Ирина Лазарева. Истоки происходящего

0.00
 
Ирина Лазарева. Истоки происходящего

Научно-исследовательский институт тепловых процессов на севере Москвы давно перестал быть режимным предприятием. Номинально он подчинялся предписаниям первого отдела, но по знакомству можно было спокойно проехать на территорию.

Днем того же дня, 11 сентября, «Паджеро» Ирины Лазаревой припарковался около транспортного цеха. Хозяйка уверенным шагом направилась в лабораторию по изучению сопротивления материалов в условиях вакуума.

В небольшом кабинете, забитом комнатными растениями, перед свежезаваренным чайником ее ожидал седой сухопарый мужчина пятидесяти с хвостиком лет. Борис Михайлович был не только крестным отцом обеих сестер Лазаревых, но и известным в столице эзотериком, носящим имя Деметр. В практике ясновидения он не имел равных.

Услышав стук в дверь, мужчина поднялся из-за рабочего стола, мельком взглянул в треснувшее зеркало, спрятавшееся за горшками с колеусами, и, натянув на лицо улыбку, открыл дверь.

— Здравствуй, Ирочка, с днем рождения тебя, дорогая, — произнес он, целуя вошедшую и жестом предлагая занять кресло напротив. — Чаю? Только что заварил. Немного мелиссы, щепотка чабреца для улучшения дыхания, земляничный лист.

— Да, Борис Михайлович, не откажусь. Жаль, что за рулем, иначе попросила бы чего покрепче.

— Так в чем дело? Оставляй машину у меня. Завтра заберешь, я не вижу проблем, девочка. Тем более праздник сегодня.

— Зато я вижу одни проблемы, и скоро они меня задушат. Праздник этот мне поперек горла, как рыбья кость. Ладно, налей своей фирменной на рябине! Отменю, пожалуй, сегодняшний сеанс с очередной ополоумевшей ревнивицей. Перебесится, глядишь, к утру и поумнеет.

— Не нравишься ты мне последнее время, Ирина, ой как не нравишься. Что-то темное в душе у тебя накопилось, а избавиться от него не хочешь. Или не можешь? Расскажи о Виктории. Она возвращается?

Ира достала сигарету из сумочки, неторопливо прикурила, жадно втянула ароматный дым и выпустила на волю одно за другим несколько аккуратных колечек, постепенно рассеявшихся в воздухе.

Возвращается ли ее сестра? Вопрос надо задать по-другому — хочет ли она вернуться? На данный момент вывод неутешительный — не хочет. Она до сих пор мастурбирует и, упиваясь мукой, разрушает свой разум. Она предпочитает заниматься любовью в одиночестве. С определенного момента.

Губы Ирины скривила кривая усмешка. Сделав глоток сладкой жгучей настойки, она наслаждалась реакцией вкусовых рецепторов на поступление желанного и необходимого лекарства, быстро побежавшего по кровотоку.

«Пять секунд, всего пять, и я все расскажу. Как же мне сейчас хорошо…»

Борис Михайлович терпеливо ждал, устроившись в рабочем кресле и пристально наблюдая за крестницей. Он сканировал ее настроение, все больше убеждаясь, что Ирина выбрала неправильный путь. Выбрала давно, тщательно скрываясь за вежливыми диалогами по телефону, за отменяемыми встречами, за ускользающими взглядами и сдерживаемыми улыбками.

 

— Она до сих пор не желает говорить со мной, точнее так: она отвечает на поставленные вопросы, но не задает своих. Она перестала интересоваться моей жизнью! Абсолютно… Такого никогда раньше не было, мы же — одно целое…

— Причина все та же? Она обвиняет тебя в сговоре с Гаем?

— Я попыталась убедить ее в обратном, рассказав правду, но боюсь, она не удовлетворена.

— А ты действительно поведала ей всю правду или что-то утаила?

Ира вздернула брови в недоумении, потом опустила голову, разглядывая вздувшийся финский линолеум, выстланный в кабинете Бориса Михайловича в доисторические советские времена.

«Ну уж нет! Тебе, крестный, точно не позволю читать свои мысли, проехали!»

— Нет, я не привыкла скрывать правду от единоутробной сестры, тем более когда ей требуется помощь.

— Ира, смотри мне в глаза! Позволь мне узнать истинную причину, по которой Виктория считает тебя виновной в своем безумии.

«Бла-бла-бла… Началось. Пытка правдой, истязание совестью, наказание милостью».

— Я не знаю, почему она считает меня предательницей. Я должна была лететь в Венецию, я мечтала о карнавале всю жизнь и готовилась к участию в нем, заказывала для себя — не для нее! — костюм и разыскивала особого мастера, способного изготовить Моретту. Для себя, не для нее!

— Ирочка, не волнуйся, я верю. Давай разберемся, возможно, ты упускаешь крошечную деталь, которая сыграла роковую роль.

— Хорошо, попробуем снова пройти все пункты от «а до я. Начнем с основного фигуранта, рокового красавца — Гая Фердинанда. Я сама нашла его в Сети, копаясь на открытом форуме по сновиденческим практикам. Хоть чем-то одарил меня Господь, в отличие от облагодетельствованной им сестрицы: он научил меня видеть правильные сны. Именно этот человек под ником Dreamcatcher[1] привлек мое внимание оригинальным объяснением происходящего и предложением особого, альтернативного пути развития способностей.

Постепенно мы познакомились вне ников, оставаясь неосязаемыми друг для друга. Длительное время общались как друзья, не скрывая ничего или почти ничего. Обменялись фотографиями, как делают многие. Что у меня талантливая сестра, я написала ему из-за гордыни, из-за желания выделиться, впрочем, как всегда. Мы собирались встретиться в Венеции, даже оговорили место — с левой стороны от колокольни Святого Марка. На мне должен был быть алый костюм куртизанки и черная Моретта… На нем… Он написал, что готовит сюрприз, уверяя, что узнает меня по костюму и редкой маске. Вот и все! Так в чем моя вина, Борис?

— Ты успела предупредить Гая, что вместо тебя летит сестра? Вот где я вижу камень преткновения!

Лицо Ирины помрачнело. Сколько можно? Она сама не раз задавала себе этот вопрос — как подвисший сервер успел доставить письмо? Почему оно, оставаясь в папке «Неотправленные» и стертое после раздумий, в то же время пошло по назначению и достигло адресата?

Второй вопрос, на который ее сестрица не дала ответа, — почему она при встрече с Гаем назвалась ее именем? Неужели в детстве не наигралась в путаницу? Вот и поплатилась!

— Хорошо, Ира, оставим причины-следствия. Предначертанное — свершилось. Сейчас важно то, что он вновь нашел твою сестру, как ты говоришь, во сне, из чего следует вывод: она до сих пор ему нужна. Видимо, не раскрыла еще все тайны. Либо он ищет ее по другой причине. Исключать человеческие чувства я не намерен…

Зависть темным облаком промелькнула по лицу Ирины и, испугавшись наказания, исчезла.

— Он снится ей уже на протяжении недели. Так она сказала. Он проявляется спрайтом. Вика ощущает присутствие. По-моему, она этому рада. Ее глаза наконец ожили.

— Скажи, она видит ОС?

— Нет, она слепа как крот в сонном мире!

Борис Михайлович скрыл негативную эмоцию улыбкой. По-стариковски пожевал губами, подыскивая правильные слова.

— Ириш, сейчас она находится в ограниченном пространстве. Ее Дух, ее разум ищет возможность вырваться, а в условиях клиники неограниченную свободу ему может предоставить только сон. Скоро она начнет сновидеть не хуже тебя, тем более с ее способностями… А встретившись с ним там, в Осознанном Сновидении (возможно, именно этой встречи Ловец Снов и ждет, проецируясь последнее время в ее подсознании), она, неподготовленная, может попасть в еще большую беду, по сравнению с которой испытанные в Венеции галлюцинации покажутся обычным алкогольным бредом. В астрале я встречал чудовищ, рядом с которыми птицы апологета высшего суда, Иеронима Босха, казались райскими пичугами, а апокалиптические создания на ходулях — несуразным продуктом фантазии в школьном альбоме. Творцом того мира является не человеческий мозг.

— Я знаю, крестный, кошмары и меня периодически посещают. Но страх выносит меня в реал, не давая возможности насладиться паноптикумом. Вопрос в другом. Как ты расцениваешь утверждение Вики, что Гай одержим? Это может быть правдой, или моя сестра действительно с катушек слетела?

— Ира, побойся бога! — в голосе мужчины зазвучали металлические нотки. — Мы оба знаем, что Виктория не больна, она пережила личную трагедию. Некоторые заканчивают суицидом, большинство — депрессией, и лишь немногие сразу берут себя в руки. Реакция Виктории вписывается в рамки посттравматического синдрома. Ей необходимо время, чтобы прийти в себя и вернуться к нормальной жизни, если таковую вообще можно назвать нормой. Забери ее из клиники, лично я не вижу необходимости продолжать лечить то, что изначально не лечится. Ее способность глушат нейролептиками, пытаясь сделать из гения обычного человека. Не бери грех на душу! Порой меня посещают подозрения, что ты положила ее в больницу, преследуя определенную цель...

Ирина покраснела. Она из последних сил боролась с подступающим гневом.

«Деметр умеет запустить руки в душу и копаться там вслепую».

Борис намеренно не обратил внимания на реакцию собеседницы.

— Проехали… Давай еще по одной за ваше с сестрой здоровье.

Ира послушно проглотила обжигающую настойку и поморщилась. Крестный продолжил:

— Итак, верю ли я в подселение? Почему нет? Но придерживаюсь мнения, что видения вызваны нестандартной ситуацией. Женщина влюбилась, идеализировав до предела предмет поклонения. Почему не допустить наличия опиумных составляющих, примененных Гаем для скорейшего достижения цели? Он желал получить от нее информацию как можно скорее и в полном объеме. Но я также не отрицаю вмешательства потустороннего, точнее, оставляю ему один процент из ста более логичных объяснений.

Известны факты взаимодействия спящего человека и низших астральных сущностей, но эти паразиты дальше привычной среды обитания не лезут. Нет у них способностей долго существовать в нашем плотном мире, разве что в теле реципиента. Не мне тебе рассказывать, как наводятся проклятия, насылается порча и подсаживаются лярвы. Хорошо, что ты не занимаешься подобным «знахарством», во всяком случае, надеюсь на это…

— Нет-нет, не сомневайся, через черту я не перехожу. Грех на душу никогда не возьму, — быстро запричитала Ирина.

«Почему я оправдываюсь???»

— Верю тебе, успокойся… Переступишь — я по глазам прочту.

Неизвестно, как далеко продвинулся Ловец в изучении сонных миров, скольких проводников на пути повстречал. Кем они являлись? Какую цель преследовали, помогая ему идти дальше? Некоторым неуспокоенным душам, лишенным проявлений физического мира, пресловутых пяти чувств, привычных греховных удовольствий, достаточно, прицепившись репьем, незаметно переползти рубеж.

Но от таких непрошеных гостей избавиться не доставит труда. Хуже, если Гай добровольно привел чужеродную сущность. Уже не заблудшую душу, а эманацию элементарного зла, темной стороны, пригласил по собственной воле, так сказать, заключив особый договор: ты здесь — мне, я там — тебе.

Нет ничего желаннее для низших, чем вновь пережить в человеческом теле оттенки эмоций, апофеозом которых являются любовь, секс или наслаждение болью, мучения разбивающихся сердец, смерть родных… В смрадном мире они лишены удовольствий, там они, словно шакалы или навозные мухи, подлизывают заживающие раны и подсыхающие слезы, здесь они пьют кровь и слезы взахлеб, наслаждаясь чистой энергией.

Ирину передернуло от услышанных слов. Некоторое время она молчала и думала.

«Каким бы ни было объяснение случившемуся, вывод напрашивается неутешительный. Гай представляет реальную опасность. Есть ли надежда, что он более не появится в жизни Виктории? Есть ли надежда, что он появился только в моей и забыл сестру навсегда. Все бы отдала. Все».

 

Борис Михайлович тяжело вздохнул и с видимым усилием сменил тему разговора:

— Деточка, помнишь наш давний разговор про клиентку, пришедшую приворожить мужа? Ты упомянула тогда о Скользящих душах. Я замотался. Если сейчас то фото с тобой, то милости прошу — показывай!

Ира встрепенулась. В свете происходящих в ее семье странных событий она и думать забыла о влюбленных голубках, которых разлучила, не прикладывая особых усилий. Самовлюбленная клиентка, впечатленная дешевой атрибутикой и специально подготовленной для нее сценой с благовониями и свечами, ушла в полной уверенности в сотворенном колдовстве и не догадалась о том, что ее просто напросто развели на крупную сумму. Вместо взмаха волшебной палочки впарили лекцию по семейной терапии. Дураки всегда платят! Такой девиз устраивал Ирину и успокаивал ее совесть.

А дураки к ней последнее время действительно зачастили. Вроде двадцать первый век на дворе, а с суевериями даже нанотехнологии не справляются. Люди рождаются с намертво впаянным в генетический штрих-код кретинизмом. Быть глупым спокойнее. Прочел заклинание, нашел шарлатана, заплатил энную сумму — и живи дальше счастливо.

Проблемы возникают от ума, от стремления сомневаться.

 

Фотография бывших влюбленных, склеенная и очищенная от ритуального воска, нашлась во внутреннем кармане сумки и была незамедлительно выложена на стол перед Деметром. Тот наложил на снимок руки и прикрыл глаза, прислушиваясь к внутреннему голосу. Несколько секунд спустя он удивленно взглянул на Ирину:

— Странно. Ты говорила, тактильная отдача значительна, но сейчас я ощущаю лишь слепок, стершийся след. Образы теплые. Скорее, ее. Мужчина аккумулирует любовь. Однако, факт бесспорен — они Скользящие, но идущие параллельно. Линиям их жизней не суждено пересечься ни в прошлом, ни в будущем. Они словно сателлиты, уравновешивающие друг друга, одновременно отталкивающиеся и притягивающиеся. Если они опять встретились, значит, возложенная задача пока не выполнена, ошибки прошлого не учтены и переместились в настоящее, поменяв полярность. Палач стал жертвой, и наоборот.

Ты правильно сделала, что не вмешалась в их судьбу. Не нами заговорено, не нам и отменять.

Постарайся найти этих птичек и проследить — в исследовательских целях, так сказать.

— Твоими устами бы да мед пить, уважаемый Борис Михайлович. Да что-то вкривь стежка-дорожка пролегла, не по нашим правилам. Не сделала я ничего плохого, уму-разуму клиентку самонадеянную поучила разве что. Но нет, одна из райских птичек, известная как Мария Фогель — да-да фамилию легко оправдывает[2]! — так вот она сама на меня вылетела. Буквально! Этим утром угодила под колеса моей машины. Отделалась ушибами. Это можно еще посчитать случайностью, но тот факт, что она назначена новым лечащим врачом Виктории, — уже далеко не случайность, а проделки циничного фатума. Не так ли, дорогой крестный?

Борис Михайлович ответил не сразу. Крякнул по-стариковски. Глянул на дно чашки, повертел ее по и против часовой стрелки, пытаясь понять странные узоры из чайных листов:

— Я думал, что удивить меня уже невозможно. Заманчивый пасьянс у вас складывается, однако…

 


 

[1] В пер. с англ. — «ловец снов».

 

 

[2] Фогель (Fogel) в переводе с немецкого означает «птица».

 

 

  • Замешательство / Фрагорийские сны / Птицелов Фрагорийский
  • Иногда бессильно чудо - Армант,Илинар / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Рисунки / Нова Мифика
  • Эпиграмма на Медведева, того, который Д. А. / Фурсин Олег
  • 5 / Операция "Лунная рапсодия" / Герина Анна
  • Аннотация / Песни полночного ворона (сборник стихов) / Воронова Влада
  • Лешуков Александр - БАЛ / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • Перелёт фрегата «Нормандия» к Цитадели. Недолгая стоянка / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • 4 / Филер / Бурмистров Денис
  • Прекрасная Елена / Мир Фэнтези / Фэнтези Лара
  • Родные письмена / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль