Глава пятнадцатая. Конец разлуке / Рождённый под знаком вора / Баракин Денис
 

Глава пятнадцатая. Конец разлуке

0.00
 
Глава пятнадцатая. Конец разлуке

Глава пятнадцатая. Конец разлуке

 

Башня. 412 год третьей эпохи. Сиядень.

 

Наше путешествие в стан врага началось вполне благополучно – мелкие неприятности вроде неудобного маршрута или пугающих встреч не стоило принимать в расчёт. В общем-то, это можно даже назвать везением. Ведь в самых оптимистичных своих видах на проникновение в Башню, ни я, ни Эталь даже не предполагали, что всё окажется так просто.

Чудовищная правда о магах, открывшаяся нам в мрачных катакомбах не могла повлиять на избранную цель. Как не ужасны были враги, их следовало победить. И всё же хаос, воцарившийся в стане ваятелей из-за освободившихся жутких тварей, произвёл немалое впечатление – страшно было представить, что могли бы устроить монстры, ворвавшись в мирный город или просто оказавшись на поле боя. А ведь маги выращивали своих бестий именно для войны.

Пусть мы с лёгкостью миновали полигон именно благодаря тому, что кто-то выпустил на волю тварей всех мастей, но Эмпирус свидетель, как же ужасно должно было бы сражаться против таких монстров!

Если я правильно понял цели Ковена, эти твари растились для создания регулярной армии. А тот, кто содержит собственное войско, наверняка подумывает о захвате власти. Не вышло ли так, что мы, преследуя свои цели, совершенно случайно раньше срока вскрыли нарыв противоречий, копившийся не одну дюжину лет, и подтолкнули фракции к открытому противостоянию?

Сейчас маги не были готовы выступить против всей Империи, но случись их удар через несколько лет, да ещё когда Тирем его не ожидал бы – власть неминуемо перешла бы к Ковену. Уж не намеривались ли верховные маги манипулировать пророчеством? Не для этого ли они готовились к битве? Подтасовав его под себя, шестеро в полной мере доказали бы неизбежность управляемого грядущего. А заодно возглавили бы империю.

Конечно, эти вопросы посетили меня позже, когда мы оказались в относительной безопасности в оранжерее. Хотя правильнее было бы назвать её настоящими джунглями. Узловатые странные деревья, охваченные вьющимися растениями, явно не встречались в наших краях. И размер этого кусочка южного леса поистине впечатлял.

Извилистые тропинки в этом царстве зелени были, наверное, единственным местом, свободным от зарослей. Но мы не могли себе позволить путешествовать открыто – слишком велик был шанс встретиться с кем-то на узкой дорожке. Пришлось решиться и нырнуть в джунгли, которые могли надёжно скрыть не то, что двух – несколько дюжин человек.

Заблаговременно услышать шаги здесь было почти невозможно – кругом царил гомон всевозможной дикой живности. На все голоса перекрикивались птицы, шелестели в листве какие-то человекообразные мелкие существа с длинными хвостами, ловко перепрыгивая с ветки на ветку… Наверняка имелись и хищники, встречи с которыми лучше было бы избежать. Необходимость соблюдать осторожность никуда не исчезла. Путь через джунгли не походил на увеселительное путешествие.

Почему мы опасались преследования, если проникли в Ковен скрытно? Об этом следовало сказать в первую очередь. Стоило ли мне слушать речи Вайерина, если в итоге я пренебрёг, должно быть, всеми его предупреждениями? Началось это ещё в лагере ваятелей. Там был совершен первый промах.

– Берегись! – успела крикнуть мне Эталь.

Благодаря своевременному предупреждению я успел отскочить в сторону, чудом увернувшись от выстрелившего на дюжину шагов пупырчатого языка мерзкой гигантской жабы. Присоски на нём едва не коснулись моего лица. Тем не менее, я во всей полноте ощутил зловоние, исходящее от отвратительной розовой плоти. Отчего-то мне совсем не хотелось знать, чем питается это чудище.

Мы с Верной оказались отрезаны друг от друга вставшим между нами монстром. А ведь цель была уже так близка! Буквально в шести шагах от меня находился заветный проход, ведущий к лестнице наверх в Башню. Подземные тоннели, позволившие нам добраться до тайного входа, заканчивались совсем рядом.

Жаба казалась несокрушимой. Гигантская, отвратительная и непоколебимо уверенная в своём превосходстве. Глупые ничего не выражающие глаза смотрели на нас, а язык готовился к новому выстрелу.

Но если чудище рассчитывало, что мы сдадимся, после того, как преодолели непростой путь до подземелья и победили в бою двух магов, то оно крупно заблуждалось. Скорее, это ему следовало найти себе добычу попроще.

– Отвлеки её, а я распахну дверь. Внутри она нас не достанет! – крикнул я жрице, оставшейся позади жабы.

План казался разумным, ведь Эталь не успевала пробежать мимо чудища, чтобы открыть дверь и заскочить внутрь. А даже если бы у неё получилось – моя участь оставалась под вопросом. Прижатый к стене здания и лишенный оперативного простора, я вряд ли смог бы долго уворачиваться от склизкого языка «любвеобильного» создания. А ведь такой поцелуй для одного из нас закончился бы плачевно! Хватило бы единственного «чмока», чтобы от меня не осталось мокрого места.

Верна не медлила – тут же атаковала жабу копьём воздуха. Чудище издало недовольное бульканье, отдалённо напоминавшее «квоа», и обернулось к новому противнику. Кожа монстра оказалась настолько прочной, что даже заклинание не нанесло ей значительного урона, а только разозлило бестию. К счастью, мы не собирались пытать её убить. Нам требовалось простой пройти мимо.

Как только существо переключило своё внимание на нового противника, я поспешил к двери. Путь был открыт. Но каждое мгновение в этом хаосе мечущихся по всему лагерю клубков ярости было смертельно опасно. Моя любимая подвергалась в этот момент большому риску. Разумеется мне нужно было справиться как можно быстрее.

К немалому удивлению дверь оказалась заперта. Причём, о чудо, обычным ключом! Это радостная новость подняла моё настроение, ведь стоило натолкнуться на магический барьер, и вряд ли удалось бы с ним сладить. А Эталь была сейчас несколько занята. Жаба не давала ей расслабиться. Похоже, тварь серьёзно обиделась на укол в спину.

Позабыв о том, что моё действие окажется подозрительным для магов – я доверился инстинктам вора. Весь окружающий мир поблек. Остались только отмычка и замок. В какофонии звуков сложно было услышать столь желанные щелчки, но запор оказался достаточно простым, и не смог устоять перед моим мастерством.

Распахнув дверь, я кувырком вкатился внутрь, готовясь тут же атаковать затаившихся там врагов. Но помещение пустовало. Не дожидаясь особого приглашения, следом за мной внутрь влетела разгорячённая жрица. Язык жабы ударил в стену рядом с дверью – последний шанс отужинать одним из нас она упустила. Дальше чудищу дороги не было.

Но в горячке тех событий мы совершенно упустили из виду, что взломанный без магии замок окажется для магов сигналом тревоги, стоит им только разобраться со своими взбесившимися созданиями. Несомненно, следом за нами должны были через какое-то время отправить погоню. Жаль, что умные мысли отчего-то всегда приходят с опозданием. Но не буду о грустном.

 

Второй допущенный мной промах опять же оказался вынужденным. Но от того не менее досадным. Мы уже пробирались по коридорам Башни, когда нам на встречу попался заспанный маг, неспешно шагающий по своим делам.

Казалось бы, сущий пустяк. Бедняга вряд ли мог в том состоянии серьёзно нам угрожать. Нужно было только скрыться от его не слишком внимательного взора, и он наверняка прошел бы мимо. Так мы и постарались сделать.

Эталь сумела спрятаться, а вот мне повезло меньше – достаточно широкой ниши поблизости не оказалось. Вспомнив слова Миртиса о том, как он однажды висел над купцом, выносящим ночной горшок, я, упершись руками и ногами в стены, забрался к потолку. По моим расчётам мужчина должен был миновать нас, ничего не заподозрив.

Но он оказался внимательным и щепетильным в вопросах чистоты – обнаружил на ковре следы от сапог. Сам маг расхаживал по коридорам в смешных тапочках. Если его примеру следовали остальные – не удивительно, что грязь сюда не попадала. Это-то и привлекло его взор, заставив остановиться и задуматься о первопричинах обнаруженных следов.

Одним словом, он вот-вот заметил бы меня или Эталь. Пришлось действовать на опережение. Один прыжок, и дело было сделано. Убийство прошло тихо. Клинок не подвёл. Однако маг, поверженный ударом стального зуба вряд ли не вызвал бы переполох у тех, кто его неминуемо нашел бы. Прятать тело здесь было некуда.

После этой злополучной встречи мы помчались к оранжерее как сумасшедшие. Только в её дебрях можно было затеряться, скрыться от преследователей, которые наверняка не замедлили бы явиться по наши души. Слишком много следов осталось за спиной горе-лазутчиков.

Что грозило нам в лесу, так это полная дезориентация. Он оказался по настоящему огромен. Сложно было вообразить, что крошечный кусочек, каким был обозначены джунгли на карте, на деле окажется необъятным и необозримым.

Ещё одной опасностью явилось заходящее солнце. Багряные лучи небесного светила словно неохотной пробивались сквозь мутный прозрачный купол, до которого едва не доставали вершины деревьев. Заблудиться в этом диком лесу можно было запросто даже днём, что уж говорить о ночи. Ситуация складывалась не лучшим образом.

– Если здесь они выращивают растения для ингредиентов, нужно быть предельно внимательными и осторожными! – предупредила меня Эталь, прежде чем мы продвинулись вглубь.

Не совсем поняв её мысль, я удивлённо покосился на жрицу. «Ужели она опасается листочков?»

– Яд. – коротко ответила она. – Причём далеко не все растения безобидны! Многие способны за себя постоять, а то и поохотиться на неумелого травника.

– Только живых цветочков нам ещё не хватало! – ошарашенно отозвался я, не в силах поверить в подобное могущество растительности.

Словно в доказательство слов Верны прямо перед нами цветастая птичка, неосмотрительно севшая на благоухающее растение, поплатилась своей жизнью за незнание ботаники. Ловушка листьев мгновенно захлопнулись, не оставив жертве ни единого шанса.

Зрелище впечатлило. Может конкретно это растение и не представляло угрозы для человека в связи с небольшими размерами, но если здесь встречалось нечто более крупное… стоило держать ухо востро! Мне совсем не хотелось оказаться заживо переваренным цветочком-переростком.

И всё же, несмотря на опасности, нам предстояло пройти джунгли насквозь. Об отступлении не могло быть и речи. Слишком долгий путь мы проделали, чтобы теперь просто повернуть назад.

Пока светило солнышко, идти было не сложно. Внимательно осматриваясь, мы продвигались всё глубже и глубже в царство растений. Но солнышко вскоре скрылось за горизонтом. Окружающий мир быстро стал непроницаемо мрачным, а оттого ужасающим.

В каждом шорохе мерещилось чудище, всякое дерево казалось живым демоном, который только того и ждёт, что ты подойдёшь к нему поближе. А уж тогда-то он наверняка набросится, позабыв про свою неподвижность.

Словом, о ночи в джунглях не хочется даже вспоминать. В удивительной громкой тишине и практически полном мраке мы не рискнули продолжить движение. Даже несмотря на упущенное время – решили остановиться на ночь. Так было безопаснее всего. Мертвеца уже не чем не могли помочь моей дочурке. Поэтому следовало поберечь себя в том числе ради неё.

Я не стал бы называть сном то состояние, в котором пребывало моё тело, кое-как устроившееся на высоком дереве. Каждый раздавшийся шорох казался громогласным и заставлял тревожно вздрагивать. Но когда всё вновь затихало, страх не отступал, а лишь сильнее сжимал свои стальные когти.

Не знаю, каково пришлось моей дорогой спутнице, но не думаю, что Эталь перенесла это время многим лучше меня. Даже церковная выучка не помогала. Заснуть не удавалось – оставалось только погрузиться в чуткую полудрёму. В ней-то я и провёл всю ночь в джунглях.

Казалось, что где-то вдалеке звучали человеческие голоса – воображение рисовало разъярённых магов, рыщущих в поисках убийц своего коллеги… Но, думаю, виной всему был один только страх. Он оказался единоличным правителем этой ночи.

Но даже время его тирании было много меньше вечности. Пусть тьма сыграла дурную шутку, заставив поверить, будто рассвет не наступит никогда – лучи солнца всё же пронзили мрак. Только при свете мы решились продолжить путь.

Солнышко стало нашим ориентиром и сильно помогло в состязании с коварными плотоядными растениями. Мои худшие предположения подтвердились – в этом лесу встречались достаточно большие экземпляры, способные проглотить человека целиком. Мы едва не напоролись на одно из них.

Арсенал этих монстров включал в себя не только прекрасно замаскированные ловушки, но и подвижные лианы, ядовитые шипы, облачка выплёскиваемого сонного газа… Хвала Богам, мы сумели их перехитрить и не дать себя проглотить. Растениям на этот раз не удалось отведать человеченки.

Без знаний жрицы и её защиты мне ни за что не удалось бы преодолеть эту зелёную полосу препятствий, которую мы ошибочно сочли самым лёгким путём к своей цели. Но даже вместе нам приходилось нелегко. Полагаю, что пробиваться с боем по коридорам Башни было бы безопаснее и проще, чем продираться сквозь бесконечные заросли опасной агрессивно настроенной растительности, от которой неизвестно, чего можно ожидать.

И вот, когда путешествие начало казаться нескончаемым, мы наконец-то заметили просвет между деревьев. Это было настоящим подарком судьбы. Вскоре ненавистные джунгли остались позади. Если верить клонящемуся к горизонту солнцу, дорога сквозь заросли заняла у нас целый день!

Судя по картам, которые мне довелось видеть, вся Башня не могла занимать такой площади. Даже учитывая низкую скорость передвижения, мы никак не должны были потратить столько времени. Эта странность не давала покоя.

– Как такое возможно? – невольно сорвалось с языка.

– Может быть, всё дело в том, что мы двигались по кругу? – неуверенно отозвалась Эталь. Чувствовалось, что сама жрица не слишком-то верит в свою версию. Ужели мы с ней и вправду могли заблудиться?

– Но мы же шли по солнцу. Ориентир был чёткий. В любом случае, нужно пройти несколько кругов по всей Башне, чтобы это заняло столько времени! – не согласился я.

Верна пожала плечами, что в нашем случае было лучшим ответом. Забивать голову неразрешимыми загадками не следовало. Не те были время и место. Сосредоточенность на других задачах не позволяла уделить решению головоломки вдоволь внимания.

И всё же, стоило только задуматься о том, что мы могли и не выбраться из враждебных дебрей, недооценив могущество противников, как становилось по-настоящему страшно. Не хотелось бы блуждать по зарослям до самой смерти.

Решительно тряхнув головой, я выбросил эти мысли из головы и через силу улыбнулся. После чего зашагал вперёд. Меня ждала дочь – а значит, никакие неведомые магические выкрутасы не смогут встать на пути! Эталь воодушевилась моим настроем и тоже приободрилась. По нашим расчётам идти оставалось совсем недолго. Наша цель был близка.

Перед нами открылись три параллельных галереи, в каждой из которых двери шли с каждой стороны. Все они, если полученные сведения были верны, вели в комнаты детей. Ковен растил себе смену. В общей сложности нам предстояло просмотреть три дюжины помещений. Причём крайне желательно, чтобы всё прошло незаметно.

Задача была непростой. Выполнить её днём было бы затруднительно – слишком велик риск встречи с идущими по своим делам магами. А вот ночью… К счастью, солнышко как раз клонилось к закату.

План был прост. Требовалось раздобыть одежду наших врагов и посетить детишек под видом их преподавателей, чтобы малыши не подняли тревогу. Даже если кто-то из них наутро поведал бы настоящим учителям о ночных гостях – оказалось бы слишком поздно.

До той поры я не задумывался о том, как мне удастся узнать мою дочурку, отличить её от десятков других девочек. Всё казалось само собой разумеющимся, простым и не требующим каких-то усилий. Но стоило Верне спросить меня об этом, как я растерялся и не нашел, что ответить.

Впрочем, замешательство длилось недолго.

– Во-первых, наверняка там будет не слишком много детей подходящего возраста… – это было только предположением. Ведь если маги отбирали младенцев, рождённых под определённым сочетанием звёзд, наверняка многие ребятишки были одногодками. К тому же не так уж просто на глаз определить возраст. – Во-вторых, я же должен узнать родную кровь!

Эталь скептически посмотрела на меня, ожидая чего-то более весомого. Разлучённый на семь лет с дочерью, я вряд ли сумел бы отличить её от похожих девочек. И тут наконец-то мне в голову пришла нужная мысль:

– Ведь у неё есть родинка на левом бедре с внутренней стороны!

Но взглянув на свою спутницу, я понял, что вновь сказал что-то не то. Действительно, не будешь же заглядывать каждой девочке под юбку! Тем не менее, мы решили действовать. Оставалось положиться на Случай. А он нередко помогал выпутываться и из более сложных ситуаций.

Вечерело. Солнце вскоре должно было погасить свой огонь и передать бразды правления миром сводной бледноликой сестре. Мы выжидали своего часа, что было отчаянно непросто, когда столь незначительное расстояние отделяло нас от цели. Хотелось плюнуть на всё и броситься вперёд.

– Если никто не появится – придётся идти, в чём есть. – не терпящим возражений тоном произнесла Эталь.

Чувствовалось, что ей не терпится начать действовать. Большинство магов уже покинули эту часть комплекса, но мы всё ещё выжидали удобного момента. Слишком большая группа магов была двум лазутчикам не по зубам. А других пока что не попадалось.

Я и сам прекрасно понимал, что каждый миг, проведённый на вражеской территории, несёт в себе угрозу, а потому не собирался спорить. Но какое-то едва ощутимое чувство заставило меня удержать жрицу на месте ещё некоторое время. И, как оказалось, не напрасно. В конце коридора, ведущего к детским комнатам, показались трое магов.

– Вот и наш шанс! – хищно прошептала моя спутница, жаждущая уничтожить ещё несколько врагов.

Зная её пренебрежительно отношение к противникам, я не разделял этой радости, считая её преждевременной. Поэтому поостерегся загодя списывать их со счетов, памятуя о том, как недооценил старика-алхимика. Требовалось действовать молниеносно и чётко, но при этом продуманно. Второго шанса нам никто не дал бы.

Будь враги обычными смертными, я воспользовался бы дротиком с соком сон-травы. Они работали безотказно во времена, когда мне доводилось промышлять воровством. Многие стражники просыпались поутру, напрочь позабыв, что же с ними давеча приключилось. А я тем временем скрывался с места преступления.

Но поскольку у меня имелись сомнения в том, что сон-трава подействует на магов, пришлось положиться на куда более надёжный яд на основе аконита. Пленники могли пригодиться, но не когда мы были вынуждены действовать сразу против трёх опасных противников. Я понимал, что слишком велик риск не рассчитать своих сил и жестоко за это поплатиться. Бить следовало наверняка.

Эталь, как и я, имела при себе несколько дротиков. Сейчас именно эти малютки готовились стать нашим главным козырем. Незаметные, но крайне опасные, они часто были недооценены даже мастерами моего ремесла. Именно редкость их применения должна была сослужить сейчас хорошую службу. Стремительная и смертельная атака – таков был план.

Как только маги ступили за незримую границу, два дротика почти синхронно устремились на поиски жертв. А следом, не дожидаясь результата, в атаку устремились их собраться.

Двое мужчин, которые шли впереди, приняли удар на себя, а вот третьему за их спинами повезло – спасла толстая ткань просторного одеяния. Дротик застрял в ней, не добравшись до тела. Несмотря на неожиданность нападения, маг среагировал мгновенно. Между ним и нами возникло облачно серого тумана, а сам маг скрылся из вида.

Мы не имели права его упустить, а потому я помчался следом, намереваясь проскочить сквозь серое марево, отвлекающее внимание и настигнуть врага. В ближнем бою он наверняка должен был уступить.

Но не тут-то было! Стоило мне соприкоснуться с этой субстанцией, движения стали вязкими и невероятно медленными. Создавалось ощущение, будто я угодил в трясину – так тяжело было двигаться. Каждый шаг давался с невероятным трудом. Я хотел было предупредить Эталь, но изо рта вместо слов вырвались какие-то низкие растянутые звуки.

Несколько неизмеримо долгих мгновений я находился в этом отвратительном беспомощном состоянии. Подступающие отчаяние и страх уже готовы были сцапать меня своими хищными когтями. Но тут впереди показался силуэт коварного мага, заманившего меня в эту окаянную ловушку. Вспыхнувшая ярость придала сил и позволила совершить последний решительный рывок. Туман остался позади.

Вот только ни стен, ни ковра под ногами тоже не стало. Они исчезли. Вернее, это я оказался в каком-то совершенно незнакомом месте. Маг заманил меня в ловушку. К счастью, он почему-то и сам оказался в ней.

Кругом, насколько хватало обзора, простирался сюрреалистический пейзаж, сотканный из возникающих словно из ниоткуда горных отрогов, сталагмитов и сталактитов, парящих в воздухе, пылающих фонтанов и колышущихся в безветрии гигантских водорослях, не нуждающихся, судя по всему, в воде. Голова шла кругом от этого зрелища.

Внезапно я почувствовал резкий толчок в спину. Весь мир тот час же перевернулся с ног на голову, не став, впрочем, от этого понятнее. Если бы у меня было время, чтобы попытаться осознать и осмыслить происходящее, я бы точно сошел с ума, защипав себя до смерти в безнадежной попытке проснуться.

Но события развивались столь стремительно, что не осталось ни шанса на раздумья. Каким-то шестым чувством я знал, что нужно спасать свою жизнь. Руки сами собой сложились в знакомом жесте, а изо рта вырвались слова заклинания.

Но даже невидимость не могла обеспечить мне полной безопасности. Мой преследователь оказался чрезвычайно опасен – Оуэл и Колингтон поплатились за свою невнимательность. Впрочем, так им и надо! Я всегда говорил, что на каждом шагу скрываются враги!

Убийца чёрной тенью промелькнул где-то в метре от моего тела, но остался с носом – я с насмешкой наблюдал за его бессмысленными попытками. Ни кинжалы, ни метательные ножи не могли помочь против истинного могущества, которым мой враг очевидно не обладал.

Впрочем, он оказался не так глуп – тут же ушел с открытой площадки, скрывшись за скальным выступом. Иначе одним заклинанием мне удалось бы избавиться от этой назойливой проблемы. Что ж, теперь предстояло повозиться с ним чуть дольше.

Откуда убийца появится в следующий раз? Внезапно нахлынувший страх заставил резко обернуться. Но нет – это был не враг – всего лишь странный пучеглазый окунь с огненным хребтом. Не заметив меня, он попытался проплыть насквозь, неожиданно сильно двинув мне в живот.

Затем, поняв, что на что-то наткнулся, пучеглазый грозно растопырил гребень и мгновенно скрылся из вида. Я недоумённо посмотрел ему вслед и подумал, что рыбы нынче совсем выжили из ума. Это надо же столь беспардонно себя вести с подлинными хозяевами хаоса! Мысль показалась забавной.

Отвлекшись, я совершенно позабыл об убийце, потерял концентрацию. И едва не поплатился за это жизнью! Хитрец определил моё местоположение благодаря предательской рыбе. Его нож порвал мою любимую бирюзовую мантию. Рухнув на землю, я окончательно её испортил. Зато остался жив. А это стоило подороже любого тряпья!

Терпеть это надругательство больше было нельзя! Мерзавец вдоволь нагулялся на белом свете – пора отправить его к Танару! Но как только я начал произносить заклятие, коварный убийца оказался тут как тут. Лишь благодаря моей молниеносной реакции и перекату в сторону, его кинжал не испил моей крови.

Коварный слуга Сивара был наготове и не собирался сдаваться. Внезапно реальность вспучилась надувающимся шаром, горы стали воздухом, а тот скалами. Теперь они колебались, а водоросли оказались самыми неподвижными предметами во вселенной. Окунь острозубо ухмыльнулся во всю свою пасть и тут же попытался отхватить мне руку, сжимающую кинжал.

Но пучеглаз не знал, на кого наткнулся! Наживка вполне могла за себя постоять. Увернувшись от его распахнутой пасти, я ловко располосовал ему брюхо по самые задние плавники! Плоть рыбы оказалась удивительно податливой. Сталь с лёгкостью вскрыла внутренности твари.

Но вместо того чтобы молча всплыть кверху брюхом, окунь пронзительно заверещал и вывернулся наизнанку! Чешуя оказалась внутри него, а все кишки снаружи. Учитывая размеры рыбины, зрелище было поистине отвратительнейшим. Удивляюсь, как меня не вырвало.

Впрочем, убийца как раз в этот момент сложился в три погибели, извергая на белый свет содержимое своего желудка. Своими раскачивающимися зелёными листьями-руками я как бы говорил этому несчастному: «Берегись! Рядом незримый враг!» Но помочь мужчине было не в моих силах. Да и нужна ли ему помощь – вот в чём вопрос. Ведь вечные скалы и бесконечно умирающий окунь так устали от одиночества! Теперь к их компании мог присоединиться новый друг. «Хм, вопрос стоит того, чтобы потратить на него следующие две вечности!»

Момент был выбран превосходный – убийца оказался дезориентирован сумасшедшей рыбой – пришла пора покончить с этим фарсом. Всем известно, что мага может одолеть только маг, значит, шансов у него против меня не было никаких! Осталось довести доказательство до логичного и предсказуемого завершения.

Огненный шар – одна из мощнейших форм разрушения уже готова была сорваться с моих рук. Я чувствовал невыразимо приятное покалывание в кончиках пальцах, знающих, что в мир сейчас изольётся магия. Но что это? Зелёные водоросли так мирно качают своими руками-листьями…

Смертные забавляются… Сколько веков мне не доводилось видеть ничего подвижнее… Даже старик окунь и тот выворачивается наизнанку, дабы угодить внезапным гостям. Чу! Горячо! За что он так со мной? А где водоросль? Эй, что с тобой, родная?

Я пришел в себя, когда огненный шар моего врага разворотил половину скалы, стерев с лица земли хилую зелень, обосновавшуюся там неизвестно каким образом. «Мир сошел с ума!» – отчётливо стучалась в голове мысль. И эта мысль была прекрасна, потому что принадлежала действительно мне. Откуда-то я совершенно точно знал, что покинуть этот кошмар наяву мне может помочь только тот, кто меня сюда заманил. Но платой за это станет жизнь. Оставалось приложить все усилия, чтобы она была не моей.

Танар раздери, да что же это!? Я не могу промахнуться! Только не я, только не сейчас и не с такого расстояния! Где страх в его глазах? Мои руки!? Они трясутся… Они видимые! Не успею, не успею, не успею!

Ноги предательски подогнулись. Нет, это сама земля ушла из-под них! Должно быть мне мстит скала за смерть ничтожной травки. Но я не виноват! Водоросль была глупа – ей хотелось поиграть с огнём!

Убийца тоже не удержался – досталось сразу обоим. Никто не желал уступить, так как понимал, что ставка в этой игре станет жизнь. Противники не собирались отлёживаться на земле и вновь ринулись в схватку.

Так ему и надо! Что, встаёт? Ладно, время ещё есть. Нужно собраться… Ударю льдом – сил хватит, успею! Это точно позволит добить мерзавца. Теперь-то ему наверняка несдобровать!

Руки уже готовы были направить остатки сил на гибельное заклинание, как внезапно в разуме опухолью взорвалась мысль: «Он это я!» Сомнения мешали действовать. А убийца неумолимо приближался. Смерть была близка, но безумие оказалось сильнее инстинкта самосохранения. Кто-то сидящий глубоко внутри кричал: «Не тронь себя!»

Я зачарованно смотрел, как невероятно медленно и плавно движется ко мне моя погибель. Грациозно и, пожалуй, даже красиво рука взмахнула острым кинжалом, блеснувшим в свете далёкого солнца, будто пробивающегося сквозь толщу воды. Удар!

Острая боль пронзает тело в районе груди. Убийца бил наверняка, не собирался мучать или оставлять хоть единый шанс на возмездие. Крик сорвался с моих губ. Пронзительный и полный невыразимого отчаяния, он взорвался тысячей крошечных пузырей, устремившихся к небесам.

Поражение. Вот так и уходит жизнь, пропадает моё могущество… А столько всего можно было бы сделать! В глазах темнеет…

Нет, это не мой крик, не моя боль! Я вонзил клинок в сердце мага. Это он погиб от моей руки. Я победил!

Но свет таял с каждым мгновением. Исчез сумасшедший окунь, пропала скала. Даже безумно далёкое небо потускнело и будто бы потухло. Я боролся изо всех сил, но мрак оказался сильнее. Всё погрузилось во тьму.

 

– Очнись! Рен, любимый, ну очнись же! – шептал откуда-то издалека поразительно знакомый голос. Вот только я никак не мог узнать, кто же со мной говорит.

Тело едва ощущалось… «У меня есть тело? А, собственно, что это?» Внезапно тёмный занавес распахнулся, прямо в меня ударил отвратительно яркий свет. На несколько мгновений стало ослепительно светло, затем вновь победил мрак. Но я знал, что в следующий раз глаза привыкнут.

– А где пучеглаз? – раздался голос. Как я понял мгновение спустя, мой собственный.

Женщина посмотрела куда-то в сторону, затем махнула рукой и крепко меня обняла. Она старалась не показать слабину, но я заметил, что в её глазах застыли слёзы. Переживания, каких мне ещё не доводилось видеть, похоже, были обращены ко мне. «И зачем ей понадобилось это тело?» – мелькнула неуверенная мысль. Впрочем, что-то начинало шевелиться в глубине памяти. В ней уже содержались нужные ответы, стоило только подождать, пока организм вспомнит, как собой пользоваться.

– Ты жив! – только и смогла выдохнуть она, всё крепче сдавливая меня в объятиях. – Победа, эта схватка за нами! Не знаю, что он там с тобой делал, но я так волновалась, я думала, что больше… – Верна осеклась, взяв себя в руки.

– Любимая… – вспомнил я, невольно расплываясь в улыбке. Всё встало на свои места.

Неподалёку от меня лежал злополучный маг с раной в области сердца. Охладевший ко всему, он, не отрываясь, смотрел в потолок пустыми тусклыми глазами. Откуда-то мне было совершенно точно известно, что дух мужчины не вернулся из скитаний по иномирью. Зато на скале появилась новая водоросль.

 

Спрятав тела умерщвлённых врагов, мы переоделись в их одежду. Теперь нас не так просто было отличить от настоящих магов. К моему удивлению жрица не стала упираться, когда потребовалось облачиться в одеяния идеологических противников. Предрассудков на этот счёт у неё не оказалось.

– Ну что, осталось последнее усилие? – промолвил я, с трудом сдерживая волнение.

Странно, но отчего-то именно сейчас мои руки затряслись, а слова с трудом выбирались изо рта, застревая в нём будто упрямые колючки. Это казалось удивительно неправильным. Вот только можно ли хоть что-то поделать с самим собой, со своими эмоциями?

«Стоило ли переживать все трудности, чтобы спасовать перед последним, в сущности, простым испытанием?» – попытался приободриться я себя. Отчасти это помогло. Но не полностью. Тело в некоторой степени перестало мне подчиняться. Оставалось надеяться, что это пройдёт само собой.

Эталь, видимо, сумела лучше разобраться в том, что со мной происходит. Она крепко обняла меня и заверила:

– У нас всё получится!

Хотелось ответить ей, что я в порядке, что мне не требуется поддержка. Но на самом деле это было не так. Взглянув в глаза этой удивительной женщины, я не нашел там ни капли неискренности. Верна была абсолютно убеждена в том, что только что произнесла. Так могла верить только истинно любящая женщина в своего единственного мужчину. Её поддержка оказалась как нельзя кстати и серьёзно помогла мне в минуту слабости.

– Конечно! Мы справимся! – улыбнулся я и решительно двинулся вперёд.

 

Одну за другой мы посещали комнаты под предлогом вечерней переклички. Дети встречали нас несколько настороженно, но в целом благожелательно. Новые лица не вызывали у них серьёзных подозрений – всё же они находились в Ковене, а значит, в полной безопасности. Если в комнату заглянули незнакомые взрослые – значит так и должно быть. Подчинение и послушание. Эти доктрины сейчас сыграли нам на руку.

Желая детям доброй ночи, я всматривался в лица, разыскивая те дорогие черты, которые уже больше полудюжины лет бережно хранил в своей памяти. А вернее, девятый год. Перевёрнутая шестёрка должна была стать нашим счастливым символом. Именно в этом возрасте Лите предстояло вновь узнать отца, а мне встретиться с дочуркой, похищенной в шесть сенаров от роду.

Эталь держалась отстранённо, не позволяя себе эмоций. Её задачей стало обеспечение нашей безопасности. Мне же, признаюсь, было не до того. Слишком сердце часто стучало в груди, чересчур сильно было желание поскорее встретиться…

Кроме того я очень волновался. Узнает ли меня дочка? Но ведь её похитили в годик! А как тогда объяснить малютке, что я отец? И что спасаю её, а не пытаюсь нанести вред, выкрасть из родного дома, которым для неё наверняка стал Ковен? На вопросы не было ответов, поэтому мне приходилось гнать их прочь, чтобы не потерять нужный настрой, не сникнуть и не сбиться с пути, когда столь близка была развязка.

К счастью для нас, взрослых магов в детских комнатах не встречалось. Иначе Верне пришлось бы справляться с ними в одиночку – не думаю, что мог бы ей сильно помочь в том состоянии, в котором я пребывал. Да и в принципе, сражение могло поставить всю нашу затею под угрозу. Наверняка поднялась бы паника, пришлось бы спасаться бегством. Или же принимать бой, рискую задеть ребятишек. Ещё неизвестно, какой из двух вариантов был хуже. Как говорится, из двух зол и выбирать не стоит. Я поступил в строгом соответствии с этой мудрой фразой.

Комнаты сменяли одна другую, но обход пока что не приносил желаемого результата. Впрочем, отчаиваться тоже было рано. Глупо надеяться с первой попытки наткнуться на нужную комнату, когда вокруг их три дюжины. И всё же неудачные заходы начинали нервировать. К сожалению, в этот раз время не было нашим союзником.

Мы покинули очередную комнату. Мысленно я снова и снова возвращался к встреченным детям. Две девочки вызвали некоторые сомнения. И всё же той самой уверенности не было. Вроде бы похожи… Но может, и не они. «Одна из них точно не моя дочь. Но какая? Или вовсе не те? Как же определить наверняка!?» Запомнив их комнату, я решил двигаться дальше, а потом, если что, вернуться. Не взглянув на всех, мне ни за что не удалось бы избавиться от сомнений.

Но с каждым посещённым помещением, в котором нам не встретился ни один похожий ребёнок, неуверенность нарастала. Всё же это была Лита! Первая? Или вторая? Я разволновался ещё сильнее, но мы неуклонно продолжали свой обход. Хвала Богам, Эталь оставалась сосредоточенной и бесстрастной. Хотя ей наверняка тоже не терпелось познакомиться с дочкой, она держала себя в руках.

И вот, уже находясь в последнем коридоре, когда моё терпение вот-вот готово было лопнуть, мы вошли в очередную комнату. К слову сказать, она была девятой с противоположного конца. Впрочем, символичность номера я заметил уже потом.

Как только дети встали, чтобы поприветствовать своих наставников, мой взор тот час же упал на одну из воспитанниц магов. Никаких сомнений не осталось – это была Лита! Не знаю, как, но я это понял с абсолютной уверенностью. Хотя скорее всего просто почувствовал. Не сказал бы, что малютка была похожа на маму или на меня. Но я заметил в ней нечто такое, что сорвало с моего языка невольное: «Лита!»

Как и следовало ожидать, девочка никак не отреагировала. Не знаю, как её называли в Ковене, но наверняка иным именем. Эталь услышала возглас и тот час же проследила за моим взглядом. Не поддавшись волнению, она переговорила со всеми ребятами по порядку, а затем уже обратилась к моей дочурке. Не знаю, что она ей наговорила – мне было не до того. Но после слов женщины девочка оделась и доверчиво вышла с нами из комнаты.

Я стоял рядом с малюткой, не в силах ничего предпринять. Волнение сковало по рукам и ногам. Хорошо хоть Эталь не растерялась. Без неё наша затея потерпела бы сокрушительную неудачу. Кажется, даже слух на какое-то время мне отказал, потому что расслышать разговор удалось не сразу.

–… значит, тебе, как и всем говорили, что родители тебя бросили, а Ковен приютил? – это спрашивала Эталь.

– У нас есть и мать и отец. – незамедлительно отозвалась девочка, словно её проверяли. Возможно, именно так она и думала. – Доренция мама нашей комнаты, а Зоаксар отец. Не важно, кто и как оказался здесь, не имеет значения, кем мы были до. Теперь мы маги, а Ковен наша семья. И другой не нужно. Ведь всем известно, что его благо наше благо. – казалось, что моя дочка цитирует заученные наставления. Возможно, мне просто слишком хотелось, чтобы так оно и было. Думать о том, что она безвозвратно потеряна – было выше моих сил.

– Вот что, милая, ты уже достаточно взрослая. Пришло время узнать, что у тебя есть любящий отец. И это не Зоаксар. – Верна не собиралась затягивать со столь важной новостью. Она решила идти напролом. Рискованно. Но могла ли она поступить сейчас иначе?

Лита со спокойным интересом встретила слова жрицы. Воодушевлённая этим, Эталь продолжила:

– И этот мужчина – она жестом указала на меня – не просто воспитатель, а твой самый настоящий папа. Так случилось, что, когда ты была крошечной малюткой, злые люди отняли тебя у него.

– Значит он слабак. – немедленно отозвалась Лита, не испытывая никаких сомнений. – Нынешний отец ни за что не позволил бы, чтобы кого-то из его детей похитили. Выходит, Зоаксар лучше. – привитая магами логика мне была совсем не по душе. Вот только как с ней поспоришь?

– Сейчас ты тоже слабее своего воспитателя. – не сдавалась Верна, пока я переводил глаза с одного дорогого моему сердцу человека на другого. – Но придёт день, и ты станешь сильней. Значит ли это, что он плохой отец?

Девочка задумалась. Хвала Богам, она готова была рассуждать, а не только повиноваться догмам. Это означало, что у нас есть шанс найти общий язык. Я приободрился.

– А этот лучше? – внезапно спросила она, указав на меня. Её тёмно-зелёные глаза внимательно изучали «незнакомого» мужчину.

– Лита, дочка… – я наконец-то проронил хоть слово. – Должно быть, ты не помнишь меня. Я… прости! Все эти годы моей единственной целью, одним лишь желанием была встреча с тобой. Столько всего случилось…

– Он очень многое преодолел, можешь мне поверить! – поддержала меня Эталь. – Твой отец стал сильным и теперь достоин того, чтобы быть с тобой. Чувствовалось, что Верне не хочется давить на ребёнка, но в то же время она понимает, что нужно торопиться. В любой момент нас могли обнаружить маги.

– У тебя на левой ноге с внутренней стороны есть родимое пятно вытянутой формы. Ещё возле правого локтя крохотная родинка. – на этом мои доказательства иссякли. – Малышка, я не знаю, как тебя убедить в том, что ты моя дочь. Но поверь, я приложу все усилия, чтобы мы больше не расстались. Никто не сможет тебя у меня отобрать!

– Это правда. Он твой отец. – весомо добавила Эталь, оглядываясь на пустой коридор за спиной. Должно быть, ей тоже послышался шорох в той стороне.

Лита молчала. Глупо было ожидать, что она вот так запросто поверит двум незнакомым людям. Не знаю, на что я рассчитывал, когда строил свои планы на наше воссоединение. Возможно, не так уж и плохо было бы моей кровиночке расти под присмотром магов? В конце концов, они могли дать ей гораздо больше, чем я. Хотя, если моим планам суждено осуществиться, дочка ни в чём не будет нуждаться!

– Значит, ты моя мама? – неожиданно спросила Верну моя крохотная умная дочурка.

Эталь трогательно улыбнулась, несколько шокированная и, пожалуй, польщённая подобным предположением. И всё же она посмотрела на меня, не решаясь отвечать на свой страх и риск. Выбор остался за мной. Ребёнок явно был расположен к эффектной женщине. Назвав её матерью Литы, я мог склонить чашу весов в нашу пользу.

– Нет, Лита. К сожалению, твоя мама… её не стало в тот день, когда тебя похитили. Это Верна. Она мой лучший друг и любимая женщина. – говорить дочери неправду не поворачивался язык. Что бы там не было более разумным, пойти против этого правила мне оказалось не под силу.

– Я бы очень хотела быть твоей мамой, но сложилось иначе! – грустно, но очень проникновенно вымолвила Эталь. Думаю, она не кривила душой. Малышка сразу приглянулась жрице.

Пока малютка молчала, изучая женщину, я собирался с силами, чтобы произнести важную фразу. Очень хотелось, чтобы девочка добровольно пошла с нами. Иначе даже не знаю, что нам следовало бы предпринять.

– Лита, дочка, я очень тебя люблю и пришел сюда за тобой. Я хочу тебя забрать. Мы будем жить вместе… – но она не дала мне закончить, очень по-взрослому подняв руку, показывая, что не нужно продолжать.

– Вы странные… Но не врёте. Только сейчас это не важно. За вами пришли.

Увлекшись беседой с ребёнком, мы с Верной напрочь забыли об осторожности, за что сейчас и поплатились. С двух сторон коридора приближались маги. Судя по экипировке, это были не воспитатели или рядовые обыватели Ковена, а настоящие воины. Ловушка захлопнулась – нас взяли в клещи. Пути к отступлению оказались отрезаны.

 

Трое с одной стороны и двое с другой. Решение заняло какую-то долю мгновения. Ещё до того, как маги успели заметить, что нас трое, я оттолкнул дочку в сторону. В небольшой нише пред дверью в комнату оказалось достаточно места, чтобы скрыть ребёнка.

Следом за этим я атаковал новоприбывших. Метательные ножи сверкнули в воздухе и устремились к цели. Краем глаза я заметил, что Эталь занялась каким-то заклинанием. Мы не собирались сдаваться без боя. Неожиданная атака могла принести свои плоды.

Вот только маги оказались подготовлены ко всем нашим уловкам. Ножи расплавились в воздухе, не причинив противникам ни малейшего вреда. А пара ледяных копий, прилетевших в ответ, едва не превратила нас в сосульки.

Хвала светлым богам, Эталь и на этот раз не подкачала. Невидимая воздушная броня вспыхнула незыблемой стеной, стоило вражеским снарядам в неё удариться. Лёд срикошетил в сторону и звонко ударился о стены, рассыпавшись на мелкие осколки.

К сожалению, вместо страха на лицах противников видны были ухмылки. Борьба с интересным врагом доставляла им истинное удовольствие. Особенно, когда они превосходили его числом и могуществом. То, что нас не удалось взять с наскока, только подогревало интерес.

Двое достали из-за плеч арбалеты, правильно рассудив, что ими нас гораздо проще достать, чем магией. Видимо, жрица произвела на них достойное впечатление. Хотя, я склонен считать, что Верна держалась теперь на одной браваде – вряд ли её защита устояла бы перед согласной атакой пятерых боевых магов.

– Вы меня заинтересовали! – подал голос высокий мужчина в странной тёмной кольчуге поверх мантии. – Поэтому предлагаю вам сдаться.

Неожиданное предложение вряд ли могло нас обрадовать. Ни я, ни Эталь не рассматривали его всерьёз, стараясь отыскать лазейку, которая позволила бы нам выбраться из неприятной ситуации. Оставалось тянуть время, надеясь на чудо. Умирать никто не спешил.

– И нам позволят покинуть ваш гостеприимный замок целыми и невредимыми? – саркастично осведомился я. Показывать им свою уязвимую позицию не стоило ни в коем случае. Пока они не знают, что нам по сути нечего им противопоставить, оставались хоть какие-то шансы.

Мужчина рассмеялся, оценив комизм ситуации. Загнанный в угол противник пытался выкрутиться. Это, да плюс ощущение собственного превосходства, определённо веселило предводителя магов. Его бойцы, будто не слушали нашей беседы, – ни один даже бровью не пошевелил. В любой момент они готовы были атаковать или защищаться. Оставалось только восхититься выучкой наших врагов.

– Не стану обещать невозможного. В лучшем случае могу гарантировать хорошее вино и добрый ужин. А затем лёгкую и безболезненную смерть. Но только, если мы придём к взаимопониманию. Люди должны сотрудничать друг с другом! – довольно откровенно поведал маг. Надо сказать, предложение было не лишено некоторой привлекательности. Впрочем, стоило ли ему верить? Вполне возможно, что это только слова, за которыми не окажется дела. «Лучше пасть в бою, чем неволе!» – решил про себя я. Полагаю, Эталь была со мной солидарна.

Шансы убедить магов, в том, что мы влезли к ним в Башню по собственной инициативе, да ещё для того, чтобы выкрасть ребёнка, были ничтожно малы. Скорее подобное объяснение сочли бы попыткой скрыть истинную причину нашего неожиданного визита. А это значило бессмысленные изощрённые и жестокие пытки. Да и вообще, не за этим мы столько преодолели, чтобы погибнуть от рук каких-то магов!

Эталь, должно быть, чувствовала то же самое. Не сговариваясь, мы синхронно предприняли ещё одну попытку атаковать неуступчивых противников. Всё отчаянье, всю злость вложили двое загнанных в угол людей в это усилие.

Но я только напрасно потерял последний дротик. Он вспыхнул и исчез. Бросок тоже не увенчался успехом. Уже на втором шаге передо мной возник невидимый непроходимый барьер.

У жрицы дела обстояли не лучше. Она впустую потратила заклинание и свои силы. Её призванием было целительство, а не стихийная магия. Даже самый послушный ей воздух намного уступал по своим возможностям и могуществу заклинания обученных магов. Только неожиданность могла сыграть нам на руку, а её мы по неосмотрительности лишились. Похоже, на этот раз шансов на спасение не осталось.

– Ваши попытки бесполезны. – отрезал маг, видя наши тщетные метания. – Ещё раз предлагаю вам сдаться добровольно. Иначе сначала болты пробьют ваши ноги, затем руки… После этого можно будет взять две тушки голыми руками. Сложите оружие и прекратите сопротивление! Немедленно!

Мы с Верной переглянулись. Во взглядах читалось прощание. Наша участь была предрешена. Конечно, несколько болтов жрица могла отразить, если её в этот момент не станут атаковать маги. От одного-двух я и сам сумею увернуться… Но время было на стороне противников. «Свет в конце тоннеля» скрылся под грудой весомых тёмных фактов, не оставляющих нам никакой надежды.

Игра подошла к своему логическому завершению. И всё же мы медлили. Признавать поражение отчаянно не хотелось. Ещё меньше мы готовы были сдаться. Но иных возможностей нам не оставили.

– Считаю до трёх. Один… Два… – он выдержал паузу. Стрелки приготовили арбалеты и прицелились. – Три! – раздалась команда, долженствующая стать началом нашего конца.

Но внезапно воздух стал влажным, будто пошел мелкий моросящий дождь. Тетивы на арбалетах моментально вышли из строя и провисли. Болты, которые должны были отправиться в молниеносный полёт, неказисто скатились на пол, не причинив никакого вреда. Одежда тоже промокла, но это были сущие пустяки!

Я изумлённо посмотрел на Эталь. «Вот уж не думал, что она на такое способна!» – думаю, эта мысль читалась у меня на лице. Но, взглянув в глаза женщины, я понял, что жрица здесь не при чём. «Но кто же тогда?»

– Неплохо, очень даже! – удивлённо-уважительно воскликнул лидер наших противников. – Главное, очень тонко! – похоже, случившееся произвело на него должное впечатление.

Заклинание не носило атакующий характер, к тому же никто не успел заметить, когда же оно было произнесено, а потому и противопоставить маги ничего не сумели. Чувствовалось, что они и сами несколько обескуражены происшедшим. Впрочем, ситуация всё равно оставалась для нас проигрышной. Рано или поздно волшебники должны были взять верх. Причём, скорее всего, это случилось бы гораздо быстрее, чем хотелось бы нам с Верной.

– Лучше уйдите с нашего пути! – взял слово я, решив испробовать блеф. – Мы никому не причиним вреда и с миром покинем Башню. Иначе многие из вас не переживут этой ночи! – сказано было настолько решительным и самоуверенным тоном, что противники несколько мгновений пребывали в замешательстве, недоумевая, что мной двигало: то ли несусветная наглость, то ли какой-то тайный козырь в рукаве.

– К бою! – вместо ответа скомандовал их командир. Похоже, мои слова его разозлили.

Вслед за этим на нас с двух сторон обрушился шквал огня и кислоты. Били наверняка, но тем, что имели наготове. Вот только резкий выброс магии едва не превратили нас в угли.

Эталь с видимым трудом отразила первый натиск, но при этом едва удержалась на ногах. Из носа и ушей выступила кровь, в глазах полопались сосуды. Слишком много ей пришлось зачерпнуть магической силы. Я понял, что следующая атака точно станет последней.

Маги вновь встали наизготовку и принялись бормотать заклинания. Они не собирались отступать, чувствуя себя хозяевами ситуации. Шёпот и причудливые жесты предвещали нечто ещё более мощное. На этот раз нас намеревались уничтожить, даже если для этого им понадобилось бы разнести половину здания.

– Лита, Эталь, пусть нам не удалось, но я люблю вас.

В тот же миг мне пришлось подхватить жрицу под руки, потому как силы практически полностью покинули её. Проклиная себя за то, что завёл любимых людей в западню, ставшую последним пристанищем, я в тайне был счастлив, что перед смертью успел увидеть дочь, а погибал, обнимая любимую женщину. Закрыв глаза, я заслонил собой Литу и приготовился к неизбежной смерти.

Но внезапной крохотная ладошка коснулась моей руки. Тоненький голосок негромко, но требовательно произнёс:

– Папа, бежим быстрее!

В следующий миг перед моим взором простёрлась непроглядная мгла. Я даже успел подумать, что это костлявая старуха наконец-то свела со мной счёты. Но тёплая ручонка влекла меня за собой, заставляя чувствовать жизнь. С другой стороны от меня находилась обессилившая Верна. Она с трудом переставляла ноги, поэтому ей требовалась моя помощь.

Совершенно не понимая, что происходит, я послушно следовал за дочкой, полностью дезориентированный невесть откуда взявшейся темнотой. «Должно быть, мне выжгло глаза… Но почему мы ещё живы?» – путались мысли в голове.

Где-то за спиной тихонько скрипнула дверь, а затем раздался гулкий взрыв. Мне показалось, что пол под ногами подпрыгнул. Не удержавшись, я рухнул на колени, едва успев подхватить падающую Эталь. Удар оказался весьма чувствительный.

Сзади слышался такой силы грохот, что казалось, будто там шла настоящая война. Кто и с кем сражался, оставалось для меня загадкой. «Неужели ястребы и церковники атаковали Ковен?» – мысль казалась безумной, невозможной, но… самой адекватной из всех, что пришли в голову.

Вскоре свет вновь разгорелся. Я наконец-то сумел осмотреться. Оказалось, что мы втроём находимся в той самой комнате, где нашлась Лита, в детской. Пока мы с Верной ошарашенно озирались, моя дочка не теряла времени даром. Девочка суетилась у своей кроватки, по-видимому, собирая вещи. И, похоже, уже почти заканчивала сборы. Остальные детишки испугано следили за происходящим из-под одеял, едва ли решаясь высунуться наружу.

– Вот, возьми это. – промолвила Лита и сунула мне в руки какой-то свёрток. Я принял загадочный груз, совершенно сбитый с толку её поведением.

Обернувшись к своим бывшим соседям и, должно быть, друзьям, девочка весело помахала рукой, воскликнув:

– Прощайте! Может быть, ещё увидимся. За мной папа пришел!

Это объяснение заставило меня умилённо улыбнуться. Малышка, как казалось, признала во мне отца. Всё оказалось не так сложно, как я боялся! Впрочем, ухмыляться было некогда. За дверью по-прежнему находились маги, мимо которых следовало как-то пробраться.

Деваться было некуда. Мы решились выглянуть наружу. В коридоре нас ждала ужасающая и в то же время радостная картина. Не разобравшись в темноте, что к чему, маги развязали войну друг с другом, полагая, что враг преподнёс им коварный сюрприз. В кромешной тьме, атакованные неприятелями, они запаниковали. И это обернулось настоящей трагедией. Для них. Для нас это стало неожиданной, но от этого не менее приятной победой.

Выжил, судя по всему, только один – их командир. Наверное, ему пришлось нелегко. На глазах мужчины погиб весь его отряд. Причём он сам стал невольным виновникам смерти товарищей.

Едва ли не сошедший с ума, маг был совсем не в том состоянии, чтобы оказать нам хоть какое-то сопротивление. Мужчина в обгоревшей и закопчённой мантии ползал на коленях возле своих поверженных соратников, называл их по именам и горько плакал. Вернуть хоть кого-то из них к жизни ему оказалось не под силу.

Пускай магическая кольчуга и спасла его от гибели, но, похоже, он потерял в сражении нечто более ценное. Что ж, это был наш враг, а значит, о сожалении не стоило и говорить.

– Коннел, Аркоста… Геал, дыши, Танар тебя забери! Нет, нет! Дружище, живи! Будь я проклят! – с этим криком маг принялся рвать на себе волосы, не замечая ничего вокруг.

– Папа, что с дядей? – испуганно спросила Лита, тесно прижавшись к моей ноге.

– Это называется, убит горем, дочка. Он потерял всех своих друзей.

Признаюсь, мне всё же было жаль мужчину, пусть даже и врага. Слишком несчастным и потерянным он выглядел. Подобной участи я не пожелал бы никому.

– Они… они умерли? – в голосе малютки послышались слёзы. – Из-за меня? – зелёные глазёнки буравили меня отчаянным взглядом. Девочка впервые столкнулась со смертью. Причём всю вину за случившееся тут же взяла на себя. Это взрослые умеют увиливать и притворяться, что они не при чём. Малютка была предельно честна.

Я передал свёрток окрепшей Верне, а сам взял Литу на руки. Малышка весила не так уж мало, но какое же это было счастье, держать своего ребёнка! В этот момент моей дочке отчаянно требовался отец, и он, наконец-то, был рядом.

– Нет, родная, вины нет, не кори себя. Ведь ты спасла нас всех. В том, что произошло, виноваты маги. Они погубили себя сами. Никто не вправе идти наперекор судьбе. А наша с тобой судьба была оказаться вместе. Те, кто желал нас разделить, больше не смогут никому помешать. Это печально, что они не поняли столь простой вещи, но ничего не поделаешь.

Лита крепко обняла меня за шею, вжалась светлой головой в плечо и тихонько заплакала. Невзирая на все слова, ребёнку было мучительно находиться рядом с погибшими.

– Папочка, забери меня отсюда! – жалобно прошептала она, подтверждая мою догадку.

Уставшие, но вышедшие победителями из непростой ситуации, мы поспешно удалялись из восточного крыла Башни. Пришла пора подумать об обратном пути. К счастью, вплоть до самой оранжереи никто больше не решался встать у нас на пути.

  • Пирог с мясом / Город мой... / Магура Цукерман
  • О будущем / Бывает... / Армант, Илинар
  • Чужая жизнь / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Триумф ремесленника / Птицелов Фрагорийский
  • Прощание; Зима Ольга / Отцы и дети - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Вербовая Ольга
  • Про хорошие советы / Яновский Вадим
  • Встреча лета и зимы (Алекс и Влад) / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Судьба индюка / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • О смысле жизни / Я сам себе судья / Хрипков Николай Иванович
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Весеннее наваждение / Грохольский Франц
  • Сказка про мальчика / Сказка / Хрипков Николай Иванович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль