Глава 16 / Музыка мрачных квартир / Ясный Сергей
 

Глава 16

0.00
 
Глава 16

Опавшая листва под ногами уже не отражала той сказочной осенней красоты, которой приводила в восторг ещё месяц назад. В конце октября она превращалась в скользкий ковёр непонятного цвета и полностью соответствовала одному из самых грустных и некрасивых периодов года. Всё как будто умирало и погружалось в вечный сон. Вот и парк, по которому решил прогуляться Артём в этот субботний день и, который давно стал его любимым парком, погрузился в это унылое забвение. Только вечнозелёные сосны и ели, а также снующие туда-сюда в поисках запасов на зиму белки, хоть как-то обозначали здесь жизнь. Опавшие берёзы, подобно немногочисленным встречным прохожим, лишь грустно смотрели на Артёма то ли в надежде на что-то, то ли от отчаяния перед чем-то неизбежным. Прекрасная пора осени закончилась и ноябрьский мрак был уже не за горами и отменить его никто и ничто не в силах. После наступит чёрно-белая длинная зима, когда постоянно клонит в сон от чудовищного недостатка солнечного света и тепла. Но всё это время, весь этот депрессивный период, мы не унываем и силы нам придаёт другая неизбежность – наступит весна, дарящая жизнь, а за ней и лето, согревающее всё сущее своим теплом и яркой палитрой красок. А что если бы этой уверенности не было? А что если бы мы не знали, что весна обязательно наступит? Вот в жизни у любого из нас случаются периоды, когда кажется что мир для нас рухнул. Когда наступил мрачный ноябрь. И совершенно нет никакой уверенности в том, что твой кошмар, твоя чёрная полоса закончится с неизбежным приходом весны. Остаётся только верить в это и надеяться. Но далеко не у всех хватает сил на верну и надежду. Белочки же уже сменили свою лёгкую рыжую шубку на более зимнюю седовласую и, казалось, совершенно не грустили по поводу наступления мрачных и холодных времён.

“А может так и надо относиться ко всем этим неприятным мелочам, этой суете?” – мысленно спрашивал сам себя Артём, глядя на них.

И, действительно, оттого что мы будем убиваться по поводу и без, самолично замуровывать себя в плену у страхом, отчаянья и душевных переживаний не изменится ровным счётом ничего. А вот время потеряно будет и вместо того, чтобы сидеть потом довольными и с орешками, мы будем в голодном и холодном унынии кутаться в одеяло и сидеть в тёмном углу тёмной же комнаты с плотно занавешенными шторами. А потому надо верить. Без этого совершенно никак.

 

Так шёл в раздумьях, время от времени останавливаясь, чтобы покормить белок с рук, Артём и совершенно не ожидал той встречи, что вскоре должна была произойти. Иногда мы встречаем в своей жизни людей, которые едва ли оставляют свой след в нашей памяти, но зато эти “случайные люди” становятся своего рода проводниками на очередном перепутье наших жизненных дорог. Причём они сами этого даже могут и не понимать и не предполагать в большинстве случаев. Запускают механизм и исчезают в небытие, из которого и вышли. Безусловно, последствия их роли могут быть далеко не всегда радужными, но это уже как повезёт и какие сюрпризы судьба приготовила, ибо ничего случайного в нашей жизни нет и быть не может.

 

С Алексеем Протервиным и Владимиром Фидуцыным Артём учился в школе много лет назад. И то учился только в старших классах, а не как со Стасом Валидиным, с которым дружили они с первого класса. За время учёбы отношения у них сложились лишь приятельские и потому виделись они только от случая к случаю, да и то разве что первые семь лет после школы. Друзьями они стать не могли по определению. Алексей с самого начала был довольно нахальный, бесцеремонный парень, который без зазрения совести мог прилюдно поставить человека в неловкое положение. Этим самым, будучи в целом отнюдь не дураком и вполне пристойным человеком, он отворачивал от себя людей цельных и благородных, но кучами собрал вокруг себя раздолбаев всех мастей. Может потому, что по сути и сам являлся таким, что со временем стало более чем очевидным. Владимир же, напротив, более воспитан и умён, а потому дружил с Алексеем, что называется, по настроению. Когда ему хотелось почувствовать и ощутить себя плохим парнем в полной мере – он находил Алексея. Когда же интерес к тёмной стороне у него терялся, о просто исчезал из поля зрения, прикрываясь сильной занятостью и прочими мнимыми и явными причинами. И если вы встречали Алексея и Владимира вместе, то это означало что они затеяли нечто весьма туманное и неоднозначное. Потому когда Артём поравнялся с открытым кафе, расположенном в парке и заметил сидящих там за столиком Алексея и Владимира, то не слишком-то обрадовался. Даже несмотря на то что с последней их встречи прошло почти десять лет. Первая мысль была пройти незаметно мимо. И ему уже почти что удалось это сделать, как вдруг сзади послышался громкий хрипловатый бас Алексея:

— Доктор Верус! Артём Айболитович!

“Чёрт!” – нехотя развернувшись и притворяясь, что не понимает кто и с какой стороны окликает его, Артём уже понимал, что приятную прогулку ему однозначно испортили.

— Сюда, доктор, сюда! – вальяжно развалившись за столиком и размахивая руками, кричал Алексей.

Деваться было некуда. Артём изобразил недоумение и, нахмурив брови, двинулся по направлению к столику. Ну да, та оно и есть. Он ничуть не ошибся. Чем ближе подходил к этой парочке, тем отчётливее вырисовывались черты Протервина и Фидуцына, погрузневшие, но ещё легко узнаваемые. Они сидели и улыбались ему снисходительными улыбками, потягивая при этом пиво из бутылок.

— Лёлик, ты что ли? – изобразил удивление Артём, словно надеясь, что он всё-таки ошибся. – Вова?

— Ах ты, жалкий докторишка! – Алексей видимо считал что это очень остроумно и смешно. – Потерял последнюю память, штопая своих мартышек и прочих тварей? – Тут он буквально заржал как жеребец. – Ну, давай пять! Здорово что ли, пропащая душа?

Они пожали друг другу руки, но присаживаться Артём не спешил. Не было никакого желания присоединяться к этой парочке.

— Ну что стоишь как бедный родственник? – так же громко вопрошал Алексей. – Садись, поболтаем. Правда уже собирались уходить… Или уже не рад старым друзьям?

— Отчего же не рад, — спокойным голос ответил Артём. – Друзьям-то я всегда рад.

— А мы что же теперь уже не друзья? – лукаво прищурился Владимир.

— А вот сейчас и проверим, что в вас от друзей осталось, — улыбнулся Артём и решительно придвинув стул от соседнего столика, сел на него и закинул ногу на ногу. – Какими судьбами-то тут? Холодно же сидеть на воздухе и пиво ещё холодное пить. Сколько здесь не прогуливаюсь, ни разу вас в этом кафе не замечал.

— Да что тут делать в этой тошниловке? – махнув рукой пробасил Алексей и недовольный взор работника кафе казалось сейчас испепелит его. – Ехали мимо да и решили пивка по старой юношеской памяти хряпнуть, в кафешке, на свежем воздухе.

— За рулём и пивка? – удивился Артём.

— Да тут бутылочка всего. Это не считается.

— Как жизнь-то, Артём? – вступил в разговор Владимир. – Слышали женился.

— Это от кого слышали?

— Да так, не помню уж точно… Что-то вроде в интернете видел кто-то фотки свадебные твои.

— Нет, я не женат. Видимо спутали с кем-то. А сами как?

— Ну я-то уж и женился и развёлся, — прохрипел Алексей и задымил сигаретой. – Сын растёт Кирюха.

— Поздравляю! – пожал ему руку Артём.

— А у меня уж двое пацанов, — гордо заявил Владимир. – Как женился так и не разводился.

— Молодец! От души поздравляю тебя! – искренне порадовался Артём, а в душе отчего-то вдруг стало тоскливо и заскребли кошки. Хотя он догадывался отчего так.

— Работаю в одной фирме заместителем генерального, — продолжал Владимир. – Ну там долго объяснять. Разного рода оборудование и комплектующие поставляет оптовым заказчикам…

— А у меня свой клуб, — высокомерным тоном, выпуская табачный дым, перебил друга Алексей. – “Цезарь”. Слышал наверное.

— Если честно, что-то слышал, но не более того, — равнодушно ответил Артём, чем явно разочаровал Алексея. – Я по клубам просто не хожу. Интересы другие.

— Хех,- усмехнулся Протервин, делая очередную затяжку. – Зверюшки и прочие хрюшки?

— В том числе и они, — спокойно ответил Артём. – Да и сами интересы наверное иные. Книги, кино…

— Это самый крутой ночной клуб города, — видимо не давала покоя Алексею мысль, что он не произвёл ожидаемого впечатления на этого ветеринара. – У нас все “сливки общества” собираются.

— Это кто? – недоумённо спросил Артём.

— Ну ты даёшь, Айболит! – вновь усмехнулся Протервин. – Политики, “звёзды” шоу-бизнеса, “светские львицы”… Даже сам Горохов регулярно раз в месяц наведывается.

— А кто это? – вновь не скрыл своего искреннего удивления Артём.

— Ха-ха, — заржал Алексей. – Нет, Вова, ну ты слышал его? Да ты дурачок что ли, али с другой планеты, Артёмка? Да не делай вид что не знаешь Горохова.

— Я правда не знаю. Уж, извини.

— Самый богатый мужик у нас в стране, — заявил громогласно Алексей таким тоном, будто говорил не иначе как о божестве каком. – Ну один из самых богатых. Просто он особенно любит пиариться и бывать в центре всяких скандальных событий. Так что вот такой у меня клуб, Айболит.

— А что ж вы тут сидите, в холодной кафешке с не пойми каким пивом? – в свою очередь усмехнулся Артём.

— Я ж сказал тебе уже – юность решили вспомнить.

— А позволь спросить ещё кое о чём, без всякой зависти, но с искренним изумлением? – изображая простодушный тон, не отставал от него Артём.

— Ну, давай.

— А на какие шиши, Лёлик? – смеясь, спросил Верус.

— В смысле “на какие шиши”? – якобы не понимая, переспросил Алексей.

— На какие шиши ты открыл самый крутой клуб в городе и не последний, как я понимаю, в стране? Ты ведь вроде учился на гидротехника, если я не ошибаюсь? А тут вроде как совсем иная стезя. Просто любопытно, уж прости мне мою наглость, дураку.

— Предприимчивость, мой друг, — несколько растерявшись, ответил Алексей. – Гидротехником нынче особо не заработаешь даже на пропитание.

— Это я понимаю. Зарабатывать сейчас вообще мало что и кем можно. Вот и интересно – ведь просто так ничего не бывает.

— Конечно. Надо работать, биться за место под солнцем, стараться быть лучшим…

— Но как это относится к рядовому гидротехнику, решившему открыть самый популярный ночной клуб? – прервал пафосную демагогию Алексея Артём. – Я бы с удовольствием открыл хотя бы приют с обустроенной клиникой для бездомных животных, но на что? Вот и спрашиваю тебя в надежде на то, что быть может ты научишь как честно это сделать?

— Ты хочешь сказать что я бесчестный лжец? – Алексей начинал злиться.

— Да нет же, я просто хочу понять и узнать для себя, — спокойно продолжал Артём, решив теперь ответить на безкультурную манеру Алексея его же способом и, тем самым, сбить с него спесь, наконец. – Я хочу научиться. Если осилю, конечно, сию науку.

— Да ладно вам, мужики, — попытался обратить всё в шутку Владимир. – какая к чертям разница кто и как чего добился…

— Большая разница! – резко повернулся к нему Артём, но голос его по-прежнему был абсолютно спокоен. – Лично для меня большая. К счастью, ещё для многих людей имеет значение каким способом добиться и каких именно целей. Тем более, Лёлик сам первым начал этот разговор в таком ключе.

— Да ты завидуешь, Айболит! – презрительно улыбнулся Алексей.

— Вовсе нет, — не терял самообладания Артём. – Ты, видишь ли, опять меня не понял.

— А что тут непонятного? У тебя ничего толком нет. Живёшь с родителями, штопаешь зверюшек таких же как ты неудачников за копейки… Да ты даже не женат! – Алексей вновь заржал как жеребец. – А это уже о многом говорит.

— О чём же это говорит? – Артёму было неприятно, но он сам удивился, что его не оскорбляют слова Алексея. Возможно потому что стыдно обижаться на услышанные гадости от таких людей как Протервин. – Договаривай и не надейся, что тебе удастся меня унизить и оскорбить.

— Да кончайте вы уже! – вновь попытался выступить в роли мирового судьи Владимир, но внимания на него и его попытки никто не обратил.

— А говорит о том, что достойные девушки выбирают сильных и состоявшихся во всех смыслах мужчин а не домашних Айболитов, — ехидно усмехаясь закончил свою гнусную тираду Алексей.

— Во-первых, не говори за всех девушек от своего имени и не определяй кто из них кого достоин, — спокойно ответил Артём. – А, во-вторых, что по-твоему означает “состоявшийся во всех смыслах мужчина”?

— А это значит деньги и власть, Артёмка. Это значит быть хозяином этой жизни, а не пресмыкаться всё время в ожидании подачки перед каждым, у кого есть монета. Это значит жить на полную катушку, а не выживать, сводя концы с концами каждый день, месяц за месяцем, год за годом. Слава Богу, сейчас не те времена. Нет нужды барахтаться со всеми в серой массе, а есть возможность сильным управлять слабыми. И надо выбирать сторону и доказывать, что ты лучше этих слабаков и слюнтяев, чтобы оказаться наверху. Тогда у тебя и будет свой бизнес. В противном случае ты неудачник, “совок” паршивый. Это также значит иметь красавицу-жену и ещё более красивую любовницу. Вот когда ты успешный состоявшийся мужчина во всех, Артёмка, смыслах!..

 

Артём откинулся на спинку стула и изучающее осмотрел сначала Алексея, потом Владимира.

— Ты тоже так считаешь? – обратился он к последнему.

— Вот, ребята, только не надо впутывать меня в этот бред! – рявкнул недовольно Фидуцын. – Я лучше пойду куплю всем пива.

— Ты правда так считаешь, Лёлик? – спросил Артём у Алексея, когда Владимир вышел из-за стола.

— Да, Артёмка, я правда так считаю, — кривляясь ответил Протервин. – И я не виноват что ты, к сожалению, вырос неудачником!

— Тогда мне очень жаль тебя…

— Ой, не надо этих благородных соплей, — брезгливо поморщился Алексей. – Себя пожалей в самом деле.

— Нет, мне правда тебя жаль, если ты так считаешь как говоришь. Просто теперь я понимаю сколько тебе пришлось и приходится унижаться, терпеть душевные муки…На какие пойти пришлось жертвы, чтобы попасть в эти самые “сливки”… Это передо мной и такими как я ты можешь, что называется, “гнуть пальцы” – в твоём мире же каждый знает какими путями и ценой чего он влез наверх.

— Что ты несёшь?! – взревел Алексей. –Надо просто иметь мозги и способности!

— Какие способности, Лёша? – Артём сохранял спокойствие без усилий, чему сам изрядно удивился. – Идти по головам? Унижаться и пресмыкаться перед всяким денежным быдлом, которое разбогатело воруя, убивая, также пресмыкаясь и спекулируя? Унижаться и пресмыкаться, чтобы стать когда-нибудь таким же как они?

А обогатились они, Лёша, за счёт честного труда тех, кого ты и такие как ты уничижительно обзываете “совками”. За счёт труда тех, кто честно трудился на благо страны, общества, будущего своих детей и внуков!.. И это не красивые слова, Лёша. Это – правда! – Артём внимательно посмотрел в глаза Алексею, в которых читалась ненависть. – Или способность стать проституткой, чтобы тебе в виде подачки швырнули тот самый пригласительный билет гостя на те самые “верха”? Эти способности?

— Ой, ну вот чушь же несёшь! – не переставая презрительно морщиться, захрипел басом Алексей. – Беспросветную чушь и ересь!

— Ересь, Лёша, приплетать к этой, погрязшей в пороке и разврате, жизни Бога. Славить его за те Содом и Гоморру, в которых мы сейчас живём и вовсе даже хуже ереси. Это богохульство. Обзывать “совками” тех людей, что живут по совести как и тех, что своим трудом славили эту страну, создавали самые её великие достижения, от которых нынешние богатеи кормятся до сих пор и на воровстве которых и создали своё состояние – это в высшей степени непорядочно. А значит “совками” вы называете и тех, кто отдавал свои жизни за эту страну? И это даже не подло, это…

— Да ты никак коммунист! – воскликнул Алексей с ухмылкой.

— Коммунизм – это утопия, к глубокому сожалению, пока есть такие люди как ты, к примеру, готовые пойти на что угодно, лишь бы почувствовать своей никчёмной душонкой власть, лишь бы дорваться до кормушки и отхватить кусок пожирнее, чтобы потом ничего не делая жрать его, сидя на высокой ветке да поплёвывать сверху на всех остальных. К сожалению, такие люди были и будут всегда. Мы и страну потеряли во многом потому, что лучшие из людей погибли в той страшной войне, а тыловые трусливые крысы после смерти Сталина и начали потихоньку выгрызать страну изнутри во власти, примерив на себя заслуги и звания погибших.

— Вот мы куда приехали, — надменно пробасил Алексей. – К Сталину…

— Увы, мы не пришли, а отвернулись. А повернулись лицом к капитализму и изошли на слюну от предвкушений.

— Потому что капитализм и является единственной возможной формой существования человечества, неуч.

— Нет, ты заблуждаешься. Да, капитализм как какой-нибудь герпес, грипп или другая зараза будет приходить снова и снова, каждый раз в новом обличие, но с неизменной своей сущностью: сильные и алчные будут порабощать кротких и бескорыстных, но именно кроткие унаследуют Землю.

— Брось все эти библейские проповеди, — пренебрежительно отмахнулся Алексей. – Ты знаешь и сам, что мямли ничего не унаследуют, потому что слабы и нежизнеспособны.

— Вот в этом и главное ваше заблуждение. Кроткие – не значит мямли или рохли.

— А что значит?

— Я думаю ты не поймёшь. Сейчас уже не поймёшь, Лёша.

— Ну дай мне шанс!

— Если человек не отвечает на хамство, то это не говорит о его слабости.

— И?

Артём глубоко вздохнул и поднялся со стула.

— Ладно, Лёлик, без обид, — он с улыбкой протянул руку для рукопожатия. – Мы с тобой просто совсем разные. Я нисколько тебе не завидую и не моё дело тебя осуждать. Вовсе не к тому я вёл наш с тобой разговор.

— Счастливо, Айболит, — Алексей нехотя, но руку Артёму пожал.

— Спасибо и тебе удачи. И извинись за меня перед Вовкой и передай мои наилучшие пожелания ему и его семье.

— Ладно.

 

Удаляясь от столика в кафе, Артём чувствовал как внутри его всё бурлит. Ему было неприятно за этот разговор, но он также понимал, что не мог иначе, после того как Алексей позволил себе так его унизить. Конечно, он мог сделать вид, что ничего не заметил и промолчать, мило улыбаясь, но видимо он не был кротким. Да впрочем к их числу Артём себя никогда и не относил. Просто не терпел он никогда несправедливости и хамства.

Настроение было изрядно подпорчено и он решил сделать ещё кружок по парку, пообщаться с белками. Это общение было бы безусловно куда более приятным. Ну а затем домой – возможно, хотя маловероятно, его ждёт долгожданный ответ на анкету. Завидовал, да и то белой завистью, Артём только в одном Алексею и особенно Владимиру – у них были счастливые, как полагал он, семьи…

 

— Ну что, ушёл? – спросил Владимир, ставя на столик две бутылки пива.

— Да.., — брезгливо ответил Алексей. – А ты куда провалился? Он меня тут уже Сталиным пугал.

— Сталиным? Ха-ха! – рассмеялся Фидуцын. – Да ждал когда этот сталинист уйдёт. Достала меня эта его болтовня о высоких материях.

— То-то я смотрю не три, а две бутылки взял, — заржал по своему обыкновению Алексей.

— Ну а буду я ещё тратиться на такую зануду, — засмеялся в ответ Владимир.

— А у меня ещё мысль вначале промелькнула.., — задумчиво вдруг добавил Протервин. – Пригласить его в поездку…

— В Мраморный-то Бор?! – изумился Фидуцын.

— Ну значит всё к лучшему. Он вовремя тебе показал свою гнилую душонку.

Оба так громко рассмеялись, что снова вызвали недовольный взгляд работника кафе.

— Может по шашлычку? – вдруг спросил Владимир.

— Ну тогда и по сто грамм, — добавил Алексей.

— За рулём же…

— Да тут ехать-то. Откупимся в конце концов.

— Слушай, так Динкина подруга-то поедет?

— Поедет, конечно.

— Ты мне хорошую наводку дал, молодец. Я пока у неё зубы лечил, пытался удочку закинуть, но видимо обстановка была не так. А девочка хороша! В моём вкусе!

— Да, одно время сам думал к ней перекинуться, когда с Дианой ещё жили… А в Лисьей Норе обстановочка будет что надо! А своей что скажешь-то?

— Сказал ей уже что на рыбалку с тобой еду.

Оба снова громко рассмеялись. Работник кафе незаметно плюнул в их сторону.

 

Придя домой, Артём уже через полчаса оказался у компьютера. Что-то его именно сегодня необъяснимым образом тянуло проверить свою почту. Какого же было удивление Артёма, когда на мониторе замигало сразу три непрочитанных сообщения. Он также отметил, что его анкету снова просмотрело как обычно очень много девушек, но ответов было только три. Это и то много, потому как уже давно он вообще ничего не получал, кроме сообщений приятно провести время или откровенно оскорбительных ничем не обоснованных посланий. После такого казалось, что среди современных девушек не осталось никого кроме проституток, но верить в подобное Артём наотрез отказывался. Однако два из этих трёх поступивших ответов сегодня, вновь оказались именно такого характера. Одна девушка просила в долг деньги или предлагала отработать их “натурой”. Вторая написала гневную тираду о том, что всё написанное Артёмом является враньём и что сам Артём законченный негодяй и придурок. Да-да, дикость современного общества заключалась в том числе и в том, что просто так вас мог оскорбить кто угодно, без причины, а лишь потому что ваши мысли ему непонятны и чужды. Но вот третье сообщение…

“Я была бы рада познакомиться с таким человеком как ты ”. Казалось бы одна простая обыденная фраза… Нет ни единого фото… Но сама анкета содержала в себе текст, который отозвался эхом в душе Артёма, который чувствовал то же самое что и эта неизвестная ему пока девушка по имени Мария. После некоторого смятения и раздумий, Артём решился написать ответ.

 

“Здравствуйте, Мария! Спасибо Вам большое за Ваше письмо и откровения. Мне так много хотелось бы Вам рассказать… Жаль, не могу видеть Вас хотя бы на фото, но надеюсь Вы не иллюзия, а реально существующая девушка. Скажу лишь, что я был бы рад знакомству с Вами! Прочитал Вашу анкету и… как я Вас понимаю. Сам чувствую нечто похожее…

Иногда задаёшься вопросом… Почему всё получилось именно так?! Быть может я отношусь к той категории людей, которые никогда не расстанутся со своим детством, но для меня весь период, прошедший с детских и юношеских лет до нынешних тридцати — как сиюминутная метаморфоза!

Сейчас мне всё чаще кажется что вся моя жизнь катится в тартарары и моим мечтам так и суждено остаться и умереть мечтами. Но когда мне было пятнадцать я так отчаянно верил в то, что на этом свете есть любовь и она у меня будет вне сомнений!.. Я верил, я считал, я надеялся… Да, я искал, но как можно намеренно найти свою Судьбу?

Я жил ожиданием этой Встречи. Нынешнему поколению пятнадцатилетних, конечно, непонятно будет такое наивное по нынешним меркам ощущение, ведь они уже с начальных классов знают то, что им знать не положено.

Но… Странное это дело — время, года… Порой я ощущаю себя вне времени. Оно идёт, вроде кто-то вокруг старится, кто-то тупеет, кто-то мудреет, у кого-то какие-то кардинальные перемены и человека попросту не узнать… Кого-то уже нет в живых… А я продолжаю верить в чудеса и хоть, обращаясь к реализму, я понимаю что эти чудеса умрут со мной, но я не могу перестать в них верить.

Я до сих пор не хочу стать одним их многих, а хочу оставаться собой. Возможно в этом беда нашего мира, что слишком многие перестают оставаться Личностью, а становятся стадом? Кто знает… Я хочу просто жить, любить, ощущать себя счастливым…

Я хотел всё это подарить… Но моя любовь и я никому так и не были нужны и возможно в этом тот злой парадокс Судьбы и насмешка Бога, когда ты платишь за то, чего не совершал. Быть может в этом тот самый Рок и я вытащил такой билет, рождаясь. Каждому своё и я всё равно благодарен за всё что у меня есть. У многих нет даже этого. А в жребии мне никогда не везло…”

 

Ни секунды не колеблясь, Артём отправил письмо Марии. Неприятная встреча и разговор минувшего дня, уныние и тревоги – всё исчезло без следа.

  • Не надо сложных слов / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Глава 2 / Проект "Синтез" / Brigitta
  • Глава 6. / Вэб-сайт / Sokol Yasniy
  • Борьба с зимой / Нова Мифика
  • Мутная вода Потомака / Цена патриота / Миронов Дмитрий
  • Пуночка - Svetulja2010 / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Ульяна Гринь
  • Поезд в детство / Сборник рассказов и миниатюр / Аривенн
  • Украина / Verba Ирина
  • Листая память / Кем был я когда-то / Валевский Анатолий
  • Город живет своей жизнью / Norey Anna
  • Я жду / Стихи / Капустина Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке

 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль