Глава 10 / Выбор есть всегда. Начало пути / Бут-Гусаим Евгения
 

Глава 10

0.00
 
Глава 10

Эвжения:

Очнувшись, я сразу наткнулась на два обеспокоенных взгляда. Что же со мной случилось? На мой немой вопрос ответил Мирий:

— Перерасход энергии. Жизненной. Вообще-то, это очень опасно. От истощения жизненных сил умирают. Колдуя, используют магические силы, но никак не жизненные! Тебе очень повезло, что ты отключилась, – проворчал маг, буравя меня сердитым взглядом, вот только скользящее в глазах облегчение портило весь эффект от выговора. – Хотя, ты и восстанавливаешься поразительно быстро.

— Простите, что заставила вас беспокоиться. Но я предупреждала, что ничего не смыслю в магии. Я постараюсь больше не рисковать. Обещаю, – мне досталось два очень скептических взгляда – спелись! – Господа! Я ценю и люблю жизнь, тем более, свою собственную.

— Хм-м, – завидная слаженность. Точно говорю, репетируют!

— Кстати, теперь Ваша очередь рассказывать, Айлор, – поспешила я перевести разговор в более безопасное и интересное русло.

— Говори мне ты.

— Хорошо. Я постараюсь, – я испытывала неимоверное смущение и робкую радость. Мне помогут, я не буду одна против всего мира. Здорово!

— Что тебя интересует, малышка?

— Э-э-э… Если я отвечу все, это не будет большой наглостью с моей стороны?

— С каких это пор тебя стали волновать такие мелочи? – насмешливо уточнил маг.

— Вы правы, моя наглость – это дар Божий! – пока поперхнувшийся от возмущения маг откашливался, я продолжила: — И нечего завидовать! Наглость – она, конечно, дело наживное, но вот обаятельной нахалкой нужно родиться! Да Вы не расстраивайтесь, глубокоуважаемый маг! Я уверенна, что у Вас есть масса скрытых достоинств! – и, не удержавшись, ехидно добавила: — Пусть и весьма и весьма скрытых… — Айлор быстро наливался краснотой, безуспешно пытаясь сдержать хохот и издавая красноречивые булькающие звуки.

— Друг мой, ты уверен, что тебе нужна такая головная боль в качестве наследницы? – едко спросил маг, оскорбленный в лучших чувствах. Я же пытливо уставилась на мигом посерьезневшего графа. А вдруг, то была лишь неконтролируемая вспышка, а граф уже успел сотню раз пожалеть о сказанном? Мне не нужен был ни титул, ни власть. Отнюдь. Я бы с огромным удовольствием стала просто ученицей. Вот только… А если граф действительно передумал, или, чего хуже, решил, что я все же засланный пресловутым Советом (будь он неладен!) казачок? От последней мысли, вернее от догадок, что за этим последует, если я не ошиблась, меня бросило в дрожь. Закрыв глаза и сжав кулаки, я посильней стиснула зубы, сдерживая испуганный вскрик и пытаясь унять дрожь. Только бы я ошибалась…

Меня крепко обхватили сильные руки и куда-то потянули. Я сжалась в ожидании удара. Все-таки не ошиблась…

 

Айлоррион дель Вьетиp’рин:

Смех мигом схлынул, как только я услышал едкое бурчание друга. Уверен ли я? Большей чуши и вообразить нельзя! Конечно, уверен! Эта малышка – дар Богов, посланный нам с Мирабель, и я ни за что и никогда не откажусь от столь ценного подарка. Тем более, я давно мечтал именно о дочке…

Из размышлений меня вырвал судорожный вздох Мирия. Покосившись на него, я заметил, что тот не отрывает ошарашенного взгляда от гостьи. Пресветлый! Немой вопрос, застывший в выразительных (и все же слишком выразительных для человека!) глазах Женни, сменился паникой. А потом… Девчонку била мелкая дрожь, от нее волнами исходили страх и обреченность. Схватив покрепче мою непонятную гостью в попытке усадить к себе на колени и успокоить, я ощутил, как сжалось хрупкое тело. В ожидании удара. Моего удара… Пресветлый! Девчонка уверенна, что я решил довести до конца начатое. Как же я себя в этот момент презирал! Как я мог поднять на нее руку? Я ведь видел ее изумительную и чистую ауру, так почему? Сможет ли она когда-нибудь меня простить и спокойно реагировать на мои прикосновения? Глухо застонав, я усадил перепуганную малышку на свои колени и прижал к груди, баюкая и успокаивая.

— Прости меня, девочка… Ради всех Богов… Прости… И не бойся… Я… Я никогда не сделаю тебе ничего плохого, клянусь сутью Истинного мага и памятью предков. Все хорошо… — я продолжал успокаивающе поглаживать затихшую девчонку по волосам, бормоча извинения, заверения, клятвы.

— Я Вам верю, — тихий и удивительно мелодичный голос Эвжении заставил меня вздрогнуть. Глаза девушки светились покоем и робкой надеждой. А следующая фраза и вовсе заставила почувствовать себя как никогда счастливым: — И я не боюсь. Теперь не боюсь…

Счастливо улыбнувшись, я смог лишь шепнуть:

— Я все еще мечтаю о златокудрой дочке с несносным характером.

Заливистый смех девчонки был мне ответом.

 

Эвжения:

Когда-то в детстве всякий раз, когда мне снился кошмар, я бежала к такому сильному папочке и, сидя у него на коленях, уткнувшись носом ему в грудь, делилась страхами. И под влиянием мягкого голоса, теплых, сильных и надежных рук кошмар уходил. Тогда, рядом с самым близким и любимым человеком я забывала о страхе, меня наполняло чувство безграничного доверия и необъяснимой надежности, абсолютной защищенности. И сейчас я вновь испытывала схожие, давно забытые ощущения. Я не соврала. Я действительно верила. И не боялась. Я словно вновь вернулась в детство, где было тепло, уютно и спокойно.

— Я все еще мечтаю о златокудрой дочке с несносным характером, — тихий шепот графа заставил меня счастливо рассмеяться, а в ушах набатом отдавались слова папочки из далекого детства «Мой златокудрый ангелочек… Моя маленькая дочурка… Не бойся, ведь я с тобой, а значит, все будет хорошо…». Я верю тебе, папочка. Верю…

 

Мирий тан Сийэл:

Заметив застывший взгляд Эвжении, сменившийся тихой паникой, я растерянно замер. А когда заметил, как сжалась в ожидании удара дрожащая и хрупкая фигурка, проклял и себя, и свой язык. Ну что мне стоило спустить ей эту колкость? Я растерянно наблюдал за попытками Айлора успокоить ребенка.

Она не злилась и не набрасывалась на нас с обвинительными речами. Лишь тихо улыбнулась, обронив «Верю». Удивительная девочка. Наблюдая за счастливой «семьей», я испытал неожиданный укол зависти. Усмехнувшись, я подумал, что не отказался бы от такой дочери. В этот самый момент меня впервые посетили кощунственные мысли о том, что брак – не такая уж и плохая штука. М-да-а-а…

 

Эвжения:

Поуютней устроившись на коленях у неожиданно обретенного «папочки», я нарушила установившуюся в комнате тишину:

— Айлор, Вы… Хм… Айлор, расскажите… Э-э-э… — я растерянно замолчала. Воспитание не позволяла тыкать взрослому человеку, а с другой стороны – я боялась расстроить графа. Прейдя к компромиссу, я продолжила: — Мы не закончили наш разговор. По-моему, сейчас самое время прояснить некоторые вопросы. И тогда, возможно, у меня останется немного времени до утра, чтобы попытаться, если не выспаться, то хотя бы просто поспать пару часиков.

Усмехнувшись моей иронии, граф ласково взъерошил мне волосы и смиренно спросил:

— Что желает услышать и узнать, юная госпожа?

— Сдается мне, что Вы, господин граф, еще слишком молоды для склероза! Я хочу знать усе! И как можно быстрей!

— Вымогательница! – рассмеялся граф, ему вторил гулкий басовитый смешок Мирия. – Наш мир носит имя Лларин’элир, что в переводе с древнеимперского значит «место, где отдыхает Душа, Дом». Материк, на котором расположена Империя, носит название Айлермит. Он состоит из нескольких государств. Думаю, что более подробно на географии останавливаться не будем, просто включим ее в перечень твоих предметов. Как, впрочем, и все остальные дисциплины. Ты будешь изучать все. Мы должны обучить тебя тому, что знает любой житель Айлермита с детства. И даже больше, – неспешно проговорил граф, задумчиво смотря на старого друга.

— Ооох, – простонал Мирий, мигом сообразивший, кому достанется сея «великая» честь моего достойного образования. – М-может, не надо? Наймем ей наставников и…

— И во время обучения будем нервно дергаться от каждого их слова, а после – отправим к Посланникам, чтоб не вводить бедняг в соблазн, – спокойно продолжил Айлор, у меня аж мурашки от этого тона по спине промаршировали, но я не могла не признать правоту графа – я была слишком лакомым кусочком. А что может быть притягательней тайны? Только ЧУЖИЕ тайны. Вот-вот. Маг и сам уже сообразил, что ляпнул что-то не то. А граф вдруг неожиданно рявкнул: – И вообще, ты у меня кто? Маг или так, погулять вышел?

— Да понял я все, понял – пристыжено буркнул Мирий.

С самого нашего знакомства, у меня сложилось стойкое впечатление, что они гораздо моложе, чем кажутся. Иногда казалось, что я болтаю с парочкой приятелей лет двадцати пяти – восьми. А если еще и глаза закрыть – сходство вообще потрясающее. Не выдержав, я полюбопытствовала:

— Граф, скажите, а сколько Вам с Мирием лет?

— Восемьдесят шесть, – скромно опустив глазки долу, отозвался граф.

— Восемьдесят два… – эхом вторил ему Мирий.

— Офигеть! – не осталась в долгу я.

— Чего? – не понял новый «папочка».

— Столько не живут! Вернее, живут, но не в столь бодром состояньице! – мне ответил гулкий смех. Угу, нашли, блин, себе клоуна бесплатного! У-у-у! Чтоб им такого устроить? В назидание. Поймав мой ну слишком задумчивый и многообещающий взгляд, граф вздрогнул и замолк, Мирий поперхнулся смешком и поежился, на дверь они уже оглядывались вместе. Я усмехнулась:

— Даже не думайте, господа! Сбежать не удастся, – и, сменив тон с прокурорского на нежное воркование, добавила: – К тому же, вы ведь не оставите хрупкую и беззащитную девушку одну в темной и незнакомой комнате? А вдруг меня кто обидеть решит?

— Искренне ему сочувствую, – буркнул маг, а граф задорно ухмыльнулся.

— Ничего удивительного в этом нет, юная леди. Маги живут дольше людей. Если обычный смертный проживет лет сто – сто пятьдесят, то маги живут до трехсот – трехсот пятидесяти, некоторые же умудряются прожить и до четырехсот.

— Хм, то есть в пересчете на наш лад вам сейчас двадцать девять и двадцать семь соответственно. Но отчего вы не выглядите на свой возраст? Или я чего-то недопонимаю? Ну ладно еще Мирий, ему на вид лет тридцать, но Вы?

— Леди, а Вы не могли бы пояснить, сколько лет живут у Вас?

— Чаще всего лет до семидесяти – семидесяти пяти, редко кто доживает до восьмидесяти, но есть и настоящие старожилы, дотянувшие до сотни и даже сто двадцати. Но это единицы…

— Хм…

— И все же. Вы не ответили на вопрос. Почему Вы выглядите старше?

— Ты. Говори мне ты. Привыкай.

— Угум, – невнятно пообещала я, слезая с колен «папочки» и с максимальным комфортом устраиваясь на кровати.

— Ответ на этот вопрос тебе придется немного подождать – начал было граф, но, заметив разочарование, крупным шрифтом выгравированное на моем личике, усмехнулся и торопливо добавил: – Для начала мне нужно ответить на твой первый вопрос, а там и сама все поймешь.

Я обречено вздохнула и приготовилась слушать, прикидывая мысленно, сколько пройдет времени, прежде, чем я отключусь – спать хотелось зверски.

— Итак, наша Империя носит имя Айлермит. Помнишь, я рассказывал о непростых взаимоотношениях Императора, Совета и, собственно, меня? – дождавшись утвердительного кивка, Айлор продолжил. – Так вот, после покушения на маленького Императора было принято решение – оградить меня от Силы. Во избежание, так сказать, эксцессов, – горькая и какая-то неживая усмешка застыла на лице графа.

— Погодите! – я решительно тряхнула рассыпанными по плечам спутанными волосами, спать уже не хотелось. – Не понимаю, Вас… Тебя обвинили в покушении?

— О да. После смерти императорской четы на меня и так многие подозрительно косились, шептались за спиной… Фактически, мы с женой являлись опекунами маленького наследника, а если бы с ним что-то случилось… В общем, ты понимаешь. Именно тогда нам с Мирабель был сделан один занятный подарочек – Совет запретил нам иметь детей до совершеннолетия будущего Императора.

— Но почему? – я искренне недоумевала.

— Пресветлый! Откуда в тебе столько наивности?!

— Это нервное – не обращайте внимания! – Мирий хмыкнул, я показала ему язык, граф обреченно и тоскливо на нас смотрел. Нам стало стыдно.

— Наши дети – наши прямые наследники, следовательно, претенденты на трон. Самые перспективные. А чего желают все родители для своих детей? Правильно, самого лучшего. А что может быть лучше звания Императора и Империи в придачу? – Айлор аж побледнел от едва сдерживаемого бешенства, его слова сочились ядом и сарказмом.

— В чем заключался «подарочек» Совета? – хотелось хоть немного отвлечь графа.

— О, эти милейшие господа где-то отрыли древние чары. Они лишили нас с Мирабель возможности иметь детей. Как они утверждали, временно. Но… Действительность, как всегда, оказалась гораздо любопытней, неожиданней и неприятней… Знаешь, — продолжил граф после непродолжительного молчания: — А ведь так в Древности наказывали за прелюбодеяние. Законы были строже.

— А можно слегка подробней? – я заинтересованно покосилась на мученически вздохнувшего графа. Нечего тут прикидываться – ну, мне же интересно, в конце концов!

— Очень давно разводы не разрешались. Вернее, они были просто невозможны. При сочетании пар проводился Священный Обряд, кстати, сохранившийся у эльфов, – позже дам книжку почитать, – реакция на алчный блеск моих глаз. – Поэтому, застав свою половину с кем бы то ни было в … Хм… В весьма пикантных условиях, да. Оскорбленная сторона могла потребовать свершения одного обряда. Очень древнего. Провинившийся лишался самой возможности иметь детей. А оскорбленный мог завести официальную преемницу, или преемника, проще говоря, любовницу, и их дети считались законными наследниками. Возмездие, да. Кстати, если тебе интересно, мы с Мирабель сочетались Священным Обрядом. Женни?.. Женни! Ты не слушаешь! Женни! Очнись! – я тряхнула волосами и сфокусировала взгляд на взволнованном графе.

— Извините. Я… Я задумалась, — тихий голос и искреннее раскаяние. Кажется, меня простили. А перед глазами все стояла недавняя картинка.

… Чудная, усыпанная цветами поляна, в вечернем, сгущающемся сумраке плывет нежный аромат. Небо раскрашено дивными красками заката.

Перед благообразным старцем в длинной снежно-белой хламиде и с посохом, от которого прямо веет силой, стоит невероятно красивая пара. Высокий, ладно сложенный парень. Явно воин. Черный, с серебряным шитьем костюм, резко очерченные линии лица, вытянутые, чуть заостренные ушки, темно-шоколадные волосы, уложенные в сложной и строгой прическе, черные брови, темные, почти черные глаза, наполненные нежностью, любовью, обожанием… Я неверяще уставилась на него. Бог мой! Темный! Это был Темный Посланник! Только… Он был другой. Счастливый, юный, без давящей Тьмы. А рядом… Я задохнулась от неожиданности. Рядом стояла в изумительном по красоте белоснежно-серебристом платье я… Боги! Я шокировано рассматривала переполненные счастьем изумрудные очи девушки, золото ее волос, привычные, сотни раз виденные в зеркале черты и небольшой, едва заметный шрам, пересекающий бровь. Стоп! У меня нет никаких шрамов! Я еще пристальней вгляделась в незнакомку. Боже, как же мы похожи! И все же это не я. Но невозможное чувство родства всколыхнулась внутри.

Старец закончил что-то читать на певучем и таком знакомом, словно только слегка подзабытом языке, из посоха вырвалось золотистое сияние и окутало пару. Вокруг оголенных запястий плясали золотистые искорки, рисуя дивный узор, а влюбленные продолжали нежно улыбаться друг другу. Вокруг лилась тихая музыка, словно растворяясь в окружающем мире. На поляну впорхнули тысячи прекрасных бабочек и начали завораживающий, не похожий ни на что виденное ранее танец. Я шире распахнула глаза – это были не бабочки! Миниатюрные человекоподобные существа с цветными узорчатыми крылышками. Феи! От их крылышек сыпалась сияющая пыльца и оседала на поляне, старце и влюбленных. Больше всего ее досталось именно последним. Окутав и скрыв на миг влюбленных, сияние схлынуло, взмыло в небо и там взорвалось золотистой вспышкой. По ночному небу рассыпались мириады звезд.

— Священный Обряд свершился! – от старца веяло силой, а слова были гордыми и такими значимыми, что волей-неволей я прониклась уважением.

Картинка померкла. Боги! Кто эта девушка?! Какое отношение ко всему имеет Посланник?! И кто, в конце концов, я?!!! Память опять упорно молчит. Кто я…

Мотаю головой, стряхивая оцепенение.

— Женни? – обеспокоенные взгляды друзей-товарищей.

— Простите, граф. Можно задать вопрос? – нерешительно и робко.

— Конечно, — слегка удивленно.

— Скажите, а у вас есть узор на запястье? – спрашиваю, не поднимая глаз.

— Д-да… — шок.

— И феи были! – скорее, утвердительно, чем вопросительно.

— Д-да… — изумление перешло все границы, маг сидит в таком же шоковом состоянии – самой не лучше.

— И золотистое сияние… — это уже обреченно – все-таки я сумасшедшая. Обидно. А ведь так хорошо все начиналось.

— Д-да… Откуда?.. – закономерный вопрос – самой бы знать.

— Я сошла с ума, – горькая констатация факта.

— ?! – куча изумления и недоверия в ответ.

— Как я могу видеть то, что никогда раньше не видела?! Как?! – с трудом удерживаюсь, чтобы не сорваться на крик.

— Что ты видела?

— Обряд, — обреченно и беспомощно.

В комнате повисло молчание. Я горестно размышляла, насколько я больна и лечится ли это.

— Ну что ж, книжка тебе теперь не понадобится. Да и потом, я не помню, куда ее дел! – граф усмехнулся.

— К тому же, там так скучно все описывается – ты бы заснула на третьей странице! Да и не сравнимо с живым Обрядом! – это весело закончил Мирий.

Я неуверенно им улыбнулась.

— Но как я могу это видеть? Я ведь никогда раньше даже не слышала о подобном.

— Ты вообще загадка. Постараемся, конечно, разгадать, ну а там, как получится.

— Очень жизнеутверждающе и оптимистично! Главное, не препарируйте меня, пожалуйста, а то, знаете ли, я очень трепетно отношусь к частям своего тела. И желательно, чтоб оно по-прежнему оставалось в прежней сборке и полном комплекте.

— Ну хоть язык-то тебе отрезать можно? Будет не больно! Ты даже не заметишь! – сколько надежды! Видно, я здорово достала Мирия. Граф хохотал, слушая нас – похоже, он изрядно сэкономит на шутах.

— Перетопчешься! Кстати, Айлор, может, продолжим? А то утро скоро, а я не ложившись.

— Пожалуй, — граф как-то сразу посерьезнел.

— Так вот, оказалось, что у наложенных чар нет срока действия и снять их невозможно. Я слегка разозлился и … — граф смущенно покраснел. Ярость и смущение смотрелись бы забавно, но только не сейчас.

— Ну что ты! Договаривай давай! Расскажи девочке о том, сколько мест разом освободилось в Совете, как долго твое имя произносили лишь шепотом, давай-давай! – Мирий ехидно усмехнулся.

— Некоторые все-таки выжили! – с неудовольствием буркнул граф.

— Мирий, еще вопрос, кому из нас следует язык отрезать! Айлор, я Вами горжусь! – граф приосанился и расцвел, маг поперхнулся и обиженно хмыкнул.

— Ага-ага. Но именно по этой причине его лишили Силы.

— Из-за советников?

— Нет. После покушения на императора Совет решил, что выгодней всего оно было графу. А так как он был сильно ослаблен после публичного выступления в Совете, его сковали, лишили Силы еще одним древним ритуалом, а потом допросили под действием зелья правды. И оправдали. Но коситься не перестали. Мало ли какие секреты были в рукаве у величайшего мага, вдруг ему зелье – не помеха? – сарказм и ирония так и сочились из мага.

— Странно. А наоборот они сделать не могли? Сначала допросить, потом ограничивать? Тогда и ограничивать бы не пришлось, — я искренне недоумевала, а в голове начинала брезжить довольно неприятная догадка.

— Догадалась? – грустно хмыкнул граф.

— Естественно. Кому-то было очень выгодно вначале лишить тебя с женой потомства, затем Силы… То бишь устранили конкурента на власть. Если б Император на тот момент не был ребенком, решила бы, что это его тонкая интрига. Любопытный расклад. И что-то мне подсказывает, что следующим на очереди будет сам Император, — я задумчиво перебирала волосы.

— Знаешь, я поражен тем, что ты быстро просчитала ситуацию. И ты абсолютно права. Кстати, именно тогда произошел разлад с племянником. Кто-то позаботился о том, чтобы донести до него подредактированную версию, а десятилетний малыш очень испугался. И кто-то очень добрый посоветовал ему удалить меня со Двора. Умно, не так ли? Они думали, что оставшись без Силы, будучи изгоем, я сойду с ума, или покончу с собой. Они просчитались лишь в одном – я не собираюсь сдаваться. Кстати, вот и ответ на твой вопрос. Все дело в Силе. Меня почти ее лишили, поэтому она и не может поддерживать тело. И я старею быстрее, чем обычный чародей, но медленней, чем лишенный Дара.

— Хм… — неопределенно ответила я, что-то меня терзало, никак не желая оставить в покое, я испытывала какое-то смутное беспокойство. Граф тем временем продолжал рассказ.

— А недавно один из прихвостней Совета напал на нас с Мирабель. Мне удалось его уничтожить, но он успел проклясть Мирабель. Сученыш! Гадкий некромантишка! А Совет со скорбными лицами принес извинения и заверения, что это чистая случайность. И некромант был одним из Продавшихся, вошедших в доверие к Совету. Ах, ах! Ненавижу! Подлые интриганы! Теперь моя жена медленно умирает. Они не знали, что у нее есть пусть и слабый, но Дар. Поэтому она еще держится, — на последних фразах голос у Айлора дрогнул, мои глаза расширились от ужаса.

— Ты забыл сказать, что собрался последовать за ней к Посланникам! – недовольно буркнул Мирий.

Я ошалело переводила взгляд с одного на другого, а мозг тем временем бешено работал. И выводы мне не нравились.

— Айлор, Вы идиот! – на меня весьма заинтересованно и одобрительно покосился Мирий и оскорблено сам граф.

— Не говори о том, чего не понимаешь, девчонка.

— Нет, это ты слепой идиот! Как можно было не понять такого?! Тоже мне, умудренный опытом старикашка! Да тебе в детсад пора!

— Объяснись! – рявкнул граф, нехорошо сверкая глазами, Мирий отполз подальше от семейного скандала. – Иначе – выпорю!

— Ха! – в это маленькое слово я вложила все испытываемое презрение – граф зарычал. – Лучше б думать начал! Скажи-ка, а почему на Императора до сих пор не напали? Ведь теперь, лишенный защиты грозного дядюшки он становится легкой добычей? – ехидненько пропела я.

— Не знаю. Возможно, не готовы… Да и Император сам в будущем сильный маг. Пусть и необученный.

— Это ты не готов! Боже, неужели сложно подумать?! В чем смысл нападения сейчас? Ну напали, убили. И что? Кому трон достанется? Правильно, тебе. А убить тебя так легко уже не получится, да и при убийстве Императора они раскроются. Придется снова ждать, пока ты окочуришься. Пусть и с их помощью, но произойдет это не сразу. А ты еще из врожденного гадкого характера возьмешь и передашь кому-нибудь трон, объявив своим наследником. Вижу по глазкам, такая мысль приходила в голову. И что тогда? Начинать все сначала? Нет, они не дураки. Сначала нужно отправить к праотцам тебя. Но как это сделать так, чтобы не возникло подозрений? Просто убийство аристократичной четы оставит слишком много вопросов. И Император, если не дурак – смею на это надеяться, хоть и терзают меня смутные сомнения – должен будет задуматься. И, как минимум, озаботиться охраной своей драгоценной персоны, то есть достать его будет сложнее. Им нужны такие сложности? Правильно, не нужны. Мы пойдем другим путем, вернее, они. Твоя смерть не должна вызвать подозрений. А что может быть не подозрительней такой возвышенной смерти? Последовать за возлюбленной? Ах, ах и три ох! Слезы, сопли и пышные похороны. Все счастливы, пусть и не все долго. Все знают, как трепетно ты относишься к супруге. Дело осталось за малым – уговорить твою жену умереть. Вот тут и вступает в игру некромант из Продавшихся. Твоя супруга смертельно ранена, Совет в шоке, ты решительно готовишься к встрече с Посланниками, неизвестный умняшка счастливо потирает ладошки, мысленно примеривает корону и умащивает свой тощий зад на троне. Почему тощий? Не знаю. Наверно, высох от нервов. А часы тикают, отсчитывая оставшиеся до его триумфа деньки, — я выдохлась и сейчас глубоко дышала, восстанавливая дыхание. На меня изумленно смотрели два друга, переваривая полученную информацию и приходя, похоже, к таким же выводам. Я решила поторопить их мысленную деятельность, благо, уже отдышалась. – Какой ты, к черту, дипломат, если не смог связать все это воедино? Как ты можешь уйти?

— Женни… Я не знаю, что сказать. То, что ты сказала… Это меняет всю картину, становясь недостающим звеном. Многое становится ясным, но… Суть от этого не меняется. Я не могу оставить жену. Это сложно объяснить, но жить без Мирабель я не смогу и не стану, — от последних слов графа веяло непоколебимостью и уверенностью. И я знала, чтобы я не сказала, он не передумает. И я его понимала, есть вещи, гораздо более важные, чем жизнь и даже чем месть. – Ты необычная малышка. Слишком умная для своего возраста, слишком непохожая на сверстниц, и мне, действительно, жаль, что наше знакомство не станет продолжительным.

— Ха! Во-первых, кто сказал, непродолжительное? Чушь! Во-вторых, раз уж Вы так решительно настроены, то передадите приветик Посланникам. Светлому скажите, что он лапочка, а Темному передайте, что мы с ним еще побеседуем. И он мне кое-что объяснит. Если жить хочет. Да, и скажите им, чтоб не ждали. Мне и одного посещения Межмирья хватило с лихвой – больше не хочется, — на меня смотрели как на восьмое чудо света. Что опять не так?

— Ты была ТАМ?! – почти священный ужас.

— Была, была. Ничего интересного. Посланники – неплохие, в общем-то, ребята, но с ними скучно. Оставили девушку одну и смылись по своим Обителям. Ууу, тоже мне джентльмены.

— Пресветлый! Айлор, кого мы с тобой приютили? От нее даже Посланники сбежали!

— Не знаю…

— Ну, чего вы застыли-то? Ничего особенного не случилось. Если вам так интересно, потом расскажу подробней. Идет?

— Да, — а что им еще остается? Наивные.

— Кстати, я не закончила. У меня тут идея возникла. Но сначала… Айлор, Вы не могли бы позвать Сирака? – полное недоумение в глазах напротив.

— Конечно.

— Хотя… Идемте лучше сами. Не хочется тревожить наших гостей, — маги понимающе ухмыльнулись.

Направились мы, как понимаете, через гардеробную. Любопытно.

 

Мирий тан Сийэл:

Мы шли по извилистому узкому коридору за графом, а я все никак не мог прийти в себя. Мысли лихорадочно кружились в голове. Рассказанная девчонкой история все поставила с ног на голову. Невероятно! Совсем соплячка, а как однако мыслит. Есть чему завидовать. Да еще и ее заявление о посещении Межмирья. Живых там не бывает. А она живая. И не врет – это я отлично чувствую. Пресветлый! Кто она и что нам с ней делать?! Да при желании она, особо не напрягаясь, сотрет Империю, и никто не сможет ей помешать. Вот это Дар. Повезло хоть, что девчонка при всей своей мудрости необычайно наивна. Прав Айлор, она просто другая. И нам повезло, что она по нашу сторону баррикад. Боюсь даже представить, что случилось бы, если б получилось иначе. Н-да…

Мы, кажется, пришли. Я уже готов ко всему. Как показало в дальнейшем жизнь, далеко не ко всему.

 

Эвжения:

Мы вышли в каком-то коридоре. Граф махнул рукой в сторону одной из комнат. Мы потопали в том направлении. Я находилась в болезненном предвкушении. Вдруг и правда получится? Фиг с ней, со слабостью, переживу. А вот графу помочь очень хотелось.

После продолжительного и настойчивого стука Сирак открыл дверь и изумленно воззрился на господ, те так же шокировано вглядывались в него.

— Не может быть! – изумленный шепот Мирия был более чем ожиданым.

Ко мне повернулся непривычно взволнованный граф, в его глазах горела безумная надежда:

— Ты хочешь сказать, что… — граф первый понял, что я хотела этим показать.

— Нет, я ничего не хочу сказать. Я просто подумала, что возможно я смогу что-то сделать, — я боялась, что не справлюсь, я ведь до сих пор ничего не знала о магии, да и пользоваться своим Даром толком не умела.

— Если ты хотя бы просто оттянешь срок, я буду тебе безгранично благодарен.

— Идемте, ночь скоро кончится, а я не спала ни минутки. Простите, что потревожили, Сирак. Спокойной ночи.

— Ничего, леди.

Мы направились за быстро шагающим по коридору магом. Мирий молчал, лишь изумленно провожал меня глазами. Кажется, мне придется ответить не на один вопрос. Мама!

Остановившись минут через десять перед одной из дверей, Айлор обернулся к Мирию.

— Спрячь ее. Тарок не должен ее видеть.

— Конечно, — Мирий кивнул и что-то зашептал, меня окутала дымка – я не сопротивлялась.

Короткий стук – и мы вошли в покои. Айлор перекинулся парой фраз с молодым парнем – тот кивнул и вышел. Мирий махнул рукой, снимая невидимость. Я все так же стояла на одном месте не в силах двинуться, пожирая глазами лежащую женщину. Светлые волосы, бледное лицо, тонкие бескровные губы, глубокие и ясные золотисто-карие глаза… О Боже, это невозможно!!! Если б не крайняя изможденность, я б сказала, что женщина – полная копия… Нет! Не может быть! А предательский крик сам сорвался с губ:

— Мама! Мамочка! Мамочка, что ты здесь делаешь? Мамочка! – я вдруг поняла, что тело вновь меня слушается, и пронеслась вихрем мимо застывших магов к самому близкому и родному человеку. – Мамочка!

  • Бухгалтер. / Бухгалтер / Ситчихина Валентина Владимировна
  • Памяти Талгата Нигматулина / Цой-L- Даратейя
  • Увидеть себя / Меняйлов Роман Анатольевич
  • Глава 3 / Разломы судьбы (Рабочее название) / Чудов Валерий
  • Дьяволица / Меллори Елена
  • Меч и магия / «Огни Самайна» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Марина Комарова
  • Вы меня никогда, может быть, не поймете... / Если я виновата... / Сухова Екатерина
  • Незаполненная жизнь  / Никишин Кирилл / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • II. Die Insel / Остров разбившихся - „Insel der gestrandeten“ / Weiss Viktoriya (Velvichia)
  • Иной мир: таинственный вопрос - Любовь Раевская & Михаил Дёмин / Когда идёт дождь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Book Harry
  • Сказка о мире Царапина / Уна Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль