Глава 4. Передел / Сделаю так, чтобы ты помнил... / Морозов Дмитрий
 

Глава 4. Передел

0.00
 
Глава 4. Передел

Январь 1993 г.

 

Андрей, Витя Татарин и еще несколько ребят вальяжно расхаживали по рядам городского рынка, разглядывая импортные куртки, джинсы и пальто.

— Малый, что мы тут забыли? — недовольно спрашивал Витя.

Андрей, не останавливаясь, то и дело заострял взгляд на самых интересных вещах. Чего хочет, и сам не знал, но был уверен, что смена имиджа не повредит. Ведь сегодня приезжает Настя. Он должен выглядеть на все сто!

Внимание привлекла заварушка у одного из прилавков. Трое бритоголовых в спортивном слишком дерзко разговаривали с невысокой полной продавщицей. Один из них, перевалившись через стол, сорвал с ее пояса сумку-кошелек. Окаменевшая от страха женщина ахнула, но рэкетир угрожающе замахнулся.

— Тебя предупреждали? — прорычал он. — Только пикни, кляча, и я весь товар заберу!

Второй в это время резал шмотки ножом, бросая обратно на прилавок.

— Витя, смотри, — Мальцев остановился, — это же тетя Зина с моего подъезда.

— Ну да, она…

Андрей узнал их. Продавщицу трясли те самые бычки, которых повстречал при своем первом походе на рынок. Вот и настало время расплаты.

— Эй! — громко закричал он, привлекая внимание рэкетиров, и свистнул. — А ну, отошли от нее!

Не успел Андрей договорить, как Витя уже несся на рэкетиров с кулаками. Ребята, в их числе и Мальцев, не задержались. Эхо разнесло по рядам звуки ударов. Послышались наводящие на соперника ужас воинственные крики Татарина. Спустя минуту избитые бандиты валялись в грязи, снег раскрасился кровью.

— Еще раз тут увижу, — прорычал Мальцев, приподнимая одного из них, — убью!

Заплетающимся шагом верзилы поспешили прочь. Андрей не сводил удивленных глаз с пожилой продавщицы.

— Теть Зин, ты ж учительницей работала? — недоумевал он. — Ты чего на рынке-то забыла?

Соседка понемногу стала приходить в себя. Каштанового цвета волосы она подкрашивала. Вот только множество глубоких морщин краской и другой косметикой убрать было уже невозможно.

— Так там же не платят ни черта, а детей кормить надо, — завыла она. — У меня ж их двое. Вот я и пошла на рынок. Два раза в месяц в Кемерово на оптовку мотаюсь, тащу баулы на себе. Тут сама стою, копейки считаю. А у людей денег нет, всё сторговать пытаются. Из-за рубля воюем! А бандюки эти, сволочи проклятые, каждый месяц как по расписанию приходят и четверть выручки требуют! — из наполненных отчаянием глаз покатились слезы. Продавщица трясущимися руками стала смахивать их с лица. — Один раз вовремя не заплатила — половину товара сожгли, прям вот на этом месте! — и махнула в сторону прохода. — Бензином облили, подожгли и ржут стоят! И бьют, не стесняются… ничего святого в них не осталось!

Мальцев закурил. Взгляд завис на учительнице. Мельком в памяти пронеслись уроки литературы, ролевое чтение пьес и заученное наизусть «Бородино». Не мог он оставить ее в беде.

— Новая тема? — усмехнулся Татарин.

— С нашего района на рынке много челноков? — Андрей задумчиво спросил у соседки.

— Человек тридцать точно есть, — растерявшись, ответила она.

— Значит так, теть Зин, этим фраерам ты больше ничего не должна. Платить будешь нам! Вдвое меньше! Я с тебя и копейки брать не хочу, но ребята мои здоровьем рискуют. Их стимулировать нужно, иначе разбегутся. Некому отпор будет давать такому шакалью. О спортивном клубе ты, наверняка, уже слышала?

Продавщица покивала.

— Вот, туда и будешь деньги приносить, — уточнил Андрей. — А если кто придет, скажешь, что крышуют тебя «заводские», и все вопросы решает Малый. И всем торгашам посоветуй, чтоб работали с нами. Такса будет такой же щадящей. Мы не сволочи, мы реально вас будем защищать, а не просто деньги вымогать, — замолчал на секунду. — Но только тем, кто с нашего района!

По щекам вновь потекли слезы. Едва не падая от волнения, продавщица вышла из-за прилавка, упала на колени и обхватила руками ноги Андрея.

— Андрюшенька, — взмолилась она, — миленький ты мой! Сыночек родненький! От смерти старуху спасаешь.

Учительница уткнулась ему в живот и разрыдалась. Мальцев не мог так просто уйти и ничего не сделать. Стало неудобно перед людьми, ведь он видел, что окружавшие продавцы и покупатели с ужасом смотрят на парней, не сводя глаз. И понимал, почему. Для людей Андрей был таким же рэкетиром, как и те, кого ребята избивали несколькими минутами ранее.

— Ну, ты чего, теть Зин? — засмущался он. — Вставай. Все будет хорошо! Никто не даст тебя в обиду.

Андрей помог ей подняться на ноги и вытереть слезы.

— Курточка у тебя, Андрюша, совсем протерлась, — затрепетала вдруг она и побежала за прилавок. — Возьми вот пальто! Новое, красивое!

Она, словно квочка, стала обхаживать Андрея, снимая с него старую куртку и помогая напялить новое пальто.

— Не надо, тетя Зина, — еще больше замялся он.

— Бери! — она развернула его к зеркалу. — Смотри, каков красавец! Это тебе не куртка болоньевая задрипанная! Это стильная вещь, представительная! Бери, и даже не думай мне отказывать.

Совсем засмущавшийся Андрей поблагодарил продавщицу за пальто, попытался расплатиться, за что получил легкий шлепок по заднице, и махнул друзьям в сторону выхода.

— Малый, ты в своем уме? — заговорил Татарин. — Ты понимаешь, что рынок — территория Лисовских? Они это дело просто так не оставят!

— Ты не сказал, идет ли мне пальто, — словно не слышал Мальцев. — А на рынке этом работают люди с нашего района, такие же, как эта учительница! И мы должны их защищать! А перед Лисовскими, и всеми, кто с меня спросит, я готов держать слово. И вы мне в этом поможете!

Он ткнул пальцем в грудь Вите и вновь устремился к клубу. Лишь пройдя метров сто, Бережной тихо произнес:

— Идет…

 

***

 

В комнате находился лишь Андрей. Он сидел за столом и вел расчеты на бумаге. То и дело откидывался в кресле и задумчиво крутил в зубах авторучку, изредка поглядывая на часы.

После небольшого ремонта, по совету Митяя, одна из подсобок превратилась в отличный офис, где Мальцев с партнерами могли спокойно вести совещания без помех от грохота падающих на пол штанг и звенящего металла тренажеров.

В дверь постучали.

— Не заперто! — крикнул, как можно громче, Андрей, сосредоточившись на вошедших.

Ребята привели высокого незнакомца лет двадцати пяти на вид, с иссушенной посеревшей кожей. Парень стоял посреди комнаты, сцепив перед собой руки, покрытые наколками, и изучающе разглядывал Мальцева.

— Отчего не присаживаешься? — спросил Андрей, окончательно отвлекшийся от работы. — В ногах нет правды.

— Приглашения не дождался, — сиплым голосом ответил незнакомец.

Мальцев ухмыльнулся и указал на кресло. Он был наслышан о «тюремном этикете».

Парень присел на край и кратко представился:

— Сэм.

— Малый, — так же кратко ответил Андрей. — За что отбывал?

— Сто пятьдесят восьмая.[1]

Молчаливость собеседника слегка раздражала.

— Откинулся давно?

— Три дня уж на гражданке. Отсидел три из четырех…

Сэм потирал ладони.

— За это время многое поменялось, — заметил Мальцев.

Собеседник покивал.

— Поэтому я здесь. Одному теперь невыгодно.

— А почему именно к нам пришел? — пытался понять Мальцев. — Воровство — не наш козырь.

— А я осматриваюсь… — он пожал плечами. — Знаю только, что к паскуде Лисовскому в ноги кланяться я точно не стану!

— Личные счеты?

Сэм кивнул.

— В таком случае, — заговорил Андрей, — могу предложить тебе сменить профиль. Мы, скорее, рэкетиры, чем воры, — и засмеялся. Сэм ответил тем же.

— Вы быстро поднимаетесь… — заметил он. — На зоне за тебя говорят хорошие слова. Но, на мой взгляд, вам чего-то не хватает…

Мальцев заинтересовался.

— Чего же?

— Бойцы у тебя хорошие. Не дай Бог встретиться с ними в подворотне… — говорил Сэм. — Но одними мускулами войну не выиграть…

— Ты об оружии?

Собеседник вновь кивнул.

— Ведь даже самому здоровому быку можно сделать предложение, от которого он не сможет отказаться!

Андрей натянул губы в едва заметной улыбке, узнав цитату дона Корлеоне. Также вспомнилась уверенность в глазах Коли Лисовского, когда тот держал Андрея на мушке. Что ни говори, а этот парень был прав. Рано или поздно «заводским» придется вооружаться.

— «Заречные» вон, — продолжил мысль Сэм, — не стесняются держать стволы наготове. И никто свои права по ту сторону Кии не качает!

Разговор прервали. Даже не постучав, в офис ввалились Татарин, Сашка и Вовка Хохол. Каждый одарил Сэма настороженным взглядом. В это время Мальцева привлек отдаляющийся звук мотора за окном.

— Що за сбор, директор? — недоумевал невыспавшийся Вовка.

Не дождавшись ответа, побрел к чайнику, чтобы приготовить себе крепчайший, как он любил, кофе.

— Вы на чем приехали? — спросил Андрей.

— На такси, — буркнул Сашка, развалившись на диване.

— Хм, — вырвалось из уст Мальцева, — наши люди в булочную на такси не ездят!

Затем задумался. Находившиеся в комнате друзья прекрасно знали, что означает такое выражение лица Мальцева.

— А такси — это тема… — и застучал пальцами по столу.

Вдруг Сэм поднялся на ноги.

— Не буду мешать вам, — процедил он, крепко сжимая руку Андрея, — у меня уйма свободного времени. Потрачу на экскурсию по городу…

Андрей поднялся с кресла, прежде чем ответил на рукопожатие. Этот парень чем-то его привлек. И Мальцев уже знал, что встреча их не станет единственной.

— Мое предложение в силе, — сказал он уверенно. — Входной билет — всего лишь штука.

Сэм кивнул и направился к выходу, но столкнулся в проходе со Стасом.

— Андрюха! — забормотал озадаченный Кулагин, и с первым словом стало понятно, что сейчас придется переводить с ломаного французского. — Лисовские нам стрелу забили на «Металлурге»! В шесть вечера… У них предъява по поводу разборки на рынке!

В комнате наступила тишина. Лишь Мальцев не постеснялся ее нарушить.

— Что за банда у нас такая… — возмутился он. — Международные террористы прям! Хохлы, татары, французы… Я с вами полиглотом стану.

— Малый, я тебя предупреждал! — перебил Бережной. — Лисовские крепко вцепились в рынок. Это основная часть их доходов. Они нас на лоскуты порвут!

В голосе впервые послышались тревожные нотки.

— Не ссы, Витя, — сказал Андрей громче. — А если кто-то испугался, бегом за подгузниками! Это люди с нашего района, и отвечать за них нам, а не Лисовским! — на мгновение замолчал, затем продолжил: — Лисовские слишком много на себя взяли. Пришла очередь делиться…

Андрей вновь сел за стол и протянул Сашке бумаги, над которыми работал.

— А теперь поговорим о перспективах. Если мы будем безвылазно сидеть на районе, «рыжие» быстро найдут способ, как с нами разделаться. Нужно расширяться! И я знаю, как…

Только сейчас он заметил, что Сэма в комнате уже нет. Лишние и не нужны были в этой беседе. Андрей задумчиво покивал.

— Первая тема — такси! — продолжил он. — Саня, ее на этих бумагах нету, так что заостри внимание на мне. Бомбилы неплохо развернулись в городе, прессуют всех, кто пытается косить[2] без их ведома. А сами никому не уделяют. Мы будем «принимать» их на районе. И, чтобы спокойно работать, им придется платить. Хотите работать в нашем районе, будьте добры поделиться. Многого требовать не будем, иначе пойдут искать другую крышу. Со временем, попытаемся полностью подмять их под себя. А особо непонятливых будем наказывать… Сгорят две-три машины, сразу станут сговорчивее. Я уверен!

Ребята одобрительно покивали.

— Про вторую тему вы уже наслышаны. Это рынок. Сегодня на стрелке мы будем решать этот вопрос, — Андрей делал небольшие паузы между «темами». — Третья — перегонщики. Их долбят все, кому не лень. По телевизору каждый день говорят об убийствах на дороге. Наша область — не исключение. Мы поступим иначе. Будем их охранять! Так же поступим с дальнобойщиками и челноками. Я провел кое-какие расчеты… — он заострил внимание на бумагах, которые изучал Сашка. — Бутылка водки стоит две тысячи рублей. В ящике двадцать бутылок. В грузовик загружают, будем считать по-минимуму, ящиков пятьсот…

— Больше! — перебил Татарин.

— Даже если пятьсот, то получается, что один грузовик везет двадцать лимонов! Неплохая сумма для наживы, не так ли? — договорил Андрей и уставился на Витю. — Переводим эту сумму в баксы…

— А зачем в баксы? — недоумевал Хохол.

— Это следующая тема, — отмахнулся Мальцев. — Двадцать лимонов делим на пятьсот. Выходит сорок тысяч баксов! Мы ведь не беспредельщики, установим таксу в тысячу зеленых с машины…

— Так тебе их и отдали! — возразил Сашка. — У каждого дальнобоя с собой либо граната, либо обрез. А те, кто долбит их, вообще до зубов вооружены! Ты как их охранять собрался? Предлагаешь нам надеть кольчуги?

Андрей поджал губы. Ему не нравилось настроение Сашки.

— Что вы все заладили сегодня?! Оружие, стволы, гранаты! Решу я этот вопрос! Заречные где-то берут оружие… Найдем и мы эту лазейку!

— А что ее искать-то? — ухмыльнулся Татарин. — Из частей они все тащат.

— Значит, и мы будем тащить! С дальнобойщиками и перегонщиками будем разговаривать в придорожных закусочных. Они собираются там группами. Так быстрее слух разойдется между ними. А с челноками поговорим на рынке…

— И все-таки, — беспокоился Сашка, — если не согласятся?

— Будем сопровождать. Раз-два отобьем накаты, сами деньги принесут.

Хохол вдруг захлопал в ладоши. Остальные недоуменно за ним наблюдали.

— Малый, бля! — выкрикнул наконец он. — Ты — гений! Такими темпами мы скоро станем-таки богачами!

— Да-а… — потянулся Сашка. — Я куплю себе роллс-ройс и буду на нем тёлок по Мариинску катать…

— Ага, а я за тобой на танке ездить и вытаскивать из каждой ямы твой роллс-ройс, — заржал Татарин. Начался галдеж…

— Так, пацаны, стоп! — перебил Мальцев. — За следующую тему отвечать полностью будет Шурик. Не зря ж ты учишься на бухгалтера. Все деньги, которые мы будем зарабатывать, ты будешь переводить в зеленые! Курс доллара растет изо дня в день. Если будем держать деньги в валюте, мы хотя бы не будем зависеть от инфляции. Все расходы будешь проводить в деревянных: и зарплату бойцам, и взятки, и все остальные расходы, — он со вздохом посмотрел на озадаченного друга. — Теперь, Шура, банки и ларьки обмена — твой дом родной.

— Обрадовал, чего уж скрывать… — вздохнул Сашка, хотя отлично понимал, что Мальцев прав.

— Ну, и последнее, что хочу сказать, — добавил Андрей. — Бизнес наш постепенно нужно легализовывать. Я не хочу всю жизнь зависеть от воров и общака, и, тем более, быть на карандаше у следаков. Будем создавать охранное агентство и большую часть ребят сделаем телохранителями и охранниками. Предложим наши услуги крупным частным предприятиям. Кто откажется, будем пугать… — он замолчал, затем поправился: — Точнее, будем объяснять, что охрана им просто необходима!

Мальцев поднялся из-за стола и громко хлопнул в ладоши.

— А теперь собирайте всех бойцов! К шести часам мы должны быть готовы!

— А ты? — спросил Сашка.

Андрей вновь взглянул на часы.

— Через полчаса приезжает Настя…

 

***

 

Андрей стоял около автобусной станции. Он уже несколько минут переминался с ноги на ногу, чувствуя, как нервничает все сильнее с приближением встречи с Настей. В руках красовался букет любимых ею гербер.

Мальцев не узнавал себя, стоило только Насте оказаться поблизости. Когда подошел автобус, сердце застучало вдвое быстрее. Каждый раз, видя её, Андрей ощущал, как что-то внутри будто переворачивается. Сильный, уверенный, готовый войско повести в любую битву, Мальцев при встрече с ней становился иным. Мягким, спокойным… чувства затмевали всю сталь.

Люди один за другим выходили на остановку, а Андрей с волнением искал глазами Настю. Она аккуратно ступила на землю и стала осматриваться. Мальцев заметил ее сразу, но еще некоторое время оставался на месте и очарованно наблюдал, как подружка ищет его, словно знает, что он где-то рядом.

Как же она была красива! Укутанная в серебристую кроличью шубку, пояс которой выделял изящную талию. Невысокий каблучок придавал походке еще большую грациозность. Никто вокруг не сравнился бы с ней.

Заметив, что Настя начинает нервничать, Мальцев пошел навстречу. Только сейчас она увидела его. Новое пальто сбило с толку. При виде Андрея улыбнулась. Больше всего на свете Мальцеву нравилось смотреть на ее улыбку. Такую легкую, слегка наивную… Она умела улыбаться душой.

Приблизившись, бросилась в объятия и уткнулась лицом в шею. Андрей чувствовал ее прерывистое дыхание и наслаждался запахом волос.

— Как же я по тебе скучал, — произнес едва слышно.

Он и вовсе мог ничего не говорить. Настя понимала без слов: по взгляду, по прикосновениям, по трепетному дыханию.

— Два месяца… — прошептала она. — С момента нашей первой встречи прошло уже два месяца!

За это время Настя стала самым родным человеком. Андрей уже не представлял жизни без нее. И ни за что не хотел выпускать ее из объятий. Он вытащил из кармана жвачку «Лав из» и вложил в ладонь девушки.

— Как мило, — улыбнулась она. — Признавайся, что мы сегодня будем делать?

Мальцев еще некоторое время молча любовался ею.

— Я хочу показать тебе одно место… — ответил он. — Скоро закат, и я хочу проводить солнце вместе с тобой.

За городом на берегу Кии никто бы им не помешал. Ехать пришлось около получаса. Настя не выпускала из рук цветы, время от времени наслаждаясь их ароматом.

Остановив «девятку» неподалеку от берега, Андрей вылез и помог спутнице. Он нежно держал ее за руку и постоянно оглядывался, чтобы убедиться, легко ли идти ей по снегу. Наконец, взору открылась обледеневшая река, вдали которой ярко-красное вечернее солнце медленно опускалось за горизонт.

Здесь стоял пирс. Любимое место Андрея. Еще в детстве родители привозили его сюда и летом, и зимой. Отец жарил шашлык, учил мальчишку рыбачить, а мать, сидя в шезлонге, любовалась природой. Настя была единственной, кого он привел на это место. Ребята прошли по пирсу и присели на самый край. Подошвы едва касались льда.

— Как же здесь красиво, Андрюша…

Настя, словно завороженная, смотрела вдаль и крепко сжимала руку Андрея. Легкий ветерок румянил ее щеки. Мальцев, не отрываясь, любовался карими, один темнее другого, глазами и чувствовал, как одновременно с трепетом сердца обретает спокойствие. И теплоту… И никакой мороз не смог бы ее погасить.

Он слегка приблизился к щеке и шепотом произнес на ухо:

— Спасибо, что ты есть… Я тебя люблю…

Казалось, Настя нисколько не удивилась словам, словно ждала их. Она отвела взгляд от солнца, ласково, с теплотой посмотрела на Андрея и поцеловала…

Так нежно, боязливо… Слегка, словно пробуя на вкус, дотронулась мягкими губами, чуть-чуть отстранилась и вновь прильнула к нему. Это был лучший поцелуй в жизни! Долгожданный, сладкий… Андрей мечтал, чтоб он никогда не заканчивался. И не хотел открывать глаза. Сейчас он чувствовал всю ее душу, такую родную…

Отстранившись, Настя положила голову ему на плечо и шепотом заговорила:

— Мне так хорошо с тобой, Андрюш. Так спокойно… Я не хочу отпускать твою руку! Хочу, чтоб ты всегда был рядом! Ты не такой, как другие. Ты так ко мне добр, нежен. Боишься сделать мне больно. Я чувствую твою заботу и ощущаю себя маленькой девочкой. Словно в детстве, когда держала за руку отца…

Час у реки пролетел незаметно. Но Андрей не забывал о том, что в шесть ему необходимо быть на стрелке, поэтому пришлось везти Настю домой. Всю обратную дорогу она держала его за руку. Даже молчать вместе оказалось приятно. А когда приехали, Андрей, как и всегда, пошел провожать.

Из подъезда, едва не столкнувшись с молодежью, вышел среднего роста мужчина. В лунном свете разглядеть лицо Андрей смог не сразу. Успел отметить лишь залысины, мощный подбородок и пронзительный, обжигающий взгляд с отразившейся в нем вечерней луной. Незнакомец остановился, осмотрел бегло девушку, поправил черное драповое пальто и буквально впился глазами в Андрея.

— О, дядечка, привет! — воскликнула Настя и крепко обняла мужчину.

Затем вновь взяла Мальцева за руку.

— Познакомьтесь, это Андрей — мой молодой человек. А это Михаил Сергеевич, мой дядя!

Мужчины некоторое время молча смотрели друг на друга, высверливая глазами. Напряжение возрастало с каждым мгновением. Чтобы Настя ничего не заподозрила, Андрей протянул руку и тихо произнес:

— Очень приятно, Михаил Сергеевич. Настя много о вас рассказывала.

Дядя, не сводя испепеляющего взгляда с Мальцева, крепко сжал его руку. Казалось, кости ладони вот-вот захрустят.

— Надеюсь, что вы, Андрей, окажетесь достойны моей племянницы…

— Дядя! — встрепенулась девушка. — Ну, хватит уже пугать Андрея своим холодным взглядом! Он тебе понравится, когда вы познакомитесь ближе.

Михаил Сергеевич кивнул и улыбнулся.

— Извините, ребята, но мне необходимо ехать, — ответил дядя и направился к своей «Волге». — Настя, дождись меня обязательно! Нужно поговорить.

С этими словами он завел мотор и, спустя несколько секунд, уехал.

Ребята еще некоторое время стояли у подъезда. Андрей целовал Настю и не хотел отпускать. И еще больше не хотел, чтобы подружка заметила его нервозность. Пришлось расставаться, он снова прильнул к манящим губам и, отпустив, пообещал заехать вечером, около девяти. Сам же направился в машину, достал из бардачка пачку «Радопи» и сильно затянулся.

Мальцев курил редко. Но сейчас наступил тот самый случай, когда сигарета была просто необходима. Случай невероятный… Совпадение… Но Андрей прекрасно понимал, что отношения с Настей в один миг оказались под угрозой…

Несколькими минутами ранее он крепко сжимал руку Михаила Сергеевича Круглова…

 

***

 

И снова стадион. Мальцев прекрасно понимал, почему младший Лис выбрал именно это место. В прошлый раз его банде здорово досталось из-за недооценки «заводских». Засада, устроенная Андреем тогда, сейчас бы не прокатила. Мордовороты Лисовских заранее обошли всю округу.

«Девятка» заехала через центральные ворота. За ней, кто на чем, двигались ребята Мальцева.

— Бля, дайте сигарету! — затараторил Витя. — У меня очко жим-жим…

Андрей протянул пачку. Нервничал он не меньше Татарина, но старался этого не показывать. Хотя, стоило только заехать на стадион, как Мальцев понял, начнется возня — быть беде!

Армия «заводских» росла с каждым днем, но все же сравниться с «лисовскими» пока не могла. Андрей сразу приметил численное превосходство соперника. Проведя день с Настей, он отвлекся от криминальной жизни. И сейчас корил за это себя. Ведь кто кроме него должен был позаботиться о запасном плане? Кто мог просчитать, как выйти победителем со стрелки, если не он? Скорее, Андрей понадеялся на удачу. И сейчас, при виде превосходящих сил соперника, надеялся на нее все больше. Другого выхода, увы, не было.

Отражавший лунный свет снег отлично освещал территорию. Не меньше сотни головорезов, вооруженных битами и арматурой, встречали «заводских». Все в спортивных костюмах, будто на улице вовсе не минус тридцать. Они разминались, демонстративно отрабатывали удары на невидимом противнике, словом, делали все, чтобы согреться и показать свою силу. Андрей был уверен на все сто, эти отморозки пришли сюда не разговаривать. И ему нужно, во что бы то ни стало, предотвратить бойню.

Ребята вылезли из машины и сделали несколько шагов вперед. Жлобы сразу же взяли их в кольцо.

— Говорить буду я, — шепнул Андрей и выдвинулся вперед. — Чем обязаны такому гостеприимству?

Навстречу вышел Николай. Вести беседу, не повышая тон, он не умел никогда.

— Ты куда рожу свою пилишь, фраер? Или тебя не учили в детстве, что чужое брать нехорошо?! — зарычал рэкетир.

— Ты поучи меня еще, что — хорошо, что — плохо! — бросил в ответ Мальцев. — Есть предъява, говори прямо!

У Лисовского напряглись скулы.

— Ты когда на рынок поперся, знал, кто за ним следит? Тебе разрешили в своем районе дела крутить, там и сиди, не высовывайся! — он осмотрелся, словно убеждаясь в превосходстве над противником. — Или по-другому объяснить?

Мальцев взял небольшую паузу. Сейчас он уже ясно понимал, что эти парни слушать не станут… что бы он ни говорил.

— Плохо следишь, раз люди на тебя жалуются. А люди те с моего района! И говорить за них буду я!

— Значит, не свалишь с рынка?! — потребовал ответа Лис.

Одно слово… Андрей осознавал, что этим единственным словом он сам даст команду собакам Лиса избивать всех, кто пришел с ним. Краем глаза заметил, как противники подались вперед. Но не сказать «нет» означало сдаться, даже не начав войну. Признать себя слабым. Андрей Мальцев никогда бы не признал себя слабаком.

— Нет!..

В будущем Мальцев не раз вспоминал тот вечер. Именно тогда он поверил в свой фарт, что придало еще больше уверенности. Стоило только выкрикнуть слово «нет», как стадион осветили фарами несколько машин. Подъезжая ближе, они неустанно сигналили, пока не остановились прямо среди толпы, как казалось еще секундой ранее, обреченных «заводских».

Братки недоуменно смотрели на своего вожака. Но Николай не давал команды к бою.

Из автомобилей вылезли два десятка крепышей. Два человека выдвинулись вперед и остановились в нескольких шагах от Мальцева.

— Андрюха, проблемы? — спросил один из них.

Это был Сэм. Рядом с ним стоял Зака, Кирилл Закиров, предводитель «заречных», долговязый худощавый мужчина средних лет в очках и кепке-восьмикрылке, натянутой на самые брови.

— Кто такие?! — все также дерзко спросил Николай.

— Может, они тоже по соплям получить захотели?! — выкрикнули из толпы.

Но «заречные» ответили однозначно. В одну секунду синхронно прозвучали звуки передернутых затворов. Каждый был вооружен до зубов. Калаши, тэтэхи, Сэм крутил в руках Ф-1.

— Если я брошу ее под вашу «бэху», успеет твой братишка выскочить, как думаешь? — обратился он к Лисовскому.

Николай взбесился. Взгляд, искры которого могли растопить снег, метался между людьми, стоявшими напротив, кулаки сжимались, что есть сил.

— Стволами припугнуть решили, суки?! — бросил он, словно шавка на волкодава, готовый отскочить назад.

Мальцев впервые увидел в его глазах неуверенность. Видимо, ее почувствовал и Федор, сидевший в «бэхе». Он вылез из машины и прошел вперед младшего брата, осмотрелся, втянул последний дым истлевшей сигареты и спокойно заговорил:

— Ребята, зачем оружие на людей наводить? Ситуация и так натянутая, нервы на пределе. Сейчас рука дрогнет и все, нет человека. Кому из вас на нары хочется по глупости? — он пристально следил за реакцией толпы. «Заречные» лишь немного опустили руки, направив стволы на землю. — Ведь любое дело можно перетереть в спокойной обстановке. Решить проблемы нормальным мужским разговором, не так ли? Кто будет со мной разговаривать?

Мальцев сделал еще один шаг навстречу.

— Пройдем в машину? — спросил Федор и направился к «бэхе».

Он открыл Андрею переднюю дверцу.

— Здесь поговорим, — Мальцев остановился в шаге от автомобиля и краем глаза заметил в приоткрытом окошке еще одного человека. Он узнал взгляд Круглова. Следак прожигал дыру в Мальцеве, словно зверь, готовый разорвать в клочья.

— Так какие у тебя к нам претензии, Малый? — с тем же спокойствием спросил Федор и захлопнул дверцу.

— У меня?! — удивился Андрей, хмыкнув. — Претензий нет, есть вопросы!

— Эй, парнишка, — немного посуровел Лисовский, — вопросы не ты мне будешь задавать! Ты на чужую землю пришел со своими правилами. Серьезные люди так дела не делают! Если хочешь здесь работать, заплати налоги и живи спокойно.

Мальцев снова усмехнулся.

— На рынке работают люди с моего района! — голос стал жестче. — И за каждого из них я буду держать слово! Кто ты такой, чтобы запрещать людям по городу двигаться?! Мне твои дела на рынке по барабану, и лезть туда я не собираюсь. Но пока эти торгаши стоят там, я лично буду следить, чтоб их никто не трогал. Они за свое место заплатили администрации. Трясешь администрацию ты или нет, не мое дело, но с них ты больше не получишь ни копейки!

— Не будут платить, не будут и работать. Это моя земля, и решать, кому на ней работать, мне! — Лисовский слегка подался вперед. Голос уже был далек от спокойствия.

— Твоя, моя… — передернул Андрей. — Может, бумаги покажешь на собственность?! Или ты думаешь, что под прикрытием ментов в городе можно творить все, что душе угодно? С людьми считаться не забывай! Если бравый такой, скажи это толпе. Посмотрим, как они отреагируют…

Он повернулся, но Лис одернул за плечо.

— Эй, погоди…

— На «эй» зовут лошадей! — бросил Мальцев и вырвался из хватки.

Федор ринулся вслед. В один миг он изменился в лице.

— Так я и говорю, дружище, пусть работают! Кто ж им мешает?! Ты сказал, я услышал. Заводские ваши, остальные — наши. Да, Андрюша?!

Мальцев обернулся и еще раз недоверчиво посмотрел на собеседника. Братва настороженно зашевелилась. Все ждали ответа.

— На этом и договорились, — оскалился Андрей и беспрепятственно прошел к своим. — Поехали, ребята!

«Заводские» медленно отдалялись, гордо покидая стрелку победителями, а Федор молча смотрел им вслед. Младший Лис стоял позади, не решаясь заговорить с братом.

Из машины вылез Круглов.

— Тебя только что шпана на колени поставила… — заметил он с ноткой сарказма в голосе.

— Суки беспредельные! — Федор в бешенстве сжимал кулаки. Стоял бы рядом кто другой, Лис наверняка не оставил на его лице нетронутого места. Но Круглов понимал важность своей персоны. — А ты, я смотрю, доволен? У тебя на глазах стволы людям к затылку ставят! Отлично работает российская милиция! — он отмахнулся и приказал браткам срываться. — Сделай так, чтоб я ни одного мента в «Заводском» сегодня не видел. Эта ночка будет длинной…

— За зеленый свет на районе придется заплатить.

— Мне плевать!

Круглов одобрительно кивнул и сел в автомобиль. Ему было удобно избавиться от назойливого мальчишки сейчас, пока их отношения с Настей не зашли слишком далеко. Тем более чужими руками…

 


 

[1] Ст. 158 УК РФ — кража, хищение имущества.

 

 

[2] Косить — таксовать, с разг.

 

 

  • «Тьма — это Зло, а Свет — Добро!..» / Щепки (18+) / Воронова Влада
  • Мечты в обмен на три желания... / ФАНТАСТИКА И МИСТИКА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ / Анакина Анна
  • Мы ещё доживём / RhiSh
  • Жених / Амам Д'ок / Внутренний Человек
  • Снежана / Ночь на Ивана Купалу -2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • Север. / Охрименко Юрий Владимирович
  • № 4 Светлана Гольшанская / Сессия #4. Семинар "Изложение по Эйнштейну" / Клуб романистов
  • Иллюстрация на "Жу!" / Violin / Лонгмоб "Бестиарий. Избранное" / Cris Tina
  • Тень / Наброски / Лисовская Виктория
  • Зорька / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Незнакомка / Датские / suelinn Суэлинн

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль