6 Глава. Великий Лабиринт: Огненный зал.

0.00
 
6 Глава. Великий Лабиринт: Огненный зал.

 

 

Получается, мы Искатели Приключений?! Уж точно не безжалостные Охотники за наградой. Да и к Ловчим — неусыпным стражей порядка, нас сложно причислить. Но… это Куня настоящий любитель приключений! Мне же не особо нравится влипать в эти самые приключения, которые могут укусить за зад (как тот чёрный пёс!) или ужалить (как те огромные пчёлы!). Я люблю всё необычное. Однако необычные предметы и события неразрывно связаны с приключениями, так что от них никуда не деться. Эх, невезуха…

Боль между ног прошла, но теперь начал дрожать от холода… Зуб на зуб не попадал! Однако, судя по изображённому костру на вратах, за ними непременно можно где согреться! Везёт!!!

— К-к-куня, д-д-давай т-т-толкать в-в-врата, — дрожа от холода, отстучал чечётку зубами.

Врата не имели входных ручек и были высотой в три человеческого роста, но… как ни странно, открылись легко — с одного толчка!

Дыхнуло жаром… багровый отблеск пламени затанцевал на медной поверхности открытой створки.

Ох, как я сейчас согреюсь! Ох, как мне будет хорошо! И с гиканьем ворвался внутрь.

— Сбылась мечта идиота, — вырвалось у меня, когда осознал куда попал.

АДСКОЕ ПЕКЛО! Кроме небольшого пяточка возле врат, на котором мы приютились, всюду полыхало пламя (выше моей головы!). Жар стоял такой, — что стены плавились! Местами булькала и пузырилась лава…

Одежда вмиг высохла. Горячий воздух обжигал кожу, и напала такая сильная жажда, будто бы воду не пил — неделю!

— Куня, я уже согрелся, пошли назад, — развернулся на месте и направился к вратам.

С чавканьем башмаки отлипались от пола. Подошва плавилась!

— Ай! — вскрикнул я и запрыгал на одной ноге.

Левый башмак-то дырявый! В него стрела попала, когда для проверки высунул его над оврагом. И вот теперь прочувствовал — насколько горяч пол!

— Не получится выйти, — не глядя, ответил приятель.

А сам же засунул руку в пламя и с криком выдернул. Наверное, подумал огонь не настоящий. Ага, теперь вот дует на обожженную руку.

Повернулся к вратам и подошёл вплотную. Ах, вот что имел ввиду Куня! Они были крепко заперты. Дверной ручки нет и с этой стороны — а открывать их нужно на себя! Даже малейшей щели между створками нет.

Н-да… Пригласить-то пригласили, а вот выпускать явно не хотят!

— Друг мой любезный, скажи-ка, как нам выбраться из этого пылающего ада? — обратился я к нарисованному на одной из створки врат Стражу с длинными кошачьими усами.

Стоял он в гордой прямой позе с высоко поднятым подбородком (правда, во всех тех же обтягивающих жёлто-полосатых штанишках и тельняшке), и взгляд его был полон отваги! В руке тонкая и острая рапира, у которой изящный эфес выглядел так, словно молодые, гибкие побеги обхватывали кисть руки и защищали её от ударов вражеского клинка.

Согнув левую ногу, Страж будто бы стоял ею на невидимой ступеньке. Он на мгновение скосил на меня глаза и ещё серьёзнее, и отважнее устремил взгляд вперёд, и ещё выше приподнял тонкий меч.

Наверное, таким образом, он хочет сказать, что огненный зал (точнее АДСКОЕ ПЕКЛО!) пройдёт только смелый и отважный.

Обернулся, чтобы поделиться догадкой с другом и заодно посмотреть, чем он там занят. Вдруг уже куда-нибудь слинял!

— Навык тени: «Болотное пятно»! — чётко, по словам произнёс Куня, совершая магические знаки руками. Затем прижал обе ладони к раскалённому полу (и как не обжёгся!).

Тень, издавая звук: «тли-и-и-и…», расползлась жирной кляксой вокруг приятеля.

Куня довольно обтряхнул ладони друг о друга и вместе с пятном шагнул в пламя.

Ну вот… на глазах смывается!!!

— Эй, погодь! Не уходи один! — и побежал к нему.

А то вернётся потом с какими-нибудь лавовыми чудищами за спиной… Нельзя оставлять его одного, нельзя!

Повезло, он ещё не успел полностью скрыться в высоченном и жарком пламени.

— Куня, а я могу также идти по этой тени? — и взглядом указал другу под ноги.

— Нет. Это ловушка для врага. Если наступишь на тень, сразу начнёшь тонуть, как в болоте. Только я могу по ней свободно ходить… — Куня вскинул руки в извиняющем жесте. Мол, такой вот у меня защитный навык.

Тень, словно тёмная вода ночью, была разлита на полу, а друг стоял на чёрном круглом пятне легко и непринуждённо.

Н-да… ну да ладно, что делать-то, а?! Стал задумчиво потирать подбородок и ходить туда-сюда, около тени.

Через некоторое время пришёл к выводу, что необходимо найти свой путь. И в этом мне поможет — подсказка Стража! Подошёл к луже из лавы. Ух-ё-ё… всего передёрнуло от мысли, что решил туда ступить, — где лопались пузыри, вился дымок...

Вот так вот некоторое время стоял и набирался храбрости. Странно, но в отличие от большинства людей, которые чем дольше всматриваются в пропасть, тем больше в их сердцах вкрадывается страх, — я же с каждой минутой становился всё храбрее и храбрее.

— А, была не была! — взмахнул рукой, разбежался и прыгнул.

Приземлился в середине лавовой лужи. Вот те на! Стопой с дырявым башмаком ощутил гранитный пол (пусть и горячий!). Это что же получается: лава — иллюзия? А огонь? Протянул руку и погрузил в пламя.

— Ай-ай-ай… — мгновенно выдернул руку и затряс ею в воздухе.

Хорошо, что рубашка не загорелась! Теперь чувствую себя дураком: мало мне оказалось наглядного примера с Куней!

О! Кстати, мог ведь проверить лаву — не прыгая безрассудно! Бросил бы туда башмак.

А-а-а… Балда! Хлопнул себя по лбу. Хотя все мы крепки задним умом…

А надо сказать, хитро задумано — спрятать иллюзию лавы среди настоящего пламени (которое ещё и полыхает с человеческий рост!). Да… такой обман и не раскусишь!

Так, а теперь что получается: дабы пересечь огненный зал, мне нужно прыгать аки горный козлик? Расстояние-то между лавовыми пятнами о-го-го какое! Ну, выбора-то нет — придётся скакать!

Перед прыжками закатал штаны. Если обожгу ноги, то не беда — заживут! А вот любимые двуцветные штаны вряд ли где найду. Ибо они — редкость!

— Э-э-эх! — разбежался и прыгнул, снова разбежался и снова прыгнул. — Я козлик, козлик, козлик… — пел и танцевал перед прыжками, потому что подошва башмаков расплавилась! Стоял почти что босиком на адско-горячем граните!!!

Сквозь пламя прогулочным шагом на лавовую площадку ступил Куня.

— Здорово! Да ты умеешь танцевать шаманские пляски! — обрадовался за меня приятель.

— Ага, сам не знал! Пока не оказался здесь — на адской сковороде!!! — танцевал перед ним и кружил. — У тебя случайно в карманах обувь не завалялась? — с надеждой на него взглянул, отплясывая на месте дикие шаманские танцы.

К счастью, друг недолго копался в карманах и почти сразу же вытащил странные сандалии с деревянной подошвой, где снизу были присоединены два поперечных брусочка, с полпальца высотой.

На ноге сандалии крепились посредством двух шнурков, протянутых от пятки к передней части и проходящих между большим и вторым пальцем.

Блин, какие они неудобные… При ходьбе подошва — нисколечко не сгибалась!

— Других нет? — жалобно-просящими глазами посмотрел на Куню.

Друг отрицательно помотал головой.

Эх, невезуха… Ну да ладно, зато в голове родилась отличная мысль!

— У тебя есть хлеб, овощи, котелок? — предвкушая праздник живота, радостно похлопал друга по плечу.

Куня удивлённо взметнул брови, но ничего не спросил, а молча полез карман…

 

Мы удобно сидели на изысканных стульях из светло-коричневого дерева с красивой резной спинкой, ждали пока свариться овощное рагу. Я засёк время, когда всунул котелок в стену пламени и поставил его на нечто твёрдое, и теперь поглядывал на свои карманные часы — круглые, с кнопкой наверху и цепочкой снизу, конец которой крепился к поясу штанов — слева.

— Готово! — соскочил со стула и спрятал часы в карман. Железным хватом вытащил из огня котелок, приподнял крышку и оттуда сразу же вырвался пар. — М-м-м… божественно!

Черпаком наполнил глубокую тарелку и передал Куни, а когда накладывал себе, то грустно вздохнул:

— Эх-х… как жаль, что у тебя в кармане не оказалось стола.

Друг не донёс ложку до рта, опустил её в тарелку и озадаченно почесал затылок.

— Ча-па-па… не догадался.

— Ничего страшного, как только увижу хороший обеденный стол, то я тебе обязательно напомню! — проговорил с набитым ртом.

Овощное рагу было очень вкусным! Настолько, что не заметил, как стал стучать по дну ложкой. Ещё хочу! Встал со стула и наклонился над котелком, который был опустошён наполовину

— Среброкрыл, пока ты ешь, пойду-ка прогуляюсь! — радостно возгласил Куня, когда я накладывал рагу.

— А? — поднял голову, а того уже след простыл!

Ну не бежать же мне за ним с полной тарелкой в руках! А, будь что будет! Сел обратно на изысканный стул и продолжил трапезничать.

Внезапно на левой руке нагрелся серебристо-дымчатый браслет, и передо мной появилась девушка.

От неожиданности поперхнулся:

— Кха-ха… а ты кто?!

Наверное, мои глаза сейчас были похожи на два блюдца. Так удивился!

— Неужели успел меня забыть? Да… вот спасай тебя после этого, — незнакомка положила огромный палаш себе на плечо.

А, точно! Эта же она несколько раз спасла меня в кошмарах! Просто тогда не было видно её лица и… этих незабываемых волос. Такое чувство, будто бы в них пребывает живой огонь! Красиво танцевали язычки пламени, взметались искры, — и всё это внутри длинных локонов! Как такое возможно?! А глаза! Жёлтые, вместо зрачка — узкое голое кольцо. Как у того мечника, что одарил меня браслетом и предупредил о чём-то в конце. Хм… дай-ка вспомнить. Кажется, он приказал мне позаботиться о какой-то там Пламевласке.

Посмотрел на девушку с огненными волосами.

— Пламевласка?

Девушка мило улыбнулась.

— Да.

Ух-ты! Красавица! Правда, одета более чем необычно. Грудь обмотана ярко-алыми лентами с золотистыми искрами, только низ живота приоткрыт. Широкие, просторные штаны — тоже алые, а золотые язычки пламени украшали низ каждой штанины. Ремешки сандалий из красной кожи.

На обоих предплечьях завязаны чёрные шнурки. На правом красуется пушистая кисточка, на левом острый клык. Из-за левого плеча торчала массивная рукоять второго палаша.

Вот мне любопытно, а она настоящая? Протянул руку, чтобы проверить.

— Ай, больно же! — дёрнул руку на себя, но Пламевласка крепко вцепилась в неё зубами. Потом всё же разжала зубы и оттолкнула мою руку.

— Будешь знать, как тыкать в меня пальцем! — и угрожающе щёлкнула зубами.

И вот её мне защищать? Такую кусачую?!

— Я вот подумала и решила — за то, что спасла тебя в твоих же кошмарах, ты должен поиграть со мной! — довольно улыбнулась Пламевласка и полезла в кожаную поясную сумку, на левом боку.

Поиграть? Она что ребёнок? Кстати, сумка у неё по размерам приличная! И судя по нескольким выпуклостям, там лежали и круглые предметы. Мячи?

— Ня-няня, ня-няня… — пела счастливая мечница, когда копалась в сумке. — Да, самое то! Как трофей — не нужен, слишком слабым был монстр, а для игры сгодиться! — и с этими словами девушка вытащила из сумки… ЧЕРЕП.

— А… — опешил я и разинул рот от удивления.

Мяч где, мяч!.. Но вместо него счастливая Пламевласка держала в руках череп с длинными рогами и страшными клыками. Такого зверя не видел даже в свитках! У тётушки в кладовке...

— Среброкрыл, сцепив руки перед собой, сделай круг, — попросила Пламевласка, а сама в это время правой рукой подбрасывала череп на воздух (в левой же всё ещё держала огромный меч).

— Что ты задумала? — недоумевал я, но выполнил просьбу.

— Хочу сыграть в игру под названием: «Забей черепок в кольцо»!

Пламевласка высоко подкинула над собой рогатый череп неизвестного монстра и… разрубила его.

Половинки черепа гулко упали на пол.

— Ой! Извиняюсь. Привычка! — скорчила забавную рожицу, высунула язычок и легонько постучала кулачком по макушке.

Озорно подмигнула и вновь полезла в сумку, из которой вынула второй череп, без рогов, но с множеством острых клыков.

— Ня-ня-я-я! — вскликнула девушка, когда ударила плоской стороной меча по подброшенному черепку.

БАМ-с! Соприкоснулись два черепа — мой и неведомого монстра.

— Ой! Мимо, — прижала она ладонь к лицу и покачала головой.

А через мгновение опять полезла в сумку. Видать, за третьим черепом.

— Знаешь, что-то мне не хочется играть в эту игру, — потирал я ушибленный лоб.

Надеюсь, шишка не вскочит.

— Аля-ля-ля… почему? — и так наивно, по-детски на меня посмотрела, что у меня слова в горле застряли.

Как ей объяснить, что не хочу, чтобы меня закидывали черепами?

Однако… её просяще-жалостливый взгляд пронзал моё доброе сердце не хуже острых стрел! Как быть!!! Мысленно схватился за голову.

Уже почти сдался, когда из стены пламени, справа, тихо ступая по чёрному пятну тени, вышел Куня.

Как только он заметил Пламевласку, то сразу же переменился. В его глазах сверкнул холодный отблеск убийцы, а в руках появился чёрный кунай.

Приблизился ко мне и тронул за плечо.

— А чего это тут делает мечерукая? Да ещё и с черепом в руке? — не отрывал он взгляд от черепа с длинной выпирающей челюстью, на который девушка удивлённо уставилась, будто бы не понимая, откуда у неё такой взялся!

— Понимаешь ли, тут Пламевласке захотелось поиграть, — смущённо почесал я затылок. — А кто такие мечерукие?

— Потом расскажу, — и обратился к мечнице: — Не знал, что кому-то из легендарного рода интересен бой со слабым противником!

Он что — думает, она хочет сразиться со мной?

— Пламевласка, ау! Ты с нами? — оторвал я девушку от интересного занятия, она разглядывала дыру в черепе!

Создавалось впечатление, словно Пламевласка прикидывала в уме, мог бы её палаш оставить такой след или нет. Мол, я завалила хозяина этого черепа или нет?

— А? — она посмотрела задумчивым взглядом сначала на меня, а потом на друга.

Засунула череп обратно в сумку, вытащила из ножен за спиной второй клинок.

— Мне не интересны слабаки!

Ага, значит, то, что ей сказал до этого Куня, она всё же услышала.

— Предпочитаю охотиться на монстров… ЧРЕЗВЫЧАЙНО ОПАСНЫХ МОНСТРОВ! — положила оба огромных палаша на плечи и оскалилась, как дикий зверь. — Я — Пламевласка, из клана Смертоносный вихорь!

Друг хищно улыбнулся.

— Кунай смерти! — назвался он в свою очередь, и в его глазах мелькнул опасный отблеск.

Да чего это с ними? Можно подумать, они враги.

— Из клана Бесшумных убийц? — мечница вопрошающе посмотрела жёлтыми соколиными глазами.

Куня подтвердил коротким кивком головы.

Ой не нравиться мне всё это, — что-то назревает! На всякий случай встал между ними. А то вдруг подерутся!

Длинноволосая мечница хищно оскалилась.

— Пойду, прогуляюсь. Может, найду, кого покромсать! — и величественно развернулась на месте, шагнула прямиком в огонь.

Вот это да, такая Пламевласка даже на меня жути нагнала… Хотя, если вспомнить, то при наших первых встречах она мне тоже показалась довольно-таки пугающей!

— Среброкрыл, а я и не знал, что у тебя среди знакомых есть мечерукие! — восхищённо глядел на меня Куня, запихивая между делом в карман пустой котелок.

— Если они тебе нравятся, почему повёл себя так недружелюбно?! Или дело в Пламевласке? Знаком с ней? — вопросительно приподнял левую бровь.

— Нет, не знаком. Просто с мечерукими нужно быть осторожными, — они очень опасны! А восхищаюсь ими из-за Зорго — самым сильным мечником в мире! — громко воскликнул Куня, подняв указательный палец к потолку, а другой рукой заталкивал в карман стул.

То-то у него глаза сияют, как два зелёных фонаря!

Неусидчивый Куня уже вызвал теневой круг и бодро пошёл вперёд. Пришлось, как всегда, догонять. Хорошо, что огонь теперь был невысоким. Всего-то по пояс!

— Куня, а отчего вдруг представился Пламевласке другим именем?

Прыг-скок, прыг-скок… аки блоха, прыгал я с одной лавовой лужи на другую, а приятель шагал по тени с явным удовольствием, словно по гладкой мостовой.

— Я назвал ей полное имя — официальное, а тебе короткое — как меня дома зовут. Чего тут непонятного? — друг в полном недоумении пожал плечами.

— А понятно-понятно! Кстати, Кунай Смерти — грозно звучит! — восхищённо поднял я большой палец и подмигнул.

— Да не убийца я, не убийца! Даже из клана сбежал, когда мне дали миссию устранить кое-кого… — яростно полыхнули зелёным пламенем глаза друга.

Ого, так вот она какая — настоящая причина его побега. Там, дома из него хотели сделать убийцу!.. Так, решено! Теперь ни за что не покину Куню — за ним непременно придут его соклановцы! Захотят вернуть, но я им этого не позволю!

Оп-па!.. За всеми этими мыслями не заметил, как мы очутились на просторной площадке, сложенной из каменных плиток.

На дальнем конце виднелась высокая арка из белых кирпичей, а под ней закрытые массивные врата. По бокам стояли огромные статуи.

Подошли к вратам и захотели их открыть, как вдруг статуи ожили! Скрестили большущие секиры перед вратами.

— Стоять! Дальше вы не пройдёте! — молвил правый каменный страж.

Великаны, из красно-жёлтого песчаника, были такими огромными, что наши головы — лишь достигали их коленей!.. На голове (вместо волос!) у них росли ярко-зелёные кактусы — а на плечах верблюжьи колючки.

— Среброкрыл, придётся с ними сразиться! — предложил Куня, а сам тем временем погружался в тень.

— А ты куда? — с подозрением взглянул на него.

— Я это… с тыла нападу. Мы тениходцы не нападаем в лоб! — и поскорее с головой нырнул в тень.

Ага, снова всё оставляешь на меня одного! А может быть, и вправду нападёт с тыла?..

— Ур-ря-я! — сзади кто-то радостно вскрикнул.

Обернулся, а там Пламевласка глядела на великанов счастливыми очами. У неё прямо-таки звёздочки сияли в глазах!

Ещё раз радостно вскрикнула, низко наклонилась вперёд и быстрее ветра помчалась с широко расставленными руками, сжимая в каждой по огромному палашу с ядовито-зелёными лезвиями.

Остановилась между мной и великанами.

— Ха… — издала она жуткий утробный рык. — Добыча!

В три огромных прыжка оказалась возле левого великана и быстро-быстро мечами стала наносить удары по ногам, а потом в прыжках и по груди.

В эту минуту Пламевласка была похожа на разъяренный смерч.

Великан струхнул, отступил назад… но затем опомнился и принялся размахивать здоровущей секирой.

Мечница с лёгкостью уворачивалась и в ответ полосовала зелёными клинками.

Внезапно отпрыгнула назад. Подняла перед собой мечи, скрестила их и произнесла:

— Танец падающих листьев: «Дикий хоровод»! — взмахнула клинками.

Поднялся злой вихрь, который набросился на великана.

Из-за этой песчаной бури я не видел, что происходило с великаном. Песок попадал в глаза, больно бил по лицу… страшно выл ветер, люто бушевал… мой шарф трепетал на ветру, как флаг…

Неожиданно всё стихло, песок осел — и вместо великана теперь стоял каменный замок с изящными башенками по бокам!

— Миленько, — улыбнулась довольная Пламевласка.

Положила палаши на плечи и подошла к голове, что лежала на каменном полу возле замка. Подняла одной рукой (эту глыбу-то размером с её рост!), подбросила несколько раз в воздухе и грустно вздохнула:

— Эх, печалько… в поясную сумку не влезет — а такой трофей, такой трофей! — сокрушёно покачала головой.

И вдруг «трофей» в руке у Пламевласке заговорил, возмущённо метая молнии в глазах:

— Девушка прекратите хулиганить! Положите на место! — искренне выражала своё недовольство голова великана.

Пламевласка, словно бы и не слышала, ещё раз грустно вздохнула и забросила голову на острый шпиль одной из башни.

— Что-то устала… пойду-ка посплю, — и напоследок широко зевнула, показывая белоснежные зубки.

Стоило мечнице истаять в воздухе, как правый страж поспешил к товарищу.

— Кошмар! Изверги! Что вы наделали! Кирхе, ты как себя чувствуешь? — обеспокоено бегал великан вокруг замка.

Пока правый страж разбирал на кирпичики замок и тут же рядом собирал соратника, мы приоткрыли врата и прошмыгнули вовнутрь.

Интересно, а почему он нас обозвал извергами? Ведь нахулиганила Пламевласка! И ещё… когда это Куня успел появиться!

Пока шли по тёмному туннелю, решил спросить то, что мне не давала покоя:

— Почему ты назвал Пламевласку мечерукой? У неё же обычные руки! — взглянул на Куню, слегка полуобернувшись.

Не останавливаясь, друг заломил руки за голову, ответил:

— Потому что она из рода мечеруких! Вот ты видел её хоть раз без меча в руке? — вопросительно приподнял он бровь.

— Хм… — почесал я затылок и принялся ворошить воспоминания. — А ты прав, даже когда один из палашей торчал у неё из-за плеча, в ножнах на спине, то второй она непременно сжимала в руке.

— Во-о-от! — поднял указательный палец Куня. — И я о том же! По слухам, у них есть обычай: новорожденному ребёнку родители кладут в кроватку маленький деревянный меч, чтобы дитё с детства не расставалось с клинком. Оттого их и прозвали мечерукими!

У меня сразу же в голове возник образ, как маленькая Пламевласка на кухне кушает кашку: сидит за столом на табуретке, болтает ножками… и держит в одной руке ложку, а в другой настоящий меч.

— Ты чего смеёшься? — удивлённо посмотрел на меня друг.

— Да так, представил себе, как Пламевласка кушала кашу в детстве.

 

Из тёмного туннеля мы вошли в более просторный, светлый. Сбоку на стенах висели зеркала — самые разные: круглые, треугольные, многогранные… и были даже такие, что напоминали солнце с острыми лучами.

В каждом из них мы отражались по-разному: то с вытянутыми телами, то со сплющенными головами и большими глазами, а то и вовсе выглядели, словно сделаны из спичек!

Мы, что попали в царство кривых зеркал?.. А Куня-то как обрадовался — аж засиял от счастья!

— Да это же Зеркальный Лабиринт! — смеясь, он растянул рот пальцами и показал язык отражению, где у него туловище было похожее на лежачий овал.

— Так мы что — уже прошли Великий Лабиринт?! — с надеждой вгляделся в конец коридора. — А где обещанная награда?!

Куня повернулся ко мне с надутыми щеками и оттопыренными ушами, которые растянул руками.

— Нет, мы пройдём Великий Лабиринт только тогда, когда дойдём до зала с наградой, — там ещё перед входом табличка должна висеть! — и наставительно поднял указательный палец. — А это всего лишь его часть! — обвёл глазами подземный коридор с зеркалами на стенах.

Взглядом зацепился за большое и круглое зеркало в десяти шагах от нас и тут же сорвался с места, а когда подбежал, то остановился напротив. Радостно гикнул и наклонился вбок.

Ну-ка, ну-ка, что он там увидел! Быстренько к нему подошёл.

В отражении Куня стоял дугой, точно радуга. Головы не видно, будто бы в пол воткнул!

Ха-ха, забавно! Пойду-ка тоже развлекусь! И начал искать зеркало с очень смешным отражением.

Шёл по зеркальному коридору неспешным, прогулочным шагом… Как вдруг кто-то словно щёлкнул по мочке уха.

— Ай! — вскрикнул от боли и схватился за пострадавшее левое ухо.

Огляделся по сторонам — а рядом никого нет! Только Куня невдалеке строит смешные рожицы большому квадратному зеркалу.

— Ай! — снова меня кто-то ударил, но теперь по лбу.

Потёр его. Было ни сколько больно — сколько неприятно! Не выдержал и гаркнул:

— Кто здесь? А ну покажись!

А в ответ услышал довольный смех. Вот зараза-то! Кто у нас тут такой шутник?! Стал вертеть головой. Слева, в дальнем овальном зеркале успел заметить плевательную трубку в чьих-то руках.

— Ай!

Словно комар укусил в шею. Уже догадываясь, осмотрел пол под ногами… наклонился и поднял маленький шарик.

Так вот чем в меня стреляли! Но кто этот проказник?

— Ай!

Теперь негодник стрельнул в спину. Да кто же прячется в зеркалах?! Почёсывая спину, усиленно завертел головой.

Пройдя немного, замер напротив выпуклого шестиугольного зеркала. В отражении был не я — а Страж!

Улыбнулся мне, так что его кошачьи усы забавно вздёрнулись кверху, и приветливо помахал рукой. Затем поднёс плевательную трубку ко рту и дунул, что щёки надулись!

— Ай-ай-ай… — запрыгал я от боли на месте.

Вот же зараза! Не ожидал от него такого! Итить, как же больно-то… попал прямо в правый сосок! Вот не думал — что это самое чувствительное место! Неосознанно стал потирать сосок, а боль всё не унималась.

Дзинь-дзинь-дзинь…

Ура! Время пришло! Вытащил из кармана штанов круглые часы на цепочке. Щёлкнул на кнопку. Открылась крышка часов — 12.00.

Над циферблатом выскочил махонький соловей, который пропел:

— Пора завтракать, пора завтракать! — и скрылся внутри часов.

Я неторопливо вытащил из кожаного мешочка на поясе белоснежный платочек, заправил за ворот.

— Время наслаждаться сыром! — радостно воскликнул, держа уже в руках нож и вилку.

Полез в мешочек за главным блюдом. Лысенький ёжик! Абзац! Кошмар! Сыр кончился!!!

Метнулся к Куни.

— Спасай! Дай сыра! Срочно! — умолял я его, размахивая ножом и вилкой.

Друг непонимающе пожал плечами и — о, чудо! — сразу же вытащил из кармана целую головку сыра. Как будто заранее подготовился!

Захлёбываясь слюной прибежал обратно, сел скрестив ноги возле белоснежной скатерти (которую постелил на пол в первую очередь) и, наконец-то, взялся за сыр! Принялся отрезать тоненькие полоски, с аристократическим достоинством нанизывал на вилку и с превеликим удовольствием оправлял их в рот. Ням-ням, вкуснотища!..

Чем-то стрельнули и попали по затылку… теперь по щеке… в шею… А, неважно-неважно!..

После трапезы вскользь прошёлся платком по губам, соблюдая этикет. Ну, прям настоящий аристократ!

Убрал всё в мешочек и почувствовал АДСКУЮ боль.

— Ай-ай-ай… — заплясал на месте, почёсывая там, куда ужалили шарики.

Этот засранец знатно меня обстрелял!

— Надо же, как ты умеешь прекрасно исполнять дикий танец! — глядел на меня восхищёнными глазами друг с жёсткими волосами на голове, что стояли острыми голубыми шипами. — А я умею только так, — и начал проводить связки ударов руками и ногами, словно нападал на невидимого врага.

Я застыл в нелепой позе на одной ноге. Фигасе! Его боевой танец был настолько опасно-красивым, что вызывал в душе восхищение и даже зависть!

— Ай-ай-ай!!!

Страж — будто бы с ума сошёл! — принялся меня обстреливать, точно целая армия лучников! Возникнет в ближайшем зеркале, плюнет шариком и исчезнет — чтобы появиться в другом.

— Ай!

Моя задница! Как же больно! Схватился за ягодицу. Этот негодяй с каждой минутой стреляет всё сильнее и более болезней. Надо искать укрытие!

Под страшным обстрелом и звонким хихиканьем Стража мчался стремглав по пещерному лабиринту с зеркалами. Миновал уже сотню поворотов — но нигде не было места, чтобы спрятаться! Где? Где тут выход!!!

Бежал гулко стуча деревянными подошвами сандалий по каменному полу. Крутил головой во все стороны, высматривал укрытие.

— Стоять! — скомандовал сам себе, и с каким-то диким скрипом сандалии проскользили ещё немного по гладкому полу.

Трещина! Я точно её видел! Вернулся назад… Вертикальная трещина была узкой, но… надеюсь, не застряну! И с силой втиснулся вовнутрь. Не остановился на этом, а стал проталкиваться дальше.

В глубь протискивался с трудом, и уже поцарапал лицо о шершавую стену. Блин, как же здесь УЗКО!

Выбрался из трещины в тёмное место, похожее на глубокий колодец. Если попытаться вытянуть руки в разные стороны, то почти сразу же упрёшься ладонями в стены. Главное зеркал нет!

О, точно! Нужно же Куню сюда привести. Пришлось возвращаться…

Когда друг проходил мимо щели, ухватил его за рукав курточки и затянул вовнутрь.

— По-моему я нашёл выход! — прошептал (дабы Страж не услышал!) и вновь принялся протискиваться верёд.

После меня Куня выбрался из щели в тёмный колодец, и сразу же стало тесно.

— Полезу-ка первым! — предложил я и ткнул пальцем вверх, где светлым пятном белел выход.

— Конечно-конечно! — подозрительно сразу же согласился друг.

Хмм… ну да ладно, ещё раз взглянул наверх, затем звездой выставил руки и ноги в разные стороны. И начал подниматься, поочерёдно меняя одну из точек опоры на более высокую.

Как же тяжело… и до верха ещё далеко! Эх, хоть бы ниша какая-нибудь попалась на пути — тогда б отдохнул! Но увы, увы…

Спустя какое-то время едва не ухнул вниз от усталости. Ох-ё! Если упаду, то собью по пути друга! Надо собраться! До зубного скрежета стиснул зубы, обострил внимание и продолжил подниматься всё выше и выше, пересиливая себя.

Вдруг снизу что-то пролетело мимо, — это Куня закинул железную лапу с верёвкой наверх. Фу-ух, теперь-то будет полегче взбираться!

Силы уже были на исходе, когда, наконец-то, выбрался из колодца. С величайшим удовольствием распластался на гранитном полу, как на мягкой кровати. Зашибись!!!

Однако минут через десять забеспокоился: Куня всё никак не вылезал! На корточках дополз до края колодца и заглянул в колодец. Обалдеть! Приятель сидел на верёвочной качели и ножиком выкорчёвывал какой-то камешек в стене. Вот он извлёк его и положил в карман, потом стал крутить за ручку маленькое колёсико, которое было приделано к верёвке, и без малейших усилий начал подниматься.

Дурак! Какой же я дурак! Пыхтел, мучился… А надо было лишь глянуть, как там взбирался Куня, и тогда мой путь наверх проходил бы с удобством (пусть и сидя на чужих коленках!).

Друг выбрался наружу и убрал нужное для лазанья приспособление в карман. Затем встал в странную стойку, словно бегун на старте, только руками не касался земли, а держал спину прямо и вытянутой правой рукой указывал вперёд.

Его глаза возбуждённо засияли, и он радостно воскликнул:

— Трапа-па-па… Приключения ждут меня! — и сорвался с места, подняв клубы пыли.

Через секунду исчез вдали.

Ой, что-то тревожно стало на душе. Чую — он эти самые приключения притащит за собой! А… будь что будет! И неспешно почапал за ним.

Над головой мягко сияли кристаллы; сандалии гулко стучали по скалистому полу туннеля. В лицо подул холодный ветерок, от которого по телу пробежали мурашки: я ведь весь взмок, пока лез наверх! И, сказать честно, эти плутания по пещере уже изрядно утомили… Да и тяжёлый свод так и давит сверху. Кажется, вот-вот раздавит! Ну не люблю, когда вокруг одни лишь камни и нет зелени.

Вспомнилось, как наслаждался сидя на лавочке посреди красочного буйства Благоухающего Сада в родной деревне. Тоска острой спицей кольнула сердце.

Остановился, глубоко вдохнул. Ничего, вот найду сестру и лекарство для тётушки — непременно возвращусь! Только сначала надо попасть на этот Таинственный Остров…

Неожиданно впереди показался Куня, который бежал на меня, забавно размахивая вскинутыми руками.

— Яха-ха-ха… — радостно кричал он, и его лицо прямо-таки сияло от удовольствия.

За ним гналась разъярённая горилла, передвигаясь на больших передних лапах. Её глаза пылали от бешенства…

Если она его догонит, то разорвёт на части! А вот другу такие догонялки явно нравились. Для него это игра, что ли?! И кстати, где он нашёл в пещере гориллу?! Да и ещё её так разозлить!..

Радостно хохоча, приятель пробежал мимо.

Итить! Да ему нравится такого рода забавы! А мне что делать?! Бежать за ним? Сомневаюсь, что горилла также спокойно меня минует. Хмм… а достало уже! Всё, хватит! Устал уже постоянно убегать! Хочу драться! Прости горилла, но тебе сегодня просто не повезло.

Встал в боевую стойку: поднял руки, закрывая ими грудь и лицо; слегка согнул ноги в коленях. По телу пробежала горячая волна, — я весь жаждал схватки! Левая рука от локтя до кончиков пальцев кристаллизировалась (надо же, как вовремя!) и приятно потяжелела.

Алые грани красиво засверкали…

С шумом горилла остановилась напротив (вот-вот я же говорил, что она не пройдёт мимо!). Она подняла обе руки и сцепила их в замок...

Суровый суслик! Да она же хочет руками, как кувалдой, вбить меня в землю — по самые уши!!!

— «Длань Титана!», — гаркнул так, что со свода пещеры осыпались мелкие камешки, и нанёс удар кристаллизированной ладонью в мощную грудь гориллы.

— Пу-ухи… — выпучив глаза, она дугой улетела далеко вперёд.

— О, малость перестарался! Надеюсь, я её не убил, — вглядываясь вдаль, приложил руку козырьком ко лбу.

Кто бы мог подумать, что кристаллизарованная рука такая мощная!..

Внезапно по плоским граням быстро-быстро пошли трещины, и кристаллы мелкой крошкой осыпались на пол. Рука вновь стала обычной.

Эх… жаль, что превращение длится недолго. Зато теперь у меня есть свой собственный боевой навык! А то у Куни — вон их сколько!..

Пройдя с сотню метров, приблизился к горилле. Огромные руки были раскинуты в разные стороны, а грудь мерно вздымалась. Фу-у-ух… жива! Но лучше убраться отсюда подобру-поздорову.

Выход из туннеля вывел на небольшую площадку, за которой была пропасть. Однако посредине, на скалистой колонне, стоял островок. А за ним — через пропасть, виднелась белокаменная арка врат.

Замечательно! Их никто не охраняет, — нет стражей-великанов!

Рядом с головой пролетел кокос.

Что за на фиг!..

На островке стояла обезьяна, вооружённая фруктами, и кидала их в меня. Вскоре к ней подоспела подмога, её собратья. Пришлось отступить вовнутрь туннеля.

Так вот откуда появилась горилла!

Через минуту высунул нос и внимательно осмотрел островок. Высоко над ним — в своде пещеры, сияла огромная дыра, и оттуда до самого низа свисали гибкие лианы. По ним мохнатые проказники залазили наверх и спускались с фруктами в руках.

Внизу на островке другие обезьяны шумели, дрались между собой, но стоило мне только выйти из туннеля, как они тотчас объединялись и сообща начинали пуляться и палками, и фруктами, и камнями.

— Среброкрыл, видел на той стороне врата, — на них ещё тополь серебристый изображён? — вопрошающе посмотрел на меня Куня, прислонившись к стене (и когда только успел появиться?!), затем резко выбросил руку вперёд и, словно из воздуха, извлёк связку бананов (они уже и досюда долетали!). — Будешь?.. А зря, знаешь, какие они вкусные! — он оторвал один банан от связки и стал очищать его от кожуры.

— Врата-то я увидел, но тополя не разглядел: слишком далеко!

Глядя на то, как Куня с удовольствием лопает банан, начал сожалеть о том, что поспешно отказался.

— А… да, ты же человек! — хлопнул себя по лбу Куня, когда доел банан. — Всё забываю об этом.

Однако лестно слышать такое. Друг принимает меня за равного — за Иного! А ведь у них врожденные волшебные способности и… отличное зрение?..

— Те врата последние! — воскликнул Куня и на радостях широко взмахнул руками, разжал пальцы.

Кожура от бананов угодила мне в лицо.

— Прости! — извинился друг.

Я погрозил ему кулаком.

После мы вышли из туннеля и направились к подвесному мосту, перекинутому через пропасть, что соединял нашу площадку с островком. Это был единственно верный путь. Потому как на дальнем конце острова виднелся ещё один подвесной мост. Он-то и оканчивался каменной площадкой, на которой стояла арка с вратами.

— Надеюсь, обезьяны не смогут нам помеша… — не договорил, потому что… банан залетел мне в рот! — Тьфу… Ну держитесь! Вы меня разозлили!!! — потёр браслет на левой руке, из которого, насколько я понял, в прошлый раз появилась Пламевласка. — Ахалай-махалай, приди, явись ко мне, О Верный Джин! — взывал я, но… в ответ была лишь тишина. — Блин, ошибся. Всё-таки джины обитают в бронзовых сосудах, а не в серебряных браслетах.

Куня повернулся ко мне и удивлённо посмотрел.

— О, у тебя есть призывное животное? И… ты не знаешь, как его вызвать, так? Тогда я тебе объясню: укуси палец до крови, коснись им земли и назови имя своего призывного животного, — он радостно заулыбался, что смог помочь.

Я недоуменно уставился на друга.

— Это кто животное — Пламевласка?!

— А… ты хочешь вызвать ту мечерукую. Безнадёжно-безнадёжно… — помахал он рукой у себя перед лицом. — Не выйдет: во-первых, она одна из нас — Иных, пусть и в таком виде, похожим на призрака, а во-вторых, эти мечерукие такие своенравные.

— Да?.. Жаль, — вздохнул я.

И как нам пройти на ту сторону, если будем постоянно под мощным артобстрелом из кокосов и бананов? Эх… был бы у нас щит.

Тут одна из обезьянок подскочила к подвесному мосту и стала перепиливать канаты острым осколком камня.

— Эй, ты чего творишь! — швырнул в неё недоеденный банан.

— Не боись, Среброкрыл! — похлопал меня в плечо Куня. — Сейчас я разом их прогоню. Смотри, опля!

И как у настоящего фокусника, у него в руках внезапно между пальцами появились красные шарики, и одновременным движением обеих рук он забросил их на остров. Прозвучали хлопки взрывов. Весь островок стало заволакивать красным дымом. Обезьяны завизжали, бросились к лианам, толкая друг друга. Они так спешно взбирались вверх, как будто за ними гналась сама смерть.

— Ты что кинул? — повернулся я к другу.

— Бомбы-вонючки! — и так торжественно сказал, и столько восхищения было в зелёных кошачьих глазах, что стало ясно — это его лучшее оружие, которое он самолично создал.

Когда дым почти исчез, мы начали перебираться на островок. Идти по шаткому навесному мосту, который к тому же раскачивался, — было настоящим испытанием на храбрость!..

Ура, вот и твёрдая почва под ногами! Итить-колотить, как здесь воняет! Я закашлялся и прикрыл лицо воротом рубахи. Вонь стояла такая ужасная, словно сто человек разом пустили газы, наевшись перед этим горохового супа. И это от красного дыма, который почти рассеялся! Бедные, бедные обезьянки… Теперь понятно почему они так старались покинуть островок! Блин, аж глаза слезятся! Не помня себя помчался через весь остров, спотыкаясь о камни и путаясь в лианах, что громадным количеством свисали сверху.

Впереди показался второй навесной мост. Не стал перед ним останавливаться, а побежал по нему, крепко держась за канаты-поручни. От трения даже руки стало обжигать.

Наконец-то, достиг конца навесного моста и ступил на площадку, которая была вымощена бледно-жёлтыми гладкими плитками в виде звёздочек.

— Ура, спасён! — радостно крикнул и задышал в полную грудь.

Как же чудесен свежий, чистый воздух!

Когда надышался, взглянул на последние Врата (за которыми, по словам Куни, нас ждала награда). На тяжёлых, сомкнутых створках — в центре, выпуклым чётким рельефом был изображён тополь с серебряными листьями…

  • Мудрость Солона / По следам Лонгмобов-2 / Армант, Илинар
  • Е / Пробы кисти и карандашей / Магура Цукерман
  • Медянская Наталья - Их танец / Собрать мозаику / Зауэр Ирина
  • Красные холмы / Аэзида Марина
  • Экскурсия в "Ад". / Неверлен Артур
  • Зародыш в цистерне / Yershov Oleg
  • Поговорите с палачом / Горькие сказки / Зауэр Ирина
  • Скотобаза такая... / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский
  • Глава 13 / Арин, человек - Аритон, демон. / Сима Ли
  • Рыбалка / Стиходром 2012-2013 / Анна Пан
  • Чего хочет женщина / Абов Алекс

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль