Глава 35 / Музыка мрачных квартир / Ясный Сергей
 

Глава 35

0.00
 
Глава 35

Время – величина таинственная и неподвластная оценке человеческим сознанием. Во всяком случае, в том мире, где материальное не имеет никакой ведущей роли. А таких миров собственно и нет вовсе. Поэтому сложно сказать, сколько прошло времени, но если отмотать его назад от момента когда Избушка Радости вместе с чудесным лугом и оранжевой тропинкой погрузились во тьму и до того как Диана и её друзья угодили в ловушку Нейматы, то можно узнать о событиях произошедших там в этот период времени и поразиться их скоротечности и чудовищности…

С потолка пещеры капала какая-то бурая слизь. Она же сочилась и из стен, выстилая на полу отвратительный толстый слой бурой гадости, в которой утопали и вязли ноги. Луиза не удержала равновесия и, падая, угодила в неё обеими руками. Стоя так, на четвереньках, она всё больше утопала в слизи, которая охотно и с удовольствием обволакивала её. Это привело девушку в невыразимый ужас и она что есть сил стала кричать и звать на помощь. Но только никто не обращал внимания на её нечеловеческие вопли, всё больше становившиеся похожими на писк какого-то гигантского насекомого. Кроме того, кричала не она одна и, сливаясь в один нечленораздельный ор, разобрать что-либо среди него было практически невозможно. Истошно визжал Дениска Кимь. Он и вовсе от резких телодвижений плюхнулся назад и теперь был похож на жука, который безуспешно барахтается, пытаясь перевернуться со спины на все свои отвратительные лапки. Кому-то удалось забраться на небольшие возвышения, которые не были покрыты слизью в таком количестве как пол. Вся компания представляла собой стайку тараканов, угодившую в ловушку из вязкой жижи. Это было безусловно унизительно для людей, которые ещё несколько минут назад считали себя хозяевами положения и жизни. В то же время, по всей этой бурой слизи с удивительной лёгкостью передвигались многочисленные отвратительные твари, имевшие в своём жутком облике что-то доставшееся от человека, но в целом представлявшие собой насекомоподобных гадов.

— Какого чёрта?! – заорал Кадаверин. – Что всё это значит?! Мне надоело это дерьмо! – Он кричал, глядя куда-то вверх, видимо до сих пор думая, что это какая-то безумная постановка. — Вы знаете кто я, уроды?!

— Уроды…уроды…уроды… — эхом разнеслось по пещере, уходя куда-то в её глубь.

— Ты! – он указал пальцем на отвратительную старуху и его чуть не вывернуло наизнанку от одного её вида. – Где та шалава, что привела нас сюда? Я уволю вас всех, подонки! Я уничтожу каждого из вас, мерзкие твари!

— Твари…твари…твари… — вновь ответило эхо.

— Помогите! – завопил Игорь. – Кто-нибудь, пожалуйста, остановите этот кошмар!

— Мама! – истерично звала на помощь Ксения. – Мамочка, спаси!

— Сволочи! – казалось Ступрунян вот-вот зарыдает от страха и отчаяния, оглядываясь по сторонам. – Я заплатил вам огромные деньги! Что ж вы творите-то, сволочи?!

— Сволочи…сволочи…сволочи… — снова послышалось эхо.

— Выпустите меня! – сорвался на визг Фидуцын. – Мне необходимо выйти отсюда! Умоляю!

Они продолжали кричать, вопить, звать на помощь. Ползающие твари, освещённые кроваво-красным светом, уже вовсю сновали вокруг них. Один из огромных слизней вплотную подполз к стоявшей на четвереньках Луизе и несколько раз коснулся её лица своим хоботком-присоской. Девушку тут же стошнило и она издала жуткий писк, от которого сама же пришла в ужас.

— Радуется своему суж-ж-женому, — прохрипела с усмешкой старуха.

Все, наконец, обернулись к бедной Луизе, включая и барахтающегося на спине Дениску. Они видели как слизень обполз вокруг девушки и начал медленно и планомерно заползать на неё, обволакивая собой её трепыхающееся тело. Луиза издавала такие ноты ужаса, а картина была настолько кошмарной, что Диана и Клавдия и вовсе зажмурили глаза и закрыли руками уши. Они уже не видели как мерзкое существо полностью накрыло с головой несчастную девушку, чей писк постепенно утонул в жутких булькающих звуках. Когда всё затихло и они открыли глаза, то слизень раздуваясь, а затем испорожняя бурую жижу, спустя некоторое время сполз с Луизы. Вернее, это уже была не сексапильная танцовщица ночного клуба Луиза, а такой же отвратительный слизняк, который послушно уполз в тёмную нишу пещеры, вслед за своим новым воздыхателем.

Находясь в абсолютном шоке от увиденного, все кричавшие ранее на некоторое время замолкли. Но затем крики и проклятия вновь возобновились. Только теперь они отличались особым остервенением. Старуха подняла вверх свою корявую тощую руку и хрипло зловеще засмеялась.

— Не бойтесь, — проскрипела она. – Это лишь один из наглядных примером кто вы есть на самом деле. А девочке этой теперь также хорошо как и прежде в былом обличии. Только теперь у неё истинное понимание удовольствий. Плодятся только вот эти заразы в несметном количестве. Ну так это и в вашем привычном мире сейчас так. В этом и есть наа с вами сила – берём количеством и напором, оскверняя и пожирая всё на своём пути ради собственного удовольствия. Так что вы теперь дома. По-настоящему дома.

— Какой дома?! – завопил Кадаверин. – Старуха, ты с дуба рухнула?! Где это зараза Неймата?

— Как ты ласков со мной, — улыбка ведьмы заставила его содрогнуться. – А ещё несколько минут назад целовал меня так страстно…

— Что?!.. Я?!.. Тебя?!.. Да ты в своём уме, рухлядь прогнившая?!

Старуха, ни слова не говоря, вдруг открыла дверь позади себя. Все вновь увидели светлы коридор, почувствовали даже аромат парфюма и услышали девичий смех. Инстинктивно они бросились к спасительной двери, но не тут-то было: ноги вязли в бурой слизи и путь к свободе лишь издевательски размахивал у них перед носом шансом к спасению, которым им не суждено было воспользоваться. Старуха же не разворачиваясь сделала несколько шагов назад, переступив порог. Все ахнули, увидев ту самую прекрасную красавицу в прозрачном платье, что привела их в это жуткое место.

— Вот видишь, милый, — сладким голосом сказала она Кадаверину. – Я всё та же что и была. Неужели ты меня разлюбил?

Сморщившись от чувства омерзения, возникшее от мысли кого именно он целовал на самом деле, Кадаверин брезгливо сплюнул.

— Пожалуйста, выпустите меня! – взмолилась Ксения. – Я ведь не такая как они. У меня ребёнок будет. Умоляю вас!

Красавица рассмеялась звонким смехом. Облокотившись рукой о дверь, она приняла вальяжную вульгарную позу.

— Удивительно, что ты вспомнила об этом сейчас, — сказала она с усмешкой, — а не тогда, когда приняла решение пуститься во все тяжкие в отместку своему мужу… А может в этом ты вся и есть, ведь измена для тебя давно уже не является чем-то особенным? Когда так легко причиняешь боль другим, то вряд ли стоит всерьёз рассчитывать на сладкую безмятежную жизнь.

— Да нет же, я счастлива в браке! – попыталась возразить Ксения.

— Кого ты обманываешь? – усмехнулась Неймата. – Или ты оттого оказалась в этой компании и повисла на шее этого подонка? – Она кивнула в сторону Кадаверина. – Ты даже успела приревновать его ко мне по эту сторону двери.

— Как ты меня назвала, шалава? – попытался было разгневаться Борис Николаевич.

— Молчи, холоп! – рявкнула на него красавица и нахмурила брови. – Ты не в том положении, чтобы играть роль оскорблённого человека. Ты им собственно никогда и не являлся. Кто ты вообще есть такой? Жук навозный да и только.

— Что?! – взревел пунцовый от накопившегося негодования Кадаверин. – Да подо мной два района города ходит! Я – депутат! Я могу превратить твою жизнь в ад!

Неймата рассмеялась пуще прежнего Казалось её искренне забавляло происходящее. Вдруг она резко умолкла, всматриваясь в кроваво-красный мрак пещеры.

— Сейчас я тебе кое-что покажу и всем вам, — сказала она и жестом кому-то приказала направляться к ней.

Продолжавший беспомощно барахтаться на спине Дениска лишь успел почувствовать как по нему пробежала какая-то колючая тварь и от неожиданности он вскрикнул. Существо быстро минуло всех и остановилось на пороге, следуя приказу красавицы.

— Посмотрите на это внимательно, — обратилась она ко всем. – Мерзость, верно? Ничтожество.

Маленькое шарообразное существо с непропорционально большой головой, на четырёх тощих ножках, было покрыто иголками и испуганно смотрело на всех большими и выпученными как у рака глазами.

— А теперь смотрите, — сказала Неймата и жестом пригласила существо зайти в светлый коридор.

Стоило ему пересечь порог, как он тут же у всех на глазах превратился в импозантного мужчину с благородной сединой на висках.

— Между прочим, это весьма успешный адвокат и известный правозащитник, — представила его Неймата. – Но вот такая у него сущность, ничего не поделаешь. Иначе бы не был столь успешным и известным. Ведь надо помогать ворам, мошенникам, бандитам… Да мало ли кому из наших? Но зато сколько получаешь взамен!..

Она взмахнула рукой, как бы прогоняя мужчину прочь. Не успел тот войти обратно в пещеру, как взорам всех вновь предстало то самое ничтожное маленькое существо с выпученными глазами.

— Дело, конечно, не в профессиях, — продолжила Неймата. – Это лишь пример того, что как бы вы на нынешней грязной волне не взлетели, но вы всего лишь её мутная пена, поднимаем которую мы.

— Кто это “мы”? – осмелился спросить Ступрунян.

— О, это слишком древняя и очень долгая история, чтобы обсуждать её с вами в таких условиях. Скажу лишь, что хаос и разруха – это то, что заставляет нас получать истинное удовольствие и наслаждение. Болезни, душевные и физические страдания других, осквернение всего чистого и светлого – мы питаемся этой усладой… А потом мастерски подменять понятия, подвергать клевете, с целью списать все наши злодеяния и всю вину за происходящее на не покорившихся людей чести и совести… Это вводит в исступление от получаемого азарта! А вы нам в этом лишь помогаете. Мы же более чем благодарны – оказываем свою поддержку и покровительство во всех ваших злодеяниях. Чем оно чернее – тем и помощь существеннее. И вот сейчас как раз такое удивительное время, когда вы плодитесь, а дела наши великие и чудовищные тем самым множатся. Вам ведь тоже это нравится, верно? Разве ваша жизнь не прекрасна без всякой ответственности, нравственности и прочих дурацких норм морали? Разве не прекрасно жить за счёт других? Но учитывая наши потребности, которые постоянно растут, этих других должно быть много. Приходится самых бесполезных из нашего числа тоже отправлять в их стан. А тут ещё и все эти совестливые в последнее время мрут как мухи. Но пришла пора изничтожить их до конца, ибо грядёт страшный для нас вызов, который может перевернуть всё положение так удачно устоявшихся вещей. В материальном мире я ведь тоже человек и далеко не последний, смею вас заверить. И свою власть над другими я, поверьте, так просто не отдам. А для этого каждому из нас надо обращать на свою сторону как можно больше людей. Есть два пути для этого: дать постоянный сытый паёк, либо отобрать даже самый скудный из имеющихся. Тем самым мы пополним свои запасы и одновременно избавимся от ненужного балласта. Выбравшие паёк сделают за нас всю грязную работу!..

В этот момент Дениска, вконец обессилев, в очередной раз заныл, моля о помощи и пощаде.

— Как же ты мне надоел, — брезгливо бросила в его сторону Неймата, а затем взмахнула рукой и Дениска взвизгнул.

— Боже мой… — в ужасе прошептала Диана, увидев, что вместо неприятного и беспомощного молодого человека, в жиже трепыхался пучеглазый головастик на тощих ножках. Точь-в-точь как тот успешный адвокат, которого они видели недавно. Только этот выглядел особенно жалко.

— Впрочем, такие как он создают хороший для нас неблагоприятный фон, — сказала Неймата. – Это очень важно, потому что благодаря такому фону, надежда и воля в людях угасают быстрее. – Она улыбнулась лучезарной улыбой. – Ну что ж, я полагаю каждый из вас теперь понимает почему он именно здесь оказался?

— Я не понимаю! – воскликнула Ксения. – Это какая-то чудовищная ошибка…

— Я тоже не понимаю, — сказала Диана, по-прежнему достойно сохранявшая спокойствие в отличие от всех остальных.

Неймата посмотрела на неё внимательно.

— А ты ведь сама сделала свой выбор когда-то, — сказала она девушке. – Не старайся оправдать это обстоятельствами, которые хоть и имели место быть, но всё же насильно тебя никто не мог заставить.

— Это всё бред! – заорал Ступрунян. – Кошмарный бред! Прекратите уже всё это! Я буду жаловаться вашему хозяину!

— Да, похоже это бесполезно, — засмеялась Неймата, снисходительно глядя на беснующегося Марата Тиграновича. – Пора заканчивать эти беседы, тем более вы все безнадёжно глупы!

Последние слова она произнесла уже с гримасой ненависти, которая резко сменила её прекрасную улыбку.

— Рекламная пауза окончена! – продолжала она гневно. – Пора вам всем занять свои места!

И Неймата вновь переступила порог, приняв облик жуткой старухи. С грохотом захлопнула за собой дверь. Пересекая пещеру, она передвигалась по бурой слизи без труда. Проходя мимо истинной сущности Дениски, она, с чудовищной для такой истощённой старухи силой, пнула его ногой. С истошным жалобным визгом, колючий головастик улетел куда-то во тьму, из которой тут же раздалось жуткое чавканье.

— За мной! – прохрипела она остальным. – Жалить, терзать, высасывать – вот ваша вотчина!

Неожиданно бурая слизь на полу словно ушла под землю и, постояв некоторое время, с ужасом оглядывая окружающих их гадов, все бросились к двери. Старуха остановилась и, обернувшись, злорадно захихикала.

— Обратного пути нет, — сказала она. – Нельзя вести себя как жалкая тварь и оставаться при этом человеком. А, ну-ка, живо за мной!

Не сразу все внемли её приказу. Довольно долго они бились в дверь, колотили по ней и взывали о помощи. Всё это было бесполезно. От безысходности не оставалось ничего как последовать за старухой. Путь был ужасен и невыносим. Они проходили пещеру за пещерой и в каждой их ожидала одна картина отвратительнее другой. В одной весь пол был усеян жалящими тварями, наподобие скорпионов, только эти имели особенно жуткий вид, так как имели некоторые человеческие черты. Они жалили друг друга и будто бы получали от этого и боль и удовольствие одновременно.

— Тут у нас всякая мелкая шушара, — пояснила Неймата. – Причины бед, которые мы им устраиваем, они видят друг в друге, потому как проще всего обрушить свой гнев на того, кто рядом и на того, кто вряд ли способен тебя уничтожить в ответ. Вот так они и жалят, жалят, жалят… Друг друга и себе подобных. Эти начальные пещеры заполняют лишь новички вроде вас. Далеко не все выживают. Вот ваш маленький визжащий друг уже не жилец ни здесь, ни там. Подружка ваша, напротив, станет хорошей маткой для новых, достойных нас особей. Ну а прошедших начальный курс, мы выпускаем наружу. – Она остановилась и оглядела следовавших за ней. – Кто у нас здесь себя найдёт?

Не успели все недоумённо переглянуться как Протервин и Фидуцын взвыли от боли и их тела начали содрогаться от судорог. Диана, подсознательно понимая уже чего следует ожидать, вновь зажмурила глаза и закрыла уши. Когда она их открыла, то увидела панику остальных и двух жалящих друг друга тварей, ползущих к основной массе своих сородичей.

— Что же это… — прошептала Диана. – Что же это за мерзость вокруг творится? Какой-то больной извращённый кошмар!

— О, да! – старуха зловеще засмеялась. – Тут ты права! Мы приложили массу усилий, чтобы извратить сознание масс, а затем с лёгкостью подчинить их себе. И всё это лишь усугубляет и без того неблагоприятный фон у людского рода. Смотрите и наслаждайтесь!..

— Боже…

— Вы часто нынче упоминаете Бога, взываете к нему по поводу и без, — продолжала старуха. – Ходите в церкви. Это сейчас у вас такая мода. Даже праздники церковные заменили вам светские. Погрязли вы в своё безбожном хаосе, прикрытым позолоченными рясами и красивыми словами о Боге! Но позволь заметить, что вы были куда чище и едины в те времена, которые нынче нарекли безбожными, нежели чем вы есть сейчас. Ваш храм внутри, у каждого из вас. Что толку вам ходить по церквям, когда вы уничтожили его в самом себе? Без воли, без надежды, без идеи – вы просто стадо, которое лукавые поведут под лживыми знамёнами, а возглавлять всё это шествие будет один из нас, но в образе попа с речами сладкими, со смыслом тайным… Вы предали общечеловеческую великую миссию, память своих достойнейших предков, лучшие из которых всю свою жизнь боролись за вас против нас. Глупцы! И что они получили взамен? Каждый пигмей теперь норовит пнуть тело мёртвого льва! Не стало тех борцов и оказалось проще простого посеять в вас зерно сомнения. Из него вы сами взрастили чудовище, которому покланяетесь по сей день. Имя ему – Золотой Телец. Тебе противны здешние пейзажи и обитатели? Ничего – привыкнешь! Это как предать или солгать – в первый раз ещё ужасно тяжело и противно, но чем дальше, тем больше удовольствия ты получаешь, видя реальную выгоду для себя лично.

— Проклятая ведьма! – закричала Клавдия. – Она ведёт нас на убой! Вы разве не понял?! Она превратит нас в одну из этих мерзких тварей!

— Хорошая моя, — ехидно улыбнулась старуха. – Я ни во что вас не превращаю. Лишь щёлкаю пальцами и … Уж какие вы есть такие и есть. Но по мне так это ничтожная цена за все материальные блага. Данный мир имеет место быть лишь мимолётно, как предвестник скорой кончины или больших потрясений. Не бойся, речь сейчас идёт только о втором варианте.

— Я не хочу всё это видеть и участвовать в этом! – заверещала Лупанова. – Ещё немного и я сойду с ума!

— О, да! – кивнула старуха. – Такое не редкость. Не каждый в состоянии увидеть собственную суть. Все эти жалящие и сосущие твари – паразиты и прочие хищные существа. Ни одной ромашки в этом месте. – Старуха снова зловеще засмеялась. – Не хочется быть лишь слизнем? Иди дальше. От менеджера – истинного паразита – иди по карьерной лестнице дальше, к большей бесполезности своего существования. Господство не имеет границ. Чем выше запросы – тем значительнее форма. У нас здесь только так. А содержание оставьте глупцам. Я уже имею некоторую власть даже здесь, а на этом мире я не остановлюсь, уж поверьте. – Она пристально взглянула на Лупанову. – А тебе пора, наконец, заняться воспроизводством наших отпрысков.

Пока женщина пыталась понять обращённую к ней фразу, Неймата резкими движениями костлявых рук описала в воздухе причудливые зигзаги, а затем направила одну руку на Лупанову, а вторую в сторону Игоря. Секунда-две и тела обоих изогнулись дугой, откинув головы назад. У них не было сил и возможностей даже закричать. На эти метаморфозы Диана уже смотрела без страха и сожаления, хотя они были не менее кошмарными предыдущих, а может и более. Когда всё закончилось, на месте Лупановой и Игоря, тяжело дыша, стояли два жутких существа, в которых вновь человеческое сочеталось с чем-то из мира насекомых. На этот раз – богомола.

— Самец и самка, — сказала старуха, хихикая. – Мы всегда стараемся обеспечить им пару, ибо, как я уже говорила, наша сила – в количестве. Пойдём же дальше, пусть займутся тем, что им больше всего по их гнилой душе.

Так они переходили из пещеры в пещеру. Не стоит подробно останавливаться на каждой чудовищной мутации, а значит и проявлении сущности всех оставшихся. Дальше было только страшнее и кровавее. Особенно это касается Кадаверина и Ступруняна. Но в конце пути осталась только Диана. В последней пещере была дверь наподобие той, что впустила их в этот пещерный ад. Старуха остановилась перед ней и долго молчаливо стояла, повернувшись к Диане спиной. Наконец, она резко обернулась и пронзила девушку потусторонним взглядом мертвецких глаз.

— Ты займёшь моё место здесь, — сказала она. – В материальном мире я скоро умру. Когда и твои земные часы закончат свой ход – тебя заменит кто-то другой. Эти два мира тесно взаимосвязаны и существуют органично как душа и тело, но стоит материи умереть и в дело вступают иные правила и обстоятельства.

— Я?! – с удивлением и ужасом вопросила Диана. – Почему я? И какой смысл бродить здесь подобно этим тварям?

— О, ты не поняла ещё всего до конца, — усмехнулась старуха. – Отсюда мы можем очень эффективно воздействовать на сущности людей и их сознание. Я же не зря привела пример души и тела. Больное тело не покалечит душу, а вот наоборот – очень даже. Мы можем отсюда изменить человека в угоду нам. Вот он лёг спать здоровым, а проснулся уже больным. Или вовсе не проснулся… Вот один из примеров как мы можем воздействовать на эти тонкие материи человеческой сущности. И сейчас необходимо охватывать всё больше и больше тел и душ. Особенно душ, потому что почва сейчас очень благоприятная для этого. Вы погрязли в похоти и лжи, коррупции и предательстве. Нам даже удалось без особого труда завербовать тех, кто бросал красивые и пламенные лозунги ещё вчера, а сегодня является главным осквернителем этих самых лозунгов и идей. А ты ещё спрашиваешь зачем и почему? Я жизнь прожила так, что любой сдохнет на месте от зависти. Быть при этом здесь в свой неприглядном образе? Да покажи мне кто не захочет взамен заплатить такую смешную цену? Половина людей готова мать родную продать, а лишь бы власть получить над остальными. Но я не хочу умирать телесно, материально… Я бы ещё хотела одну жизнь, чтобы вновь окунуться во все удовольствия и соблазны… А может и не одну… Однако это невозможно, если только…

— Если только что? – Диана сама себе удивилась, что рассказ старухи её так заинтересовал.

— Если удастся схоронить здесь по-настоящему чистую душу в подходящем теле, — заговорщецким тоном ответила Неймата. – И такая здесь есть прямо сейчас. Я давно за ней охочусь во снах, но этот старый прохиндей Мумрак раз за разом спасал её. Но у тебя это получится сделать. Ты сможешь до неё добраться и загубить её душу, моя преемница…

— Я не буду твоей преемницей! – твёрдо ответила Диана.

— Ты будешь, потому что ты такая же как я, — прошипела старуха недовольным тоном. – Хватит строить из себя невинную девочку. Судьба твоя в материальном мире будет незавидна, если станешь противиться. Тебя выбросит в сточную канаву эта тварь Ступрунян – ты видела его сущность и можешь не сомневаться. У тебя заберут ребёнка. Не будет никаких перспектив и возможностей, кроме как отдаваться всем и каждому за краюху хлеба. Либо покончить с собой, что и вовсе глупо.

— Нет! – уже более робко, но всё ещё твёрдо ответила отказом Диана.

— Нет?

— Нет…

— Тогда смотри же на себя! – взревела старуха и одним взмахом руки открыла дверь настежь.

По ту сторону взору Дианы открылся густой мрачный лес под кроваво-красным небом. По лесу бродило несметное количество таких ужасных и невиданных существ, что у девушки перехватило дыхание и она начала задыхаться.

— Смотри! – кричала старуха. – Смотри! Это твои верные слуги! Их ты поведёшь к тем душам, что укрыл старик в своей избушке!

— Нет! Отстань от меня!

— Тебе нет пути назад! – не унималась Неймата. – Свой выбор ты уже давно сделала! И сделала его вполне осознанно! Не говори, что тебе эта жизнь не нравится. Она прекрасна! Кому нужно аморфное добро с его верой и идеалами, обречённое на вечный неравный бой с превосходящим его во всём злом абсолютным? Эта власть и путь развития нашего элитного общества! У нас все средства и все возможности! Так было всегда в материальном мире и так будет впредь! Веди же их и твоя судьба как и судьба твоего ребёнка обретёт истинный смысл, будет благополучной и счастливой!

— Я… не хочу… — Из глаз Дианы потекли слёзы. – Я… не могу…

— Или ты хочешь своему сыну судьбы этого сброда, изведённого нами за последние два десятка лет до полускотского состояния?! С ними теперь можно делать что угодно и как угодно! У них нет воли! Они с упоением топят сами себя и друг друга!..

— Но ты сама говоришь, что чистые души есть и не все приняли вашу сторону.

— Увы, и таких немало… Но ты не из их числа. Да, отдельные островки и светлые пятна ещё имеются, но чёрный цвет – единственный, который способен перекрыть любой другой и даже саму радугу. А в одно из таких светлых пятен ты сейчас и направишься…

Диана опустила голову. С детства она всегда презирала таких, каковой стала сама. Она бы никогда не подумала, что способна стать бессовестной и циничной стервой, охотно пустившейся в блуд и разгул. Возможно старуха и права… И ребёнок. Теперь она в самом деле рискует потерять всё, а ребёнок – самое ценное, что у неё есть.

— Ты верно всё решила, — словно читая её мысли, сказала Неймата. – А чтобы тебе стало окончательно ясно… Переступи порог. Ну же!

Покорно Диана вошла через дверь во мрак дремучего леса. Она почувствовала как внутри у неё всё сжалось и по телу пронеслась острая боль, заставив её вскрикнуть. Только вместо крика она услышала какой-то чужой хрип… Позади раздался сиплый смех старухи. Диана обернулась и увидела по ту сторону Неймату, державшую в руках зеркало.

— Как видишь, я не ошибалась, — сказала она. – Мы с тобой одного паршивого куста ягоды. Нужны ещё доказательства?

Подойдя ближе к зеркалу и взглянув в него, Диана вначале не поверила своим глазам: из зеркала на неё смотрела седая иссохшая старуха с бесцветными глазами. Морщинистыми узловатыми пальцами она провела по своему новому ужасному лицу. За последние несколько часов она увидела столько всего, что не оставалось сил даже просто испугаться. Хотелось просто сойти с ума.

— Так нужны? – вновь спросила старуха.

— Нет, тихо просипела чужим голосом Диана. – Ты права… Всё зашло слишком далеко и глупо теперь поворачивать вспять… Кого я должна тебе привести? Что это за душа?

Старуха отбросила зеркало в сторону и оно с шумом разбилось вдребезги. Затем её отвратительное лицо исказила жуткая гримаса, а в мертвецких глазах сверкнули огоньки ненависти.

— Марию! – проревела она. – Приведи мне свою подругу Марию!

  • Санаторий «Альпийский» / Уваров Дмитрий
  • Кружка чая / Без прочтения сжечь / Непутова Непутёна
  • Сестра севера / Рубанов Саша
  • Феникс четвертый / Неблос / Сима Ли
  • Зикуськин Экстрим / DES Диз
  • Армант, Илинар_2 / Летний вернисаж 2021 / Белка Елена
  • Шесть патронов / Решетняк Сергей
  • Приветственная речь к читателю / Сэр Ёзно обо всём / Шпигель Улен
  • Ирландские напевы / Kartusha
  • Заветное желание / Нова Мифика
  • Труп Петкутина. Тонкие смыслы / Post Scriptum / П. Фрагорийский (Птицелов)

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке

 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль