ЧАСТЬ ШЕСТАЯ, глава II / СЕМЬИ: книга третья / Меркулов Андрей
 

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ, глава II

0.00
 
ЧАСТЬ ШЕСТАЯ, глава II

Глава II

 

Вечер в клубе оказался поворотным в жизни Вики. Известие о беременности любовницы Завязина, послужившей причиной полного разлада в семье друзей и поставившей их брак на грань развода, глубоко потрясло ее. Ситуация Полины со всей очевидностью проиллюстрировала Вике возможные последствия связи супруга с женщиной на стороне. Никогда прежде не смотрела она на измены мужа с этой точки зрения.

 

Вика начала жить с Ринатом с восемнадцати лет и на протяжении всего этого времени не переставала наблюдать его бесчисленные увлечения. Измены супруга были обидны ей, рождали возмущение и протест, но в то же самое время она понимала, что он любит только ее. Она видела это, еще больше чувствовала, и потому не рассматривала любовниц мужа как угрозу браку. Похождения Рината на сторону сделались для Вики самым что ни на есть обыденным явлением, неотъемлемой частью ее избранника, их совместной жизни, и она даже не задумывалась о том, что супруг, заинтересовавшись другой женщиной, может уйти из семьи. Для нее это было непостижимо. Она являлась женой Рината, а он ее мужем, и это представлялось Вике неизменной константой, такой же незыблемой, как то, что днем светит солнце, и даже еще более основополагающей, ведь как не крути, но с солнцем все же случаются затмения. Сама мысль о том, что измены супруга в конечном итоге могут обернуться разводом, привнесла бы в ее жизнь такое волнение, родило бы столь неимоверной силы эмоциональное напряжение, что подсознание ее начисто блокировало подобные соображения. Известные Вике случаи, когда мужья бросали семьи ради любовниц, казались ей чем-то далеким, почти нереальным, и она никогда не рассматривала их применительно к собственному браку. Но ситуация Полины в корне изменила ее мировоззрение. Это была не какая-то эфемерная семья — это случилось с ее знакомыми; и тем большее воздействие услышанное оказало на Вику потому, что стало совершенно для нее неожиданным: никогда бы не подумала она, что нечто подобное может произойти у Завязиных. Отчетливая ясная мысль, что связь мужа на стороне может вылиться в развод, завладела ею, кардинально трансформировав восприятие окружающей действительности. Измены супруга сделались для Вики не просто горькими чрезвычайно обидными оскорблениями, а потенциальной угрозой семье — всему, что у нее было. Посеянное на плодотворную, взрыхленную бесчисленными случаями неверности Рината почву это соображение начало стремительно разрастаться в ее сознании. Мысль об опасности любовных похождений супруга стала навязчиво преследовать ее, рождая постоянную тревогу и страх.

 

На протяжении двух месяцев Вика с все усиливающимися вниманием и опаской следила за мужем. Подозрительность ее теперь не имела границ. Она волновалась не только по каждому случаю задержки Рината на работе или отсутствия в выходные, но даже сколько-нибудь необычному его поведению, и крайне встревожилась, узнав о незапланированной командировке супруга. На следующий день после обеда не в состоянии находиться наедине со своими мыслями Вика, оставив детей дома, пошла в гости к сестре, сообщив мужу, чтобы по возвращении в N-ск он первым делом заехал за ней.

 

— Ты на машине что ли в командировку ездил? — только сев в автомобиль, поинтересовалась она у Рината.

 

— Да. Вызвали срочно и прямо с работы двинул.

 

— Что там случилось?

 

— Обходчику голень раздавило! Снова начали на нас валить: «не так оборудование смонтировано», «неправильно откалибровано». Тогда как он к этому станку никакого отношения не имел, вообще не должен был там находиться. Я минимум пять нарушений производственной инструкции насчитал!.., — сходу принялся рассказывать Ринат. Описываемое им происшествие действительно не так давно имело место на одном из подведомственных ему предприятий, и потому объяснения его звучали красноречиво и убедительно. Некоторое время Ринат делился подробностями, а закончив, тут же поспешил сменить тему. — С Юрком разговаривал. Сейчас за деньгами заедет.

 

— За синтезатор?

 

— Да.

 

— Ха-х! А мне Олька звонила. Хватает же людям наглости! Подсунули сломанный синтезатор, и еще умудряются названивать по поводу денег, — возмутилась Вика, взяв с полочки на передней панели чек.

 

Взглянув в него, она почувствовала, как что-то оборвалось внутри, сознание смешалось, а затем вдруг яростное негодование и злость на супруга овладели ей.

 

— Что это такое?! — обратилась к мужу Вика.

 

— Что такое?

 

— Что это за чек?

 

— Не знаю. Просто чек, — растерянно проговорил Ринат, еще не успев понять причины, взбудоражившей супругу, но нутром чувствуя что-то неладное.

 

— Просто чек?! Четыре бутылки пива и пачка презервативов?! С кем ты был?

 

— Не знаю… Это не мой чек… Может Артема. Когда мы с ним встречались, он покупал что-то.

 

— И чек тебе в панель положил?! Что ты врешь?! С кем ты встречался?!

 

— Да ни с кем я не встречался! — тоже вспылил Ринат.

 

— Чек пробит вчера вечером! Это у тебя командировки такие?!

 

— А-а-а… Наверняка его мужики с работы оставили… которых я подвозил…, — машинально продолжил было оправдываться Ринат, но тут же замолк, почувствовав, что своими сбивчивыми несуразными объяснениями лишь усугубляет ситуацию.

 

— Хватит врать! С кем ты был вчера?! Говори! С кем ты был?! С кем был?!!! — принялась как заведенная снова и снова повторять свой вопрос Вика.

 

Но Ринат уже ничего не отвечал, даже не смотрел на жену, хмурым пристыженным взглядом уставившись на дорогу. Понял он, что капитально попался: все было очевидно, и любые слова сейчас только бы навредили ему. Оставалось лишь терпеливо дожидаться, пока возмущение супруги не стихнет настолько, что можно будет инициировать примирение, в котором Ринат ни секунды не сомневался. Это было неизбежно — какая же могла существовать альтернатива?

 

— С кем ты был вчера?!!! — не получая ответа от игнорирующего ее супруга, пришла уже в полное смятение Вика. — Как ты смеешь вообще?! Я на четвертом месяце беременности, а ты по девкам шляешься!!! — в бессилии прокричала она. Слезы отчаяния выступили у Вики на глазах, и она отвернулась от мужа к боковому окну. Страх, тот новый всепоглощающий страх, который два месяца томился и зрел в ней, подошел сейчас как никогда близко, сделался до ужаса реальным, и она не находила ничего, что способно было хоть в какой-то мере унять его.

 

После того как супруга замолчала, Ринат смог несколько успокоиться и сосредоточиться на собственных мыслях. «Как я умудрился оставить чек в машине?!», — принялся досадовать он на свою неосторожность, вовсе не понимая, что сделал это, хотя и несознательно, но вполне намеренно.

 

Накануне у магазина, когда Ринат, обнаружив в кармане чек, собирался по привычке положить его в полочку на панели, мысль о возможной опасности начала проявляться у него, но тут же оказалась подавлена. На подсознательном уровне он чувствовал, что для сохранения привычных столь удобных ему поведенческих стереотипов следовало непременно поступить как всегда — оставить чек в машине, пусть даже это могло обернуться тем, что супруга узнала бы о его встрече с любовницей.

 

Измены были одной из главных составляющих жизни Рината, и он никогда не рассматривал их как нечто предосудительное. Он любил Вику и тот семейный уют, который давал союз с ней, но союз этот по большей части был возможен именно потому, что супруга мирилась с его нескончаемыми приключениями на стороне. Конечно, Рината тяготили конфликты с женой относительно случаев его неверности, однако они, по сути, представляли собой лишь обычные ссоры и никоим образом не угрожали семейной жизни. Вика принимала и прощала мужу все измены, и такое условие было абсолютно необходимо ему. Возможность при случае заниматься сексом с другими женщинами являлась зоной свободы Рината, которая не должна была ущемляться. Он не задумывался над этим прямо, но на уровне подсознания данный принцип был для него одним из основополагающих.

 

В глубине души Ринат понимал совершенно отчетливо, что выкинуть чек означало ограничить себя, свою свободу, положить начало пагубной тенденции следить за тем, чтобы супруга не узнала об изменах, которая привела бы к постоянному внутреннему напряжению, и, предвосхищая это, подсознание его тут же встало на страже привычной комфортной модели поведения. Как только перед ним возник вопрос: выбросить чек, чтобы избежать возможной ссоры с женой, или оставить его в машине, допуская конфликт, но при этом сохранить свою свободу, свои поведенческие стереотипы, а заодно в очередной раз напомнить супруге и отстоять свое право на секс на стороне, он тут же принял решение. Все это произошло в одно мгновение на подсознательном уровне, когда у Рината только начала проявляться мысль о том, чтобы выкинуть столь компрометирующий его чек, и, сразу подавив ее, он неосознанно, но уже намеренно положил его в полочку на панели.

  • Каждый в своем вакууме / Вашутин Олег
  • Голубинная помощь / По лезвию любви / Писаренко Алена
  • Осенняя фантазия / Васильков Михаил
  • Книга из тибетского монастыря / Матосов Вячеслав
  • Между / Лисовская Виктория / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Глава 1 / Мечущиеся души / DES Диз
  • Ночные солнца (Пальчевская Марианна) / Лонгмоб «Мечты и реальность — 2» / Крыжовникова Капитолина
  • Афоризм 144. Феномен антракта. / Фурсин Олег
  • Ритма не выдержать / Сказки о Ветре / Фиал
  • *** / Скат из проводов / Найко
  • Итоги читательского голосования / «ОКЕАН НЕОБЫЧАЙНОГО – 2015» - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Форост Максим

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль