Глава 1. За два дня до. Валерия

0.00
 
Architect Mad
Ген послушания
Обложка произведения 'Ген послушания'

Строптивая невеста

Глава 1. За два дня до. Валерия

В минуты слабости Валерия проклинала тот день, когда решила устроить свадебное торжество на планете, где само слово «свадьба» для многих звучало ругательством. Как прекрасно всё это выглядело на картинках и видео, привезенных с Земли! Элегантные женихи, прекрасные невесты, трогательная церемония, обмен клятвами и обещаниями, множество гостей, поздравления… Всё было так красиво и воодушевляюще! В этом было столько положительных эмоций! И если отсутствие жениха Валерию нисколько не смущало — на Сапфо мужчин не было вообще, то с остальным сложностей возникло много больше, чем можно было себе вообразить. Энтузиазм, с которым она начинала свадебные приготовления, давно угас, и теперь Валерия отсчитывала оставшиеся до торжества дни, ожидая окончания всего этого ада.

Нет, в плане организации всё было на высоте: в конце концов, дочери двух министорок не каждый день женятся. Любые желания Валерии начинали выполнять без возражений и пререканий. Ну, почти без. Если их вообще можно было выполнить. Но вот чтобы достичь желаемого результата — приходилось прикладывать столько сил, что сейчас, спустя полгода, Валерия была больше похожа на зомби, чем на довольную жизнью невесту. Бледная, осунувшаяся, сбросившая добрый десяток килограммов, с лихорадочно горящими глазами. Готовая вцепиться в любого, кто ещё хоть слово поперёк скажет.

Электрокапсулу сильно тряхнуло, Валерия вывалилась из своих размышлений в реальность и огляделась. Ну, разумеется! Въезд в парк Виктория-холла был перегорожен пикетчицами, давить которых машина не собиралась, как бы Валерии того ни хотелось. Пока она думала — выходить или позвать кого-нибудь из охранниц, пикетчицы окружили капсулу и принялись совать свои плакаты чуть ли не в окна. На плакатах — она с карикатурно-жирным, откляченным задом, бюстом, вываливающимся из декольте, толстыми губами и всклоченными жёлтыми волосами. А рядом с ней — Джейн, тощая, как палка, вся в сером, с упавшими на лицо длинными чёрными прядями. И надписи: «Убирайтесь играть свадьбу на Землю!», «Патриархалкам здесь не место!» или ещё что-нибудь в том же духе. Валерия хмуро оглядела окруживших капсулу, открыла дверь, молча вышла, вырвала плакат у ближайшей пикетчицы и надела его ей на голову.

— Значит так, — хриплым голосом, но довольно громко обратилась Валерия к собравшимся. — Ни ваша Орка, ни вы не в праве на этой планете говорить женщине, что и кому она должна и что ей делать. Всё! А теперь пропустите.

Валерия замолчала и, пока пикетчицы переваривали сказанное и выкладывали записи в Сеть, пробралась сквозь их строй ко входу в парк, до которого не доехала буквально пятьдесят метров. Навстречу ей уже бежала пара охранниц.

— Бесят! — буркнула она, поравнявшись с охранницами. — Ну какое им дело?

Закончить мысль Валерии не дал входящий вызов от матери. Разумеется, ту уже проинформировали. Валерия дала нейроимпланту-Помощнице команду принять вызов, и почти тут же перед ней возникла полупрозрачная трехмерная мордочка кошки. Очень рассерженной кошки.

— Ты почему опять одна поехала? — тон голоса матери, прозвучавший в голове Валерии, соответствовал выражению морды её аватары. — Хочешь, чтобы всё сорвалось? Сейчас? Когда осталось всего два дня?! Два дня, Лер!

— Мне так было проще, — мысленно ответила Валерия. — Кроме того, я никого не хочу лишний раз дёргать. Особенно Людмилу. Да и что они мне сделают?

— Не хочешь никого дёргать, — ответила мать более спокойно. — Да ты пол-Митилены на уши поставила с этой своей свадьбой, а одну, специально приставленную к тебе человеку побеспокоить лишний раз боишься?! Ты это серьёзно?

Что тут было ответить? Валерия не доверяла Людмиле, приставленной к ней «для поручений» и «решения разных вопросов». Причину такого недоверия она не могла сама для себя толком определить. Вроде бы Людмила была любезной, отзывчивой, когда надо — всегда оказывалась рядом и быстро всё разруливала. Даже, наверное, слишком быстро. Видимо, именно это, да ещё что-то во взгляде, заставляло Валерию лишний раз не беспокоить свою помощницу. В её присутствии Валерии становилось не по себе. Сильно не по себе. Кроме того, Валерия была уверена, что прекрасно со всем справится сама. Но ведь всего этого матери не объяснишь?

— Я хотела быстро смотаться туда и обратно, а потом с Людмилой встретиться и дальше уже с ней. А оно вон видишь как…

— Хотела она, — мать фыркнула. — Как будто бы не знаешь, что с тебя глаз не спускают!

— Не спускают, и что? Обещаю, больше я Людмилу от себя никуда не отпущу.

— Ты мне это уже раз десять обещала. Поэтому с этого момента Людмила сама от тебя ни на шаг не отойдёт.

— Но…

— И даже не обсуждается, — мордочка кошки приняла суровый вид. — Мне сейчас только с тобой инцидентов не хватало. Ясно?

Валерия мысленно кивнула. А что ещё оставалось делать?

— И впредь воздержись от рукоприкладства.

Мать, безусловно, была права. Последние полгода каждый шаг Валерии, каждое её слово или жест моментально попадали в топы новостных лент. И далеко не всегда в позитивном контексте: её критиковали и ругали абсолютно за всё. А уж если по неосторожности, вот как только что, выходило подставиться — прикладывали так, что проще было сразу удавиться. Заткнуть фонтан красноречия Тёти Орки, основной критикессы Валерии, было невозможно.

— Я постараюсь, мам. Но… — Валерия сделала паузу, — сама понимаешь.

— Нет, — ответила мать резко. — И шагу не делай из Виктория-холла, пока не приедет Людмила. Всё, я отключаюсь.

Возражать против тона, которым это было сказано, смысла не было, а пытаться сделать по-своему могло оказаться себе дороже. Поэтому отвертеться от Людмилы на ближайшие три дня у Валерии вряд ли получится. Впрочем, скоро всё это закончится и можно будет выдохнуть.

Кошка-аватара матери давно рассыпалась блёстками, укрытая деревьями аллея, по которой всё это время шла Валерия с охранницами, сделала поворот, из-за которого показался Виктория-холл во всей своей красе. На самом деле главную площадку Митилены, в которой проходили все крупные концерты, представления и торжества, чаще ласково называли «тортиком»: здание словно было составлено из двух круглых коржей, между которыми светлой полосой тянулась лента окон. На крыше, если заглянуть туда квадрокоптером, можно было увидеть изображение сжатой в кулак руки. Валерия не любила мелочиться и сразу решила, что их с Джейн свадебное торжество пройдёт именно здесь. Чего бы ей это ни стоило. Валерия очень надеялась, что само торжество и его размах сможет поразить Джейн и хоть как-то расшевелить её — вечно унылую и будто безвольную.

Джейн всегда была такой, сколько Валерия её знала. Ею можно было вертеть как хочешь и куда хочешь — Джейн никогда ничему не возражала. Некоторые их общие знакомые этой особенностью характера Джейн активно пользовались, что сама Валерия считала крайне возмутительным: ну нельзя было так. В конце концов, они все здесь свободные люди и имеют право на собственное мнение и его выражение. Право, за которое Сестры-основательницы заплатили очень высокую цену. Валерия много раз пыталась выяснить, что же именно с Джейн не так: больше ни одна митиленка из тех, кого знала Валерия, не вела себя так странно. Но результат всех этих изысканий был нулевой. Сама Джейн рассказать толком ничего не могла, а все попытки сходить к докторкам заканчивались тем, что появлялась мать Джейн и всё отменялось. Валерия подозревала, что это неспроста, поэтому в итоге решила поступить радикально: жениться на Джейн. В конце концов, этого ей совершенно точно никто не мог запретить. А там… Валерия очень надеялась, что и сама свадьба, и то, что будет после, сможет привести Джейн хоть в какое-то подобие чувств.

Полгода назад эта идея выглядела просто потрясающей. Валерия уже тогда нарисовала себе торжество, достойное лучших королевских семей Земли. И, разумеется, все должны были всячески помогать ей устроить лучшую свадьбу на всей Сапфо. И вот, до торжества остаётся два дня…

— Мэн, да что же это такое-то! — обогнув Виктория-холл по дуге, Валерия с охранницами ускорили шаг, приближаясь к наполовину собранной сцене. — Всё должно было быть готово ещё вчера!

Несколько одетых в рабочие комбинезоны дев, сидевших на корточках рядом со сценой, при приближении Валерии лениво встали и опустили глаза.

— Ну как так-то? Как так?

Не находя больше слов, Валерия принялась ходить вдоль полусобранной сцены, беззвучно открывая рот и взмахивая руками. Наконец она встала перед монтажницами, уперев кулаки в бока.

— Чего сидим? Кого ждём? И где сцена?

— Прошу понять нас правильно, — обратилась старшая монтажница к Валерии, — нам просто нечего монтировать. Тут возникли, — она замялась, — некоторые особенности монтажа, нам пришлось внести небольшие коррективы в первоначальный проект. Теперь операторки принтеров требуют подтверждение нового заказа. А пока они не напечатают новые конструкции — мы ничего не можем делать. — Старшая пожала плечами и замолчала.

Валерия еле сдержалась, чтобы не зарычать. Особенности монтажа! Разумеется, сразу это предусмотреть никто не мог, десять раз согласованный с дизайнерками проект теперь надо менять и пересогласовывать. И так — на каждом шагу. Ввязавшись во всё это дело, Валерия и представить не могла, что у них так много бюрократии. Бесконечные совещания, обсуждения, согласования, подтверждения по любому, даже самому незначительному поводу. И чуть что шло не так — всё сразу же останавливалось и ждало, пока Валерия не примет непосредственное участие в процессе. Мэн!

— Особенности монтажа, значит, — подчёркнуто холодным тоном сказала она. — Вы меня тут за дурочку держите?

— Что? — казалось, Старшая искренне не поняла вопрос. — А, нет, что вы!

— Показывайте, что за особенность.

Монтажницы переглянулись. Старшая подошла к сцене и начала пальцем во что-то тыкать.

— Вот тут. Нужны крепления другого типа и рамы более жёсткие. Иначе всё рухнет.

— Рухнет, значит, — Валерия хмыкнула. — Угу. — Она повернулась к старшей. — В чём я совершенно точно уверена, так это в том, что если вы за два часа не закончите, то рухнет ваша репутация. И о новых заказах вам придётся забыть. Это понятно?

Старшая поджала губы, но ничего не ответила, а только кивнула.

— И если вы не закончите в срок, то дело будете иметь уже с Людмилой.

При упоминании имени помощницы Валерии Старшая вздрогнула.

— Отлично, — Валерия улыбнулась. — Вижу, мы поняли друг друга. Полагаю, теперь вы приложите максимум усилий, чтобы вернуться в график. Да?

— Но… — Старшая хмуро посмотрела на Валерию, — Новый проект, согласования… Пока напечатают… — голос её звучал неуверенно.

— Всё должно было быть готово ещё вчера. Новый срок — через два часа. Как вы решите эти проблемы — меня не интересует. Ещё вопросы?

Старшая покачала головой и вернулась к бригаде. Валерия проводила её взглядом, ещё раз осмотрела полусобранную сцену и тяжело вздохнула. А ведь ещё надо было со звуком и светом разобраться. И декором. А ещё с трибунами для гостей закончить, голографическими экранами для трансляции, украшением руки на крыше «тортика», на что времени осталось всего ничего.

Два дня. Надо продержаться ещё два дня, а там всё закончится.

* * *

А начиналось всё совсем иначе. Валерия тогда пригласила Джейн провести вечер в одном из самых лучших ресторанов Митилены, который, словно бублик, был «надет» на высокую, как спица, башню энергоприёмника. Там, наверху, огромная параболическая антенна улавливала мощный энергетический луч, посылаемый с орбитальной солнечной электростанции. А где-то на полпути от земли до антенны медленно вращался ресторан «Новое небо», с которого открывался потрясающий вид на всю Митилену и окрестности: утопающий в зелени город, тонкие улочки которого, словно сетка сосудов, разбегались от центрального квартала, по пути обрастая редкими бусинами домов, от которых сверху были видны только разноцветные крыши.

Валерия очень любила этот ресторан и могла провести в нём несколько часов кряду, медленно потягивая коктейли и наблюдая за постоянно сменяющейся картинкой внизу. При желании можно было включить виртуальную гиду, и тогда на окне появлялись полупрозрачные метки-подсказки. Но ей, разумеется, они давно были ни к чему. А Джейн, с которой она несколько раз здесь уже бывала, казалось, эти красоты особо и не интересовали. По обыкновению своему молчаливая, она сидела с опущенной головой напротив Валерии и пила то, что принесут. Так Валерия выяснила, что алкоголь на настроение её подруги особо не действовал. Как, впрочем, и сахар. Поэтому в этот раз всё должно было быть иначе.

Прозрачный лифт с огромной скоростью вознёс их на уровень ресторана. Сколько раз Валерия поднималась на нём — и всё никак не могла привыкнуть: сначала захватывало дух от небольшой перегрузки, а затем — от быстро уносящейся вниз земли. Говорят, некоторые не выдерживали и начинали посещение с туалетной комнаты. Так случилось и с Валерией в первый раз. Сейчас же они с Джейн без лишних приключений заняли любимый столик, заранее сервированный по заказу Валерии, и Джейн тут же принялась за еду.

Валерия множество раз прокручивала в голове этот разговор: как они сядут, как она начнёт — сначала издалека, стараясь разглядеть на лице Джейн хоть какие-нибудь эмоции, как медленно подойдёт к самой сути, основному вопросу. Валерия долго думала над его формулировкой. Проблема была в том, что если это будет именно предложение, то Джейн согласится. Согласится безусловно, просто потому, что, насколько Валерия смогла понять, «нет» Джейн говорить не умела. А Валерии нужно было выяснить истинные желания подруги, иначе в чём смысл? Принуждать кого-либо Валерия не намеревалась, а насиловать — тем более. Поэтому с вопросом и его формулировкой следовало быть очень аккуратной. Валерия перебрала с десяток вариантов и в итоге остановилась на том, который показался ей самым мягким и корректным.

— Джейн, скажи, — начала она дождавшись, пока подруга положит приборы рядом с опустевшей тарелкой. Самой Валерии кусок в горло не лез, от волнения хотелось только пить, и она за это время ухлопала два коктейля подряд, а сейчас потягивала третий. — Скажи, а что ты планируешь делать дальше?

Джейн медленно подняла голову и посмотрела на Валерию. По её карим, почти чёрным глазам, было сложно понять, о чём она думает и что чувствует. Валерия сделала большой глоток в ожидании ответа. Алкоголь медленно растекался по её сосудам, принося с собой удивительную лёгкость. Разговор, который до этого казался сложным, теперь выглядел проще некуда. И чего она так переживала?

— Я не знаю, — наконец ответила Джейн, чуть заметно пожав плечами. — Правда…

В её голосе, низком, грудном, сквозили нотки боли. Но Валерия не придала им значения. Она любовалась лицом своей подруги, подсвеченным сбоку закатной Афиной. Крупный нос с горбинкой, чёрные, вразлет, густые брови, чуть полноватые губы… Валерия с трудом подавила порыв перегнуться через стол и поцеловать Джейн прямо сейчас. Нет. Позже. А сейчас главное — вопрос. Тот самый. Который она так долго формулировала. Как же… Сейчас. Губы Джейн манили к себе и мешали сосредоточиться. Валерия наморщила лоб, сделала ещё один глоток, посмотрела на подругу и выпалила:

— Джейн, будешь моей женой?

Было сложно понять, обрадовалась Джейн этому вопросу или нет. Но спокойное, почти без эмоций, ответное «да» Валерия услышала.

Приподнятое настроение, подогретое алкоголем, куда-то улетучилось. Не так Валерия представляла себе этот момент. Ей казалось, что Джейн обрадуется, ну или хотя бы чуть заметно улыбнётся. Но она сидела с непроницаемым лицом, наполовину закрытым густыми чёрными волосами, и мелкими глотками отпивала из своего бокала.

— Нет, с этим надо что-то делать. — Валерия положила ладони на край стола, всеми силами пытаясь справиться с накатившей волной раздражения и разочарования. Сейчас самое главное было — не злиться на Джейн. — И сделаем мы вот что! Мы закатим такую свадьбу, какую Митилена ещё не видела! А потом… Потом… Мы обойдем всех мыслимых и немыслимых докторок, чтобы наконец понять, что с тобой не так. И пусть только твоя мать попробует нам помешать. Согласна?

— Давай поедем на океан, — пожав плечами, попросила Валерию Джейн. — Сейчас.

Валерия с трудом подавила вздох разочарования и встала из-за стола. Да. Решено. Она устроит такую свадьбу, чтобы Джейн просто не смогла остаться равнодушной. И тогда, где-нибудь через полгода, всё изменится. Должно измениться! Да, определённо. Полгода ей должно хватить, чтобы всё устроить.

  • Говорящий с духами / Стеклянная Ежа
  • № 4 Чурсина Мария / Сессия #4. Семинар октября "РЕЗОНАТОР, или НА ОДНОЙ ВОЛНЕ" / Клуб романистов
  • Ещё один апокалипсис / Из души / Лешуков Александр
  • Уроки недопонимания / Лешуков Александр
  • Как ты там... / Посторонний / Легкое дыхание
  • Басня про голубя / Басни / Армант, Илинар
  • Мы так ждали тебя, малыш! / из Ниоткуда Человек
  • 1 ГЛАВА / Ты моя жизнь 1-2 / МиленаФрей Ирина Николаевна
  • Дождь середины ноября / Стёклышки с рисунком / Магура Цукерман
  • « Иллюзия, что заставила поверить в ..." / Конфликт близнецов / Сима Ли
  • Корень из двух пополудни / Заповеди цинизма / Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль