Глава 3. Восстановление / Пленники Пути (черновик) / Бас Александр
 

Глава 3. Восстановление

0.00
 
Глава 3. Восстановление

Тромвал проснулся до рассвета, как и всегда. Только летом, несколько дней в году, солнце успевало его обогнать. Но лето уже закончилось, и в окно стучался мелкий дождь. Тромвал успел забыть, что это такое. За пять лет он практически не покидал Вердил, а там дождей не видели сотни лет.

Он лежал на кровати, вслушивался в тихий перестук и поочерёдно напрягал левую руку и правую ногу, проверяя, как слушаются мышцы. Переломы быстро заживали, не без помощи мазей силт ло, но рисковать он не хотел, и практически не вставал с кровати.

Тромвал прислушался к происходящему в замке. Нечеловеческое чувство, ощущение малейших вибраций, нарисовало ему в голове картину замка, по которому сновали люди, что проснулись ещё раньше его. И один человек приближался к его спальне.

В дверь постучали.

— Да?

Дверь отворилась, и вошёл Олник. Старый дворецкий пережил двух прошлых хозяинов замка, и за это время отточил свои манеры до безупречности. Он вошёл на два шага и склонил голову, ожидая распоряжений.

Тромвалу иногда казалось, что старик не вполне человек. Каждое утро Олник приходил аккурат после пробуждения Тромвала, ни разу его не пришлось звать. Впрочем, если и так, для пробуждения уже слишком поздно.

— Открой окно, — попросил Тромвал. Слуга выпрямился и направился к окну. — Что нового?

— Поздно ночью прибыло три всадника из Вердила. Они хотели вас разбудить, но Кетан убедил их дождаться утра.

Олник повернул ручки и распахнул окно, доходившее до потолка. Комната наполнилась свежестью, занавески затрепетали от лёгкого ветерка.

— Они попросили отдать вам шкатулку. Ещё было устное послание, но, я думаю, они смогут сказать вам всё сами, при личной встрече.

Тромвал представил, что за послание ему мог передать Висн. “Посыльными мы к тебе не нанимались”. Наверняка что-то в этом духе. Но почему они так задержались?

— Ещё что-то? — спросил Тромвал, с наслаждением вдыхая прохладный и влажный воздух. Под одеялом было тепло и уютно, и он пожалел, что дождь не начался на пару дней раньше, когда он только и делал, что лежал в кровати.

— Нет, это всё.

— Тогда распорядись, чтобы завтрак подали в гостиную. Разбуди Кетана, пусть тоже присоединится. Гости пусть спят.

— Хотите спуститься? — уточнил Олник. — Уверены? Я видел, в каком состоянии вы прибыли. Трёх дней отдыха недостаточно.

Тромвал ещё раз напряг правую ногу. Мышцы слушались, а это главное.

— Достаточно. Дела ждать не будут. И принеси шкатулку.

Олник поклонился и вышел.

Тромвал потянулся и тут же понял, что Олник прав. Левое колено хрустнуло, крошечные иглы на повязке крепче впились в ногу и Тромвал поморщился. Ничего, пройдёт. Не впервой.

Он наконец открыл глаза и уставился на высокий потолок, украшенный причудливой резьбой. При всём равнодушии к роскоши, спать на дорогих перинах удобнее и приятнее, чем на захудалой кровати в убогой лачуге с дырявой крышей.

Короткий отдых закончился. Четыре дня поездки и три дня отдыха он позволил себе не думать ни о чём. Казалось, все дела остались в Вердиле, и мир не рухнет, если он отдохнёт пару дней. И мир в самом деле не рухнул. Но приблизился к этому ещё на шажок.

Слова раздались шаги, и Тромвал глубоко вдохнул прохладу, окончательно отгоняя мысли об отдыхе.

Вошёл Олник, а вместе с ним ещё один незнакомый слуга, молодой парнишка. Они принесли шкатулку, зеркало, тазик с водой и умывальные принадлежности. А ещё трость. Её оставили у двери, остальное поставили на стол, и парень ушёл. Олник зажёг свечи и остался у стола. Дворецкий стоял боком и демонстративно разглядывал бритву, но Тромвал был уверен, что слуга наблюдает за ним. Сможет ли самоуверенный гость самостоятельно добраться до стола. Тромвал и сам не был уверен в ответе, но всё же откинул одеяло и сел.

Повязка закрывала левую руку почти целиком. Даже пальцами не удавалось толком пошевелить. Правой ноге повезло больше, там повязка окутывала только голень. Вывихи, синяки и ушибы почти прошли, только рёбра слева изредка ныли. В целом, жить можно.

Тромвал прикинул расстояние до стола. Шагов двадцать. Пустяки.

Он осторожно встал, прислушиваясь к ощущениям. Вроде, ничего. Шаг. Ещё один. Нога заныла. Ещё. И ещё. На полпути нога задрожала. Тромвал понял, что так не дойдёт. Придётся всё же частично обратиться.

Он сосредоточился на ноге и ощутил, как мышцы наливаются силой. Они плотно обхватили кость, и следующий шаг дался без проблем. Только пришлось напрячься, чтобы не скривиться от боли.

— Убедился? — спросил Тромвал, когда добрался до Олника и сел на стул. Тот тихо скрипнул. — Я в порядке.

— Я и не сомневался, — заверил дворецкий. Он заметил, как с середины пути по воде в тазу пробегала рябь с каждым шагом гостя, да и пол, казалось, подрагивал, но решил ничего не говорить.

Тромвал увидел себя в зеркале и ужаснулся. Таким помятым, с недельной щетиной, опухшими глазами и растрёпанными белыми волосами он себя давно не видел. Тромвал придвинулся ближе к столу и открыл шкатулку, позволив Олнику заняться делом.

В шкатулке лежали кольца, браслеты, цепочки. Все из дешёвого металла и выполненные не слишком искусно. Но внешний вид был совершенно не важен. Все они были амулетами, которые Сова забрал из Визистока. Той частью, что лежала отдельно от остальных и обладала необычными свойствами.

С большей частью Тромвал уже разобрался, но оставался пяток амулетов с не выясненными свойствами. Может, когда Сова вернётся, он сможет опознать плетения.

Тромвал перевернул шкатулку и высыпал содержимое на стол, после чего тщательно осмотрел каждый амулет и пересчитал. Двадцать семь штук. Все на месте. Ещё один у него, и один у Ковина. Маловато.

Дверь снова отворилась. В зеркало Тромвал видел, как парнишка принёс одежду, повесил на стул и ушёл.

— Господин Кетан сказал, вы предпочитаете белое, — сказал Олник. — Но он сам, и бывший хозяин замка, куда… крупнее вас.

Тромвал видел себя в зеркале едва до рёбер, но отлично знал, что сильно исхудал за эту неделю. Ел он за десятерых, но мази на плетениях и его собственные силы тратили все ресурсы организма на лечение.

— Мы подобрали вам что смогли, но в основном это одежда слуг.

— Всё в порядке, — заверил дворецкого Тромвал.

Он выбрал два кольца и браслет, остальное спрятал обратно в шкатулку.

Двадцать четыре.

На прошлую атаку Белого знамени он пожертвовал тремя амулетами. Интересно, чем она закончилась.

Слухи из города до них уже добрались. Сентиль коронован и принял имя Алтэн. Всех заговорщиков убили, а самозваного правителя Визистока казнили.

Последний пункт особенно беспокоил Тромвала. Их затея по спасению Меркара провалилась? Или казнили случайного человека, чтобы не рассказывать о побеге? Не начинать же правление нового короля с известия, что у него из-под носа похитили заключённого.

Олник в последний раз провёл по щеке Тромвала бритвой и придирчиво оглядел результат своей работы.

Тромвал отвлёкся от мыслей и завертел головой. Теперь он выглядел куда лучше, только припухлости никуда не делись. Из-за них серые глаза казались усталыми, да и сам он выглядел пропойцей.

— Лучше не будет, — сказал Тромвал, глядя на хмурого Олника. — Пока я оденусь и спущусь вниз, проследи, чтобы Кетан пришёл не к концу завтрака. И пусть еды принесут побольше.

— Помощь не нужна? — спросил Олник.

Тромвал посмотрел на одежду. Потом на перевязанную руку.

— Справлюсь, — решил он. — Всё равно повязки надо снимать. Заново намазать переломы и пропитать раствором ткань.

— Помочь? — ещё раз спросил Олник.

— Да, — после коротких раздумий ответил Тромвал.

Он быстро понял, что согласился не зря. Когда с руки сняли повязку, она не сгибалась в локте и пальцы едва слушались. Долго поддерживать ногу превращённой тоже не получалось, и требовало постоянного сосредоточения.

Когда с мазями наконец покончили, солнце уже поднялось над холмами. Тромвал без возражений позволил Олнику застегнуть пуговицы на его новой синей рубашке, и после недолгих колебаний попросил подать трость.

Когда он спустился в гостиную, Кетан доедал свой завтрак, обгладывая куриную ножку.

— И чего ты мы так рано поднял? — возмутился хозяин замка, заметив товарища. — Быстрей, срочно, сборы в гостиной! — замахал Кетан руками. — А сам спустя час явился.

— Я не просил тебя торопить, — возразил Тромвал, усаживаясь на ближайший стул у края стола. Он с удовлетворением отметил, что еды действительно много, и придвинул к себе ближайшую тарелку.

— Не просил, значит, — многозначительно протянул Кетан. — Так это Олник не бросил свои попытки воспитать меня?

Тромвал вопросительно поднял брови.

— Да он, видишь ли, вообразил, что я лорд. — Кетан задрал голову, повернулся в профиль и выпятил грудь. — Похож я на лорда?

Тромвал невольно отметил, что друг с последней встречи сильно преобразился. Когда они ехали в повозке, точнее, пока Кетан вёз его, измотанного после боя, с переломами и горячкой, Тромвал не обратил на это внимания. Но сейчас он явно видел, что Кетан больше не походит на спящего кабанчика, как он ехидно называл себя, пока владел таверной. Кажется, он не только набирал и обучал новобранцев, но и сам не упускал случая потренироваться.

— Похож, — честно сказал Тромвал, оторвавшись от варёной рыбы.

— И ты туда же, — отмахнулся Кетан. — Уж ты-то знаешь, кто настоящий хозяин замка.

— Летары не убивали его Барика, — возразил Тромвал. — Это сделал ты.

— Ну да, они всего лишь перебили всю стражу и вообще всех, кто встал на пути, — скривился Кетан. — А я избил свинью, забившуюся в угол и даже не пытающуюся дать отпор. Конечно, как за такое лордом не стать.

— Убил, — поправил Тромвал.

— Убил. — Кетан вздохнул и скорчил злою рожу. — Хоть ты не напоминай, мне Олника хватает. И вообще, будете злить высокопоставленную особу, отправлю вас на дыбу. Или за новобранцами убирать. Не знаю, что хуже.

— Много их? Новобранцев.

— Смотря кого считать новобранцем. Четверть собравшихся — наши братья по оружию. Все те, кого распустили после Первой волны. Остальные — либо были в тот момент слишком молоды, либо не явились, когда объявили общий сбор. Сам понимаешь, стоит ли на них полагаться.

— Так сколько?

— Сотни три наберётся, с ветеранами.

— А на ветеранов положиться можно? Ты им всё рассказал? Что мы в подчинении у летар?

— Ну, как сказать… — Кетан неуверенно пожал плечами. — Все, кто был тут, когда я заявился и собрал людей на площади — знают. Им я всё выложил открыто. Потом, когда мы пошли собирать людей по деревням — нет, там я этого не рассказывал. И остальные вряд ли рассказывали. Основной предлог, под которым мы зазывали народ — что Кардел заодно с Белым знаменем, что они хотят убить принца и захватить власть и Вердиле.

— И что случилось с настроениями, когда дошли вести о коронации Сентиля и как Белое знамя его защищало?

— А то ты сам не понимаешь, — скис Кетан. — Три дня назад у нас было пять сотен.

— Кто именно сбежал?

— Почти все новобранцы. На тех ветеранов, что ушли, я и раньше не надеялся. Но я опасаюсь, что они ушли сообщить о происходящем Белому знамени. Если это так, нас сметут.

— Белому знамени вы вряд ли интересны.

Тромвал весь погрузился в беседу и размышления и не заметил, как один съел треть блюд, и останавливаться не собирался. Время от времени заходил слуга, уносил пустые тарелки и ставил с другого конца стола блюда ближе к Тромвалу.

— Мы же бунтовщики. Отличный повод для Белого знамени доказать, как они помогают короне.

— Вас никто не знает. С тем же успехом Белое знамя может принести любые трупы на площадь и заявить, что они угрожали короне. Им, конечно, покивают, похвалят, но не придадут значение. Нет, пока мы в тени, никто не станет на нас тратить время. Вот когда мы заявим о себе, тогда, возможно, они придут. И нам нужно быть готовым к этому моменту.

— Так же, как ты подготовился к приходу Белого знамени в Вердил? — раздалось из дверей. Тромвал не повернул головы, он и так слышал, как к ним идут трое, и узнал низкий голос Висна. — Твой друг знает, чем она обернулась для моих товарищей?

— Смертью большей части вашего отряда, церковники — сказал Тромвал. — Теперь знает. В этом нет тайны. Если ты хочешь и можешь подготовиться лучше меня, тогда вперёд, действуй. В противном случае, наш договор остаётся в силе.

— А в нём прописана роль посыльного? — Висн прошёл к столу и сел напротив Тромвала. Рядом с ним опустился Алек. Оба были неуловимо похожи одинаково короткой стрижкой, острыми глазами необычно красного цвета и квадратными подбородками. Только свои белые рясы они сменили на более удобные серые штаны и рубахи.

Третий мужчина, Тромвалу прежде его не видел, остался стоять в дверях. Он тоже был похож на церковников. Чертами, характерными для всех бывших солдат.

— Он — тот, кого вы освободили? — спросил Тромвал.

— Именно так, — ответил Висн.

— И это действительно он? До нас добрался слух о казни.

— Ковин подтвердил. В последних днях жизни много провалов, но слушающий сказал, что это из-за близости силт ло. Казнили, наверное, стражника или ещё кого. Не портить же коронацию известиями о побеге.

— Ковин остался в Вердиле?

— Да. Сказал, там от него будет больше пользы. Всё равно рассказать ему нечего.

Тромвал махнул рукой, приглашая гостя за стол.

— Ты Меркар, да? Присаживайся, не стой. Наверняка церковники тебя запугали, они это любят. Напустить тумана и угрожать. — Алек фыркнул, и демонстративно взвесил в руке нож, которым резал курицу, словно примеряясь к броску. Тромвал его жест проигнорировал. — Если ты ещё не знаешь, у нас есть общие знакомые, летары.

— Сова и Гепард? — тут же вставил Меркар, занимая стул рядом с Тромвалом и подтягивая к себе пока ещё не тронутую тарелку с тушёными овощами.

— Они самые. Я знаю, что они помогли тебе захватить и отстоять Визисток, пусть и на время. Они же являются… скажем так — моими нанимателями. Не переносят Белое знамя и…

— Они тут? — перебил Меркар.

— Насколько я знаю нет. Я хочу сказать, что у нас общие цели.

— Перебить Белое знамя?

— И это тоже.

— Тогда я с вами.

— Будто у тебя есть выбор, — хмыкнул Алек с другого конца стола.

— А пока наши друзья церковники не ушли, — сказал Тромвал, недовольный тем, что его постоянно перебивают, — я бы хотел узнать, как прошла атака на Белое знамя.

— А мы никуда не спешим, — растянулся в широкой улыбке Висн. — можем остаться тут на день-два, или даже дольше.

— Не можете. И не останетесь. Вы куда нужнее в Вердиле.

— Что, только тебе можно прохлаждаться в роскошном замке?

Тромвал вместо ответа не без труда встал и снял рубашку, демонстрируя перевязанную левую руку, ещё синие рёбра и прочие мелкие ушибы.

— Этим закончилась моя попытка добраться до их силт ло. И ещё сломанной ногой.

— Только попытка? — уточнил Висн, перестав улыбаться.

— К сожалению. — Тромвал посмотрел на рубашку, но возиться с пуговицами не хотелось, и он продолжил завтрак без неё. — И так?

— Наших убили, но они захватили с собой пяток белоплащников. Арбалетчики добрались до силт ло и принца на площади, но те оказались иллюзией, как ты и предполагал. Кажется, их всех тоже убили.

— Даже если нет, они ничего не знают. — Тромвал откинулся на спинку стула и придирчиво осмотрел стол, размышляя, влезет ли в него ещё что-нибудь. Ещё несколько таких дней, и можно будет уменьшать порции. Даже недолгая трансформация обходится для него слишком дорого. — Ковин что-то говорил о наших шпионах в армии?

— Упоминал, что они всё больше переходят на сторону врага. Если это твои самые преданные люди, дела у тебя плохи, — хмыкнул Висн.

— Пока отвернулись не все — и то хорошо. — Тромвал погрузился в размышления и не заметил укол в словах церковника. — Вы отправитесь обратно немедленно, будете подчиняться Ковину.

— Ещё чего, — фыркнул Алек. — У нас договор заключён с тобой.

— И, что куда важнее — охранять его. Лишиться слушающего мы никак не можем. Если Белое знамя возьмётся за поиск всерьёз, спрятаться у вас не получится. В крайнем случае приезжайте сюда. Я тоже скоро отправлюсь в Вердил, как только смогу ходить без вот этого. — Тромвал взмахнул тростью.

— Если сможешь попасть в город. — сказал Висн. — У стражников на воротах появились портреты. Наши, твои, Ковина. Ещё какие-то, мне не знакомые. Мы проторчали в городе лишних три дня, пока смогли выбраться.

— А пока найдите Олника, он выдаст вам припасов в дорогу. И не задерживайтесь.

Церковники нехотя поднялись.

— Ты всё ещё веришь, что нам удастся победить? Вообще, нанести хоть какой-то ощутимый ущерб Белому знамени? — спросил Висн.

Тромвал ответил не сразу.

— Я не церковник, чтобы верить. — Висн нахмурился, но Тромвал видел, как в уголках его рта затаилась улыбка. — Я знаю, что не отступлюсь от своего, пока жив. Я рассчитываю, что мои доверенные люди поступят так же. Я надеюсь, что общими усилиями мы сможем победить. Если будешь стоять над моим трупом, вот тогда усомнишься, что мне удастся победить. Но и тогда я не был бы слишком уверен.

Тромвал поднялся из-за стола, и все последовали его примеру.

— Пойдём во двор, Кетан. Я слышу, твои новобранцы уже поднялись и приступили к тренировкам. Нам тоже не помешает размяться.

— В твоём-то состоянии, — засомневался тот. — Ты же едва ходишь.

— Бегать я и не собираюсь. — Тромвал проверил карманы рубашки и штанов. Кольца и браслет на месте. — Но вот лежать надоело. Меркар, ты тоже идёшь с нами. Нам многое нужно обсудить.

  • Джанн / Сборник сказок / Манс Марина
  • Афоризм 248. О лени. / Фурсин Олег
  • Но как же прошлое забыть? / Васильков Михаил
  • И хлынул дождь / Из души / Лешуков Александр
  • Афоризм 042. О смерти. / Фурсин Олег
  • «Конец шахматного города», Фомальгаут Мария / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Царевна и весна / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Лицом к лицу / Секретный-икс / Чиловег Саундрыг
  • Боже,как глупо! / Мельник Полина
  • Кем бы ты ни был / Пусть так будет / Валевский Анатолий
  • Джедайское / Парус Мечты / Михайлова Наталья

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль