озарять комнату дивным светом. Тени сгущались, играя в загадочные игры. В замке было тихо. Свежая струя лесного воздуха пробилась в комнату, задевая последние лепестки.

Через несколько дней Альгерд примчался на пару минут поделиться счастьем:

— Я и не думал, что такое возможно! Милое создание и страшное чудовище стали друзьями. Моё сердце, моя сила вспыхнули и превратились в настоящий костёр. И нам так весело и радостно вместе.

Алый цветок промолчал и не стал напоминать, что осталось лишь пять лепестков. Но зачарованный принц и не заметил, а поспешил к долгожданной гостье.

Когда осела пыль, в дверях появилась темноволосая красавица: зеленые глаза горели изумрудами, а длинная чёрная коса спускалась до самых пят, голубой сарафан не скрывал гибкости стройного стана. Она была напряжена. Интересно, как ей удалось сюда пробраться, ускользнуть от бдительного принца?

Герда испуганно озиралась — её пугал этот таинственный и запретный уголок замка. Когда она увидела искрящийся алый цветок, её глаза расширились:

— Это чудо!

Девушка подошла поближе, чтобы рассмотреть диковинку, но тут пламя свечей взметнулось, и раздался рык чудовища. Альгерд уже был здесь:

— Я же запретил тебе сюда входить!

Девушка воинственно сложила руки на груди:

— Ты мне обещал, что твоё сердце полностью открыто для меня. И я хотела узнать, что тебя так беспокоит. Это ведь волнует и меня. А неведомое и сомнения увеличивают страдания многократно.

Заколдованное чудище стиснуло зубы:

— Всё равно, тебе сюда нельзя!

— А почему на этом чудесном цветке осталось всего пять лепестков! — тихо спросила Герда, потупив взгляд.

Альгерд буквально застонал и вышел из себя:

— Это тебя не касается! Убирайся прочь! Я тебя здесь не держу насильно! Ты свободна!

Красавица нахмурила черные брови и отчеканила:

— Ну, и прекрасно. Раз ты прогоняешь, я уйду. Как жаль, что чудесный цветок опадает.

Чудовище рухнуло в кресло.

— Возьми зеркальце, что я тебе подарил, — буркнул он и отвернулся, чтобы не видеть, как девушка уходит. Её башмаки застучали по ступенькам, когда она спускалась. Потом на опустевший замок навалилась тяжелая тишина.

Альгерд не выдержал и зарыдал.

— Может, она вернётся? — прошептала Санья, пытаясь скрыть падение очередного лепестка.

— Всё бесполезно…

В эту ночь чудище осталось спать в кресле. Зачарованная девушка сквозь волшебное пространство пыталась вызвать Призрачного дракона. Кого ещё просить о помощи? Кто услышит её крик, полный горечи и боли? Не для себя, но для него. Ведь то, что происходит с юным принцем, так важно. Они нужны друг другу — это бесспорно. Это разобьёт жизни обоих. Осталось так мало времени… Но Призрачный дракон молчал.

Два последних алых лепестка. Красное свечение было таким слабым, но чудовище уже не зажигало свечи и больше не входило в комнату. Может, Альгерд не выдержал и убил себя? Но звериный рёв изредка сотрясал холодные своды замка. Он жив, но сильно ранен.

В день, когда остался последний лепесток, заколдованный принц бесшумно пришёл. Он молча поклонился алому цветку и прошептал:

— Спасибо тебе за всё! Я рад, что ты была со мной. Я уйду сразу, после тебя. Ведь мы почти стали единым целым.

Лепесток вздрогнул:

— Магия нас связала. Как жаль, что я так и не сумела тебе помочь. Ты так был близок к счастью.

Слезы покатились из глаз чудовища:

— Ты многое сделала для меня. Если бы не ты, я бы уже давно обезумел. Но сейчас я знаю, что такое счастье и любовь. Это главное. Я попрощался с Гердой и сказал, как она мне дорога.

Волшебный цветок встрепенулся:

— Как же?

— Зеркало, которое я подарил Герде, может в любой момент показать меня. Она промолчала в ответ на моё признание, но была такой грустной, — принц печально улыбнулся.

— Я бы всё отдала, чтобы не дать лепестку сорваться, — Санья не могла промолчать.

— Я знаю. Спасибо, — Альгерд улыбнулся так, что зачарованная девушка едва не разрыдалась, если бы сумела. Чудовище закрыло глаза и стало ждать.

Время текло медленно, пламя терзалось, мысли сжались в одну — КОГДА УПАДЁТ ЛЕПЕСТОК?

Сколько прошло минут, часов? Может, осталось одно мгновение. Что будет с принцем? Он тоже попадёт в призрачный мир? Вряд ли, там никого нет, кроме дракона. Мир теней. А может, пророчество колдуньи не исполнится? Всего один лепесток. Сорвётся.

И тут свечи погасли. И Санья почувствовала, что больше не может излучать волшебный свет, её силы иссякают.

Комната погрузилась в полную тьму.

— Прощай, — раздался тихий голос принца.

— Альгерд, я с тобой и я люблю тебя, — голос, как дыхание ветра, как музыка солнца, прорвал и разорвал пространство. Она вернулась…

И сразу вспышка — упал последний лепесток. Санья почувствовала острую боль во всём теле: жизнь покидала её, вытекая из множества невидимых ран, наполняя тело пустотой и вечным светом. Только пустота. Но какая радость! Огонёк, что таился в сердце, остался, он пылал. И странное тепло растекалось по невесомому телу, которого уже и не было.

Призрачный мир. Пустота. А она — дитя Солнца. Рядом с Призрачным драконом.

  • Старая знаёмая / Берман Евгений
  • Выплетай / Четвертая треть / Анна
  • Роза / Нова Мифика
  • Даже Боги бессильны перед смертью / из Ниоткуда Человек
  • ... / Души из песка / Мнижек Юлия
  • Про туман / Фотофанты / Зауэр Ирина
  • Фокус тела / Вадиус Вадим
  • Чешуей покрылись птицы... / Линда
  • Лисовская Виктория - Дора / ОДУВАНЧИК -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Когда  сталкеры смеются / Рукавицин Михаил
  • Актерская баллада / Баллады / Зауэр Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль