Глава 17 Снова беглец

0.00
 
Глава 17 Снова беглец

Уже в третий раз Круглов попытался набрать номер Федора, но в ответ слышал монотонную запись оператора, что абонент находится вне зоны действия сети. Это настораживало. Лисовский давно должен был приземлиться во Владивостоке. Михаил Сергеевич, зная Федора, понимал: он дела в долгий ящик откладывать не стал бы.

Следователь дал Лисовскому трое суток, а прошло чуть больше сорока часов, и все же не Михаил Сергеевич находил себе места. Ведь Настя могла оказаться рядом с Мальцевым. В безумии Федора Круглов не сомневался, и за племянницу от этого становилось еще беспокойнее. Встреча двух давних врагов могла сложиться как угодно.

Он нашел в списке вызовов номер, с которого ему звонила дочка. Она, подумал Круглов, наверняка уже знает, состоялась ли эта так называемая встреча. Михаил Сергеевич прекрасно понимал, что пошел против ее воли, и ему придется выслушивать не самую лестную речь племянницы. Но этого все равно не избежать. Зато, позвонив сейчас, он уже не будет так переживать.

Но с первой же фразой из динамика во рту пересохло. Круглов почувствовал, как потяжелели руки. Закружилась голова. Он слушал не родной дочкин голос, а все ту же заученную речь, что уже трижды за сегодня сухо рапортовала о недоступности абонента.

Оба: и Настя, и Федор, были недоступны. Что же там, черт возьми, случилось? А больше всего мучило, что этого никак не узнать. Они сейчас на другом конце страны, вдвоем, но в то же время поодиночке. А в противниках у них дерзкий расчетливый ублюдок, который умеет выживать. И если появится угроза жизни, жалеть он не станет. Даже если это Настя…

Несколько выкуренных сигарет не помогли успокоиться. Ситуация вышла из-под контроля. Следователь в сотый раз измерил шагами кабинет, изводя себя мыслью, что Настя в опасности. Нужно было что-то делать. Не мог он просто сидеть и ждать, когда все разрешится само собой. Кто угодно пусть ждет, но только не он. Только не Круглов.

Он распахнул дверь и во все горло заорал:

— Данила! — откашлялся, и снова закричал: — Уваров! Ко мне пулей!

В коридоре появился взмыленный капитан. Опешившим взглядом он смотрел на следователя и явно перебирал в голове тысячи вариантов, какая муха могла укусить начальника.

— По вашему приказанию… — попытался он отчеканить по уставу, но грохот закрывшейся за ним двери заставил замолчать.

— Свяжи меня с милицией Владивостока, — не сбавлял тон следователь. — С УБОПом, Данила. Срочно! Объявился наш беглец!

Секундная пауза показалась Круглову вечностью. Он посмотрел на капитана, который с опаской осмелился произнести:

— Какой еще беглец, Михал Сергеич?

— Мальцев!

— Ёжкин кот… — раскрыл от изумления рот Данила и выскочил из кабинета.

 

***

 

Виктор Иванович, старший оперуполномоченный управления по борьбе с организованной преступностью города Владивостока, доедал бутерброд и отчаянно пытался вспомнить вертевшееся на языке слово, уверенный, что оно как раз подойдет по буквам в разгадываемом им кроссворде. На подоконнике у раскрытого окна стояла кружка с остывающим чаем. Опер потер густые черного цвета усы и отбросил в сторону авторучку.

— Чертова макака! — раздалось басистое ругательство на весь кабинет, отчего подопечные подняли удивленные глаза.

— Сколько букв? — Василий, светловолосый с худощавым вытянутым лицом молодчик, не скрывал издевательской усмешки.

— Десять, третья «а».

— Орангутанг, — помог, наконец, Филипп, самый молодой из всей компании оперов.

— Да что б я делал без тебя, Филя! — по-детски обрадовался Виктор Иванович и вновь схватил со стола ручку.

— Так там же девять… — недоумевал Василий, вслух принявшийся считать. — О-р-а-н-г-у-т-а-н.

— Здрасти, приплыли! — рассмеялся Филипп и постучал себя по лбу. — Гэ потерял на конце.

— А еще с высшим образованием, — усмехнулся Виктор Иванович и потянулся за кружкой.

Раздался звонок по селекторной связи. Виктор Иванович с неохотой посмотрел на аппарат, сморщил лицо и взял, все же, трубку.

— Виктор Иваныч, — послышался приятный женский голос секретаря, — тут с милиции Мариинска звонят, говорят срочное дело.

Опер не был доволен появлением срочного дела. Не так часто в последнее время удавалось спокойно посидеть в кабинете в обеденное время.

— У нас что, своей работы мало? — пробурчал он. — Мариинск, где это вообще?

— Под Новосибом, — заметил Филипп, чем привлек неоднозначные взгляды сотрудников.

— Энциклопедия что ли в голове? — удивленно пробормотал Василий, но тут же замолчал, вслушиваясь в разговор Виктора Ивановича с Мариинском.

— Доброе утро… э, день. Следователь милиции Мариинска Круглов Михаил Сергеевич беспокоит.

— Ну, здравствуй, Михаил Сергеевич, — безразлично поприветствовал старший опер. — Чем обязаны?

— Мы располагаем данными, что особо опасный преступник, лидер организованной преступной группировки Мариинска, Мальцев Андрей Сергеевич, семьдесят второго года рождения, подозреваемый в убийстве, скрывается в вашем городе…

Иваныч поджал губы.

— О, как! И давно скрывается?

— Семь лет назад объявлен в розыск.

Безразличие стерлось, брови поползли вверх, и опер выпрямился на стуле, схватил авторучку и принялся записывать данные на полях газеты.

— Что еще известно? — голос стал суровым.

— Известно так же, что во Владивостоке он скрывается под фамилией Соколовский и проживает по адресу Пограничная шесть, квартира тридцать восемь.

— За убийство, говоришь… — не отрывая ручки от газеты, повторил Иваныч. — Погоди-ка… — он поднял глаза на оперов. — Вася! Живо узнать все, что сможешь о Соколовском Андрее Сергеевиче, хотя, обо всех Андреях Соколовских собирай! В ГИБДД запрос сейчас же! — он снова переключил внимание на телефон. — Фото преступника есть?

— Семилетней давности, — на другом конце провода послышались нотки досады.

— Хрен с ним, высылай по факсу!

Филипп отчетливо слышал и Иваныча, и его телефонного собеседника.

— Зачем же по факсу, Иваныч? — округлил он глаза. — Качество будет не ахти. Пусть через интернет отправят.

— Слышь, Михал Сергеич, — старший опер имел ужасную привычку повышать голос при телефонных беседах, словно пытался докричаться до отдаленного собеседника, — тут мне подсказывают, что по интернету можно.

Послышался отчаянный вздох.

— Секунду, — на этот раз отпрянуть от трубки пришлось Виктору Ивановичу. — Данила! Ну-ка быстро ко мне! Нужно отправить по этой хрени фото Мальцева…

Иваныч рассмеялся и немного подобрел к собеседнику, почувствовав родственную душу.

— Да не переживай ты так, коллега, — смягчил он бас, — от меня еще никто не уходил.

— Ага, до встречи с этим фруктом я тоже с гордостью бросался такими фразами, — заметил Круглов. — Предупреждаю, он может быть вооружен. Преступник со стажем, очень опасен. В девяностых, будучи двадцатилетним мальчишкой, построил всех блатных в Кемеровской области… — он на секунду замолчал, затем добавил: — Да и за семь лет впервые дал промашку.

Иваныч снова потер усы.

— Будут данные, свяжусь.

— Удачи.

Он положил трубку и пальцем подозвал Филиппа.

— Ну давай, гений, вытаскивай из этой адской машины фото преступника, — и ткнул тем же пальцем в монитор.

 

Через двадцать минут данные на Мальцева-Соколовского были у него на руках. Виктор Иванович имел привычку читать вслух, чтоб не приходилось затем тратить время на пересказ подчиненным. Опера внимательно слушали старшего на брифинге в холле.

— Мальцев Андрей Сергеевич, семьдесят второго года рождения. Проживает по поддельным документам на имя Соколовского Андрея Васильевича по адресу Пограничная шесть, квартира тридцать восемь. Разыскивается за убийство. Является лидером организованной преступной группировки, — он оторвал глаза от бумаг. — В общем, наш кореш. На него зарегистрирован автомобиль «Митсубиши Галант» бордового цвета с номерами: Елена, два пять восемь, Тамара Анна, — он поднял руку, держа в ней фотографию Мальцева. — Разослать ориентировки по всему городу, сообщить гаишникам. Этого щегла нельзя упустить, ребятки! Он вооружен и очень опасен! Омоновцев вызвали?

— Так точно, Виктор Иваныч! — отчитался Василий. — Только нам постановление нужно…

— Будет тебе постановление! — прорычал Иваныч и заострил внимание на внешнем виде подопечных. — Я же сказал, вооружен и очень опасен! Какого хера вы еще не в жилетах?! Выезжаем через три минуты. Живо!

И спешно вышел из отделения, поправляя собственный бронежилет.

 

***

 

— Я дурею! Я просто дурею с этой страны! — в сотый раз воскликнул Ник, вскидывая руки.

Мальцев рассмеялся в ответ и включил поворотник, собираясь перестроиться. С солнцезащитными очками на лице и сигаретой в зубах он смотрелся даже немного вульгарно, но, Ник в очередной раз отметил, очки-капельки ему шли.

— А я тебе говорил, утром лучше вывозить, — Андрей открыл окошко и закурил. — Пойми, братишка, когда ты ночью тащишь из подъезда что-то свернутое, очень похожее на труп, и засовываешь это что-то в багажник, какая-нибудь бабка, страдающая бессонницей, обязательно тебя заметит. А додумать ей помогут криминальные сериалы типа «Бандитского Петербурга». А вот когда ты утром, на глазах у всего двора выходишь, всем насрать! У людей утром башка своими делами забита. Кто-нибудь подойдет и поможет еще тебе. Спросит при этом: «Что там, труп?» Ты улыбнешься, скажешь: «Да», и этот кто-нибудь пойдет по своим делам дальше. Не поверят они никогда в такую наглость, — он сделал глубокую затяжку и выбросил сигарету. — Ты же сам видел, вышли мы за городом с этим мешком, никто даже не притормозил…

Никита открыл окошко и высунулся в него.

— Куда вы все смотрите?! — заорал он во все горло в поток автомобилей. — Мы вон там, за городом, труп только что закопали! Завтра вас закапывать будут, никто даже жопу от дивана не оторвет!

Андрей нажал на кнопку, закрывая окошко, чтоб заставить друга вернуться в салон.

— Совсем дурак, что ли?

— Я просто боюсь, Андрюха.

— Чего? — Мальцев на мгновение перевел взгляд на Никиту.

— Того, что завтра меня грохнут, и никому до этого дела не будет.

— Сплюнь, придурок! — Андрей покачал головой и свернул на Пограничную.

Три смежные пятиэтажки образовывали закрытый дворик. Он отлично просматривался с того места, где в него завернул Мальцев. В ту же секунду он ударил по тормозам.

— Это что, бобон?! — недоуменно спросил он и стал всматриваться.

— Твою мать… — вжался в кресло Ник. — Насрать всем, говоришь?

Мальцев отвернул немного в сторону и припарковался. Если менты приехали по его душу, светить ярким автомобилем глупо. Он вылез и кивком предложил Никите следовать за ним.

— Да, не… — Андрей проглотил подкатившую к горлу слюну. — Просто совпадение.

— Ага! За два дня — второе…

— Не нагнетай.

Парни прошли немного глубже во двор и остановились. В милицейском автомобиле сидел только водитель. Еще одну незнакомую машину Мальцев приметил у подъезда. И странная тишина царила во дворе…

— Так, ты иди в гостиницу, а я подойду поближе и проверю, что там происходит, — приказал на уровне шепота Андрей и двинулся вглубь двора.

— Ты в своем уме вообще? — рыкнул Ник, но Мальцев не обратил на него внимания и лишь отмахнулся.

Он собрал в кулак волю и прошел мимо «Уазика». В висках отчетливо застучала кровь, но Мальцев продолжал идти. Только у подъезда станет ясно, кто и зачем пожаловал в их дом.

Но, стоило только подойти к дверям, как из них вышел молодой светловолосый мужчина в черном жилете. Незнакомец широко зевнул и потянулся, а Мальцев сделал вид, что проходит мимо, даже на градус не повернув голову в сторону опера. Сомнений не было, его квартира сейчас была полна ментов.

Беззвучно выдохнув, Мальцев продолжил идти в сторону арки, за которой мог скрыться. В тот же миг он заметил, как напрямую к той же арке шел и Никита, перепуганный взгляд которого метался от друга к оперу.

Андрей выругался губами, но было поздно. Опер заметил коротышку, прошелся мысленно по направлению его взгляда и присмотрелся. Ему хватило секунды, чтоб трясущейся рукой потянуться за оружием.

— Стоять! — заорал он на весь двор, чтоб услышали в первую очередь сослуживцы. — Стрелять буду! — и кинулся прямо на Мальцева.

Андрей юркнул в арку, куда мгновением ранее забежал Ник, и, выскочив из двора, бросился бежать, что было сил.

— Не туда! — рявкнул он другу, который хотел повернуть направо, и рванул по улице, ведущей в сопку.

Там, наверху, среди старых бараков скрыться было проще. Мальцев это знал, но также понимал, что бежать вверх по открытой для взора дороге опасно, и за первым же углом он свернул на «Новый Арбат». В обеденное время улица всегда полна народу, и затеряться среди толпы не стало для беглецов большой проблемой. Тем более, отсюда тоже можно зайти в первый попавшийся двор и благополучно скрыться за десятками домов.

Так он и поступил, чувствуя присутствие за спиной товарища. Двор был усыпан мусором, полуразваленный дом из потемневшего красного кирпича — огорожен временным забором. Перемахнув через ограду, Андрей помог перебраться низкорослому Никите, уселся на землю, прислонившись спиной к холодной кирпичной стене, и вытер липкие струйки пота с лица. Никита стоял, склонившись, напротив и пытался отдышаться.

— Ты какого хера побежал? — сквозь тяжелое дыхание прорычал Мальцев.

Ник в ответ лишь приподнял свободную желтую футболку и обнажил засунутый за пояс пистолет.

— Что мне оставалось? — спросил он и выпрямился. — Говорил я тебе, неспроста все это дерьмо с Настей!

— Угомонись! — снова вспылил Андрей, которому порядком надоели подозрения Ника. — Я, между прочим, тоже думаю, что менты не с неба свалились. И хочу заметить, Ник, что с Настей мы вместе уже год, и ничего подобного не случалось. А вот стоило только прилететь вам, как — на тебе — нарисовался Федя!

Ник яростно стрельнул взглядом в друга и сделал шаг ближе.

— Ты че, хочешь сказать, что это я привел их?

— Что ты несешь?! — возмутился Мальцев. — Кто-то пропас вас, это возможно…

— Бл… дь! — в сердцах бросил Никита и взъерошил пропитанные потом волосы. — Это Велик Лиса слил. Он сказал, что кто-то навел его. И получается, что этот кто-то позвонил Федору сразу, как мы встретились… — он отчаянно помотал головой и выругался. — Да ну на!..

Сердечно вырвавшуюся фразу заглушил лай сторожевой собаки. Беглецы, испугавшись неожиданному появлению пса, резко повернули головы в его сторону. Рука Никиты оказалась на рукояти пистолета.

— Валить отсюда надо… — выдохнул Андрей и поднялся на ноги.

— Куда?

Мальцев быстрым шагом направился к людной улице, что находилась с другой стороны от заброшенного здания. Взглядом он безостановочно шерстил всех, кто попадался в поле зрения.

— Ты — на самолет и в Мариинск. Сейчас же.

— Нет уж, брат, выбираться, так вместе, — Никита, отставший на пару шагов, догнал Мальцева и попытался попасть в ритм его шагов.

Вдруг Андрей остановился.

— Да пойми же ты, наконец! Мусорам ничего не стоит пробить мою банду и узнать, что ты тоже в городе! Пока ты не под подозрением — вали! А если и возьмут, ты знать не будешь, где я. Ты ничего не сделал. У них на тебя ничего нет!

— А это я куда дену?! — и Ник вновь приподнял футболку.

Мальцев выхватил пистолет, грубо стер отпечатки рубахой и со злостью вогнал его на самое дно оказавшегося неподалеку мусорного бака.

— Рехнулся? — Никита задрал брови, насколько это было возможно, и хотел броситься к баку, но Андрей одернул его и заставил идти дальше.

По другой стороне улицы манерно вышагивали два патрульных.

— Ты-то как выбираться будешь? — вновь немного отстал Ник.

Мальцев ухмыльнулся.

— Семь лет же как-то бегал, и еще побегаю…

Он подошел к зданию гостиницы. Обратив внимание на знакомый фасад, Ник лишь удивленно покачал головой. Что ни говори, а здешние места Мальцев знал, как свои пять пальцев.

— Давай, братиш, — Андрей выставил ладонь, готовый к крепкому прощальному рукопожатию. — Бог даст, сыграешь еще мне на гитаре…

Нику ничего не оставалось, как с горечью в глазах сжать покрепче руку товарища и притянуть его ближе к себе.

 

***

 

Андрей шел на автомате. Куда — не знал. К кому обратиться за помощью — тоже. История девяноста пятого повторилась. Тогда он так же уезжал в неизвестность. Первое время плыл по шоссе, не сворачивая, с головой погруженный в мысли о Насте, о друзьях; о том, как сложно было строить будущее, и как легко оказалось все потерять.

Сейчас он испытал дежавю. Да, мимо проезжало больше автомобилей, навстречу попадалось больше людей, но все это было лишь декорациями. Ведь не сможет же он использовать их. Не подойдет, словно нищий, к прохожему и не попросит помощи. Среди них можно лишь затеряться. Чем Андрей и пользовался. То и дело на глаза попадались патрульные, но Мальцев ловко сливался с толпой, оставаясь незамеченным.

Но так долго не продержишься. Нужно было выбираться из Владивостока. Теперь и этот город, как и Мариинск, стал для него запретным. Скоро на столбах появятся ориентировки с его физиономией, а милиция вместе с гайцами и всеми, кто может помочь в поисках, станут высматривать в толпе высокого блондина.

В автобус нельзя. На электричку — тоже. Мальцев отдавал себе отчет, что таким способом лишь упростит задачу ментам. Сам загонит себя в клетку, из которой при необходимости не сможет выбраться. Он потрогал карман джинсов и ощутил, как на бедро давят ключи. Связка квартирных и автомобильных с красивым серебристым дракончиком. Достал их, посмотрел с тяжестью и отчаянием и выбросил в урну. Ни к чему они теперь.

Затем вытащил из кармана мобильник и, словно в надежде, открыл список контактов. На глаза первым же попался Аркадьич. Мальцев задумался. Старик действительно мог помочь. С его связями можно сделать новые документы, забрать Настю и уехать. Что взамен? Да пусть просит что угодно. Ничто уже не заменит Андрею свободы и любимой рядом.

Он свернул на безлюдную улицу, прислонился к стене многоэтажки и, продолжая сканировать местность, нажал на вызов.

— Здравствуй, дорогой, — послышался знакомый голос старика.

— Аркадьич, у меня есть к вам одна просьба… — Мальцев не знал, как начать разговор.

— Ты же знаешь, Андрюша, я всегда готов помочь тебе.

— У вас есть, как бы сказать, специфические связи?

— Хм… — старик помолчал немного. — Андрей, у тебя проблемы?

— Если говорить прямо, я в жопе, — откровенно ответил Мальцев, юлить было ни к чему. — У меня на хвосте менты. Чтобы выехать из города, мне, как минимум, нужны новые документы, — Андрей задумался, вспомнив последнюю бизнес-идею старика. — Не быть мне мэром, Аркадьич…

Семен Аркадьевич ответил не сразу, чем еще больше взволновал Мальцева.

— Вот так беда, — пробормотал он. — Спрашивать не буду. Лучше мне не знать, что ты натворил, а то ни дай Бог и ко мне придут. Давай сделаем так. Завтра к полудню приезжай ко мне домой. Будут тебе документы. И выехать помогу.

Андрей закрыл глаза от радости и прикусил губу.

— Спасибо вам! — поблагодарил он. — В первую очередь, за понимание.

Теперь оставалось без приключений дождаться завтрашнего полудня. Если днем еще Андрей мог смело растворяться в толпе, то ночью нужно схорониться. Желательно там, куда не додумаются отправиться менты. А они в первую очередь будут пробивать всех знакомых Мальцева.

И тут в голову пришла шальная мысль. А станут ли они наведываться к бывшей? Вряд ли. Какой смысл преступнику идти туда, где его уж точно не ждут, и не факт что примут. Но Лера не такая. Она примет. Выслушает, поймет и обязательно поможет. Как бы больно не было от того, что Андрей вновь раздеребит старые раны. Ведь ему не к кому больше обратиться.

Часы на левой руке отсчитывали начало восьмого, когда Мальцев неуверенно нажал на кнопку звонка. А что, если мысль и правда, дурная? Что, если она отправит его восвояси, или один из оперов уже дежурит под домом, и сейчас, довольный своей удачей, радостно и возбужденно сообщает начальству о находке?

Все мысли разбежались, словно тараканы, по самым темным углам сознания, стоило только ей открыть дверь. Свое неожиданное появление нужно было как-то объяснить, но ни один из тараканов не желал высунуть даже ус. Во рту пересохло. Несколько секунд Андрей, будто глухонемой, стоял на лестничной площадке и разглядывал Леру.

Волосы были аккуратно убраны в хвостик. В голубой, под цвет глаз, футболке и джинсовых шортах, она тоже замерла на мгновение.

— Здравствуй, Лер, — Мальцев виновато отвел глаза в сторону.

— Неожиданно… — ответила девушка, с удивлением хлопая ресницами.

— Я могу войти? — спросил Андрей, но в ту же секунду замялся еще больше. — Блин, не подумал. Может, ты не одна? Извини.

Как он мог не подумать об этом раньше? От досады захотелось как можно сильнее удариться головой об стену. Но Лера мягко улыбнулась и отошла в сторону.

— Проходи. Я одна.

Мальцев прошел в квартиру. Он знал ее наизусть, но остался стоять посреди зала, словно был здесь впервые.

— Садись, — она присела в кресло. — Сказать, что я удивлена, значит, ничего не сказать.

Мальцев послушался приглашения и присел на край дивана.

— Если честно, мне дико неудобно, — заговорил он. — Своим визитом я могу принести тебе проблемы. Дело в том, что меня разыскивает милиция, — Андрей заметил, как в голубых глазах появились искорки испуга. — Если скажешь, я сразу уйду.

— Нет! — твердо ответила Лера. — Для начала, расскажешь, куда вляпался на этот раз, — она поднялась и прошла на кухню. — Тебе кофе?

Андрей рассказал ей обо всем, что случилось. И о Нике, и о том, как увидел в собственной квартире труп Федора, и о Насте.

— Завтра мне сделают документы, и я уеду, — закончил он и поставил кружку на маленький раскладной столик цвета мореного дуба, что стоял между диваном и креслом.

— А Настя? Сколько времени прошло после ссоры?

— Два дня, получается.

— И ты ни разу не позвонил?! — сразу несколько эмоций — от удивления до злости — сменились на ее лице. — Какого черта ты сидишь тут и ждешь, что проблемы сами собой решатся, Андрей? Я не узнаю тебя! Хочешь, чтобы она остыла? Если она злится, рыдает, значит, ты ей не безразличен, пойми. Но всяким чувствам может прийти конец. Если она остынет, то только потому, что ты не сделал ничего, чтобы ее вернуть, — она разочарованно покачала головой. — Иди, звони сейчас же!

Андрей никогда с ней не спорил. Каждый раз, когда Лера советовала ему, как поступить, она оказывалась права. Он достал из кармана телефон и прошел в соседнюю комнату. Но, не успела Лера отнести кружки на кухню, как он вернулся с еще более опустошенным видом.

— Недоступна… — произнес он и вздохнул.

Лера лишь поджала губы.

— Мой тебе совет, Андрей. Если не хочешь потерять ее второй раз, завтра же иди к ней.

Мальцев кивнул. Ничего не оставалось, как послушаться и этого совета.

Андрей расположился на диване. Он скоротает ночь здесь, а с утра отправится к Насте. Завтра же они исчезнут из этого города и начнут новую жизнь. Уже в третий раз, но обязательно — в последний.

 

***

 

Он проснулся ближе к десяти. Лера не стала будить его раньше. На работу сегодня не надо, суббота, а Андрею необходимо было выспаться. Ведь он не спал около суток, пережив за это время и труп в собственной квартире, и погоню милиционеров.

Андрей поднялся и потер заспанные глаза. Из кухни выглянула Лера и приветливо улыбнулась, а спустя пару минут вышла с подносом, от которого исходил приятный запах яичницы с колбасой.

— Я пока кофе налью, — сказала она, поставив поднос на столик, — а ты приведи себя в порядок.

Привести в порядок необходимо было, в первую очередь, голову. Мальцев, стоило ему проснуться, перебрал вновь все мысли, одолевавшие перед сном. Умываясь, он смотрел на свое отражение, и думал о Насте.

Скоро, уже сегодня, он обязательно поставит точку в этой истории. Прошлое не должно больше гоняться за ним. Они прекрасно смогут жить в Азии, ни в чем себе не отказывая. Время от времени к ним будут наведываться друзья, а если Андрей сможет, то и вовсе уговорит их переехать. Вместе будет проще.

Перекусив на скорую руку, он отблагодарил Леру крепкими дружескими объятиями, в который раз попросил прощения за свой неожиданный визит, и за то, что она приняла его, и отправился на соседнюю улицу. Туда, где его наверняка ждала Настя. Хоть и обиженная, злая за последнюю его выходку, за глупую ревность, но все же любящая.

Андрей забежал вверх по лестнице и, даже не пытаясь отдышаться, стал тарабанить по металлической двери. Сейчас, за секунду до встречи, он вдруг осознал, какими серыми были эти два дня без нее. Неважно, что пережил он. Важно, что Насти не было рядом. Сердце без нее замерло, а сейчас, в ожидании того, что он через секунду-две увидит ее вновь, оно забилось в несколько раз сильнее. Даже двух дней хватило Мальцеву, чтоб безумно соскучиться.

Он совершенно потерял осторожность. Окунувшись с головой в образ Насти, Андрей не подумал, что здесь его могут поджидать. Уже на лестничной площадке он опомнился. Суетливо осмотрелся, заглянул на этаж выше — никого. Нужно быстрее забирать любимую и сваливать, от греха…

Но из мыслей его выдернула вовсе не Настя. Осторожно приоткрылась дверь соседней квартиры, и на лестничную площадку выглянула женщина. Рыжеволосая, с веснушками на носу, в потертом бледно-коричневом халате.

— Чего тарабанишь? — недовольным голосом пробурчала она и посмотрела на нарушителя тишины. — А, это ты… Долго шел, женишок. Уехала Настя.

Мальцев не сразу понял смысл произнесенной женщиной фразы. Он замер, чувствуя, как из-под потяжелевших ног уходит земля.

— Куда… — охрипшим голосом спросил он. — Уехала?

Соседка пожала плечами.

— Да я почем знаю. Вроде как на родину. Позавчера вечером зашла, оставила деньги и ключи, попрощалась… — вдруг, она шире раскрыла глаза, словно вспомнила что-то очень важное. — А, щас! — и скрылась за дверью.

На родину! Слово, которое вбивали в голову в детстве советские учителя, ставшее для каждого человека вторым после «мамы», зазвучало для Мальцева как приговор.

— Вот! — дверь вновь распахнулась, и рыжеволосая женщина, сдунув упавший на лицо локон, протянула Андрею записку. — Настя просила передать, если придешь.

Мальцев взялся за бумажку, не обращая внимания на женщину. Не сказав спасибо. Слишком часто за несколько последних дней жизнь оглушала его. Состояние это скоро станет привычным. А все лишь из-за того, что решил поделиться счастьем с друзьями. Слишком рано Андрей поверил, что жизнь снова наладилась.

Опомнившись, Мальцев обратил внимание на вновь закрывшуюся дверь. Теперь он стоял на лестничной площадке абсолютно один со сложенным вдвое листком в руке. Он развернул его и узнал почерк Насти.

«Прости меня, Андрей. Наверное, все это было ошибкой. Не бывает в жизни вторых шансов…»

— Глупая! Что ж ты наделала! — в сердцах произнес он и провел рукой по искаженному болью лицу.

Какой же контрастной оказалась черная полоса. Еще несколько дней назад Мальцев представлял себя в кресле мэра, с неприкосновенностью, друзьями, которых перетянет сюда, и любимой девушкой, женой… А сейчас он вновь разыскиваемый преступник, не имеющий возможности поговорить по душам с лучшим другом и обнять Настю. Снова беглец!

Захотелось рыдать. Но Мальцев лишь с усилием проглотил ком и закурил. Вышел на улицу и медленно побрел по тропинке. Вновь все потерявший.

Зато теперь точно знал, куда отправится. Нужно только выбраться из города, и он поедет за ней. В Мариинск! Не позволит он жизни отнять Настю дважды. Чего бы это ни стоило, приедет за ней в Мариинск и заберет.

Погруженный в мысли, Мальцев медленно шел к подъезду Аркадьича. Вернуться в реальность заставило боковое зрение, которым он заметил сидевшего на скамье у подъезда мужчину. Обычно люди провожают взглядом незнакомца до самой двери. Этот же не повернул головы, уставившись на безлюдную детскую площадку.

Стоп! Ведь сегодня суббота. Где дети?

Андрей остановился и осторожно посмотрел на незнакомца. И в то же мгновение услышал шорох за дверью…

Не успел он обернуться, как из подъезда выскочил второй — черноволосый, крепко сложенный — и бросился на Андрея. Мальцеву хватило доли секунды, чтоб отскочить в сторону и не оказаться придавленным к земле этим буйволом. Провожая промахнувшегося противника, Андрей со всего маху догнал его кулаком в затылок и свалил с ног. После чего рванул прочь. Затылком чувствовал, как за ним бежит тот, что сидел на скамье секундами ранее. Видел, как сбоку наперерез бежит еще один молодчик. Но продолжал бежать, уверенный, что успеет проскочить и выбежать на оживленную улицу.

— Стой, стрелять буду! — закричал кто-то третий.

Но Мальцев и не думал останавливаться. Только что он думал, что не потеряет Настю второй раз, и тут же судьба подкинула испытание. Ничего, он справится. Не возьмут его менты. Не сегодня! По крайней мере, живым.

Противник, что пытался преградить путь к отступлению, оказался быстрее, чем думал Андрей, и лишь отменная изворотливость спасла беглеца от провала. Послышался треск разорванной рубахи, пуговицы отлетели, словно и не были пришиты вовсе. Но Мальцев вырвался, а парень, оставшийся ни с чем, повалился на землю. А когда до улицы оставался десяток метров, раздался выстрел.

Грохот прошелся по телу леденящим душем. Но ничто не обожгло, не догнала мгновенная боль, что валит с ног при попадании пули. Со страху Андрей только споткнулся о бордюр и едва не потерял равновесие. Опер, Виктор Иванович, выстрелил в воздух.

Мальцев же чувствовал, что последний преследователь его настигает. Догонит, гад! Если только не…

Андрей сообразил молниеносно и выскочил на дорогу с интенсивным движением в четыре полосы. Не останавливаясь, ринулся между машин. Была не была! Послышался писк тормозов, звук сигнала и маты вдогонку. Но Мальцев не потерял ни секунды, протиснувшись между автомобилями, и оказался на другой стороне улицы.

Преследователь лишь уперся руками в капот едва успевшей затормозить машины и с досадой посмотрел на другую сторону, где остановился и обернулся Андрей.

Мальцев чуть заметно натянул губы в улыбке, больше похожей на оскал и выставил противнику средний палец. После чего скрылся во дворах.

 

— Сука ты, Аркадьич! — прошипел Андрей, набрав номер старика.

Послышался смех, от которого захотелось разгладить морщины на лице предателя хорошим ударом.

— Что же ты, Андрюша, всегда такой обходительный был, вежливый, — бормотал Аркадьич, — а теперь тыкаешь, сукой обзываешь. Где же манеры твои?

— Ты мне только скажи, за что?! — продолжал беситься Мальцев, рыча в трубку.

— Ничего личного, Андрюша, просто бизнес, — и вновь старик рассмеялся, так удачно подобравший цитату. — Не переживай, я найду применение твоим деньгам в фондах! По-моему, беглому преступнику они ни к чему. Да и принадлежали они Соколовскому.

— Надейся лучше, что сдохнешь раньше, чем мы встретимся снова! — бросил Андрей и отключился.

Он сидел на лавочке в незнакомом дворе и курил, отдыхая от очередного забега. Вытер со лба пот изнанкой разодранной рубахи и вновь надел ее на тело. Что делать дальше, Мальцев не знал. Чувствовал, как начинает впадать в уныние. Хоть уходи в лес и иди пешком. Но долго ли он так протянет? Нет, это не выход…

Снова вспомнился противный смех Аркадьича. Ничего в человеке святого. Лишь деньги, ради которых готов предать кого угодно. Андрей почувствовал неукротимое желание отомстить. Хоть как-то, лишь бы стереть с лица старика самодовольную улыбку.

И он мог это сделать. Нужно связаться с тем толстопузым бизнесменом, с которым Аркадьич свел его осенью. Старая сволочь как минимум потеряет часть доходов, а быть может, еще и разживется довольно-таки влиятельным врагом.

Мальцев пролистал список вызовов и нашел номер Михаила Витальевича.

— Да-а… — послышалось протяжное в трубке.

— Михаил Витальевич, — бодро заговорил Андрей, — вас беспокоит Андрей Соколовский. Узнали?

— Ага.

— Я располагаю очень важной информацией, касающейся нашего общего знакомого. Все дело в том, что ваш бизнес под угрозой.

В трубке послышалось тяжелое дыхание. Не удивительно, ведь с таким весом каждый вздох давался бизнесмену с трудом.

— Ты уверен, что эта информация мне действительно нужна? — спросил Михаил Витальевич. — Я не привык тратить свое время на пустые разговоры.

— Абсолютно, — ответил Мальцев. — Меня уже подставили. Уверен, скоро очередь дойдет и до вас.

— Я жду тебя в администрации…

— Э, нет! — перебил Андрей. — Скажу вам правду. Я в розыске. Поэтому я должен быть уверен, что во время нашей встречи ничто не будет угрожать моей безопасности.

Снова пришлось слушать тяжелое, сиплое дыхание старика. Чувствовалось, что он не доверяет собеседнику.

— Уверяю вас, Михаил Витальевич, вы не зря потратите на меня время. Я нахожусь во дворе жилого дома номер пятьдесят один по Светланской. Там недалеко Адмиральский сквер. Присядьте на скамью. Буду уверен, что вы без хвоста, присяду рядом, о’кей?

— Хм… ладно, жди.

 

Андрей стоял меж двух домов напротив въезда в сквер. Знакомый «Лэнд Крузер» черного цвета с административными номерами припарковался на другой стороне улицы. Мальцев пристально следил за обстановкой. Не хотелось еще раз попасться в облаву ментов. Но за внедорожником других машин не было. Никто не остановился и в зоне видимости.

Грузный мужчина медленно прошел вглубь сквера и присел на скамью. Андрей перешел дорогу немного поодаль и завернул в парк. Он видел сидевшего на скамье чиновника, но некоторое время оставался в стороне. Лишь убедившись в отсутствии хвоста, Мальцев осмелился подойти.

Он присел рядом и закурил. Буквально в ста метрах отсюда вовсю разъезжали автомобили, гулко разговаривали люди. Здесь, среди молчаливых столетних елей, царила особая атмосфера. И только тяжелое пофыркивание уставшего от собственного веса старика нарушало тишину. Михаил Витальевич с неодобрением посмотрел на дым, выпущенный Мальцевым, и снова вздохнул. Пришлось затушить.

— Год назад я рассчитал весьма прибыльное дело, — заговорил полушепотом Андрей. — Поставки леса в Азию еще как минимум с десяток лет будут приносить хорошую прибыль. Но покупатели, готовые сотрудничать, предлагали слишком низкую цену. Из своих источников я узнал, что проверенный лес покупается в два, а то и в три раза, дороже. Семен Аркадьевич же имел долю в моем бизнесе, и чтоб получить от него хоть какую-то пользу, я предложил ему найти поставщика, в котором азиаты будут уверены, — Андрей посмотрел на чиновника и добавил. — Наверное, вы догадались, кого он ко мне привел?

Михаил Витальевич кивнул, не ответив.

— Моей задачей было заинтересовать вас выгодными условиями доставки. Вы клюнули. А дальше, как говорится, дело техники. Я уже проворачивал подобную схему в девяностых. По вашему следу мы вышли на покупателей, и потихоньку стали разбавлять ваш лес своим. С каждым месяцем мои люди на месте договаривались об увеличении объема. Сейчас мы поставляем как минимум четверть своего товара вместо вашего. А вы ни сном, ни духом.

Чиновник просверлил Андрея взглядом.

— И почему сейчас ты решил мне все это рассказать? — спросил он, и принялся вытирать выступившие на морщинистом лбу капельки пота платком.

— Потому что сегодня ради куска наживы эта старая сволочь сдала меня ментам, — Мальцев вновь почувствовал прилив злости. — Не сомневайтесь, на вашу старую дружбу он тоже давно наплевал. Я привык наводить справки на людей, с которыми приходится вести дела, и знаю, что доход от леса хоть и не является единственным, но составляет основную часть ваших доходов. И потеря такого бизнеса станет для вас серьезным ударом. А так, зная, с кем воюете, вы сможете без потерь выйти из игры. А если постараетесь, то судоходную компанию лишить авторитета сможете. Все суда принадлежат мне, поэтому я не потеряю ничего. А вот Аркадьич… — Мальцев улыбнулся. — Пусть поскрипит зубами, вспоминая мою физиономию.

— Ну-у… — протянул толстяк и с трудом поднялся на ноги. — Я так понимаю, это все, что ты хотел мне рассказать?

Он не поблагодарил. Да и не за что было. Ведь Мальцев лишь признался, что хотел обмануть его. Но руку пожал, причем так крепко, что Андрей почувствовал легкую боль в костяшках пальцев. Михаил Витальевич медленно зашагал в сторону выхода.

— Из-за чего ты влип? — спросил вдруг он.

Андрей поднялся и пошел за ним следом. Не сразу захотелось отвечать. Он уже раскрыл все карты перед человеком, которому доверял. У этого же чиновника не было ни одной причины не выдавать Андрея ментам. И все же он ответил. Ведь он видел этого собеседника в последний раз в жизни. И даже очередной звонок о местонахождении преступника не поможет ищейкам остановить его. Сегодня он выберется из Владивостока.

— В девяноста пятом я убил человека, — заговорил снова Андрей, поравнявшись с собеседником. — Он был самым настоящим ублюдком. И если бы я оказался в той ситуации снова, поступил бы точно также. Я не жалею, потому что на кону стояла жизнь моего лучшего друга. И друг этот сделал то же самое для меня. Да, я потерял всё. В первую очередь девушку, которую любил. Я потерял надежду на счастье. Но выбора у меня, увы, не было.

— Как они вышли на тебя спустя столько времени?

— Сам не знаю. То ли случайность, то ли чей-то спланированный ход.

— И куда теперь? — чиновник остановился.

Впервые за весь разговор он перестал торопиться избавиться от общества Андрея.

— В Мариинск! — уверенно ответил Мальцев. — Ведь там она. И даже, если на кону будет стоять моя свобода, я все равно попытаюсь вернуть себе надежду на счастье. А счастье мое целиком в этой девушке.

— Хм, — буркнул собеседник и провел рукой по темным с проседями волосам. — Ну, Аркадьич, старый хрен, мог и помочь ведь.

— Да уж, — с досадой усмехнулся Андрей, — пообещал сделать новые документы и помочь выехать из города. А сам… устроил облаву!

— Ладно, помогу тебе, — заговорил вдруг чиновник. — Сядешь в мою машину и поедешь до самого Мариинска. На самолет или поезд тебе нельзя. Там будут проверять в первую очередь. А вот с моими номерами ни одна падла на дороге не осмелится тебя остановить. Так что езжай смело, парень.

Андрея оглушило предложение Михаила Витальевича. Не в силах поднять глаз, он смотрел себе под ноги и сжимал скулы. Переполнявшая радость готова была вырваться наружу. Но Андрей держался достойно.

— Почему вы решили помочь мне?

— Преступники делятся на два типа, — вздохнул с тяжестью чиновник. — Первые, нарушают закон исключительно ради выгоды или удовольствия. Это либо сумасшедшие ублюдки, либо жадные, готовые мать родную продать, твари. Вторые — те, у кого не осталось выбора. Так или иначе, они преступают закон, потому что на кону стоит жизнь. Бывает по-разному. Случается, что людям нечего жрать. А бывает, что приходится выбирать между жизнью и смертью за доли секунды. Большинство выбирает жизнь. Я научился за свои шестьдесят различать людей.

Мальцев кивнул. Он был безумно благодарен, но даже не знал, что сказать.

— Я ведь не смогу отблагодарить вас, — произнес он с отчаянием в голосе.

Михаил Витальевич улыбнулся и продолжил медленно двигаться.

— Борись за свою любовь! Ведь ради этого стоит жить, не так ли? Если уж ты готов пожертвовать жизнью ради любви, значит, ты достоин того, чтоб хоть кто-то помог тебе.

Он выгнал из-за руля телохранителя, который с недоумением смотрел поочередно на каждого из собеседников. Надоедливая фигура секьюрити немного разозлила Михаила Витальевича, и он с гневными нотками в голосе приказал вызвать другую машину. Затем вновь обратился к Андрею.

— Мобильник с собой?

Мальцев кивнул и достал телефон. Бизнесмен взял его в руки и отделил батарейку от корпуса.

— Не знаю, как в жизни, а в детективах именно так и делают, — он улыбнулся и по-отечески похлопал Мальцева по плечу. — Удачи тебе, парень…

  • CARMINA CANERE «L'art de la música a l'antiga Roma» (Армант, Илинар) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • "Тайная вечеря" / братья Ceniza
  • Последняя фотография / Оскарова Надежда
  • Новая сказка / Рассказки / Армант, Илинар
  • 21."Снежок" для Фигли от svetulja2010 / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Красный волк… / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Мысли-мучители / Сборник стихотворений / Федюкина Алла
  • Аритмия / Синие ленты / Жабкина Жанна
  • Валентинка № 10 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • Январский сплин* / Чужие голоса / Курмакаева Анна
  • Спасибо, Лиса, за науку. Вот щас точно спою! - Павленко Алекс / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль