Глава 8. Первый этап / Кровь демона. Арена Богов / Wolter Diana
 

Глава 8. Первый этап

0.00
 
Глава 8. Первый этап

Как только ты попадаешь в Верхний Ордис, оказываешься в центре внимания: ведь раз уж ты здесь, то либо ты участник Турнира Эредеса, либо выдающаяся личность. Участники здесь пользуются особой популярностью. Сам Турнир Эредеса — это нечто особенное для каждого жителя всего Верхнего Ордиса. В эти дни люди со всех островов съезжаются в Эредес, чтобы посмотреть на бои, а также подзаработать, делая ставки на любимых участников. Также для различных группировок и важных персон это шанс привлечь на свою сторону сильного Мага, предложив ему кругленькую сумму. Поэтому трибуны всегда переполнены Богами и мерзкими мужиками с золотыми перстнями на каждом из пальцев и их свитой.

Почти на всех каналах говорили об очередном начале Турнира Эредеса. Поняв, что ничего другого я не найду, я остановилась на одном из каналов. Милая девушка с белыми волосами сидела за стеклянным столом. По ее внешности легко можно было догадаться, что она Бог.

— Наконец, настал долгожданный Турнир Эредеса. Сегодня на Арене Богов пройдут первые бои между Магами. На данный момент число участников насчитывает четыреста семь человек. На первом этапе Бог Аурум планирует сократить это число до половины. Всего этапов насчитывается четыре. Кроме того, в этом году Турнир удивил всех участников нулевым этапом, о котором не предупреждали заранее. Потенциальные участники столкнулись со своими страхами, когда преодолевали портал в Верхний Ордис. По имеющимся данным, предоставленной Ассоциацией Турнира Эредеса, около тысячи Магов не справились со своими страхами и так и не попали в Верхний Ордис. Первый этап — бои между участниками. Они будут проходить на Арене Богов. Что представляют собой другие три этапа — для всех загадка. Но тем и интересней, ведь каждый год это проходит по-разному! Итак, а теперь посмотрим, как идут приготовления к первым боям, — справа от девушки появилось окошко, в котором показали уже знакомое мне здание. — Мы ведем прямую трансляцию с Арены Богов. Как видите, все приготовления уже завершены. Бои начнутся через час, но на трибунах уже появляются первые зрители...

Девушка продолжала освещать события, однако я уже не слушала. Информация о том, что оставался лишь час до начала Турнира, заставила меня вскочить с дивана и в быстром темпе собраться.

Как я могла забыть? Я захлопнула дверь номера и побежала в сторону лифта. Несколько минут я нетерпеливо стучала пальцем о стену, ожидая его прибытия, однако затем направилась к лестнице, снова переключившись на бег. Резко завернув за угол, я наткнулась на Шона, который бежал в мою сторону. Благодаря реакции каждого из нас, удалось избежать столкновения.

— Привет, Эбби! А я как раз за тобой! Думал, ты забыла про мой бой.

— Ты что? — нервно улыбнулась я, — Да как я могла? Как раз бежала к тебе.

— Ну, тогда вперед! — воскликнул Шон.

Я думала, что он будет переживать из-за боя. Кажется, зря волновалась.

Оказавшись у Арены Богов, мы переглянулись. Большое количество людей стояли у каждого из входов и создавали огромное препятствие. Мы подошли к одному из них и начали проталкиваться вперед. Оставив толпу людей позади, нужно было сделать лишь шаг, чтобы оказаться на территории Арены Богов, однако лысый мужчина в черном костюме внезапно остановил нас. Он поднял свою правую руку (в глаза бросился красный браслет) и воскликнул:

— Куда собрались? В очередь!

— Но мы участники! — сказал Шон и показал свой синий браслет. Я последовала примеру Шона и вытянула руку с браслетом. Человек махнул головой и пропустил нас. Вслед он выкрикнул:

— Знайте, что для участников есть отдельный вход. В следующий раз не пропущу!

Пройдя по коридору, мы очутились у самой арены, где совсем скоро должны были начаться бои. В центре находилось четыре огромные плиты, на которых, вероятно, и должны пройти бои. Трибуны уже наполовину были заполнены. У каждого их входов стояло по охраннику. Они все были в черных костюмах, и у каждого по черному устройству в ухе.

Я повернула голову к Шону. Он задумчиво смотрел куда-то в сторону. Нельзя было сказать, что он волновался. Думал он вовсе не о бое. В какой-то момент я вспомнила лицо Шона, когда мы были в кафе. Тогда и сейчас — я точно была уверена, что объект его мыслей был тот же.

— Шон… — только я заговорила, как трибуны начали топать и хлопать.

Я посмотрела на арену. Между плитами появился маленький пухленький человечек с лысой головой и светлыми густыми усиками. Он был одет в полосатый черно-желтый костюм, а в руках держал микрофон. Человечек поклонился, затем, когда трибуны затихли, заговорил с акцентом, изредка поправляя свои усики:

— Здравствуйте дамы! Здравствуйте, господа! Приветствую вас на первом этапе Турнира Эредеса! Я, Франсуа Беланже, буду с вами на протяжении всех этапов Турнира, буду озвучивать их для вас! — зрители начали хлопать. — Перед вами находится четыре площадки. Спросите, для чего они? Каждая площадка — это ринг. На каждом ринге будет проходить бой. Правила совершенно просты: на одном ринге сражаются два бойца. Тот, кто не в состоянии продолжать бой или же выйдет за пределы ринга — проигрывает. Также, если один из бойцов сдается, победа присуждается второму. Начнем же! — Франсуа достал из-за спины планшет и начал читать:

— На первый ринг выходит Рауль Марион. Его противником будет Фрэнк Бриггс.

Раулем оказался хиленького телосложения парень, его противник имел внушающие размеры тела. Оба бойца поднялись на ринг и стали нетерпеливо ждать сигнала к бою. Даже отсюда было видно, как Рауль трясся от страха в ожидании начала боя. Казалось, даже маленькое дуновение ветра смогло бы сдвинуть с места бедолагу.

— Да уж, Раулю не повезло с противником, — толпа рассмеялась в ответ на замечание Франсуа.

Комментатор подошел ко второму рингу и снова начал зачитывать с планшета:

— Далее, на втором ринге будет проходить бой Пола Гилмора и Оливера Вуда.

На второй ринг поднялись два Мага. Оливер был старше Пола лет на двадцать. Он держал в левой руке булаву. От одного вида оружия у Пола лицо перекосило, ведь парень имел в качестве оружия лишь маленький кинжал.

Франсуа ничего не сказал, только жалостливо выдохнул в микрофон. Он передвинулся к третьему рингу и зачитал следующие имена:

— Третий ринг — Пирс Рейган и Шон Брюне.

— Шон! — я посмотрела на друга, а тот лишь улыбнулся.

— Я пошел!

— Удачи...

— Да не волнуйся ты так, Эбби! Это только первый этап. Здесь большинство бойцов — слабаки. Им не победить Шона Брюне!

Его оптимизм передался мне, и я улыбнулась. Однако совсем скоро меня охватила тревожность. Увидев Пирса, я содрогнулась. Мужчина состоял из одних мускулов. Я перевела взгляд на Шона, стоящего на ринге, такого хрупкого по сравнению с Пирсом. Вот только лицо друга не выражало никаких эмоций: ни страха, ни облегчения, ни удивления.

Франсуа подошел к последнему рингу.

— Четвертый ринг — Лидия Раске и Андрес Сильва Эспехо.

Лидия была единственным представителем женского пола на всей арене. Темноволосая девушка была одета в довольно откровенный наряд: бордовый топ, который с трудом прикрывал ее прелести, черные короткие шорты и длинные, до колен, черные сапоги на шнуровке. Как только девушка показалась, стали слышны возгласы и посвистывания мужской аудитории.

Андрес же был мужчиной лет тридцати с ничем не примечательной внешностью. Он держал в правой руке копье.

Франсуа немного засмотрелся на девушку, а когда вернулся в реальность, выкрикнул громче обычного:

— Все участники уже на своих местах. Начнем же наш Турнир Эредеса!

В большой гонг, который возвышался над ареной, ударили, и одновременно на всех четырех рингах началось движение. Франсуа подошел к первому рингу:

— Итак, посмотрим, что происходит на первом ринге. Здесь у нас Рауль и Фрэнк. Что же это такое? Прошло всего пять секунд с начала боя, а Рауль уже стоит на коленях. Кажется, он что-то говорит. Подойду ближе.

Франсуа забрался на ринг на своих маленьких ножках и приставил микрофон ко рту Рауля. Оттуда доносилось тяжелое дыхание и тихие слова:

—… юсь.

— Что-что, Рауль? Говори громче, мы тебя не слышим!

— Сдаюсь! Я сдаюсь! Я проиграл, — Рауль тихо смеялся, опустив голову.

— У нас есть первый победитель — Фрэнк Бриггс!

Фрэнк принял победную позу: он поднял к небу свои громадные кулачища и заревел. При этом он больше походил на какого-то зверя, нежели человека. Трибуны снова начали топать и хлопать. Некоторые зрители особенно громко радовались. Видимо, те, кто поставил на Фрэнка немаленькую сумму. Комментатор пошел ко второму рингу, а Фрэнк исчез у выхода.

— На втором ринге бой тоже прошел довольно быстро. Пол Гилмор уже лежит в отключке. И снова победитель очевиден. Оливер Вуд также проходит во второй этап.

Снова трибуны зашумели, но Оливер их проигнорировал и молча скрылся из виду.

Франсуа приблизился к третьей площадке:

— На третьем ринге пока что ведет Пирс Рейган. Он без остановки нападает на Шона Брюне. Сможет ли Шон выстоять или же победителем окажется Пирс? Пирс наносит удар за ударом, а Шон… Погодите! Что же это? Только Пирс подумал, что победит, как Шон Брюне уклонился от последнего удара и атаковал в ответ! Вот парень стоит над телом Пирса и ухмыляется. Невероятное зрелище! Кажется, Шон Брюне играл со своим противником! У нас есть еще один победитель!

Шон подмигнул мне и улыбнулся. Мысленно я представила, как он говорит: «Конечно, я победил, ведь я Шон Брюне!»Уверена, он так и думает. Шон поднялся на трибуны ко мне.

— Шон, ты молодчина! — я протянула кулак.

— А то! — ухмыльнулся Шон и ударил своим кулаком о мой.

Я перевела взгляд снова на арену. Франсуа направлялся к четвертому рингу, но тут мимо него что-то пролетело. Вернее не что-то, а кто-то. По лицу Франсуа потекли струйки пота. Он медленно подошел к телу и дрожащим голосом сказал:

— П-поверить не м-могу! Боец Лидия Раске, такая хрупкая на вид девушка, вынесла своего противника за пределы ринга!

Франсуа начал двигаться в сторону Лидии. Затем он прищурил глаза и добавил:

— Кажется, она что-то держит в руках. О, Боги, это же кнут! Невероятно! Лидия Раске становится еще одним победителем сегодняшнего этапа!

Лидия гордо подняла голову и пошла прочь. Сразу после этого, стоило медикам приблизиться к проигравшим, те начали принимать здоровый вид. Их раны и травмы начали затягиваться на глазах у зрителей. Комментатор посмотрел на трибуны и сказал:

— О, я вижу ваши недоумевающие лица! Как вам прежде и говорили, на Арене Богов почти нельзя умереть благодаря браслетам. Также после окончания поединка все раны участников будут автоматически залечены.

— Он что, только что сказал «почти»? — я повернулась к Шону, но тот с открытым ртом внимательно смотрел куда-то в сторону.

— Шон? — я проследила за его взглядом и увидела Лидию, которая уже стояла на противоположной стороне арены.

— А? А, Эбби, да, что такое? — отвел наконец-таки Шон свои глаза.

— Так-так! Кажется, наш Шон в восторге от Лидии Раске? — ухмыльнулась я, скрестив руки на груди.

— Не понимаю, о чем ты, — Шон отвел глаза и почесал затылок.

Когда его взгляд вернулся ко мне, растерянность мигом испарилась. Он ехидно улыбнулся и пропел:

— А что на счет тебя?

— А что со мной? — непонимающе спросила я.

— Алан, это ты? Ты стал таким секси! — сказал Шон голосом на пару тонов выше обычного, а также играючи шевеля бедрами.

Я покраснела от стыда и выкрикнула:

— Не было такого!

Трибуны, рядом с которыми мы находились, повернулись в мою сторону. Я покраснела еще больше. Я взяла Шона за руку и поволокла подальше от трибун. Оказавшись в коридоре, ведущему к выходу из Арены Богов, мы остановились. Шон облокотился спиной о стену. Я подошла ближе, он нервно начал осматриваться по сторонам в поисках спасения. Шон медленно повернулся, чтобы уйти, однако я преградила ему путь к отступлению, прислонив свою ладонь к стене.

— Итак, осмелишься повторить, что ты там до этого говорил? — грозно посмотрела я на него.

— Эм, — сначала он растерялся, однако совсем скоро ситуация изменилась. В тот момент, когда чьи-то шаги начали эхом разноситься по коридору, Шон состроил невинный взгляд и промурлыкал:

— Эбби, может не здесь? Это как-то…

Я растерянно посмотрела сначала на него, затем на парней, которые стали свидетелями этой ситуации. Сначала они остановились, когда же я посмотрела в их сторону, отвели глаза и ускоренным шагом направились к выходу из Арены. До меня донеслось несколько фраз, брошенных ими:

— Вот бы все девчонки так приставали к парням.

— Дело говоришь, чел.

Я поспешно убрала руку от стены. Когда посмотрела на Шона, увидела ехидную улыбку.

— Ах ты!

— Извини, — буркнул Шон.

Любые действия в отношении Шона могли обернуться против меня, потому я только улыбнулась:

— Ладно, забудь. Лучше давай отметим твою первую победу.

— Что ж, а это мысль! — воодушевился Шон.

 

Прежде я никогда не пила алкоголь. Иногда я видела пьяных мужиков в нашей деревне. Они плелись из таверны и громко пели. Они всегда создавали проблемы. Тогда я и пообещала себе, что не буду пить, когда вырасту, чтобы не создавать проблем маме и жителям нашей деревни. Но сейчас я не в деревне и не вернусь туда больше.

Мы с Шоном опустошили бутылку вина. Сразу меня передергивало от его кислого привкуса, но после нескольких бокалов я привыкла к этому вкусу.

Мы разговаривали с моим другом о многом, о чем раньше не говорили. Шон и без того был довольно прямолинеен, но напиток придал больше смелости, поэтому некоторые вопросы выходили за рамки привычных.

— Так как далеко вы с Аланом зашли?

Внезапный вопрос подобного характера заставил выплюнуть последнее содержимое бокала прямо на Шона.

— Т-ты чего так внезапно?

— А что такого?

— Мы не встречаемся с ним! — я резко встала, чем напугала парочку за соседним столиком.

— Правда? — искренне удивился Шон. — Вот уж удивила! А так смотритесь!

— П-правда? — смущенная, я снова села на стул.

— Официант, еще вина! — крикнул Шон роботу, хотя для того чтобы его позвать, нужно было нажать на сенсорную кнопку на столе. Несмотря на это, уже через несколько минут на столе стояла еще одна бутылка напитка.

— Не думаешь, что это уже много? — спросила я, наблюдая, как Шон выпил бокал вина залпом. — И, кажется, вино пьют медленными глотками.

— Да не парься! — стукнул он кулаком о стол и потянулся за бутылкой снова. — Гулять, так гулять! Да и не опьянеем мы от такого количества!

Из-за моей неопытности я поверила своему другу, однако совсем скоро пожалела об этом.

— Слушай, вот ты такая хорошая! — говорил Шон заплетающимся языком, размахивая руками. — И сильная! И красивая! Ты достойна быть моим другом, как никто другой. Ты почти так же идеальна, как и я!

— Да что ты? — хихикнула я.

— Именно! Так что спрашивай, о чем хочешь! Отвечу на любые твои вопросы.

Я собиралась улыбнуться и предложить пойти домой, однако в памяти всплыло грустное выражение лица друга, которое я видела уже несколько раз. Я не должна была лезть в его дела, но мое любопытство взяло верх с безоговорочным отрывом.

— Зачем ты прибыл сюда? Только ли ради участия в Турнире?

Шон на мгновение затих, затем улыбнулся и сказал:

— Ты наблюдательная. Я расскажу.

Я придвинулась ближе, готовая внимать каждому слову.

— Я здесь, чтобы найти своего брата. Шесть лет назад он покинул деревню, чтобы принять участие в Турнире Эредеса. После того, как он покинул остров, связь с ним была потеряна. Если он все еще жив, то, вероятнее всего, где-то здесь, в Верхнем Ордисе. Так что, если я буду участвовать в Турнире, очень скоро он сам найдет меня. Если же нет, то право жить в Верхнем Ордисе, которое я получу после выигрыша Турнира, облегчит мои поиски. Это и есть моя причина.

— Вот как, — задумчиво ответила я.

— Но что насчет тебя? — Шон тыкнул в меня пальцем, затем сделал еще один большой глоток из бокала. — Ты точно не из тех, кто бросится на Турнир сломя голову ради жизни здесь.

— Ну…

— И в день нашего пребывания Бог Аурум и ты начали вести себя очень подозрительно, — пронзительный взгляд Шона, казалось, предупреждал о том, что пресечет любую мою ложь на корню. — Ты что, его внебрачная дочь или сестра, которую долгое время скрывали в стенах холодного замка?

— Шон, у тебя очень богатое воображение.

— А что-то у вас общее есть. Нос! И подбородок тоже! Ты, конечно, извини, но, кем бы он тебе ни приходился, от его взгляда мурашки по коже.

В какой-то момент я задумалась, а когда снова вернулась в реальность, Шон уже храпел, опустив голову на стол.

— Шон, ты правда невероятен!

Стоп! Шон заснул, а кто же его тащить будет? Я что ли?

Я попыталась разбудить друга: громко звала его, толкала, била по щекам, даже угрожала своим оружием, но тот лишь храпел и изредка вздрагивал. Тогда я безнадежно выдохнула и оглянулась. В кафе было еще много людей. Слава Богам, через пару столиков от нас я увидела троих парней, чьи лица я ранее уже видела в нашем отеле. Они собирались уходить.

Я подбежала к ним и попросила о помощи, указав на спящего друга. К счастью, Маги оказались дружелюбными и согласились помочь. Шон ранее уже упоминал, какой у него номер в отеле, поэтому нужную дверь искать не пришлось. Ключ-карта была в правом кармане брюк друга. Оказавшись в номере, в глаза бросился ужасный беспорядок. Казалось, парня ограбили или же он просто вывернул все содержимое своего гардероба на пол.

Когда Шон распластался на кровати, я поблагодарила парней и еще раз извинилась перед ними. Мы вместе вышли из комнаты и направились по своим номерам.

У двери своего номера я увидела чей-то силуэт. Приглушенный свет мешал распознать личность человека. Подойдя ближе, я узнала Алана. Он прислонился спиной к стене и скрестил свои руки на груди. Алан был без своего меча. Он увидел меня, и его губы расплылись в улыбке. Я непроизвольно ответила тем же.

— Ал, что ты здесь делаешь?

— И тебе привет. Жду тебя.

— И зачем ты ждешь меня? — я улыбнулась еще шире.

Боже, я что, флиртую? Что у меня с голосом? Он звучит так слащаво!

— Ты… — Алан удивился, — У тебя лицо красное. И глаза блестят…

— Твои тоже.

— Ты хорошо себя чувствуешь? Температуры нет? — Алан приблизился и приложил свою руку к моему лбу.

Это спровоцировало яркую волну мурашек по всему телу. Его рука казалась невероятно большой и теплой. Это тепло передалось в каждую частичку моего тела, а больше всего в сердце и живот. Непроизвольно я закрыла глаза и коснулась лбом его ладони.

— Кажется, горячий, — он схватил меня за руку и повел в сторону лифта. — Пошли к врачу.

— Стой же! — мне потребовалось немало сил, чтобы остановить его, — Я…просто немного выпила вина. Возможно, в этом причина, потому что чувствую я себя просто отлично!

— С кем ты пила? — Алан снова улыбался, однако от этого стало только жутко.

— С Шоном. Ты видел его в тот день, когда мы встретились. Парень с дредами, — я провела рукой над головой, неуклюже изображая волосы моего друга.

— Вот как, — его наигранная улыбка заставила меня почувствовать укол вины.

— С ним всегда весело. И-и сегодня ему понравилась одна девушка. Такой смешной был, когда наблюдал за ней! — я начала громко смеяться.

Боже. Что за бред я несу? К чему я сказала про девушку? Однако ответ я глубоко в душе знала. Так, я хотела показать, что Шон является мне только другом, как и я ему.

— Интересно. Но температуру ты все же должна измерить.

— Я видела градусник в ящике своей спальни. Сейчас измерю и вернусь!

В ускоренном темпе я забежала в свой номер и открыла ящик прикроватной тумбы. Как я и думала, там лежал прибор для измерения температуры тела.

— И как этим пользоваться? — я села на кровать и начала крутить его со всех сторон, пытаясь разобраться в том, как он работает.

Я обнаружила крышку на приборе и сняла ее, однако из-за этого вопросов появилось все больше. Инструкции нигде не было, поэтому я действовала наобум. Я нажала на кнопку и разместила градусник между губами — так делала когда-то моя мама.

— Это не такой градусник, — из-за спины послышался голос Алана.

Оказавшись напротив, он достал градусник из моего рта, нежно провел по волосам с левой стороны, заправляя их за ухо, и прислонил его к ушной раковине. Когда прозвучал сигнал, Алан достал прибор из уха и с облегчением сказал:

— 36,7.

Я ничего не ответила. В тот момент, казалось, я выпала из реальности — так мой разум отреагировал на его прикосновение. Я смотрела куда-то в пол и опомнилась только тогда, когда лицо Алана появилось в поле моего зрения. Для этого ему пришлось наклониться.

— Знаешь, я пришел, чтобы предложить тебе прогуляться, но, думаю, тебе лучше сегодня остаться дома, — он снова выпрямился и собирался направиться к выходу, однако я схватила его за руку, чтобы остановить. Когда же он посмотрел на меня, я поняла, что сделала это непроизвольно и теперь даже не знаю, что ему сказать.

— Я…хотела бы прогуляться, — я вскочила с кровати. — Алкоголь уже выветрился давно. И чувствую я себя просто прекрасно! Самый раз для вечерней прогулки!

— Вот это энтузиазм, — улыбнулся Алан. — Тогда пошли.

Людей на улицах было очень мало. Причина стала ясна, когда я посмотрела на часы — двенадцать часов ночи.

— Мы идем в какое-то определенное место? — догадалась я.

— Да.

— И куда же? — короткий ответ меня не удовлетворил.

— Кое-куда, — улыбнулся Алан, намеренно подогревая мой интерес.

Смекнув, что дальнейшие попытки выудить хоть какую-то информацию о нашей конечной цели — пустая трата времени, я сдалась и лишь молча следовала за ним. Спустя непродолжительное времени Алан остановился у какого-то стеклянного здания и развернулся в мою сторону.

— Закрой глаза, — с повелительными, не свойственными ему, нотками произнес Алан.

— Зачем?

— Хоть раз не задавай вопросов и сделай то, о чем я тебя прошу, — он говорил с улыбкой, но возражать совсем не хотелось.

Я послушно закрыла глаза. В какой-то момент на правом локте я почувствовала тепло. Это была рука Алана, медленно двигающаяся к кисти. Наконец его ладонь оказалась в моей. Только тогда Алан кинул «Идем» и направился в неизвестном мне направлении (скорее всего, в то стеклянное здание). Когда нога ступила на территорию здания, послышались различные голоса. Это сильно отличалось от той тишины, которая была снаружи.

— Побудь здесь. Я сейчас приду, — и Алан отпустил мою руку.

— Глаза все еще должны быть закрыты? — с надеждой на отрицательный ответ спросила я.

— Да.

Послышались отдаляющиеся шаги, а затем — голос Алана. Слова я не могла разобрать, но он определенно разговаривал с каким-то мужчиной. Сначала что-то спросил, затем дал утвердительный ответ. Далее последовали шаги, направляющиеся в мою сторону. Чья-то рука прикоснулась к моей ладони.

— Ал?

— Идем, — услышала я голос Алана и облегченно выдохнула.

Через пару минут мы снова остановились. Я услышала четкий звук механизма, а затем почувствовала, как мы начали подниматься вверх.

— Мы что, едем в лифте? — высказала я свою догадку.

Алан посмеялся.

— Не совсем. Можешь уже открыть глаза.

Приподняв свои веки, я непроизвольно ахнула. Мы находились на невероятной высоте. Все те небоскребы, что казались мне такими высокими и большими с земли (я даже запрокидывала голову, пытаясь увидеть их вершины), сейчас располагались подо мной, словно игрушечные.

Место, куда привел меня Алан, оказалось совсем не лифтом. Мы находились в Шаре — том самом механизме, на котором я зареклась прокатиться в свой первый день на острове. Ноги стояли на прозрачном диске, позволявшем нам увидеть все очарование Верхнего Ордиса.

— Как же прекрасно, Алан! — воскликнула я, не переставая осматривать город с высоты птичьего полета.

— Знаю, — улыбнулся он.

Как оказалось, Арена Богов находилась в самом центре города, а все здания расположились вокруг. Перед Ареной — площадь, на которой я совсем недавно встретила Алана впервые через пять лет после нашей разлуки. Чуть дальше я нашла кафе «У Морти», из которого пару часов назад мы с ребятами выносили пьяного Шона. Немного дальше — наш отель. Его было найти не сложно. Всего три здания по всему острову имели красные крыши, и только одно было так близко к Арене. Мия сказала, что ее отель называют «Ферма №3». Наверное, другие здания с красными крышами — тоже отели для участников Турнира, другие «фермы». Одна находилась на довольно большом расстоянии от Арены Богов, на самом краю города, и одна — чуть дальше нашей.

Эредес казался таким большим и прекрасным. Я успела прогуляться лишь по маленькому кусочку этого города, а ведь осталось еще так много интересных мест. Огни ночного города украшали Эредес, и не только его. Отсюда я могла видеть и другие острова тоже. Их было очень много, и все были соединены мостами между собой, словно огромная паутина среди облаков. А большинство мостов вело в Эредес.

Мы продолжали подниматься вверх. Когда преодолели самый высокий небоскреб, Алан сказал:

— Знаешь, а ведь сейчас мы выше Верхнего Ордиса, а значит выше всех, даже Богов.

— Наша мечта исполнилась, да? — улыбнулась я, запрокинув голову к небу.

Лишь сейчас, впервые за всю жизнь, я увидела звезды так ясно. Они были так красивы, как на картинках, которые я видела в детстве. Такой вид мне всегда казался чем-то нереальным. — — Так много звезд не может быть на одном небе, — думала я. Теперь я словно оказалась во сне — не могла перестать смотреть.

— Мечта? — не понял Алан.

— Помнишь, как мы лежали втроем с Эмили на холодной земле и смотрели вверх, мечтая оказаться здесь? Нас бесило то, что небо было плохо видно из-за бесконечных облаков и островов Верхнего Ордиса. Мы хотели увидеть его в истинном обличии. Увидеть звезды.

— Ах, эта мечта, — Алан спустился к диску и принял лежачее положение, направив свой взгляд вверх на небо, как тогда. — Теперь да.

Я последовала его примеру. То, что было высоко над нами, казалось намного прекраснее, чем огни ночного города внизу.

— Ал, — я повернула голову к нему и расплылась в улыбке, — спасибо.

Когда он повернул голову, его лицо оказалось невероятно близко. Он приоткрыл рот, собираясь что-то сказать, но, оказавшись в таком положении, передумал. Его лицо сначала выражало удивление, затем смущение, а после — решимость. Алан облокотился на руку и слегка привстал, приближая свое лицо к моему, сокращая между нами расстояние. Его дыхание, казалось, обжигало кожу, а взгляд парализовал все мое тело, в отличие от сердца, которое только усиливало свой ритм, как будто намереваясь сбежать.

Поцелуй. Он собирается меня поцеловать! Что же мне делать?

Однако я точно знала, что хочу этого. Мы больше не дети, и Алан перестал быть для меня просто другом в тот самый момент, когда я снова увидела его спустя столько времени. Что бы он ни делал по отношению ко мне, это заставляло сердце выстукивать бешеный ритм.

Я хотела его поцеловать, однако одна тревожная мысль не прекращала мелькать: поцелуй все изменит. Может повернуть все в лучшую сторону и превратить нас в нечто большее, чем просто друзей. А может испортить, разрушить нашу дружбу, перечеркнуть наше счастливое прошлое, превратив совместные воспоминания во что-то плохое.

Как поступить?

Однако поцелуя не последовало. Внезапно что-то задело наш Шар, Алан упал, так и не достигнув моих губ. Мне показалось, что он сильно ударился головой, поэтому я резко встала и подбежала к нему.

— Ты как?

— Плохо.

— Голова болит? Кровь есть? Дай посмотреть! — не дожидаясь ответа, я взяла его лицо в ладони и начала поворачивать его голову в разные стороны, пытаясь найти место ушиба, однако следов травмы не обнаружила.

— Не в этом дело. Хотя от твоих действий голова начала слегка кружиться, — улыбнулся Алан.

— П-прости, — я убрала руки и положила их на колени. — Тогда в чем дело?

— Момент был испорчен, — на лице Алана показалось раздражение.

— М-момент? — сначала я не поняла, однако когда до меня дошло, что он имел в виду, сильно смутилась.

Он со злостью посмотрел на объект, который задел нас. Это оказался другой Шар, в котором находились девушка и парень. Уловив настроение моего спутника, они извинились и в спешке улетели в другую сторону.

По какой-то причине ситуация заставила меня рассмеяться. Сначала Алан удивился, затем тоже усмехнулся. Совсем скоро мы забыли об этом инциденте.

— Как думаешь, как там поживает Эмили? — спросила я, внезапно вспомнив о своей подруге.

— Год назад я был в нашей деревне. У нее появился муж.

— Что? — удивилась я. — Но ведь ей на тот момент было всего семнадцать.

— Возраст любви не помеха, — улыбнулся Алан.

— Д-да, ты прав.

— Ты не поверишь, кто ее муж! — продолжал Алан. — Купер Мэтьюс.

— Не-е-т! Не может быть! Тот хулиган, который вечно над нами издевался?

— Да, ха-ха. Я тоже сначала не поверил. Но, заглянув в их глаза, мои сомнения испарились. Эбби, ты бы видела, с какой любовью они смотрели друг на друга! — Алан смущенно посмотрел на меня. — Знаешь, когда-нибудь может… — затем он перевел взгляд на вид острова, — Хотя забудь.

— Что? — любопытство разгоралось все сильнее.

— Нет, ничего, — смущенно ответил Алан.

— Ну что? — я приблизилась к нему, не унимаясь. — Что ты хотел сказать?

— Я забыл, — кинул он.

— Агх, — отчаянно выпалила я, — Боги, я теперь не усну! Как ты мог забыть?

Алан рассмеялся.

— А кого ты еще видел в нашей деревне? О, расскажи, что случилось с… — и мы болтали еще около часа.

Знаешь, когда-нибудь может и мы будем смотреть друг на друга такими любящими глазами, — пронеслось у меня в голове.

  • О Соловье-разбойнике (Армант, Илинар) / Песни Бояна / Вербовая Ольга
  • Völuspá - Зотова Марита / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Виноваты сами / Панда
  • пустая комната: / Соль - solo - also - зола / Йора Ксения
  • Петух Гамбургский / Записки чокнутого графомана / Язов Сэм
  • Плешивая осень. / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Когда я вырасту... / Стихи-2 (стиходромы) / Армант, Илинар
  • За нее! / Меллори Елена
  • Раздумья / Как я провел каникулы. Подготовка к сочинению - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Ульяна Гринь
  • В поход / Уна Ирина
  • Чёрный пеликан / Птицелов

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль