Гештальттерапия

0.00
 
Гештальттерапия

 

Буквально на следующий день погода смилостивилась над москвичами. Ненавистный дождь выплакал слезы, мрачные тучи исчезли без следа. С утра субботы на лазурном осеннем небе не было ни облачка. Солнце засияло над городом, возвращая смытую непогодой радость.

Настроение Маши напрямую зависело от метеосводок: сегодня ей определенно понадобятся силы для разговора с Ириной. Ведь тема будущей беседы представляла собой абсолютную загадку.

Бывшая подруга пришла ближе к вечеру. Одетая с иголочки, с порога отгородилась холодным стальным взглядом и хищным мейкапом. Сев на привычное место на маленькой кухоньке, сложила руки на груди; ноги сплела в замок, подсознательно продолжая обороняться.

Ухоженная, стильная, стройная как газель. Снежная Королева. Она стала еще более привлекательной, она ослепляла особым блеском в глазах, который появляется лишь в определенные периоды жизни.

Маша заинтригованно наблюдала за Ириной, потом спохватилась и предложила чаю. Гостья надменно вскинула красивые брови и снисходительно улыбнулась:

— Если я пришла к тебе в дом, это совсем не значит, что наши отношения наладились.

Маша тихо опустилась на место и замерла в ожидании.

Кушнир долгим оценивающим взглядом с головы до ног ощупала бывшую соперницу, как будто пересчитывая все видимые дефекты и морщинки, перевела глаза на старый кухонный гарнитур, на занавески, небрежно скользнула по горке только что вымытых тарелок.

— Н-да. Слышала, что ты к Смирнову ушла. Неужели в частной клинике недостаточно платят, чтобы, хм… по крайней мере, сменить гардины? Или купить новую мебель?

Маша терпеливо ждала, пока закончится обычная прелюдия и собеседница отплюется ядом.

— Или все на бухло уходит? Мне говорили, ты круто взялась.

Девушка встала и, отвернувшись от Ирины, спрятала перекошенное от злости лицо. Пока заваривала себе чай, приступ гнева миновал. Маша вернулась на прежнее место с улыбкой.

— Позволь напомнить, ты сейчас на моей территории. И не я попросила о встрече. Так что ближе к делу.

Ира удивленно округлила глаза и довольно ухмыльнулась:

— О! У овечки отросли зубы. Хорошо, не буду терять время. Я хочу сделать предложение, от которого ты вряд ли откажешься. А если начнешь цену набивать, то я напомню, что за тобой моральный должок.

— Чего ты хочешь?

— Возьми Дениса к себе, в придачу получишь небольшой уютный загородный дом в «Блек Форесте».

Маша не поверила своим ушам. Онемела от изумления. Могла предположить все что угодно, но то, что Денис станет разменной монетой… вещью…

Хотя именно ею он всегда и являлся. Вырванный из рук другой женщины, забывший собственного ребенка, сытый, пьяный, красиво упакованный подарок.

— Наигралась? Надоел? Бывает… — спокойно ответила Маша. — Только почему ты ко мне пришла? И, кстати, где домик находится, что в придачу к бывшему отдаешь?

— В «Блек Форесте»[1], в одном из экологически чистых районов Клязьминского водохранилища. Мы тогда выбирали между этим коттеджным поселком и «Голубым Заливом», и хотя «Форест» только коммуникации прокладывал, Динька выбрал именно его. Больно ему название приглянулось.

Маша улыбнулась. Что за чертовщина творится с Черным Лесом? Почему он преследует ее в различных интерпретациях? Или это знак?

Ирина внимательно следила за реакцией хозяйки квартиры, просчитывая дальнейшие шаги. Заметив ее рассеянную улыбку, решила пойти обходным путем:

— Маш, ты же любила его? И до сих пор любишь… Я вижу.

Девушка молчала, стиснув под столом кулаки. Гостья, посчитав ее молчание за согласие, взбодрившись, продолжила:

— У меня немного изменились обстоятельства. Я выхожу замуж, точнее я выйду замуж при условии, что Денис будет пристроен. Почти сказала «в добрые руки». Иначе муки совести сна лишат. Тебе не отдала, и самой стал не нужен. Словно собака на сене. Я последнее время все чаще о душе думаю. Как-то гадко у меня там. Маш, у тебя коньяка не найдется?

Девушка отрицательно покачала головой.

— Ладно. Мне идти пора. Подумай о моем предложении на досуге.

Ира попыталась встать, но Маша жестом остановила бывшую подругу.

— Присядь! Он знает, что у тебя другой?

Ирина послушно опустилась на место.

— Догадывается. Он извел меня вопросами, слежкой, подслушиванием разговоров. В доме нет компьютера, вся переписка с Бруно у меня идет из офиса. Мне жаль его, Маш! — внезапно лицо Снежной Королевы поплыло, начало таять, на глаза навернулись слезы, а на карминных губах неожиданно заиграла улыбка. — Если бы ты знала, как я сейчас счастлива. Я познакомилась с Бруно на отраслевой конференции в Гессене, и с того момента мы больше не расставались. Постоянно поддерживали связь по мейлу, по телефону, «Скайпу», как угодно. Он уже приезжал в Москву, я летала в Германию знакомиться с его мамой. Все решено. — Ирина как будто помолодела. Ее глаза засверкали счастливым блеском. — Как я мечтаю пожить другой жизнью, не думать о завтрашнем дне, не подсчитывать расходы, не сводить баланс, не грызть своих подчиненных только из-за того, что они моложе и перспективнее! Я устала быть бабой с яйцами! Понимаешь? Я хочу быть как все — слабой, зависимой, нежной, скучной, смешной, наивной, восторженной, просто Женщиной. Такой, как ты!

Маша все понимала. Понимала она также и то, что согласится встретиться с Денисом при одном условии — Ирина должна ему во всем признаться, и как можно скорее.

Ничего не обещая, она согласилась лишь увидеться с ним. А дальше пусть решает сердце.

Оно ее не подведет. Оно никогда не подводило.

 

Завершенность действия — один из принципов гештальт-терапии, подразумевающий стремление личности к абсолютной целостности, избавление от фантомных болей, спровоцированных недосказанностью и неопределенностью.

В большинстве ситуаций люди по-настоящему хотят и стремятся к завершенным переживаниям, им нравится чувство уверенности и полноты. Точнее — законченности отношений.

Преследуя сугубо терапевтические цели, Мария сейчас сидела рядом с подозрительно молчавшей Ириной на переднем сидении ее «Опеля». Они ехали навестить Дениса в «Блек Форест».

Встретившись, бывшие подруги перебросились от силы парой слов приветствия. На вопрос «Рассказала?» Ирина мрачно кивнула и не стала развивать тему.

Вмешиваться в семейный конфликт во второй раз казалось безумием. Но тем не менее Мария рискнула пойти на шоковую терапию, исключительно ради себя, ради пресловутой завершенности и целостности.

«Через несколько минут я увижу Дениса. Пришло время закончить прерванный почти на целый год разговор».

 

Красный «Опель» притормозил у высокого кирпичного забора. Нажав на потайную кнопку, Ирина подождала, пока металлические ворота раскроются, и въехала во двор.

Одноэтажный кирпичный дом, увитый диким виноградом и усаженный по периметру розовыми кустами, являл собой теперешнее пристанище Дениса Морозова. Маша с любопытством огляделась вокруг. В саду никого не было видно, наверное, хозяин внутри.

Она поймала себя на мысли, что совершенно не волнуется по поводу предстоящей встречи. Иссушающая, казавшаяся непреодолимой и вечной боль миновала. Незаметно и предсказуемо иссякло волшебное чувство. Осталось лишь стремление поставить точку…

Ирина жестом пригласила следовать за ней и, поднявшись к двери, открыла ее.

 

Денис сидел в кожаном кресле напротив входа с сигаретой в руках.

Он ждал их.

Его красивое лицо замерло непроницаемой холодной маской, он цепким взглядом окинул вошедших, сделал глубокую затяжку и не торопясь выдохнул вверх клуб дыма.

— Что ты тут делаешь? — раздался его мрачный голос.

Маша в нерешительности остановилась, приняв эти слова на свой счет. Но в тот же момент Ирина жалобно пискнула, извиняясь, и, повернувшись к Марии, зашептала ей на ухо:

— Оставлю вас наедине, чтобы не мешать. Заеду за тобой примерно через пару часиков, не переживай, предварительно наберу, чтобы не спугнуть. Чувствуй себя… как дома.

Через секунду ее уже не было. У ворот послышался шум заведенного двигателя и шелест шин отъезжающего автомобиля.

 

Они молча смотрели друг на друга. Он не предложил ей сесть, вальяжно развалившись в кресле и дымя в лицо.

Она с интересом разглядывала человека, который еще год назад был для нее всем. Не нуждаясь в приглашении, Маша приблизилась к Денису и села на диван рядом, не сводя с него глаз.

Оба молчали.

«Как я раньше не замечала, что он… полноват. За этот год его лицо изменилось, стало жестким, словно вырубленным из камня; губы, сводившие меня с ума, портит надменность. Раньше он так не улыбался… Глаза видавшего виды старика. Пустые и циничные. Словно это не он…»

— Соскучилась? — Денис заговорил первым.

Маша поперхнулась от неожиданности, но решила не кривить душой:

— В общем, да. Как ты?

Мужчина не соизволил ответить. Вместо этого он грубовато спросил:

— Доступ к телу, как я понимаю, разрешен?

Маша проигнорировала этот выпад. Денис жестко затушил сигарету в хрустальной пепельнице и встал.

— Ну, давай отметим встречу, подруга! Виски, коньяк, или ты предпочитаешь русскую?

Маша отрицательно покачала головой.

— Как хочешь, я себе налью. А то того гляди расплачусь от радости.

 

«Что я здесь делаю?»

 

Денис вернулся со стаканом, наполненным наполовину крошеным льдом с виски.

— Ты долго собираешься в предбаннике сидеть? Чувствуй себя как дома, так хозяйка сказала. Пойдем в гостиную.

Устроившись перед огромной плазмой во всю стену, мужчина нажал кнопку на пульте, выбрав нейтральный канал.

Маша подошла к окну и выглянула в сад.

— Разводишь розы. Это была твоя мечта, я помню.

Денис молчал.

— Еще была у тебя мечта построить дом для себя и друзей, которые бы часто навещали вас. Дом ты построил, а друзья приезжают?

Он продолжал, не говоря ни слова, в упор разглядывать гостью. Потом оценивающе сказал:

— Ты почти не изменилась. Точнее, не похорошела внешне, а вот внутри у тебя появилось то, что мне всегда нравилось в женщинах, — стержень. И глаза перестали быть овечьими. Наше расставание пошло тебе на пользу. У тебя есть мужчина?

Вопрос застал Машу врасплох. Есть ли у нее мужчина? Может ли она так величать Максимильяна?

— Нет, — стараясь в это поверить, твердо ответила девушка, и ей почему-то стало грустно.

Денис расплылся в прежней обворожительной улыбке и протянул руку:

— Ну что же мы время зря теряем? Садись поближе, верная подружка, согрей мое заледеневшее сердце.

Маша с удивлением прислушивалась к своим ощущениям. Тело молчало. Еще несколько месяцев назад она жаждала услышать эти слова, вновь погрузиться в медовые глаза и испить забытую страсть. Как все изменилось. Нежные поцелуи Макса, его руки заштопали простреленное навылет сердце, залатали душу, вдохнули новую жизнь. Даже исчезнув, ангел-хранитель продолжал ее защищать.

Денис, не привыкший к отказам, подошел к Маше и по-хозяйски притянул ее к себе:

— Как же мне нравятся неприступные женщины! Ты изменилась, Машуль. В лучшую сторону.

Маша почувствовала на щеке влажное горячее дыхание, наполненное парами не выдохшегося с ночи алкоголя. К горлу подкатил рвотный спазм, и она, оттолкнув Дениса, отошла в сторону.

Внезапно его глаза злобно сузились, превратившись в две хищные щелки. Сквозь сжатые в бессилии зубы он процедил:

— Пошла вон отсюда, щипаная курица! Тебя сюда не приглашали!

 

«Щипаная курица — это он о моей прическе, — невольно подумала Маша, не испытав ни капли огорчения. — Точно, похожа на взъерошенную птицу. Бедный он, бедный».

Воспользовавшись моментом, девушка направилась к выходу. Потом о чем-то вспомнила и, обернувшись у самой двери, сказала:

— Странный ты себе дом построил. Одноэтажный, длинный, словно барак. Мне казалось раньше, что ты умел мечтать…

И, повернувшись, вышла на улицу.

 

Снаружи накрапывал дождь, порывы ветра гнули в вышине верхушки лохматых елей, окруживших плотной стеной коттеджный поселок под названием «Черный Лес».

Царила абсолютная тишина.

Птицы и звери притаились перед ненастьем.

Подняв лицо к небу, Маша плакала, ее слезы смешались с каплями дождя. Девушка впервые плакала от счастья.

Свободна!

Внезапно на ее мокрую щеку опустился и прилип запоздавший маленький листок клена. Она взяла его в руки, и крошка заиграл всеми красками минувшего лета. Словно сам Шварцвальд послал ей обратный билет в сказку.

«Пора возвращаться, Птичка!» — малиновые фалды сюртука мелькнули за колесом припаркованного у обочины автомобиля.

— Модник? — не веря свои глазам, прошептала Маша.

«Давно не виделись, малышка, — стук трости Старика и его слова подхватил пролетевший ветер. — Вспомни: пока мечтаешь — живешь. И когда не знаешь, как поступить, — поступи по-ДРУГОМУ».

 

Вернувшись домой, Маша вышла в интернет, нашла страничку Максимильяна Краузе и написала на его стене:

«Спорим, послезавтра на закате ты не захочешь любоваться розовой кампанилой? Тебе будет достаточно видеть ее отражение в моих глазах».

Потом зашла на сайт «Аэрофлота» и купила себе билет до Венеции.

 


 

[1] В пер. с англ. — «Черный Лес».

 

 

  • Вечер двадцать четвертый. "Вечера у круглого окна на Малой Итальянской..." / Фурсин Олег
  • Обыкновенный гуманоид / Белая Катя
  • Анна Анакина - Озеро, шашлык, рыбка и... / Истории о Серёге - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Найко
  • Жених русалки / «Ночь на Ивана Купалу» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС. / Мааэринн
  • Чудовище Джет. Судейские отзывы / Ночь на Ивана Купалу -3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • *** / Стихи / Капустина Юлия
  • Первая ночь / Салфетка №63 / Скалдин Юрий
  • Однажды летним вечером / Кто гасит звёзды / Валевский Анатолий
  • Странные соседи / Рассказки-2 / Армант, Илинар
  • Так устал... / Кто сказал?.. / Маруся
  • Сумеречный Дозор - Ничья сила / Мир Дозоров / Милюкова Елизавета

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль