Глава 6

0.00
 
Глава 6

 

Если мир материален, значит — чего нет, того нет.

Данил Рудый

 

Принцесса Эланиель принимала меня в своих апартаментах. Её две подруги были тут же и шушукались в стороне, пока я обмеряла её высочество. Задача не из простых, должна сказать. Такую удобную вещь, как портновский сантиметр, в Элании ещё не изобрели. Я завязывала узелки на сиреневой ленте и молила небо, чтобы ничего не перепутать. Будет просто катастрофа, если я забуду, где объём талии, груди или бёдер. Хорошо, хоть её подруги выбрали другие цвета для белья, их я измеряла лентой подходящего тона.

Ола с нами не было, продемонстрировать ещё раз фантомы я не могла, поэтому идея что-нибудь изменить или подправить самым удачным образом отпала. Мы обговорили также сроки, когда состоится первая примерка и окончательный день доставки готового изделия. На всё про всё у нас был месяц. Не так уж мало, если не возникнет что-нибудь непредвиденное.

Когда первое напряжение спало, я начала внимательнее прислушиваться к болтовне эльфиек и то, что услышала, скажу честно, повергло меня в лёгкий шок. На меня внимания не обращали. Я же была человеческая женщина, существо более низкого порядка. Приблизительно как в богатых домах хозяева относятся к слугам. Они есть, но на них никто не смотрит. Часть интерьера и только. Не скажу, что мне такое отношение было приятно, но особо и не задевало. Местные обычаи менять я не собиралась, да и частью этого мира себя не чувствовала. Скорее воспринимала происходящее, как костюмированную постановку, с той только разницей, что я находилась не в зале, а на сцене, и мне нужно было стоять с подносом и говорить: "Кушать подано!" Не самая главная роль, зато интересно наблюдать.

Принцесса отпустила меня повелительным жестом и, увлеченная беседой, покинула комнаты. Спросить обратную дорогу я не решилась. Бесконечные залы дворца были полны народа: придворные, приглашённые гости, охрана. Публика выглядела довольно разношёрстно, среди роскошно и со вкусов одетых эльфов, мелькали неприметные люди-слуги. К счастью, в одной из галерей у окна стоял Айден. Увидев его, я искренне обрадовалась, но вида не подала. Много чести… Попросила проводить к карете. Старший Богарт улыбнулся и предложил следовать за ним.

Мы обменивались незначительными репликами. Я была рассеяна и невнимательна, сказывался избыток впечатлений и бессонная ночь. Айден шёл рядом, указывая дорогу, изредка смотрел скользящим взглядом и вопросов не задавал. Когда добрались до парадной лестницы, путь оказался перегорожен. По ступеням поднималась делегация дроу, а толпа придворных мешала даже взглянуть на важных гостей. Первым шествовал посол, сверкая драгоценной цепью на груди, за ним чеканила шаг разодетая свита. Стража оттеснила нас в сторону, я оказалась прижата к Айдену, но это обстоятельство тут же выскочило из головы, когда в двух шагах от нас прошёл подозрительно знакомый, красивый (можно подумать, могло быть иначе) эльф. Я озадачено смотрела ему вслед, пока не вспомнила, где видела незнакомца.

— Кто это в фиолетовом? Вы знаете его? — я была вне себя от любопытства.

— Конечно, я его знаю, — Айден смотрел на меня с усмешкой, — если вы отпустите мою руку и успокоитесь, на нас не будут оглядываться. Леди Алия, вы так неравнодушны к эльфам? Научитесь скрывать свои эмоции.

— Этот мужчина — точно эльф? Но ведь он приехал с делегацией дроу?

— Верно. Сэр Дэлиэль — переводчик.

— Надо же… Он знатен?

— Почему вас интересует его положение?

— Просто ответьте. Мне нужно знать.

— Нет. Род Эларгов очень древний, но после одного из давних переворотов совершенно разорён. Тех, кто уцелел, изгнали из Элании. Сэра Дэлиэля приютили дроу. Только поэтому его принимают в Натолии. Он беден и отвержен. Советую выбрать кого другого.

— Вот чёрт!

— Что за загадочное существо вы всё время упоминаете?

Я непонимающе посмотрела на Айдена. Собственно, я его не слышала. Новость меня расстроили, я не могла думать о чём-нибудь другом. Мало того, что принцесса интересуется чужаком, она ещё задумала увлечься неудачником.

— Могу я задать вам немного неприличный вопрос?

Айден склонил голову.

— Сколько лет принцессе Эланиель?

— Вопрос вполне приличен. Её высочество ещё не достигла совершеннолетия. Если вас интересует её будущее, то принцесса сосватана и через год вступит в брак. Немного рановато, но это её династический долг.

— Теперь о неприличном. Даже не знаю, как спросить, эльфийки могут вступать в отношения до брака? Вы понимаете, о чём я?

Айден с интересом меня рассматривал, но молчал. Пришлось пояснить:

— Когда я слушала их разговоры, мне показалось, что эти вполне уже взрослые по внешнему виду особы, как бы это мягче выразиться… (я хотела сказать "не знают, что такое секс", но у меня язык не повернулся, совершенно неожиданно вырвалось старомодное слово) — невинны.

— Почему вас это удивляет? — Айден насмешливо меня рассматривал.

«Вот только не нужно сравнивать!» Да, меня это удивляет. Я там таких глупостей наслушалась, что не могла поверить своим ушам. Да у нас малолетки в деталях знают, откуда дети берутся. Как мне было поверить, что три почти совершеннолетние красавицы всерьёз рассуждают о том, приведёт поцелуй к беременности или нет.

— А что грозит тому, кто просветит принцессу раньше времени в этом вопросе?

— А вы как думаете? — вопросом на вопрос ответил Айден. — Надеюсь, вы не станете тратить на такое своё время? Было бы неосмотрительно рисковать головой, вмешиваясь в личные дела королевской семьи.

— Я? Ни в коем случае! Мне вообще ничего не известно. Может эльфы почкованием размножаются, почём мне знать?

Айден хохотнул, что дало повод подумать, что почкование, наверное, не их способ. Мои неосторожные вопросы каким-то странным образом сблизили нас. Разговор получился слишком личный и интимный, если можно так выразиться. Я пожалела о своей откровенности.

— Простите, что задержала вас, и благодарю за помощь.

— Всегда рад помочь. Сегодня утром я был приятно удивлён вашими деловыми качествами. Очень необычно для женщины. Вам действительно нравится то, что вы собираетесь делать?

— Да.

— Желаю успеха.

Айден помог сесть в карету, при прощании задержал мою руку. Сама не знаю почему, но я смутилась.

«Этого ещё не хватало!»

— До свидания. И ещё раз спасибо.

Я откинулась на подушки, чтобы не видеть глаз Айдена. У меня кружилась голова.

«Нужно высыпаться и больше есть! Это от усталости… Наверное...»

 

Следующие три недели пролетели, как один день. Я почти не отдыхала, совсем ничего не ела и, судя по тому, как на мне болталась одежда, исхудала не меньше, чем на два размера. Ол предложил добавить объём хоть где-нибудь, но я стоически отказалась. Хрупкого изящества эльфиек мне всё равно не достичь, от ветра не шатает и ладно.

Для примерок мы использовали манекен. Точнее, три манекена, сделанных по размерам наших первых покупательниц. Ол предлагал сотворить копию эльфиек в полный рост, но я его отговорила. Не хотелось привлекать излишнее внимание.

Работа шла своим чередом. Ол выудил из моей головы информацию о производстве бумаги в домашних условиях. Слегка переработал для местных реалий и запустил в производство. Патент нам выдали без проволочек, как и все остальные права на новый продукт. А всё потому, что людей на земле эльфов никто всерьёз не принимал. Мы сразу же за бесценок выкупили частично разрушенную водяную мельницу рядом с городом, наняли работников, и уже через десять дней на моём столе лежали первые листы грубой, с неровными краями, но ужасно симпатичной бумаги. Так же быстро изготовили чернила, птиц с отличными перьями для письма хватало. Узнать бы ещё, где залежи графита, и я была бы совершенно счастлива, получив для работы парочку удобных карандашей. Но не всё сразу. Ол хоть и принимал новшества без протеста, но даже ему приходилось часами разъяснять совершенно обыденные и такие привычные для нас идеи.

Наладить производство резины оказалось гораздо более сложным делом. Мы нашли в сети историю создания этого материала, все названия веществ, нужных для процесса вулканизации и прочее, но мне не хватало химического образования, чтобы разобраться с переводом специальных терминов. Поняв, что одним нам не справиться, начали искать, кто подойдёт на должность главного химика. Точнее, алхимика. Обратиться к гномам за помощью было проще всего, но тут требовались очень большие деньги, и было непонятно, как сохранить идею в тайне. Гномы ведь своего не упустят — известные дельцы, не только мастера на все руки. Вся надежда оставалась на Ола. И случай нам помог.

В одном из городских кабаков Нижнего города (Ол клялся позже, что сам не знает, как там оказался) Богарт встретил своего однокурсника, пьяного в дрова, и через пару часов мало чем от него отличался. Посланные на розыски слуги доставили парочку домой, потому что не могли ослушаться приказа молодого хозяина, потребовавшего взять с собой и неподвижное тело приятеля. Я пропустила внос трофеев в покои, была уже глубокая ночь, но к обеду два временно отстранённых от учебы студента-бездаря вползли в мастерскую с перекошенными лицами и измождённым видом. Недоучившегося мага звали Бич. Своё настоящее имя он вспомнить отказывался. На вопрос, почему его выгнали из магической школы, выругался и почесал затылок.

Бич не понравился мне с первого взгляда. Такое случается. Смотришь на человека, вроде всем хорош, но вот не нравится и всё… Ростом был чуть выше меня, черноволосый, смуглый, плотного сложения, на вид лет тридцать. К концу обеда приятель Ола пришёл в себя, выпил залпом бутылку вина и заметно оживился. Мало того, что он оказался пьяницей, скоро выяснилось, что Бич ещё и похабник. Проходя мимо, он как бы невзначай, шлёпнул меня пониже спины, ловко увернулся от затрещины и, как ни в чём ни бывало, продолжил разговор, нагло скаля зубы. Негодяй не мог отличить меня от служанки или не видел разницы. Хохотал, отпускал шуточки и исчез за секунду до того, как я вспылила.

Вечером я спустилась к столу и с изумлением обнаружила рядом с Олом этого типа. К моему приходу приятели успели здорово надраться. Я согласна была потерпеть до утра, чтобы не ссориться с Богартом, но тут выяснилось, что присутствие гостя не случайно. Ол небрежно махнул бокалом в сторону приятеля и с пьяным смешком провозгласил:

— Алия, разреши представить тебе нашего алхимика.

Бич потянулся за бутылкой:

— Садись, милашка, поболтаем. Она у нас кто?

В мою сторону указывало горлышко пустой бутылкой.

— Ол, где ты взял этого… — я даже задохнулась от возмущения.

— Алия, не сердись, — Богарт хоть и был изрядно пьян, всё же воспитание сказывалось, он даже застегнул рубашку. — Мы празднуем нашу договоренность.

— Ол, почему ты решил, что этот бездельник нам подходит?

— Оли, чья это тёлка? — весело заорал Бич.

— Я — твоя хозяйка, кретин, если ты вообще будешь нанят! Оли? — я удивлённо смотрела на Богарта. — Он тебя так зовёт?

— Не обращай внимания, — попросил Богарт и, не давая мне развить тему, поспешно заверил. — Бич нам подходит. Я за него ручаюсь. Поверь, Бич очень способный маг. Только несдержанный. Но если ты против… — Ол взмахнул руками и чуть не свалился со стула.

— Почему ты его выбрал?

— Бич учился на знахаря, пока его за буйство не выгнали. Алия, клянусь, он лучший!

Я молчала, не зная, как поступить. Претендент на должность алхимика в это время увлечённо сбивал сургуч с горлышка бутылки и в разговоре не участвовал. Я не могла придумать повод, чтобы отказать Олу, шлепок по заднице в мире Лаанет оскорблением не считался. Придётся провести собеседование.

— Если я правильно понимаю, последние пару лет ты пьянствовал и дрался? — я смотрела на Бича с плохо скрываемой неприязнью.

— Совершенно верно, — как ни в чём не бывало ответил тот, — если быть точным, последние десять лет.

— У тебя есть семья?

— Хочешь познакомиться с моей мамой? — Бич ухмыльнулся многозначительно, потом подмигнул. — Дорогуша, тебе это не поможет.

— Сколько тебе лет спрашиваю?

— Тридцать два. Но на тебе всё равно не женюсь, даже не проси, — Бич пьяно зароготал, найдя свою шутку неотразимой.

— Ты выглядишь как бродяга. У тебя есть дом?

— Зачем мне дом, если в Натолии столько дурнушек? — новый всплеск хохота, теперь уже в две глотки.

— Ол, ты действительно хочешь его нанять? — я искренне не понимала, почему до сих пор с ними разговариваю.

— Алия, я за него ручаюсь! — стукнул кулаком по столу Богарт.

— Хорошо, — ответила я, — даю ему месяц испытательного срока. Не справится, пусть идёт, куда глаза глядят. И объясни этому типу, что если он ещё раз до меня дотронется, я превращу его в курицу.

— Она может? — Бич пьяно на меня вылупился.

— Нет, — Ол, ясное дело, не мог соврать, — но у Алии есть деньги, чтобы заплатить тому, кто может, например, мне. Так что, приятель, лучше держи свои руки от неё подальше.

— Понял. За что пьём? Дружище, вино у тебя славное, но недостаточно крепкое. Есть что-нибудь позабористей? Пошли за дворецким, пусть тащит из закромов. Уверен, у него припасено для тебя что-нибудь особенное. А потом прогуляемся в город. Ты как насчёт повеселиться? — и приятели зашлись от хохота.

Смотреть на них было невыносимо. Я ушла, решив, что потерплю пару дней. Пока всё не наладится. Но ничего не налаживалось.

Бич получил под химическую лабораторию пустой сарай в глубине парка и там же поселился. Общаться с ним мне не хотелось, поэтому я предоставила всё Олу. А тот самым неожиданным образом подпал под влияние приятеля-лоботряса и пропал. Занятая шитьём, я забыла о двух бездельниках. Тем более, что в помощи Ола я не нуждалась, а видеть его друга мне точно не хотелось. Не смотря на путаницу и непредвиденные трудности, бельё наконец было готово к примерке. Чтобы завершить заказ оставалось совсем немного — убедиться, что мы не ошиблись с размерами.

За день до визита к принцессе я отправилась разыскивать Ола. Пришло время призвать безответственного к порядку. Как и следовало ожидать, глава компании с утра валялся больной от похмелья и глаз открыть не мог. С удивлением узнала, что извиняться и оправдываться за пьянство в этом мире не принято. Оказывается, такое поведение — норма для мужчины.

— Ну, развлекся немного. Я же себе хозяин. С кем не бывает?

Я вылила на Ола таз воды. Парень слабо запротестовал, но не стал дожидаться, пока я вернусь с полным кувшином. Сполз с кровати и пристроился за столом, подперев голову рукой и размазывая меланхолично скатывающиеся по лицу капли.

— Вот уж не думала! — я была злая, и это ещё мягко сказано. — Если собираешься напиваться и дальше, то бери с собой меня. С этой минуты я пью наравне с вами.

— Не-е… кричи так громко, — простонал Богарт, растирая виски. — Ты не можешь. Леди не пьют.

— Ещё как пьют! И я не леди, — твёрдым голосом заверила я. Богарт поморщился, я сжалилась и перешла на доверительный шёпот. — Хочу посмотреть, чем вы занимаетесь. У нас с тобой равные права. Если ты напиваешься, то и я буду.

— Ты не можешь, — слабо запротестовал Ол. — Айден меня убьёт.

— Ну, ему придётся стать в очередь. Я первая в списке.

— Ты не станешь меня убивать, ты — добрая.

— Сегодня я злая. Нужно ехать во дворец на примерку, а у нас до сих пор нет эластичной ленты. Чем вы занимались всё это время? Где обещанная резина?

— Э-э… — Ол сглотнул и облизал пересохшие губы. — Нужно выпить.

— Пей.

И я вручила Богарту принесённую заранее кружку с напитком. Целое утро потратила на приготовление адской смеси для возвращения потухшего разума Ола в действительность. Не доставало нескольких компонентов, но, думаю, и того, что удалось добыть, хватит. Рецепт принадлежал Таргуту Пурсу, и был широко известен в кругу его знакомых как "Слёзы скорпиона". Напиток этот я не пробовала, честно признаюсь, духа не хватило. Обычно запаха хватало, чтобы взбодриться, но я неоднократно наблюдала, как мой покровитель возвращал к жизни постояльцев, впавших в полное беспамятство от оркской водки.

Ол успел сделать несколько глотков, прежде чем сообразил, что пьёт. Я поймала кружку почти у пола.

«Вот ведь неловкий! Мне такого труда стоило приготовить ценный эликсир. Повар поклялся уволиться, если я ещё раз появлюсь на кухне».

Теперь нужно не дать Олу залить костер во рту водой, а то эффект станет ещё неприятнее. Бедняга хватал воздух ртом и шарил по столу руками, надеясь дотянуться до кувшина. Схватил, закинул голову, пытаясь вытрясти хоть каплю со дна, но кувшин был пуст, а спазм в горле мешал Богарту высказать, что он обо мне думает.

Теперь второй ингредиент. Я ловко вложила в растопыренные пальцы жертвы припасенный заранее фрукт лимры (это местная разновидность очень сочной груши). Пока готовилась настойка, я вымачивала её во второй части необходимого для нужного эффекта состава. Смешаться эти две жидкости должны были только в желудке, из-за чего первая часть напитка и делалась такой жгучей на вкус. Без этого изуверского трюка даже под пыткой нельзя было бы никого заставить глотнуть вторую жидкость.

Ол оказался слабаком. Ему хватило одного жевательного движения, чтобы распробовать, что я ему скормила. Одно хорошо, бегать он сможет только минуты через две, но я всё же предусмотрительно выскочила за дверь. Кто их знает этих магов, пусть и недоучившихся? Начнёт ещё швыряться огненными шарами, лечи меня потом от травмы!

Наконец дверь с грохотом распахнулась и в коридор, как стадо взбесившихся бизонов, вывалился пышущий энергией Богарт. От порки меня спасло только то, что парень сгоряча понёсся по коридору в другую сторону. Пока Ол совершал утреннюю пробежку по дворцу, я успела спрятать остатки целебной микстуры от греха подальше (вдруг ещё пригодятся!). Хотя мой опыт подсказывал, что храбрецов, согласившихся повторить процедуру, не существует. Обычно хватало одного раза, чтобы установить в голове цепкую связь: алкоголь — снадобье — животный ужас.

Я заканчивала последние приготовления к визиту во дворец, когда в комнату решительным шагом вошёл спасенный от похмельного синдрома Богарт. Особой благодарности на его лице я не увидела, но и желание прибить меня на месте, похоже, завяло, как цветок без недельной поливки. Если не считать мрачного выражения глаз, то Ол был бодр и энергичен, словно главный тренер олимпийской сборной за пять минут до стартового выстрела.

Слушать, что парень думает о моём поступке, я не хотела, поэтому вручила ему заранее заготовленный текст, состоящий из десяти коротких предложений. Это было перечисление финансового урона нашему совместному предприятию, нанесённое его безмозглым поведением за последнюю неделю. Научиться писать на элани не составило особого труда. Я постаралась избегать в тексте сложных выражений, а цифры говорили сами за себя. Честно говоря, текст мне не пришлось особо выдумывать, я воспользовалась одним из документов, позаимствованным из библиотеки Айдена. Только заменила некоторые выражения.

Судя по затянувшемуся молчанию, мой компаньон был потрясён. Надеюсь, не тем, что я допустила в тексте какую-нибудь чудовищную грамматическую ошибку. Наконец к Олу вернулась речь. Он даже смог изобразить на лице ехидство:

— Так вот зачем тебе понадобилась бумага?

Нужно сказать, реакция Ола показалась мне немного утрированной.

— Ни один здоровой на голову человек, — заверил меня Богарт, — не стал бы тратить дорогостоящий пергамент на такую дребедень!

Я пожала плечами. Что толку разговаривать с алкоголиком, пока он не пришёл в себя? Поэтому веско сказала:

— Твой Бич — бездарь и бездельник. Только ест и пьёт. Это бы ладно, мне не жаль. Отвратительно то, что ты от него ни на шаг не отстаёшь.

Ол попыхтел возмущённо и решительным шагом направился к двери, на ходу бросив:

— Пойдём. В мастерскую. Сама убедишься, что неправа.

— Ну веди.

Мне стало любопытно. Если бы этим бездельникам было, чем хвастаться, я бы сразу узнала. А так — только трёп и ветер. Всю дорогу Ол не проронил ни слова, вид имел оскорблённый и дверь в мастерскую распахнул без стука, дескать, мы ничего от тебя не скрываем.

Довольно внушительных размеров помещение имело вид то ли склада, то ли химической лаборатории. Это кому как больше нравится. Пахло скорее спиртным, чем травами, и свет почти не проходил через пыльные окна, расположенные вдоль одной из стен. Зато в солнечном луче, пробивающемся кое-где через стекло, можно было любоваться буйной пляской пылинок.

Бич сидел за столом: лицом к двери, спиной к окнам, по правую руку кружка с вином, по левую бутылка. И надо же какое чудо! Перед ним на столе дымились и булькали реторты с разноцветными жидкостями. Просто кадр из классического триллера "Молодой Франкенштейн". Бич не удивился визиту, обменялся с Олом дружеским приветствием, мне ухмыльнулся и сказанул что-то невнятное, но в этот момент одна из колб с шумом выплюнула в воздух содержимое, так что ссора между нами временно отложилась. Пока Бич, ругаясь на чём свет, подпрыгивал на одной ноге и размахивал руками, я осмотрелась.

«Сарай сараем! Самое подходящее место для такого мошенника. Спит он, похоже, вон в той куче тряпья на полу. Надеюсь, хоть блохи с него не ссыплются, как с бродячего пса».

— Алия! — Ол укоризненно на меня смотрел. Я невинно похлопала глазами. Наверное, опять из моей головы вылезла картинка, и Бич, скорее всего, видел её не хуже Ола.

«Это их проблемы, пусть мои мысли не подсматривают».

Алхимик поймал мою руку, не дав дотронуться до малопонятных коряг, сваленных в кучу на полу, предупредил дружелюбно:

— Не стоит, леди. Вам не понравится.

Не знаю, что было причиной его заботы обо мне, но я решила последовать совету и ни чего не трогать.

Особо пьяным Бич не выглядел. Только глаза излишне блестели. Язык у парня был без кости, нести несусветную чушь он мог в любом состоянии. Приятели обменивались непонятными репликами, всё больше на тему вчерашнего буйства, но что в этом было смешного, я не понимала. Это то же самое, как спросить, в чём смысл анекдота, который ты никогда не слышал, а все в курсе и хохочут при упоминании ключевой фразы. Я была явно лишняя в их теплой компании.

«Ничего, я потерплю».

Я подтащила табурет к столу и, не дожидаясь приглашения, села. Ол наконец-то вспомнил о цели нашего визита. Я с любопытством наблюдала за развитием событий. Бич плеснул себе и приятелю вина в кружки и удивлённо посмотрел на перекошенную физиономию собутыльника.

— Парень, ты чего?

— Знаешь, — бедняга как раз находился в стадии, когда паника борется с тошнотой. Даже говорить внятно не мог. Интересно, чтобы с ним было, если бы мне удалось достать все ингредиенты для настойки? Думаю, как минимум полгода ближе, чем на метр, к спиртному не подошёл бы. — Мне что-то нехорошо сегодня. Как-то не по себе. Я — пас.

Бич подозрительно на меня глянул. Надеюсь, мой безмятежный взгляд и скучающий вид не вызвал у алхимика подозрений.

«В конце концов, он же знает, что я не умею колдовать. Чего бояться? Жаль только, Бич мне не доверяет. Так что опробовать на нём "Слёзы скорпиона" не удастся, разве он напьётся до полной отключки. Вот только как?»

Из задумчивости меня вывел свист за спиной. Внушительных размеров котёл плюнул в стороны паром, подпрыгнул, и здоровенная крышка с грохотом рухнула на каменный пол. Из котла валил пар, а пламя под треногой почти погасло.

Бич, ругаясь на чём свет, кинулся к колдовскому агрегату. Тут только я заметила, что от котла отходят трубки, присоединяются к другим странной формы котлам и последняя трубка исчезает в проёме стены. В этой части сарая было довольно темно и смысл конструкции мне ничего говорил. Я бы сказала, что вижу паровую машину, но огонь под котлом был такой крохотный, что вскипятить воду, ему было явно не по силам. Однако крышку выбило именно давлением пара. Очень интересно… Я подошла поближе. Бич расстроено смотрел на огонь.

— Нужно было двойными болтами затянуть. А где у тебя подача воды? — спросила я.

Бич надулся. Потом ткнул пальцем в ёмкость у стены. С котлом её соединяла тонкая трубка.

— Ты вручную воду доливаешь? Нужно замкнуть цикл, конденсировать пар и возвращать обратно в котёл. Останется только восполнять потери. И если не запаяешь крышку, её будет всё время срывать. Ещё тебе нужен температурный датчик и датчик давления, иначе эта штука может взорваться, а ты не поймешь даже почему.

Если верить взгляду алхимика, он меня ненавидел.

— Ты не знаешь, что это, женщина!

— Конечно, не знаю. Но я видела, как такая машина должна работать, и что бывает, если её сделать неправильно. Так что не советую спать с этим механизмом в одном здании, а то засыпет камнями ненароком.

— Я не могу перенести машину во двор.

— Это ещё почему?

Бич ткнул пальцем в огонь:

— Из-за неё.

Огонь под котлом пыхнул и выбросил голубоватые языки пламени.

— А что с огнём не так?

Бич скривился. Сейчас последует комментарий о моём умственном развитии, но рядом стоял Ол и смотрел на огонь с таким же непонимающем видом, как и я. Прямо бальзам на сердце! Бич обречённо вздохнул:

— Саламандра. Она сбежит, если я её не буду кормить.

— Ты поймал саламандру и держишь её под этой штуковиной? — Ол поражённо ахнул.

— Ну, я пробовал её сначала в замкнутом сосуде держать, но она хирела. Пришлось разделить процесс. И выпустить её в открытый огонь. Но она капризная и требует всё время внимания. Теперь не могу её оставить без надзора даже на пару часов.

Новость мне понравилась. Значит, походы в город временно отменяются.

— Всё равно непонятно, почему она ещё не удрала, — недоумевал Ол.

— Потому что я создал ей культ, — Бич сообщил эту новость шёпотом, предварительно оттащив нас подальше от котла. — Она теперь "Главная саламандра поющей горы". Плохо только, что этой дурище нравится свист пара, и она всё время срывает крышку. А мозгов у саламандры немного и память короткая, поэтому приходится каждый раз заново рассказывать о её избранности, чтобы не сбежала. Кучу времени отнимает.

— Так найми какого-нибудь бездельника за мелкую монету, пусть сидит и поёт ей сказки. Тебе зачем на ерунду время тратить? Мало ли тут оборванцев малолетних шатается?

Бич смотрел на меня как-то странно.

— Ты же соглашаешься работать за деньги, поделись своим заработком и возьми помощника. Ах, ну да, прости, ты же всё пропиваешь. Откуда у тебя деньги возьмутся?

Бич вспылил. Я не осталась в долгу. Минут через десять перепалка велась уже на повышенных тонах, Ол пытался нас не подпустить близко друг к другу, но и остановить наше препирательство не мог. После очередного обвинения в бездарности, Бич швырнул на стол какую-то серую тряпку и гневно заорал:

— Гения тебе не понять, глупая курица!

«За курицу он должен ответить!»

Но меня отвлекло странное поведение Ола. Тот вертел в руках брошенную материю и внимательно её изучал.

— Это то, что ты ночью сделал? — спросил Богарт.

— Да, — Бич продолжал кипеть и косить на меня взглядом, как дикий конь. Я жалела в эту минуту, что не могу превратиться в дракона. Вот бы гад побегал!

— Алия, ты это хотела получить? — Ол с сомнением протягивал мне серую тряпку.

— Что это ещё за мерзость? — возмутилась я.

— То, что ты просила, — оскорблённый гений плюхнулся на стул и потянулся за бутылкой.

Я рассматривала ткань.

— Ну, если это резина, то я… Хотя, похоже на ткань с ликрой. Тоже подойдёт, но что за премерзкий цвет! Только это не резина… Резина воду не пропускает.

Бич выхватил тряпку, собрал края и плеснул на ткань остатки вина из бутылки. То ли так был в себе уверен, то ли не соображал уже ничего от злости. Ткань оказалась непромокаемой.

«Интересно… Но и на резину не похоже. Загадочно».

— Что это такое? — потребовала объяснений я.

— Мой секрет, — отрезал твёрдо Бич.

— Ол, зачитай, пожалуйста, своему приятелю условия договора, который он подписал десять дней назад, — пока Богарт хлопал глазами, я помахала пальцем перед носом насупившегося алхимика. — У тебя больше нет от нас секретов, дорогуша. Всё, что ты изобретёшь, работая под нашей крышей, принадлежит компании. Тебе полагается только процент и недельная плата, за вычетом налога и расходов на жильё и питание. Так что, пока ты ничего не изобрёл, советую сесть на диету.

Самое забавное, Ол имел такое же неверящее лицо, как и его подчинённый. Похоже, один составил документ под мою диктовку, а второй его подмахнул, не вникая в содержание. А я ещё удивилась тогда, почему всё так гладко прошло.

— Да это пустая бумага! — Бич наконец-то обрёл дар речи.

— Не думаю, я заверила договор в нотариате. Там хранится копия, стоила мне всего одну монету.

— В таком случае, я ничего не буду больше делать!

— Ну и пожалуйста. Можно подумать, от тебя до этого толк был, одни убытки. И в том же документе написано, кстати, что если ты за месяц ничего не придумаешь, то тебя уволят и заставят возместить все потраченные на тебя деньги. Потом можешь катится на все четыре стороны. Только кому ты такой нужен? Тебе тридцать лет, нет ни образования, ни умения, ни дома, ни работы. Тебе дали шанс стать знаменитым, уважаемым и богатым, а ты настолько бездарен, что готов от жадности его профукать.

— Да ты — ведьма! — завопил Бич.

— К сожалению, нет. Но я бы не отказалась владеть парочкой трюков, чтобы заставить тебя согнуться в три погибели и канючить у моих ног о прощении.

— Алия, прошу тебя, дай ему шанс, — вмешался в разговор Богарт.

— Пусть извинится сначала, — настаивала я.

Ол едва удерживал нас от рукоприкладства.

«Что я, собственно, к парню придираюсь? Мне его не перевоспитать. Пусть сидит тут себе в сарае и коптит свои колбы. Мне то что за дело?»

Бич смотрел исподлобья и мрачно молчал. Наконец вскинул голову, выиграл пару сантиметров роста, но посмотреть на меня свысока ему всё равно не удавалось, и высокомерно сквозь зубы процедил:

— Леди Алия, прошу меня извинить. Я погорячился. Был не прав и раскаиваюсь в своих неосторожных словах.

— Твои извинения приняты.

Вид у парня по-прежнему был непокорный. Примирение больше смахивало на временное затишье, но не ссориться же из-за этого дурака с Олом?

Бич жестом пригласил нас сесть за стол, принёс новую бутыль с вином и пару бокалов.

— Предлагаю отметить наше примирение.

Ол со стоном отстранился от вина, стараясь вообще не дышать.

— Да ты что, приятель? — Бич насмешливо осматривал страдающего Богарта. — Не дури. Хлебни, сразу полегчает.

Я перехватила бокал.

— Со мной пей. Олириус сегодня отдыхает.

По лицу алхимика скользнула тень злорадства:

— Леди не пьют.

— Испугался, значит? Слабак! Спорим, что ты первый под стол свалишься?

— На что спорим? — с ходу завёлся Бич.

— Да на что хочешь!

— По рукам. Кто первый упадёт, тот и проиграл. Оли, ты — свидетель.

— Договорились, — я протянула Бичу руку. — На что всё-таки спорим?

— Если выиграю, проведёшь месяц в моей постели. Будешь делать всё, что пожелаю.

— Идёт. А если ты свалишься под стол первым — бросаешь пить. Вообще. Ни капли. Нарушишь слово, я лишу тебя мужской силы.

— По рукам, — Бич закрепил сделку крепким рукопожатием.

— Подождите! Вы это что придумали! Алия, ты не можешь с ним спорить! — до Богарта наконец дошло, что самое время вмешаться.

— Поверь мне, я не проиграю. Но если что пойдёт не так, намекни деду о нашем споре, и мы будем искать нового алхимика, — это уже шёпотом на ухо Бограту, чтобы успокоить. Правда, не помогло. Громким голосом потребовала:

— Ол доставай бумагу, я хочу, чтобы этот тип поставил подпись под документом. А то у него память короткая на обещания.

Не смотря на протесты Богарта, бумага за пару минут была написана и украшена двумя размашистыми каракулями. Потом я стащила кольцо с руки приятеля и украсила договор роскошной печатью. О-очень люблю грамотно составленные документы… Скрученный свиток отправился Олу за пазуху. Теперь осталась самая малость — выиграть спор.

Не такая уж я и храбрая! Жаль, что Бич с утра ещё не достаточно нагрузился, было бы намного легче с ним справится после ужина. Но с другой стороны, изменить я уже ничего не могла. Подумав, спросила:

— Бич, ты же в курсе, что колдовать я не умею?

Парень скорчил рожу — не то ехидничал, не то жалел меня.

— Просто, чтобы ты знал, если проиграешь, а потом приложишься к бутылке, то я тебя кастрирую. Для этого магия не нужна. Простая такая операция, и тебе ничего уже не поможет.

— Ты не посмеешь! — задохнулся от возмущения алхимик.

— Ещё как посмею! Вот ты отпустишь меня, если я проиграю?

— Нет.

— Ну и я не отступлю. Так что всё по-честному.

Не было похоже, что Бич всерьёз рассматривал возможность своего проигрыша. Это и понятно, он то прекрасно знал, где его предел, но моё легкомыслие на какое-то время заставило парня задуматься. С другой стороны, если вспомнить, что все бабы...

На это я и рассчитывала. Осталась только последняя деталь. Я понюхала вино и отодвинула бокал:

— А покрепче у тебя ничего нет?

Бич хмыкнул:

— Нарываешься?

— Я столько вина выпить не смогу, чтобы на пол свалиться, — пожаловалась я. — У тебя есть оркская водка, к примеру?

Ол застонал. Бич с грохотом поставил на стол пыльную бутыль.

— Ох, чую, моя победа близка...

— Бокалы великоваты. Ничего меньше нет?

Ол обречённо вздохнул. Бич достал рюмки и плеснул в них жёлтую жидкость. Бутылку пододвинул приятелю:

— Наливать будешь поровну. Клянись, не жульничать.

Богарт поднял руку и проговорил короткую фразу заклятия. Это заставило меня задуматься.

— Ол, а Бич может отвертеться потом от нашего договора? Может нужно ещё какое магическое слово произнести?

Похоже, у нас в головах мелькнули одинаковые мысли. Богарт потребовал:

— Бич, раз уж ты ввязался в это дело, клянись.

Алхимик протянул руку и произнёс короткую фразу на непонятном языке.

— А она?

— У Алии нет магического дара, её клятва не имеет силы, — пояснил мой приятель. — Но у тебя моё слово, я за неё ручаюсь.

— Хорошо.

Я понюхала жидкость, знакомый запах самогона заставил поморщить нос.

«Вот ведь гадость!»

Попробовала на язык. Это была первоклассная оркская водка. Ядовитейшая из всех, что мне приходилось пробовать. Кончик языка сразу онемел. Завтра наверняка ещё и кожа с него слезет. Вот свинство! Я скривилась, из правого глаза выкатилась одинокая слеза (ну, это обычная реакция моего организма на трудно выносимый запах напитка), закашлялась и вытащила из кармана шкатулку:

— Никто конфету на закуску не хочет? — сняла крышку и поставила коробку на стол. Бич покачал головой, Ол не проявил интереса. — А я, если не возражаете, возьму одну. А то вкус у этого напитка премерзкий. Бич, ты же не против?

— Валяй.

И я выудила из коробки леденец. Собственно, это был плавленный сахар и цукаты. Почти. Теперь нужно было не спешить. Бич опрокинул в себя рюмку и смотрел, как я цежу маленькими глоточками свою порцию. Довольно трудная задача, должна сказать. Надеюсь, он напьётся раньше, чем догадается, что происходит. За первой рюмкой последовала вторая, потом третья и четвертая. Бич не выказывал особого беспокойства, скорее на его лице читалось лёгкое удивление смешанное с уважением. Из-за меня пили медленно, зажатый между зубами леденец таял во рту, но его должно было хватить ещё рюмок на десять. Бич начал странно на меня посматривать. Пододвинул к себе коробку с конфетами, взял одну, надкусил и тут же выплюнул.

— Как ты можешь есть эту сладкую гадость?

Я пожала плечами. Было бы предложено. Сам отказался. Вообще-то я не была уверена, что моей конфеты хватит до победного глотка. Как бы медленно я не фильтровала водку, всё же часть алкоголя просачивалась в желудок, и меня начало мутить. Поражаюсь, как этот наглец держался.

Передо мной стояла тринадцатая рюмка. Мы добрались почти до дна. Бич пялился мутным взглядом, но даже не шатался. Конфета почти вся растворилась. Ещё пару глотков и чистейший алкоголь хлынет в желудок. Надеюсь, я сразу умру. Бич нетвёрдой рукой поднёс ко рту рюмку, задумался, запрокинул голову и бревном рухнул на пол. Я сделала ещё пару глоточков, чтобы победу никто не оспаривал. Потом вцепилась в край стола и повернула голову к судье:

— Я выиграла?

— Да. Но как?

Пришлось выплюнуть на стол остатки леденца. Меня разбирал идиотский смех. Всё-таки я напилась, несмотря на все предосторожности.

— Не проболтаешься?

— Клянусь!

— Да это же "жабий глаз". Я думала, вы знаете, — Ол смотрел на меня с ужасом. Я хихикала, голова кружилась, как в миксере. — Меня Таргут научил, не хотел, чтобы какие-нибудь негодяи споили, пока его дома не будет. Ну, ты понимаешь...

— Но это же "жабий глаз"! — неверяще воскликнул Ол, удерживая меня от падения с табурета.

— Я так и сказала.

— Он не действует на людей. Только на эльфов и орков.

— А я тогда кто? — мне стало обидно. — Я — нелюдь, по-твоему? Ты сам хоть пробовал?

— Нет.

— Тогда ты не можешь знать наверняка. А на меня действует, — и тут меня осенило. — А может я — не человек? Может я — монстр?

Меня занесло, но Ол подхватил падающее тело на руки и вынес на воздух. Дальше последовала малоприятная процедура — меня вывернуло наизнанку недалеко от сарая, раз пять, не меньше, а как только я отдышалась, Ол безжалостно макнул меня в бочку с водой. Причём повторил процедуру трижды, невзирая на мои вопли и брыкание — это была месть за утро. Затем вручил кружку с водой и сгрузил под деревом. Собственно, я уже пришла в себя и могла соображать. Ол добрее не стал, но больше и не ругался.

— Что теперь? Я так понимаю, это ещё не конец? Ты ведь заранее всё продумала? Ты специально задирала Бича, чтобы его разозлить и заставить с тобой спорить.

— Он мог и поостеречься, — говорила я с трудом, распухший язык во рту не помещался. — Нет, ну каков наглец! Хотел меня месяц пользовать. Да кишка у него тонка на такой подвиг!

— Ясное дело. Куда уж теперь бедняге.

— Я принесу настойку.

— Нет!

— Да. И ты мне поможешь. А то придётся его кастрировать. Пожалей друга, ты же понимаешь, что он слова не сдержит, а так у него хоть будет шанс.

Сходить во дворец за настойкой и вернуться, заняло не больше получаса. Ол за это время усадил бездыханное тело приятеля в кресло и по моему совету накрепко привязал. Когда я вернулась, Богарт как раз заканчивал прикручивать ножки кресла к столу. Наверное, свежий опыт подсказал, что Бича одной веревкой не остановить. Я убрала реторты от греха подальше, и выдала приятелю нож. Нужно было разжать жертве зубы. Потом пойдёт легче. Настойки оставалось мало, но что есть, то есть. Вылила в Бича всё. Ол страдальчески кривился. Спрятал нож, посмотрел на бездыханного алхимика, потом на меня и наконец спросил:

— А он не умрёт?

— Откуда я могу знать?

Бич не подавал признаков жизни. Необычно, конечно, но всякое бывает. На всякий случай спросила:

— А что у вас бывает за убийство? Если что, мы его в саду закопаем.

Ол застонал и пропустил момент возвращения к жизни "плачущего скорпиона". Бич дернулся, распахнул пасть, хватая ртом воздух, как голодная акула, и я ловко насадила ему на зуб приготовленный фрукт. Тут требовалась изрядная сноровка, чтобы не лишиться пальцев.

— Теперь бежим, а то он нас убьёт.

Выскакивая из сарая (должна сказать, что Ол забыл о том, что девушек нужно пропускать вперёд), я услышала хруст, чавканье, а затем окрестности зазвенели от звериного воя.

«Интересно сколько секунд он потратит на веревки?»

Сзади послышался грохот. Похоже, Бич рванул с места вместе с креслом и стол не вписался в дверной проём. Дальнейшее меня уже не интересовало. Густая растительность скрыла сарай из вида. Догнать бы ещё Ола, отдышаться и можно считать, что день прошёл не зря.

  • Паутина жизни / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Плюс электрификация... / Ирвак (Ikki)
  • Афоризм 508. Подумай. / Фурсин Олег
  • Новогодние дни / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • На квадратных колесах / Фомальгаут Мария
  • Шовинист и Никто / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Байка, рассказанная Игорем Мельчуком. / Посрамленный слесарь / Хрипков Николай Иванович
  • Даже во сне ты улыбаешься / wankishta
  • Небо (Сергей) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Торжество героя (reptiliua) / Смех продлевает жизнь / товарищъ Суховъ
  • Сила влияния / Konchits Mikhail

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль