Глава 10

0.00
 
Глава 10

 

Мужчина может любить двух женщин, но лишь до тех пор,

пока одна из них не поймёт в чём дело.

Колетт

 

 

 

Замок смотрелся фантастически. Расположенный на небольшом островке посреди озера, он вырастал из воды, словно корабль. Строение выглядело скорее изящным, чем грандиозным, имело всего три этажа под высокой крышей, но отражение добавляло недостающую устремленность к небу. Стрельчатые витражные окна украшали темные стены, разбавляя каменным кружевом аскетичный фасад, а над подъемным мостом причала возвышалась стройная башня. Именно таким я его себе и представляла.

Большая арка открывала выход к воде со стороны внутреннего двора. У деревянных мостков покачивалась лодка. Ухоженный парк плавно переходил в лес и выглядел идеальным местом для прогулок. Не замок, а ожившая мечта! Даже не было сил удивляться. Для полноты картины не хватало Лирены на берегу и младенцев. Я посмотрела на Ола и почему-то решила, что он думает о том же.

Мы обошли замок от подвалов до чердака. Кухня с двумя каминами и огромной плитой, холодильные шкафы, кладовые, полные запасов поразили ухоженностью и порядком. Комнаты были пусты и гулки, а под крышей царил таинственный полумрак и колдовская тайна, хоть кроме открытых сундуков и пыли, кружившей возле узких смотровых оконцев, ничего интересного мы не нашли. Мне стало грустно.

Я так ясно помнила тот разговор в пещере, ощущала дым костра, брызги воды от дождевых струй, падающих на камень, слышала голоса и смех. Лимберт, Ол, Лирена — наша компания. Как же я была тогда свободна и счастлива! И как давно всё это было. Словно в другой жизни.

Нельзя вернуть ни минуты из прошлого. Воспоминания искажаются со временем. Можно сохранить ощущения: запах, звук, физическое переживание. Боль, счастье, печаль. Слова стираются и становятся нереальными. Со временем приходит понимание, и ты другими чувствами воспринимаешь то, что произошло. Но что тогда сохраняет память, что истинное? Твои переживания того времени или то, что чувствуешь теперь?

На озеро, шумно хлопая крыльями, приземлилась стая уток, вернув меня в мир реальности. Я повернулась в Олу:

— Мы можем возвращаться.

Мой друг смотрел на воду, свесив ноги с ограждения моста, отстранённый и думающий о чём-то своём. Я обвела взглядом каменные стены и невольно вздохнула. Пусть замок поскучает пока без нас. Думаю, его время ещё не пришло.

 

Следующие дни выдались спокойными, Айден уехал по делам, напряжение спало, постепенно всё входило в свою колею. Мальчишки орали, валтузились, гоняли белок с рассвета до заката или, высунув языки, корпели над чистописанием. Нада медленно и систематично осваивала бухучёт. Бич пропадал где-то в подвалах дворца. Хотелось бы верить, что кладка перекрытия выдержит взрыв очередного фатального опыта. Избавиться бы ещё от Корунды и, можно считать, что жизнь удалась.

Что-то эта красавица меня полюбила. Дня не проходило без её присутствия. Бальное платье, совершенно готовое, хранилось в шкафу, дожидаясь даты торжества. Ол уговорил меня не проверять терпение Айдена и придерживаться в крое местных реалий. Участвовать в рекламе прелестей Корунды мне не хотелось, поэтому наряд вышел эффектным, но не более того. Пурпурный шёлк с золотым шитьём эффектно драпировал красавицу в стиле Валентино. Самым трудным было уговорить Корунду не усердствовать с украшениями. Только несомненный авторитет Ола смог удержать подружку Айдена от превращения в рождественскую елку. Я бы промолчала на его месте, честное слово. Хотя, проделанной работы было бы жаль.

Наша будущая коллекция платьев медленно и верно реализовывалась. Благодаря стечению обстоятельств, изобретению бумаги, а также одной из наших работниц. Просматривая готовые изделия в мастерской, я обнаружила на одном из столов, среди ниток и обрезков ткани, несколько удивительно удачных рисунков пером: портрет одного из мальчишек, последняя разработка белья, тонко выполненный эскиз кисти руки и ещё пару беглых набросков. Осторожно расспросив работниц, узнала имя автора.

Леа, одна из швей, обладала несомненным талантом. Теперь мы с ней работали в паре. Девушка с полуслова понимала, что я хочу от неё получить, каким-то высшим чутьем находила смысл в моих каракулях и с каждым днём рисовала всё лучше и лучше. У меня на столе скопилась целая стопка набросков, и некоторые были так хороши, что просились в рамку, чтобы украсить пустые стены мастерской.

Я мучительно решала проблему, что лучше выбрать: создать все модели вживую или ограничиться фантомами Ола для показа. Мой компаньон, правда, отказывался делать трёхмерные копии, не увидев платья целиком. Но создал же он как-то фантомы белья, не имея образца? И ничего, вполне сгодилось для получения заказа. Нам пока не хватало денег на создание задуманной коллекции, но если ограничиться несколькими реальными образцами, а остальное выбить из Ола, может мы и не разоримся.

В комнату, шелестя шёлком, вплыла Корунда. Как всегда яркая и эффектная. Мне нравятся натуральные блондинки. Сама пару раз высветляла волосы и чувствовала себя при этом превосходно. Но чем дольше я общалась с подружкой Айдена, тем чаще приходило в голову, что все эти анекдоты про золотоволосых красавиц возникли не на ровном месте.

Корунда не была дурой, а в некоторых житейских вопросах превосходила меня здравым смыслом и смекалкой. Но общение с ней было так же содержательно, как разговор, например, с кошкой. Очень красивое создание, ластится, в руки взять приятно, оцарапать может, но все разговоры не выходят за рамки сна, еды и котов. Прошу прощения, в случае Корунды — нарядов, еды и мужчин. В данный момент — одного конкретного мужчины. Интересы наши были, правда, совершенно противоположны, но Корунда решительно отказывалась мне верить. Судит-то каждый по себе… И вдолбить в её голову идею, что Айден мне совершенно не нужен, мне никак не удавалось.

Сегодня красавица находилась в солнечном настроении и болтала о своём утреннем визите в город, игнорируя мои заявления, что у меня полно дел, и я очень занята. Корунда журчала, не требуя реакции на свой рассказ, я наводила порядок в бумагах, собираясь выбросить ненужный мусор, поэтому не сразу услышала, что она сказала. Корунда повторила вопрос, осматривая меня с ног до головы:

— Не понимаю, что его заинтересовало? У тебя нет ни лица, ни фигуры. Ты даже держать себя, как следует, не умеешь. Думаю, поэтому он ни разу с тобой не выезжал. Бедняжка, тебе наверное приходится подкладывать что-нибудь в платье, чтобы грудь смотрелась больше.

Что нормальный человек делает, обнаружив у себя в комнате змею? Правильно. Сначала застывает столбом от ужаса и отвращения, а потом лупит по этой гадине чем попало, пока она концы не отдаст. Я не успела перейти ко второй части этого очень важного плана, Корунда похлопала глазами невинно и, как ни в чём не бывало, продолжила:

— Наверное, он тебя жалеет, бедняжку. Не хочет огорчать. Айден — такой внимательный.

Желание разузнать подробности о характере моего предполагаемого поклонника спасло Корунду от синяка под глазом.

— Почему ты решила, что Айден заботливый? Он говорил обо мне?

Корунда хищно улыбнулась:

— Ну что ты! О тебе он и не вспоминает! Так, только пару ответов на мои вопросы. Сказал, что ты лучше бы смотрелась, будь на полголовы выше. И что манеры у тебя неотёсанные. Настоящей леди ты никогда не будешь. Тебе воспитания не хватает. Ещё язык бы укоротить.

— Ты не слишком усердствуешь?

— Ты сама спросила, но если тебе не интересно...

— Продолжай.

— Ты — цинична, зациклена на работе и деньгах, никого кроме себя не замечаешь. Одним словом, законченная эгоистка, готовая использовать любого в своих интересах, лишь бы добиться желаемого. Айдену, правда, понравилась твоя идея нанимать на работу женщин и детей. У тебя хватило совести, использовать труд беззащитных сирот.

— Ты всё сказала? — я не столько разозлилась, сколько была удивлена. — Ты уверена, что говоришь обо мне? Если оставить в стороне несчастных сирот, с тобой эту тему я обсуждать не буду, то твои слова подходят Айдену. Уверена, что не его описываешь?

Корунда пожала плечами:

— Ты сама спросила. Я только ответила на твой вопрос, не обязательно так злиться. Айдену нравится, что ты за ним, как дурочка, бегаешь. Ему это льстит. Он же мужчина.

— Он так сказал?

У Корунды не хватило смелости солгать, только сузившиеся хищно глаза и чуть заметное дрожание ноздрей выдавали её настроение:

— Нет, конечно, но это же понятно. Он тебе подыгрывает, чтобы его отказ был не таким болезненным.

— Какой отказ?

Корунда сладко улыбнулась:

— Тебе его не заполучить, дорогая. Он с тобой никому на глаза не сможет показаться, так что в лучшем случае одна ночь и больше тебе ничего не светит.

— Ты так уверена?

— Совершенно. Я его очень хорошо знаю.

— Может быть Айден Богарт и не собирается меня никому показывать?

— Зачем ты ему ещё нужна?

— Действительно хочешь знать? — мне бы промолчать, но я с трудом собой владела. Так и подмывало отыграться за все гадости, что от неё наслушалась. Корунда кивнула, не спуская с меня глаз. Хорошо, что она не ведьма, а то прикончила бы меня одним плевком, такое у неё выражение лица сделалось.

— Сэр Симус захотел правнука и выбрал для этой цели меня, а Айден вызвался на роль отца, если что-то там от деда получит в качестве награды. Так что никому показывать меня он не собирается, можешь быть спокойна.

— Айден согласился стать отцом? — с лица Корунды исчез румянец, кожа приобрела неестественный синий оттенок.

— Можешь сама у него спросить. А теперь, дорогая, у меня много дел. Время не терпит, нужно позаботится о своём приданном.

— Это не правда!

— Правда, правда. Это любовниц, кому не лень, показывают, а жен от всех прячут. Так что мечтай и дальше о том, какая ты незаменимая. А мне некогда.

И я выскочила из комнаты с недобрым чувством злорадного торжества. Хотя, чему тут радоваться? Даже если треть сказанного правда, Айден действительно рассматривает меня только, как часть сделки. А вовсе не как лестное для себя приобретение. С самого начала я делала всё, чтобы настроить его против себя. Но какой женщине приятно знать, что ею интересуются только как разменной монетой? Не такая уж я и уродина. Вот только с поклонниками мне не везёт. Или сразу в глаза сообщают: "Прости, у меня другая, а с тобой это было так..." Или озабоченный Казанова торгуется, за какую цену его для меня купят.

Сил моих больше нет! Хочу домой. Причём немедленно. Хочу вернуться к тем, кто меня любит, кто рад меня видеть, даже если я говорю и делаю глупости, и кому всё равно, как я выгляжу. Лишь бы я была рядом.

Корунда не показывалась пару дней, я даже начала испытывать лёгкое беспокойство, не заболела ли бедняжка от огорчения. Но у красавицы оказались железные нервы, тренированные каждодневной борьбой с армией соперниц, и одним разговором её было не пронять. Честное слово, если бы она меня не кусала время от времени, я была бы рада её обществу. Мне не хватало Лирены. Хотелось поговорить с кем-нибудь по душам, чтобы меня выслушали и посочувствовали. Дали совет, в конце концов. И не важно последую я ему или нет. Женщинам нужно разговаривать, чтобы избавиться от стресса. И у Корунды это хорошо получалось, жаль только, она мне в подруги не годилась. Это как исповедоваться главному испанскому инквизитору. Тот же результат будет. Снимут кожу, посыпят солью и объяснят, что это для моего же блага.

Айден вернулся после долгого отсутствия, как раз вовремя, чтобы сопроводить Корунду на бал, и дать мне повод ещё раз пожалеть, что я приняла участие в её бальном триумфе. Корунда была необыкновенно эффектна в новом наряде. Мраморная кожа чудесно оттенялась ярким шёлком, золото шитья сверкало не меньше, чем золото волос. Ол не стал менять фигуру красавицы, я пригрозила ему страшной расправой, если он подправит что-нибудь в её силуэте, но Корунда и не нуждалась в такой корректировке. Ол только добавил мерцание шёлку. Выглядело это как краска-хамелеон на наших автомобилях, когда при изменении освещения меняется цвет лака на капоте. Завораживающее зрелище.

После непродолжительной битвы удалось снять с Корунды почти все цепи и камни, я была вынуждена сказать ей, что из-за всей этой мишуры не видна её истинная красота. Даже Ол не ожидал от меня такой реплики. Так что когда Айден пришёл забирать свою даму, мне было не стыдно за проделанную работу. В комнате стояло несколько больших зеркал, и я могла со всех сторон рассмотреть себя и отражающуюся там же красавицу. Словно Золушка до бала и она же в бальном платье. Стоит ли удивляться выбору принца? Айден скользнул взглядом по Корунде и повернулся ко мне:

— Леди Алия, ваша работа великолепна. Руна первый раз выглядит, как настоящая дама. Не уверен, с ней ли я был знаком всё это время. Словно вижу первый раз.

Всё это говорилось любезным, но холодным тоном. Я бы посчитала такой комплимент издевательством, Корунда услышала только то, что она — великолепна. Прежде, чем увести свою блестящую даму, Айден воспользовался короткой заминкой среди служанок, суетившимися возле Корунды, чтобы обменяться со мной несколькими словами:

— Мы давно не виделись. Ты вспоминала обо мне?

— Конечно, как же могло быть иначе? Даже если бы я хотела забыть, Корунда не умеет говорить на другую тему. Но не более четырёх часов в день. Как прошло путешествие?

— Это была не развлекательная прогулка, к сожалению. Охота. Только дичь слишком опасная, чтобы получать удовольствие от преследования.

— Разве люди могут поймать эльфа? Я всегда думала, что это невозможно.

— Некоторые люди и при некоторых обстоятельствах могут, — Айден посмотрел на меня удивлённо, потом улыбнулся. — Ведь есть ещё орки, а они любят деньги. И не любят эльфов. Немного дипломатии, и ничего невозможного нет.

Мне кажется, или Айден говорит со мной о делах? С чего бы это? Корунда разобралась наконец со служанками, бальную сумочку уложили, и Айден, не прощаясь, увёл красавицу.

Я очень надеялась, что Корунда прекратит визиты, но, похоже, более важных и интересных дел у неё не находилось. Тема Айдена в разговорах больше не поднималась, как и сравнительный анализ её и моих данных. Все разговоры в основном велись о прошедшем бале. Мне понадобилось всего несколько наводящих вопросов, чтобы выяснить, что Айден доставил Корунду во дворец, сдал на руки другим кавалерам, а потом весь вечер пропадал где-то, ведя важные беседы и появился только, чтобы пригласить её на завершающий танец.

То, что Корунда произвела фурор своим видом, мне было известно от Ола, который сам на празднике не был, но изнемогал теперь под наплывом заказчиц, ведя бесконечные разговоры с дамами и обещая им такие же волшебные наряды. Ситуация усложнялась тем, что у меня почти не оставалось свободного времени, а Ол не поддавался на уговоры создавать фантомы из одних только описаний красоты неземной будущего наряда и на скорую руку выполненных рисунков.

Обстановка становилась слишком нервной, я допоздна засиживалась за работой, пытаясь разгрести навалившийся ком проблем, и поневоле была в курсе, что Айден последнее время возвращается из города один. Это могло объясняться присутствием Корунды во дворце, но раньше в его апартаментах было многолюднее. Мы почти не виделись, только пару коротких встреч, обмен ничего не значащими фразами и пожелание успешного дня. Айден больше не вызывал у меня страха или необъяснимого влечения. Я относилась к нему теперь так же, как к Олу. Ещё один брат, только старший и слишком занятой, чтобы найти для меня время.

Наконец решился вопрос с нашим переездом. Ол нашёл подходящий дом, удобный для работы и проживания. Особняк располагался в престижном квартале особняков, если смотреть со стороны парадного подъезда, задний фасад главного корпуса примыкал к стене верхнего города и через маленькую дверь позволял проникать в особняк, не выходя на шумные парадные улицы. Наши работницы теперь могли без проблем приходить и покидать здание так, что никто и не подозревал, какое количество народа из нижнего города без задержек и особого шума каждый день проходит через ограду.

Особняк, как оказалось, всё время принадлежал семье Богарта. Правда, в доме давно никто не жил. Сэр Симус не желал покидать загородное поместье, Ол учился в другом месте, а Айден не считал здание достаточно представительным для своей должности. И хотя дом содержался в полном порядке, нам всё же пришлось провести небольшие ремонтные работы, чтобы превратить его не только в удобное жильё, но ещё и сделать пригодным для работы.

Сэр Симус, выслушав отчёт внука о наших успехах, нашёл нас достойными на роль арендаторов особняка. Даже не потребовал плату за проживание. Только предупредил Ола, что карманных денег он теперь не получит — с данного момента все траты за наш счёт и исключительно из прибыли. Мой приятель пробовал возражать, указывая на непомерные расходы для развития бизнеса, но дед его слушать не стал и выставил за дверь, сказав, что был и так достаточно щедр, поддерживая такие глупые занятия, как наши. Я утешила Ола, ведь у нас есть ещё замок с землями, всё-таки тоже доход. Но Ол решительно отказался рисковать моим приданным, мотивируя тем, что Айдена он боится больше, чем кредиторов.

Мы паковали вещи и готовились к переезду. Во всех комнатах царил разгром и неразбериха, а я ломала голову над тем, на кой чёрт иметь целый штат слуг, если всё приходится делать самой? Была ещё одна маленькая проблема. Пуся не показывался уже целую неделю. Я описала ему наше новое жильё, используя самые завлекательные слова, какие могла придумать, но домовой задал только один вопрос: "Сколько там комнат?" Получил ответ. Сравнил, видимо, с имеющимися в наличии, и больше я его не видела.

Зачем только на свою голову научила нибруска считать? Посмотрю, как ему понравится шататься по пустым залам, когда мы все уедем. Теперь для его развлечения в доме находились два десятка швей, парочка детей, повар с помощниками, служанки, дворецкий и ещё человек десять, живущих вне дворца. Вот уедем мы, над кем он тогда прикалываться будет?

В день переезда я была на ногах с самого утра, укладывала сундуки и отдавала последние распоряжения. Сборы заметно близились к завершению, оставалось только снести вещи во двор и погрузить на повозки. У меня образовалась свободная минутка, поэтому позвонила горничной и попросила принести что-нибудь перекусить. Когда я через пару минут вернулась в комнату, на столе стоял поднос с едой и графин, наполненный рубиновой жидкостью — очень подходящий напиток для жаркого утра. Я налила полный бокал, отправив в рот тонкие ломтики ветчины, и собиралась пригубить напиток, как в воздухе возникла волосатая нога и вышибла одним ударом у меня из пальцев этот самый бокал вместе со всем содержимым.

Я пару раз видела, как Пуся проделывает свои шуточки. Он ведь нематериален, от него здесь одна только видимость, так сказать зрительная и слуховая галлюцинация, а потрогать ничего, кроме воздуха, нельзя. Чтобы сдвинуть какой-нибудь предмет или ещё как-нибудь проявить себя в реальном мире от домового требуются неимоверные умственные и энергетические усилия. Наверно такие же, как от меня, чтобы передвинуть предмет взглядом. Надо же, как он на меня зол, раз пошёл на такие крайности!

— Пуся, ну прости дорогой. Я же тебя с собой взять хочу. Там тебе больше понравится, вот увидишь.

Ветчина была соленой, я хотела пить, бокалов больше не было, и я потянулась за графином. Волосатая пятка оказалась проворнее, графин разлетелся на полу искрящимися осколками, а платье можно было спасти, только перекрасив.

Апофеозом происходящего безобразия стало появление в воздухе двух волосатых лап, резким движением сдернувших с меня юбку. Я завопила возмущённо, и в этот момент в комнату вошла горничная с полным подносом еды и напитков. Это и был мой заказанный завтрак. Мы одновременно с ней посмотрели на поднос на столе, и горничная почему-то попятилась. Я отправилась переодеться, а когда вернулась в комнату, там уже находился Богарт младший и внимательно рассматривал валяющиеся на полу остатки моего наряда. Резко повернулся ко мне и почему-то взволнованно спросил:

— С тобой всё в порядке?

— Да, а что случилось? Это всего лишь нибруск своё мнение о переезде высказал. Ничего страшного. Сейчас уберут.

Но Ол запретил служанке входить в комнату и приказал вызвать Айдена. Моё внимание привлекли огромные расползающиеся дыры на ткани юбки.

— Ол, посмотри!

— Что здесь произошло?

— Домовой разбил графин, не дав мне выпить из него, а потом сдернул с меня юбку, её залило жидкостью из графина. — до меня начало доходить. — Это какой-то яд?

— Скорее всего очень сильная кислота. Я послал за алхимиком, сейчас узнаем. Тебя чуть не убили или по крайней мере могли изуродовать.

— Но зачем?

Ол бросил на меня хмурый взгляд и пожал плечами. Вошедший в комнату Айден разобрался в происходящем поразительно быстро. Похоже, только я одна находила всё случившееся диким и невероятным. Никто не удивился, были вызваны слуги, устроен допрос, и обнаружилось, что одна из служанок исчезла. Её вещи тоже отсутствовали. Скорее всего девушка сбежала, спасаясь от наказания. Ясно, что это не личная месть, я даже не помнила её имени. Да и зачем служанке желать мне смерти? Нужно искать истинного виновника. Того, кто её нанял.

Ол ушёл следом за братом, чтобы поговорить с алхимиком о составе яда, а мне строго-настрого запретили покидать комнату. Теперь присутствие охраны вокруг особняка и мои поездки в город в сопровождении отряда солдат уже не казались мне маскировкой для удержания меня несговорчивой от побега. Если верить происходящему, меня действительно собирались убить или покалечить. Неужели эти маньячные маги не оставили попыток разделаться со мной, несмотря на данное ими согласие на моё присутствие? Видимо, политики ни в одном мире не держат слово. Мне наконец-то удалось всерьёз перепугаться, и я решила расспросить Ола, почему договоренность его деда с другими магами оказалась нарушена.

Богарт влетел в комнату бледный и расстроенный и прямо с порога заявил:

— У нас проблемы. Нужно что-то предпринять, иначе ему конец.

Я первый раз видела моего приятеля настолько не в себе. Неужели из-за меня так распереживался? Конечно же, я ошиблась. Когда нашли Бича и начали допрашивать, выяснилось, что у алхимика действительно был похожий состав среди его химикатов, но теперь склянка отсутствовала. Куда она делась, Бич сообщить отказывался, как впрочем и отвечать на любые другие вопросы. Своим идиотским поведением он добился того, что его оттащили в другое помещение, по пути помяв бока, чтобы серьёзнее относился к происходящему, и приковали цепью к стене. Я была шокирована.

— Зачем этому болвану меня убивать? Я пошутила с ним пару раз, но он же вполне вменяемый на голову парень, я бы сказала умный. С его стороны не было особой неприязни. Так, поругались пару раз и всё. Ничего серьёзного. Обычные приколы. За это не убивают.

— Не знаю, — Ол смотрел на меня хмуро. — Если Бич и дальше будет так себя вести, Айден велит его прикончить. Я лишусь друга, а ты своей вожделенной резины.

— Точно. Нужно спасти этого идиота, пока ему мозги не вытряхнули из черепушки. Они, между прочим, принадлежат компании.

Прежде, чем выйти из комнаты, я прихватила со стола кое-какие бумаги.

  • Художник / Блатник Михаил Михайлович
  • СУДЕЙСКИЙ ВЕРДИКТ / СЕЗОН ВАЛЬКИРИЙ — 2018 / Лита Семицветова
  • Любовь с первого взгляда / Лонгмоб "История моего знакомства с..." / Аривенн
  • Диалог. Армант, Илинар / "Легенды о нас" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Die Taube - Лакримоза / Agata Argentum / Лонгмоб "Бестиарий. Избранное" / Cris Tina
  • Почти точная копия - Алина / Ретро / Зауэр Ирина
  • Я Бета -автор / ПОПЫТКИ СОАВТОРСТВА ( из литературной соавторской игры) / Анакина Анна
  • уровень 4.2 / Кибер город Идо / id0
  • Ночной сон / По лезвию любви / Писаренко Алена
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Открой окно / I_write

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль