Глава 20. Преданность.

0.00
 
Глава 20. Преданность.

К ночи погода ухудшилась. Шторм на море порывался выбить стекла из окон, но архитекторы Максимова были готовы к таким ситуациям. Дом скрипел и постанывал под гнетущими порывами ветра, но держался стойко.

Этой ночью я снова пыталась уснуть. Я сильно беспокоилась за Аврелия и слова Виктора меня изрядно напугали. Сконцентрировавшись, я старалась ни о чем не думать. Собрав все свои силы в одной крохотной точке в голове, зажмурив глаза и вслушиваясь в шум волн, я начала погружение в Измерение. И у меня получилось. Я словно Алиса из книги, падала в глубокую кроличью нору. Вот только, лишь бы нора не оказалась глоткой какого-нибудь чудовища. Звезды, как лошади на скачках, пытались обогнать друг друга. Перед посадкой мое падение ускорилось и все резко остановилось.

Первое, что я увидела, были серые глаза Аврелия и его широкая ладонь, нависающая надо мной. Его тяжелая рука схватила меня за шею и потянула мою голову к реке. Бурлящая холодная вода заискрилась перед моим носом.

— О, Господи! Умоляю, Айрис прости меня.

Я вроде успела что-то промычать в ответ, как Аврелий окунул мою голову в воду. Я пыталась вылезти наружу, но темная мутная толща и тяжелая грубая ладонь на затылке мешали мне. Мой наставник меня топил! Немыслимо!

Ледяная вода стала забиваться в ноздри, а я все еще не могла придти в себя после приземления. Я начала что есть сил вертеть головой, барахтаться руками и скинуть с себя Аврелия. Пальцы на шее сжались еще плотнее, стало больно. Воздух в легких окончательно кончился, рот автоматически раскрылся, но вода лишь больше заполнила легкие. Перед глазами пошли красные и черные круги, а тело стало тяжелым. Я перестала себя контролировать. И все же, на последнем издыхании, я пыталась придти в себя. Перед моими глазами окончательно все потемнело. Я, словно, начала засыпать.

Стой!

Засыпать?! Я ведь во сне. В Измерении! Только сейчас я поняла, что нахожусь во сне. Стойте, стойте! Я не могу умереть в Измерении! Я не могу умереть. В Измерении возможно все. Летать в небесах, лазить по стенам, да даже под водой дышать.

Немного сомневаясь, с опаской, я втянула в себя воду, полностью набивая ею легкие. Глаза сами собой раскрылись. Я дышала под водой. На вкус она оказалась как яблочный сок. Это как жидкий прохладный воздух. Силы вернулись, и я со всей сил дернула головой, но Аврелий все равно не сдавался. В запасе остался еще один вариант. Что там говорила Матильда? При нашем появлении в программе появляются и роботы. Ясное дело Аврелий решил меня утопить, чтобы Исследователи не явились по наши души. Я бы сама так поступила. Ведь только, Матильда и Мишель знают, как избавиться от роботов.

Повторный прыжок в окружении сбивает Исследователей с толку. Я еще раз сконцентрировалась. Вода, у лица закипела, и начала пениться, а ладони Аврелия на моих волосах завибрировали. В следующую секунду мы уже парили в пустоте и рухнули с огромной высоты в библиотеку в поместье Максимовых. В старом доме Аврелия и Виктора. Это первое место, которое пришло мне в голову.

Аврелий упал на спину. Он теперь так и лежал, распластавшись на персидском ковре. Весь мокрый, с открытым ртом. С выпученными глазами, он смотрел на меня. Все мое тело сжимали болезненные судороги. Я приземлилась на четвереньки. Оставшись в таком же положении, меня рвало речной водой и желчью. Меня трясло, мокрые волосы липли к лицу. Задыхаясь, я пыталась откашляться. В этот момент, Аврелий тихо подполз ко мне сзади и крепко прижал к себе.

— О, Боже. Айрис. Прости. Они были повсюду, я не знал, что делать. Я чуть сам не умер, пока пытался сделать это с тобой. Это…. Айрис. Я не смог ничего больше придумать. Я бы никогда так с тобой не поступил, если бы ничего нельзя было больше сделать. Я хотел остановиться. Лучше самому умереть, чем еще раз сделать такое с тобой. Айрис прости меня. Айрис. Я., — его голос сорвался на рыдание. Я в ужасе шарахнулась от него, но он меня не отпустил и еще крепче прижал к груди.

Вода каплями стекала по его лицу. Но Аврелий не плакал. Мгновение назад он пытался утопить меня как ненужного котенка, а теперь дрожал всем телом и боялся выпустить меня из объятий. Вот кто по настоящему плакал сейчас, так это я. Слезы градом катились по всему лицу. Меня все еще не покидало чувство удушья. А еще мне было страшно сидеть рядом с Аврелием. Он пытался убить меня собственными руками. Это ранило меня сильнее, чем болезненное приземление. Не знаю, чего мне сейчас хотелось сильнее ударить моего наставника чем-нибудь тяжелым по голове или убежать от него куда подальше. Или прижать к себе покрепче, ведь он погибнуть вместе со мной, но не очнуться как я. У меня остановилось сердце, и мой наставник мог лишиться жизни в программе и жизни вообще. Аврелий сам еще был в шоковом состоянии. Больше всего у него тряслись руки. Все мысли Аврелия как всегда были открыты для меня, в них читался страх.

— Айрис, ты должна проснуться. Они с секунды на секунду явятся сюда. Уходи. Прошу.

Он верил, что роботы будут нас преследовать и обязательно найдут. Я с головой окунулась в его страхи и беспокойство. Аврелий так боялся за меня, что попытался убить. Ему приносило нестерпимую боль, что он творил со мной. Но почему? Почему он не мог просто заглянуть ко мне в голову и увидеть открытие Матильды. Вывернувшись из рук, я оттолкнула Аврелия от себя подальше, как только смогла. Зачем меня надо было именно топить? Со всей силы, я лягнула наставника ногой в живот, от чего тот согнулся пополам, и в то же время я открыла для него свой разум. Все события последних дней и слова Матильды. «Все», что не могло коснуться Аврелия, и его прошлой жизни.

Со звуком втянув в себя воздух, парень вцепился пальцами в книжную полку. Мы никогда не разлучались так надолго, что поток мыслей просто сбил Аврелия с толку. Наше путешествие по Морфею, разрушение Детройта, моя нога и дом Виктора, зрение Матильды. Множество событий, о которых, он обычно узнавал каждую ночь. Теперь мой наставник, наконец, понял, что нам ничто не угрожает. Он облегчено, снова повалился на пол.

Горло все еще горело и булькало. Я попыталась выговорить хоть словечко.

— …И — и — иди…т.

— Что ты хочешь сказать, — Аврелий обеспокоено опять потянулся ко мне и коснулся ладонью моего мокрого лица.

— Аврелий. Ты полный идиот, — прохрипела я.

Еле добравшись на четвереньках до друга, я плюхнулась ему на грудь и крепко его обняла. Все еще трясущимися руками, Аврелий ощупал мою покалеченную ногу. Говорить было больно, поэтому я мысленно отправила все свои чувства, то, как сильно я по нему скучала и не могла дождаться своего возвращения в Измерение. Аврелий мне улыбнулся и ответил таким же сгустком теплых чувств. Но сквозь них я ощутило в душе наставника темное, мрачное пятно. Оно не гасило радости от встречи со мной, наоборот воспламеняло. Непонятное чувство горькое и липкое, оно просочилось в мои мысли и сбило дыхание. Оно тянуло и рвало Аврелия изнутри и не давало мне покоя.

Аврелий обвил мои щеки ладонями и придвинул поближе к себе. Его лицо было так близко к моему. Кончики носов соприкасались. Прохладное дыхание наставника касалось моих губ. На секунду Аврелий закрыл глаза, а когда открыл, в них была такая печаль. Теперь детально рассмотрев его, я приметила рваную одежду наставника и синяки под глазами. Он был таким же бледным, как и Матильда. Ни кровинки на лице. Желваки и скулы дергались вверх и вниз, а челюсть была плотно сжата. Но Аврелий не отодвигался от меня. Да и я не могла этого сделать.

— Айрис. Я очень тебя люблю. Если бы я был реальным человеком, то я непременно бы тебя нашел и увез подальше. Мне легче убить тебя понарошку, чем потерять в реальности. Твоя жизнь для меня важнее всего на свете. Обещай мне, что больше не появишься в Измерении. Кто-нибудь отключит машину, а пока постарайтесь не засыпать. Никому не давай спать, ни Барту, ни Матильде. Жуки-роботы не будут вас убивать. Если они вас поймают, то не выпустят из Измерения и застрянете здесь как Тролон или твой новый знакомый Виктор.

— Этого не случиться. Я тебе обещаю.

— Нет, — Аврелий первый отстранился от меня. Его голос стал строгим и повелительным. — Все и так вышло из-под контроля. Ты пострадала. Не ввязывайся в их войну, у тебя еще есть возможность отказаться. Не езжай в Россию. Что тебе там делать? Беги. Прошу тебя, Айрис, убеги от них.

Аврелий говорил пламенно, стараясь донести до меня всю важность своих слов, но на последней фразе затих. В нашем общем сознании пронесся образ моей искалеченной ноги.

— Правильно, — я грустно усмехнулась. — Никуда убежать я не смогу, у меня теперь обрубок и железка вместо ноги. Буду бегать только в Измерении.

— А Матильда только видеть, — прошептал Аврелий. — И то, это ненадолго ведь ты никуда от них не убежишь, а поедешь отключать машину. Вы отключите нас. Меня, Мишель, Табиду. Айрис, как же я без тебя? Ты ведь умерла тогда в вертолете, и я умер вместе с тобой. Я видел твое лицо, когда ты увидела меня живым. И ты собираешься собственноручно меня уничтожить? Не делай этого Айрис.

Казалось, до Аврелия только сейчас в полной мере стало доходить, что мы собираемся сотворить. Вся накопившаяся информация в его голове собралась воедино и стала одним яростным комом.

— Не будьте героями. Айрис, к черту человечество! Через пару лет люди снова найдут способ разрушить себя. Айрис, я ведь…, — в бездонных серых глазах Аврелия читался немой страх и преданность с любовью. У него не хватало кислорода для таких тяжелых слов, поэтому мой наставник перешел на мысленный разговор.

— «Никто из нас, ни Мишель, ни Табида, не говорили этого вам, но мы не хотим умирать. Я хочу остаться здесь. С тобой Айрис».

Мы совершаем гнусное предательство. Я совершаю его прямо сейчас. Я все время считала, что моя главная задача это освобождение Аврелия. Но ведь он, то об этом не знает. А если я скажу ему, то все Измерение вывернется на изнанку. Глупая неисправимая ошибка. Наши наставники верят, что мы уничтожаем их ради возможного сомнительного мира в будущем. Я хочу все рассказать. Прямо сейчас я так сильно этого желаю.

Затолкав все свои желания подальше, я посильнее блокировала свой разум от Аврелия, но парень прочитал все в моем взгляде.

— Ты стала такой скрытной Айрис. Открой свой разум, я все смогу понять.

Аврелий видит, как меня ломает рассказать всю правду. Минуту мы лежали на полу, в совершенной тишине прижавшись, друг к другу в библиотеке Виктора. В этот момент, в реальном мире, я находилась на втором этаже в этом же доме и спала в теплой постели. В реальности за окном бушевал шторм, а здесь полнейший покой и яркие звезды на безмятежном небе. Аврелий продолжал глядеть на меня, его лоб был прижат к моему. В его четко разложенных мыслях я отыскала кусочек еще свежего воспоминания. Как за ним гоняться жуки-роботы, а он раз за разом убегает искать меня. Его чувства такие искренние, нежные, теплые. Они для меня как открытая книга под лучами солнца. Я будто купаюсь в горячем молоке с медом.

Я знала, что если бы я придвинулась ближе, Аврелий бы меня поцеловал. Я сама этого хочу. Но так бы все запуталось еще сильнее. Я смогла найти лишь один выход из ситуации, и комок в горле вставал от того, что я должна была сказать. Это даже хуже, чем то, как Аврелий пытался меня утопить в реке. Подбородок предательски задрожал. Хотелось закричать: «Я не бросаю тебя. Я буду с тобой, ведь я тебя тоже люблю». Я бы очень хотела сказать такие слова и открыть ему всю правду. Я бы даже хотела молчать вечно и не говорить того, что мне пришлось сказать вслух.

— Если бы ты был живым человеком, я бы вытащила тебя из любого огня. Но…, — по краям глаз вытекли слезинки, Аврелий легонько стер их пальцами, оставляя на моей коже горячий след. Словно ожог. Я решила скрывать дрожь в голосе как можно дольше, притвориться, что у меня до сих пор болит горло. Я постаралась сделать голос четче и громче. Я возненавидела себя за это.

— Но, Аврелий, ты ведь никогда не был настоящим человеком. Ты всего лишь кусок программы, Измерения. Ты никогда не будешь реальным. От нас зависят миллиарды людей Аврелий. Если ты умрешь, никто этого не почувствует кроме меня, даже ты сам. Ведь тебя не существует. Только мне будет больно. Я не скрою, мне будет очень плохо без тебя. У меня сердце разобьется вдребезги, я умру без тебя. Я тоже люблю тебя Аврелий. Я не смогу ходить нормально до конца своей жизни, а Матильда видеть. Ты не понимаешь Аврелий, но реальный мир важнее Измерения. Я не стану убегать как всегда. Теперь точно не стану. Я не убегу. Мы закончим начатое нами дело и отключим машину.

Аврелий тяжело вздохнул, его всего трясло от злости на меня, моего предательство. Он смотрел на меня все время, пока я говорила, и продолжал смотреть на меня сейчас. Резко оттолкнувшись от меня, но встал на ноги и закрыл лицо руками и сильно сжал зубы, борясь с кровоточащей раной в душе. В его мыслях сейчас бушевала буря эмоций, и он пытался ее утихомирить. Ему было плохо. Так плохо, что я не могла не ненавидеть себя в этот момент. Я сделала больно самому близкому мне человеку. Неожиданно, Аврелий зарычал и со всей дури врезал кулаком по книгам на полке и деревянным доскам. Я подпрыгнула от испуга. Щепки и желтые листы разлетелись во все стороны. На кулаке наставника разодралась кожа и появилась блестящая кровь, но он не пытался ее остановить. По щеке Аврелия скатилась одинокая слеза, но парень сразу, же утер ее, шмыгнув носом, уставился в потолок и усмехнулся.

— Поздравляю Айрис. Ты больше не бежишь. Я же говорил тебе, что ты не трусиха, — засмеялся Аврелий сквозь слезы. — Ладно, забыли. Все. Так значит сегодня наш последний сон вместе. Я прошу только об одном, не забудь меня, когда все закончиться.

— Я никогда не смогу забыть тебя Аврелий, — прошептала я.

— Так почему мы оказались в этом месте? — заулыбался наставник, оглядываясь по сторонам. Он спрятал пугающие его мысли глубоко в голову. — Я не приводил тебя сюда лет семь.

— Ах, это, — я тоже улыбнулась и обвела взглядом комнату. — Не знаю даже. Просто в голову пришло.

Аврелий помог мне подняться с ковра, и тут же заявил, что если опасность нам не грозит, то можно и объесться мороженным. Он не умел скрывать своих мыслей от меня. Он не ощущал ненависти ко мне, только горечь и разочарование. Его разочарование еще страшнее. Оно ощутимо без слов, хоть Аврелий его и скрыл. Оно засело во мне как паразит.

Я бы не смогла избежать войны, как говорил Аврелий. Уже не могла. Даже если бы я и убежала, она меня окружила. Тьма подступила со всех сторон, и только здесь осталось последнее прибежище для меня и моего верного друга.

  • Глава 4 / Записки сумасшедшего / Профессор
  • СКАЗКИ ПРО ТАМАРУ сказка "Папины драконы" / Bandurina Katerina
  • Поврежденные люди / Нити времени / Анастасия Сокол
  • Илюзии / Рог / Олива Ильяна
  • Это наша реальность / Панков Максим
  • Бремя дара / Казимир Алмазов / Пышкин Евгений
  • Давно. Недавно / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • Перчатка / Сергей Власов
  • Подарок / Карев Дмитрий
  • Два сердца / Анна Михалевская
  • Глава 38. Последняя капля / Орёл или решка / Meas Kassandra

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль