"Прощание с иллюзиями" Владимира Познера / Литературный дневник / Юханан Магрибский
 

"Прощание с иллюзиями" Владимира Познера

0.00
 
"Прощание с иллюзиями" Владимира Познера

Решил написать про книгу, пока не стёрлась она из памяти, заслонённая круговертью событий. Вообще отношение моё к Познеру, сколько я помню это самое отношение, не было равнодушным, он то казался мне средоточием мудрости, тонким собеседником, незауряднейшим человеком, то представлялся, строго наоборот, напыщенным стариканом, боготворящим Америку, человеком, едва ли не присвоившим себе право вещать единственную истину. Что говорить, отношение менялось — да и время менялось, и я рос. В последний год мне Познер стал необычайно любопытен — и наверняка тут не обошлось без оживления политической жизни в России, очевидного разлома общества на своих и чужих, разговоров, разговоров…

Но, собственно, к книге. Читал по-русски, хотя была мысль найти её на английском — но её я отбросил, как только прочёл первые несколько страниц. Дело в том, что основная часть книги была написана и издана на английском лет двадцать назад, а к русскому изданию автор дополнил свои двадцатилетней давности суждения и воспоминания курсивом написанными комментариями, и, признаться, эти-то самые комментарии зачастую увлекательнее всего. Читая, ждал их и пытался угадать — что же теперь, Владимир Владимирович? Поменяли вы свою точку зрения, или всё на своём стоите? Теперь-то, когда время рассудило? Гадал, и не всегда угадывал.

А жизнь у Познера сложилась так, что обзавидоваться. Я — так точно читал, да грезил, мол — вот бы… Но, говорят же, что человек, книг не читающий, проживает только одну жизнь — свою, а читающий — сотни, срастаясь до поры с героями и их судьбами, так вот и я думаю — не прожить, так хоть прочитать. Вы представьте — родился он во Франции, поэтому, к слову, по всем тамошним законам является французским гражданином, в детстве — не в столь уж раннем детстве, чтобы Франция могла испариться как вчерашний сон — уехал с матерью в Америку, где и вырос настоящим американцем с одной только оговоркой — настоящим американцем, который чувствовал себя русским. Это не зная по-русски больше двух десятков слов, ничего толком не зная о советской России, но с твёрдой верой, что там строится невиданное, новое общество добра и справедливости. Веру эту ему привил отец — русский еврей и коммунист. И вот, представьте, после нескольких лет жизни в послевоенной восточной Германии, они семьёй перебираются в Союз — незадолго до того, как умер Сталин. Вот теперь, если кто меня читает, представьте себе, о ученики российско-советских школ и институтов, которые мучают несчастный английский язык, провинившийся совершенными временами и артиклями аж по десять лет кряду, представьте себе, что у Познера русский — только третий язык после французского и английского, и язык, освоенный вовсе четырёхлетнем ребёнком, когда, как говорят, всё происходит само — без напряжения и усилий. Представили? Вы как хотите, а мне завидно.

Но, бог с ними, с языками. Дальше — правда я пропускаю значительные куски, но не пересказывать же всю книгу, право слово — он оказывается литературным секретарём Маршака! Того самого, Самуила Яковлевича, которого почти все дети, рано научившиеся читать, знают как Смаршака. И вместе с ним — работа над переводом стихов, а следом — карьера журналиста. Та карьера, которую можно было сделать в условиях Союза — на иновещание, где таких, говорящих на английском, на родном почти английском, в общем-то и не было. А дальше он становится известен в Америке, хотя в Союзе о нём не знал ещё никто, вот таким вот отражением, через американскую славу, он вернулся к нам.

Он пишет свою жизнь и пишет про политику, про вызванные перестройкой мечты и надежды, не без горечи иронизирует над ними в дописанных через двадцать лет строках, он пишет честно — и хорошо. Читая, не думаешь о слоге, он не мешает, не сбивает с толку. Словом, читать советую, я не пожалел ни разу, что купил эту книгу!

И получилась у меня, гляжу, такая советская серия — то Ледокол, то Сталин, теперь вот как раз от Сталина до перестройки со взглядом из нашего времени… но всё, всё, хватит с меня публицистики — нужно срочно разбавлять её чем-то художественным!

 

P.S. Вот ещё мысль пришла — любопытно, какого времени перевод? Переводил он книгу сейчас или много лет назад? Впрочем, может, это и упоминалось, да я пропустил… Хотя хотел сказать вовсе не о том: сегодня случайно нашёл передачу, где Веллер беседует с Быковым — очень советую! Оба говорят на отличном русском, да ещё и дело говорят, обсуждая литературу, политику, вспоминая свои жизни. Вот ссылка.

  • Княгинин монастырь / Мне сверху видно всё... Как это было сто лет тому назад / Павленко Алекс
  • Гость Зимы / Лещева Елена / Лонгмоб «Четыре времени года — четыре поры жизни» / Cris Tina
  • Сказка / Рассказки-3 / Армант, Илинар
  • Афоризм 900(аФурсизм). О человеке. / Фурсин Олег
  • Бой за планету / Проняев Валерий Сергеевич
  • Посторонним вход воспрещён! / Механник Ганн
  • Человек-волк (Посвящено Бадридзе Я. К.) / Фурсин Олег
  • Расплата / Забытый книжный шкаф / Triquetra
  • Анатомия Музы / Под другим углом / Ljuc
  • От добра добра не жди! / Ленская Елена
  • Френда / Епанчева Татьяна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль