Ветловская Оксана

0.00
 
Ветловская Оксана

Небольшое предисловие

Моей задачей было оценить рассказы и написать критические разборы к ним, и я постаралась сделать это добросовестно. Если кому-то мои разборы покажутся слишком строгими — без обид, я просто делала свою работу. В каждом рассказе я по мере возможности выделяла не только недостатки, но и достоинства. Не придерживалась общей схемы написания разборов и в произвольном порядке указывала на то, что представлялось мне существенным.

Правописание оценивала лишь по общему впечатлению, не подсчитывая количество ошибок: всё-таки учёт ошибок следовало бы вести корректору, я же здесь выступаю в роли литературного критика. То есть, основное внимание при разборе я уделяла идее, композиции, персонажам, стилю, логике повествования.

Кое-где при выставлении оценок я давала дополнительные пояснения — но только там, где считала это необходимым.

 

 

«Две молитвы»

 

Рассказ читается легко, с интересом и с читательским доверием. Владение автора материалом достойно уважения.

Герои первой части рассказа чётко выписаны, их психология и поступки соответствуют заявленному времени и месту действия. Главный герой, юный индеец Айяр — живой персонаж, вызывает сопереживание. У него достойные цели, он мужественен, инициативен и предан племени — всё это, безусловно, вызывает симпатию. Мировоззрение главного героя, разумеется, ограничено рамками верований индейцев (он смиряется с приношением в жертву своей невесты) — это логично и поддаётся понимаю даже самым несведущим в индейских обычаях читателем: автор сумел аккуратно и ненавязчиво дать достаточное количество информации об обычаях племени. Логично и порывистое мальчишеское стремление героя спасти племя от захватчиков.

Сюжет рассказа вполне безукоризненно развивается до кульминации. Однако после кульминации наступает невнятная развязка, из которой не следует никаких определённых выводов, кроме того, что «вознеслись две молитвы». Хочется спросить: ну, вознеслись — и что? Возможно, приведённый в финале объединённый символ двух религий намекает на некое примирение совершенно различных культур, к которому и хотел подвести свой рассказ автор, однако символ этот остаётся сам по себе, не из чего в сюжете рассказа он явно не следует (центральные персонажи, Айяр и падре, очевидно, погибли под обвалом, а захватчики продолжили лить кровь индейцев). Возникает диссонанс: если та часть рассказа, где повествуется о юноше-индейце, имеет чёткий динамичный сюжет и вызывает сопереживание, то остальная часть рассказа, особенно заключительная, больше похожа на историческую зарисовку, под самый финал к тому же скомканную и суховатую, из-за чего возникает ощущение смазанности и излишней поспешности развязки.

Появление падре ближе к финалу рассказа не слишком крепко обосновано. Характер этого персонажа (в отличие от Айяра) не раскрыт, его рассуждения об индейцах и о своей миссии слишком общие. Можно предположить — образ падре введён для того, чтобы продемонстрировать: у захватчиков свои цели, вполне человеческие, и своя вера. Но автор не сумел облечь эту идею в такую же убедительную форму, в какой говорил о целях и верованиях индейца, цели падре слишком схематичны, если не сказать шаблонны, характер (в отличие от юноши-индейца) не раскрыт.

Стиль повествования ровный и уверенный, основная часть текста — с вполне уместной стилизацией под устную, несколько «сказовую» речь, и всё тут было бы близко к идеалу, но: автор явно злоупотребляет восклицательными знаками, в таком небольшом тексте их стоило бы ставить реже, чтобы не возникало ощущения нарочитой восторженности рассказчика. Местами перебор с многоточиями.

Тема конкурса в рассказе присутствует — но не совсем ясно, что же тут следует понимать под контрабандой мечты. Намёк на то, что мечте юноши-индейца суждено реализоваться в загробном мире? Что же до мечты падре, с которым мы познакомились мельком во второй половине рассказа, — то она, как известно из истории, реализовалась вполне, но эта мечта, как уже было отмечено ранее, слишком «общая» и схематичная, к тому же её реализация замешана на большой крови, и потому мечтания падре не способны вызвать острого сопереживания читателя. Общая идея рассказа всё-таки невнятна. Кому и что же именно в итоге дали эти две молитвы?.. Можно, конечно, допустить, что именно такое невнятное впечатление и входит в авторскую задумку, но всё же это представляется скорее недоработкой. Однако из-за яркости, правдоподобия, динамичности и «сопереживательности» первой части рассказ заслуживает довольно высокой оценки.

 

1. Название (умение заинтересовать, соответствие с сюжетом) — 1

2. Содержание (оригинальность и умение заинтересовать читателя) — 3

3. Отсутствие логических несостыковок — 1 (из-за смазанного финала)

4. Персонажи (насколько четко, всесторонне они прописаны) — 2 (с некоторой натяжкой, образ падре не раскрыт, но за трогательных Айяра с Кукури определённо стоит накинуть как минимум полбалла до высшей оценки)

5. Литературная форма (стиль, язык) — 2 (в основном из-за большого перебора с восклицаниями)

6. Правописание — 2

 

 

«Селфи»

 

Рассказ читается с умеренным интересом, по большей части из-за довольно богатого и образного языка, который производит приятное впечатление. В основном автору удаётся выдержать стиль, но иногда в тексте выпирают отдельные штампы типа «лаская её стройный стан».

Очень типичное начало: герою снится сон, и герой просыпается после попойки. Такое начало настолько распространено, что его следует рассматривать как штамп.

Необходимо остановиться на фигуре главного героя. Основной недостаток его как центрального персонажа — безынициативность и безволие, которые сменяются хоть какой-то способностью самому решать за себя во второй половине рассказа (правда, решению героя идти к маяку, в любом случае, недостаёт логики). Несамостоятельность главного героя с первых же абзацев производит удручающее, убивающее читательский интерес впечатление. С работы герой уволен за отвратительное поведение по пьяни во время корпоратива. Героя постоянно «пасёт» сестра — аналог излишне заботливой матери, никак не способной отпустить в самостоятельную жизнь великовозрастного сына. Сами по себе такие несколько чрезмерные контроль и забота со стороны сестры вызывают вопрос, но ещё больший вопрос вызывает личность героя — мало того что типичного хронического неудачника (это-то ничего, ведь сколько литературных героев начинали с неудачников), так, главное, неудачника, никак внутренне не меняющегося по мере развития сюжета, лишённого ясного намерения что-то совершить. Даже в отпуск после попойки героя отправляет сестра, привозя путёвку ему домой. Сестра же выбирает и страну, куда герою предстоит поехать. Сам герой на этом этапе не выбирает абсолютно ничего, он просто плывёт по течению. Производит впечатление «маменькиного сынка». Вообще же, хандрящие офисные работники, перманентно пребывающие в недовольстве собой и жизнью — это ещё один штамп.

Высказанные второстепенными персонажами намёки на нечто невнятно-зловещее, которые относятся к главному герою, поддерживают интерес к повествованию. Появляется надежда, что вскоре автор даст объяснение ничтожеству героя и выведет его из этого состояния, заставит, наконец, меняться.

Однако решение героя идти к маяку, где его, как предупреждают, может поджидать опасность, очень слабо мотивировано и представляется эдакой беспричинной блажью.

Герою являются видения, связанные с его первой любовью, однако и тут присутствует недостаток, который является ключевым определением для характера героя — аморфность и безынициативность. По этой причине история юношеской любви не трогает, не «цепляет». Школьником герой лишь издалека смотрел на понравившуюся девочку да подглядел, как та целуется со старшеклассником. Пассивное наблюдение. Неясно, почему же герою в душу настолько запала именно эта влюблённость, что он даже пытался, повзрослев, искать девушку (наконец-то речь пошла о каких-то самостоятельных действиях героя).

Герой, наконец, проявляет инициативу, когда отказывается от привычной постылой жизни и уезжает работать смотрителем маяка. Это решение с полным правом можно было бы назвать «контрабандой мечты», если бы герой мечтал о некой новой жизни раньше, но он ни о чём толком не мечтал и уж тем более ничего не предпринимал для достижения мечты, всё у него получилось само собой, он лишь тяготился своим существованием. И возникает вопрос: за что ему полагается эта новая лучшая жизнь, почему он её достоин, что он такого сделал для неё? Единственное, принял, наконец, решение сменить род деятельности, и всё. Но этого слишком мало, чтобы произвести впечатление на читателя. За что этот унылый офисный работник достоин реализации мечты? Неясно. Что он преодолел в себе или во внешнем мире, чтобы прийти к мечте? Непонятно. Конфликт на пути к мечте отсутствует, отсутствует препятствие и его преодоление, как следствие — отсутствует кульминация, из-за этого рассказ аморфен и невнятен, как и главный герой. Да и какая в конечном счёте взаимосвязь между маяком и девушкой мечты — совершенно неясно.

Излишними представляются псевдофилософские рассуждения о бренности бытия в середине рассказа. Эти рассуждения весьма далеки от оригинальности и ничего нового не добавляют к характеру персонажа, т. е. не несут никакой эстетической или логической нагрузки, лишь изрядно умеряют интерес читателя к тексту.

Пустыми, в конечном итоге, оказываются намёки на то, что герой «стоит на пороге». Какие усилия герой совершил, чтобы «переступить порог»? По большому счёту — никаких особенных.

В финале рассказа автор даёт надежду на то, что, возможно, сбудется мечта героя о встрече со своей юношеской любовью — правда, непонятно, на каком основании это произойдёт, у героя нет ничего в подтверждение этому, кроме видений. Однако концовка оставляет светлое чувство с надеждой на светлое будущее. Но это «светлое будущее» для героя, как уже было сказано, ничем не обосновано и не заслужено.

 

1. Название (умение заинтересовать, соответствие с сюжетом) — 1

2. Содержание (оригинальность и умение заинтересовать читателя) — 1 (страдающие депрессией офисные работники, рассуждающие о бренности бытия — это набило оскомину)

3. Отсутствие логических несостыковок — 1 (герой предстаёт перед читателем безвольным мужчиной, за которым постоянно присматривает сестра — и вдруг с чего-то он решает ехать к маяку, его действие представляется просто блажью, что не добавляет ему плюсов)

4. Персонажи (насколько четко, всесторонне они прописаны) — 1

5. Литературная форма — 2

6. Правописание — 2

 

 

«Пуля. 7Н14»

 

Повествование фрагментарное, часто меняется фокальный персонаж, из-за этого на тексте порой не слишком легко сосредоточиться. С другой стороны, необычная композиция добавляет рассказу оригинальности.

Автору следует обратить пристальное внимание на знаки препинания. К тому же неясно: слитное написание слов в приведённых в тексте письмах — нарочно или случайно? Также автору следует уделить внимание орфографии. К примеру, «воистину», «поэтому», «наподобие» — пишутся слитно. Попадаются ляпы вроде словосочетания «в их глазах» по отношению к патронам — у патрона есть глаза?

Как уже было сказано, у рассказа интересная, необычная композиция. Но есть у этой композиции негативная сторона — разорванное, «дёрганое» повествование.

Кроме того, присутствует серьёзный стилистический недостаток: прямая речь от лица разных персонажей практически ничем не различается. В речи мужчины встречаются те же словесные ужимки, что ранее были в речи девушки. Мешает постоянное «ха!» в речи всех персонажей без исключения — девушки, снайпера, предпринимателя, врача. Это «ха» следовало бы оставить одному персонажу — когда оно периодически мелькает в речи всех героев подряд, создаётся впечатление вымученности, искусственности речи, теряется её индивидуальность, читатель перестаёт понимать, какому персонажу принадлежит прямая речь. Речь героев следовало бы индивидуализировать, стилистически разнообразить, чтобы высказывание одного героя по стилю отличалось от высказывания другого. Введённая в рассказ прямая речь различных героев сливается в один сплошной монолог с постоянными «ха», приходится отслеживать, кто является источником того или иного куска прямой речи, потому что по стилю это совершенно неясно, прямая речь везде крайне однообразна, а под конец (у доктора) просто скатывается в пародию на самоё себя.

Время от времени повествование тонет в излишних для такого небольшого текста рассуждениях.

Несмотря на значительные огрехи со стилем изложения и правописанием, рассказ представляет интерес благодаря нестандартному замыслу. Следует отметить весьма оригинальную общую задумку и её композиционную реализацию, примечательна и трактовка образа Амура. Финальная фраза изящно «закрывает» повествование.

Рассказ соответствует конкурсной теме, единственное — совершенно неясным остаётся, почему девушка влюбилась в предпринимателя, почему именно в этого человека, чем же он её так «зацепил» (настолько, что вот даже у постели дежурила)? Одно лишь желание выйти замуж за богатого (первое, что приходит в голову за отсутствием внятных пояснений на этот счёт) — как-то слишком «дёшево» и мелко для мечты, которая стала стержнем рассказа.

В целом, сюжет и идея рассказа представляются искусственными, из-за чего рассказ производит впечатление эдакой забавной литературной поделки и не более того, но при том идея оригинальна и любопытна, и сработан рассказ изобретательно, хотя, к сожалению, стилистически очень небрежно.

 

1. Название (умение заинтересовать, соответствие с сюжетом) — 1

2. Содержание (оригинальность и умение заинтересовать читателя) — 3 (всё-таки с изрядной натяжкой, скорее за попытку сделать оригинально, потому что разорванность повествования может отпугнуть часть читателей)

3. Отсутствие логических несостыковок — 1 (очень уж много совпадений)

4. Персонажи (насколько четко, всесторонне они прописаны — 1

5. Литературная форма (стиль, язык) — 1

6. Правописание — 0 (в рассказе, увы, такие грамматические ошибки, которые можно было бы поправить с помощью ворда)

 

 

«Гордость павших»

 

Рассказ начинается многообещающе и читается легко.

Стоит отметить тонко выписанный и довольно интересный мир со своими ценностями и понятием о чести (единственное — это мелочь, но всё же — в плане описания мира при чтении немного резануло слух упоминание джипов, всё-таки «Джип» — американская марка автомобилей, что задаёт чёткую привязку к определённой реальности, и несмотря на то, что в некоторых языках, в том числе в русском и английском, это имя нарицательное, всё-таки, вероятно, для рассказа о реалиях другого мира стоило бы подобрать какое-то иное слово).

При всей увлекательности начала, сюжет рассказа, внешне вроде бы напряжённый (поимка коня, скачки), не имеет какого-то прочного внутреннего стержня, и потому воспринимается ровно, без особого волнения, читательский интерес поддерживается вяло.

Дело вот в чём.

Слабо прописана главная героиня. У неё нет ровно никаких ярких, запоминающихся, индивидуальных черт характера. К тому же она безынициативна — практически ничего самостоятельно не предпринимает и ничему не сопротивляется, просто делает, что ей скажут. Единственное, где она проявляет характер — когда имеет дело с конём. Остальные персонажи написаны совсем уж условно.

При чтении появляется недоумение, почему героиня (всё же принцесса, как-никак, а не служанка) так быстро и безропотно согласилась на такое рискованное мероприятие, как поимка коня, и затем так же быстро согласилась на скачки. Вероятно, впечатление слабой мотивации создаётся, опять же, по причине скудно и неопределённо выписанного характера героини.

Таким образом, героиня в целом производит впечатление безынициативного человека, которым все понукают и которому постоянно указывают, что делать. Это было бы нормально в начале рассказа, если бы по ходу действия характер героини изменился и эволюционировал, но в данном случае заметного развития характера не произошло. Сцена, где героиня твердит себе, что нужно бороться, получилась слишком уж ровной и бледноватой, чтобы читатель «проснулся» и вполне осознал: да, вот оно, в героине, наконец, заговорили гордость и характер. Слабо прописанный и в основном безынициативный герой не может претендовать на значительный интерес читателя.

Тем не менее, автору всё-таки удаётся удерживать читательский интерес: становится любопытно, зачем вся эта история написана — и появляется надежда на некий неожиданный сюжетный ход (которого, увы, не случается, сюжет развивается вполне предсказуемо).

Трагедия героини и её народа воспринимается скорее умозрительно — как уже говорилось, всё как-то ровно, не хватает именно драмы, остроты.

Язык, стиль — в целом гладкий, но есть очевидные неудачи и неуклюжести вроде «всё тело налилось сплошным синяком».

Есть несколько излишняя патетика — допустим, там, где упоминается «вспышка сверхновой».

Невнятно прописан кульминационный момент — то есть скачка. Ей и всем препятствиям, с которыми столкнулись героиня и конь, следовало бы уделить больше внимания. Столько нагнеталось напряжение — а сама кульминация получилась поспешной, скомканной. Слишком быстро всё разрешилось. Кульминации следовало бы уделить больше внимания, расписать её более изобретательно и подробно.

Важно (это относится не только к рассматриваемому рассказу, но и к некоторым другим рассказам финалистов): обилие восклицательных знаков вовсе не создаёт напряжения сцены, зачастую лишь раздражает.

Последний абзац — очень блёклый. Концовка получилась скомканной и смазанной. Возможно, там лучше бы смотрелась какая-нибудь небольшая сценка с героями, чем общие выводы. Кроме того, в развязке, вероятно, всё-таки стоило бы намекнуть на дальнейшую судьбу героев, учитывая, в общем-то, обозначенную ранее незавидную участь как главной героини, так и её коня.

По причине того, что героиня прописана, как уже говорилось, невнятно, читатель о ней почти ничего не узнал, кроме того, что она, будучи супругой императора (пусть даже наименее любимой супругой), покорно выполняет чужие указания. Её мечты и сожаления об участи своего народа остались по большей части «за кадром», вне внимания читателя. Рассказ вполне соответствует конкурсной теме — вот только с мечтой неясно: вроде и сбылась мечта, но непонятно, чья, то ли героини, то ли людей, которые понукали ей, словно конём в человеческом обличье.

 

1. Название (умение заинтересовать, соответствие с сюжетом) — 1

2. Содержание (оригинальность и умение заинтересовать читателя) — 2

3. Отсутствие логических несостыковок — 1

4. Персонажи (насколько четко, всесторонне они прописаны) — 1

5. Литературная форма (стиль, язык) — 2

6. Правописание — 2

 

 

«Незадекларированное зло»

 

Поначалу рассказ читается с интересом: главный герой вызывает любопытство, действие развивается динамично (пожалуй, даже слишком динамично).

Но на этом достоинства рассказа, к сожалению, исчерпываются. Повествование быстро становится всё более поспешным и невнятным, чтобы в конце концов прийти к провальному финалу, после которого остаётся лишь недоумение — о чём всё это, зачем это было написано?

Следует с сожалением констатировать, что в рассказе царит путаница и невнятица.

Для начала отметим многочисленные логические промахи и сюжетные излишества.

Явный перебор со средствами убийства: сначала герой убивает словами (вызывает болезнь?), затем поднимает мертвецов, подъятые мертвецы соседствуют с неким вирусом… Плохо с логикой и в случае мелодии, которая привлекла главного героя — всё-таки любая мелодия, пусть даже самая красивая и замешанная на самых сентиментальных воспоминаниях (чего не сказать о воспоминаниях героя) — это очень надуманная причина, чтобы явиться куда-либо: зачем идти прямиком на источник звука? Эдакий элемент психологического манипулирования, одно из последствий экспериментов над героем? В любом случае, слабо и надуманно.

Совершенно непонятно, зачем герой производил какие-то действия с жучками. Где именно в рассказе шпионаж и как это работает на сюжет?

Есть ещё один существенный логический промах. Если для победы над героем требуется глухой — то глухоту, в конце концов, ради уничтожения опасного противника можно вызвать и искусственно, либо с помощью каких-то приспособлений (специалисты нашли бы способ), либо хотя бы даже оперативным путём — в критической ситуации, при угрозе всей планете, это значительно проще, нежели искать каких-то специальных глухих ассасинов (ещё и музицирующих, как глухой Бетховен, что почти невероятно).

Конец невнятен хотя бы с точки зрения логики. Почему погиб и ассасин? Главный герой успел его чем-то заразить? Так всё дело в какой-то инфекции, разносчиком которой является герой — а зачем тогда управление людьми с помощью слов? Зачем подъятые мертвецы? Явный перебор. И в чём тогда смысл рассказа, при чём тут прошлые мучения главного героя и то, какое чудовище из него сделали?..

Эмоции главного героя сильно упрощены и утрированы.

Непонятно, каким образом рассказ относится к теме конкурса. Единственное, можно допустить, что была вот у героя такая кровавая мечта — отомстить всем. Отомстил. И в конце его убили. И что?.. Возникает вопрос: а зачем написан текст? Получается, только ради картинки, которая автору, в целом, удалась. Но на одной лишь картинке далеко не уедешь.

Главная проблема, которая «убивает» рассказ, сводя на нет остатки логики — отсутствие конфликта.

Если пытаться увидеть в рассказе историю, а не картинку, то история выходит совершенно бессмысленная. Возможно, смысл придало бы углубление внутренней трагедии героя, чья психика изувечена бесчеловечными экспериментами, какие-то метания героя, какой-то разлад, внутренний конфликт, который в конце бы разрешился. Но в рассказе нет главного двигателя любой истории — конфликта между героем и кем-то/чем-то. Конфликт — это преодоление каких-то препятствий, внутренних или внешних, на пути к какой-либо цели (внутренней или внешней). В той или иной форме конфликт, т. е. столкновение чего-то с чем-то (героев, сил, интересов, желаний, обстоятельств, чувств...), всегда присутствует в удачных литературных произведениях, он может быть явным или неявным, но всегда является двигателем сюжета. Допустим, в рассказе Чехова «Смерть чиновника» конфликт — надуманная проблема назойливого и трусливого чиновника против «нормальности» генерала. Столкновение чего-то с чем-то — неважно, смешное или трагическое, какое угодно, но столкновение.

Здесь же конфликт в принципе отсутствует. У героя, фактически, нет никаких препятствий, ни внутренних, ни внешних. Убивает герой шутя (т. е. убийство не может считаться конфликтом), убивая, он не мучается (т. е. нет и внутреннего конфликта), а потом его самого убивают, и в этом событии тоже нет конфликта, даже схватки толком нет (хотя финальная схватка не спасла бы рассказ, потому что читателю дано слишком мало зацепок, чтобы сопереживать такому извергу, как главный герой. Извергу, кстати, в принципе вполне возможно сопереживать, если тонко проработать его характер, но тут этого нет).

Таким образом, с точки зрения композиции перед нами не рассказ, а некая зарисовка.

Напоследок небольшое, но очень важное замечание. Автору необходимо посмотреть в толковом словаре значение слова «роялист».

 

1. Название (умение заинтересовать, соответствие с сюжетом) — 1

2. Содержание (оригинальность и умение заинтересовать читателя) — 2 (исключительно за начало)

3. Отсутствие логических несостыковок — 0 (полное отсутствие конфликта как движущей силы истории, логические прорехи в сюжете, и финал просто провален, вынося весь рассказ, занятно и многообещающе начинавшийся, за пределы логики и здравого смысла)

4. Персонажи (насколько четко, всесторонне они прописаны) — 1

5. Литературная форма (стиль, язык) — 1(обращаю внимание: роялист — сторонник монархической формы государственной власти, монархист; тот, кто играет на рояле — пианист)

6. Правописание — 2

 

 

«Энергия мечты»

 

Повествование развивается динамично (что является его достоинством) и поначалу текст читается с интересом. Но, к сожалению, слишком быстро становится ясно, что рассказ целиком и полностью построен на штампах — сюжетных, композиционных и языковых. Очевидно, что автор хотел написать динамичную и лихо закрученную историю — но, штампы, увы, слишком мешают её восприятию.

С какого-то момента динамику повествования снижает то, что на читателя сразу вываливается слишком много информации о мире — причём не по мере развития сюжета, а кусками-вставками, пояснениями.

Вызывает сомнение сама модель мира: слишком много запретов наложено правительством — и эти запреты лишены разумного основания.

Главный же недостаток рассказа — как говорилось ранее, многочисленные штампы на всех возможных уровнях. Это и сюжетные штампы (государство обманывает людей, одиночка против государства, контрабанда наркотиков, некая «избранность» героини, спасение планеты, появление сильного мужчины рядом с героиней… ), и штампованные характеры героев (к тому же очень условные, непрописанные), и множественные языковые штампы (например, заскорузлый штамп «мужественное лицо с волевым подбородком»).

Погибший брат, который, как позже оказывается, не погиб — тоже приём, близкий к штампу.

Что касается штампов в сюжете и образах — некоторые из таких штампов (сильный герой, в критический момент встреченный героиней, тот же правительственный заговор и т. д.) могут спокойно и безобидно наличествовать даже в самом удачном тексте, быть весьма и весьма полезными, в конце концов штампы всегда связаны с некими архетипическими образами, но в данном случае концентрация штампов не просто лезет в глаза, а во много раз превышает пределы разумного. Наряду с избитыми образами и сюжетными ходами должно ведь быть хоть что-то оригинальное, своё, неизбитое.

Эмоции героев ходульны, глубина эмоций никак не показана, и создаётся ощущение искусственности, «игрушечности» всего происходящего. Зачастую столь же ходульны и диалоги: «Я борюсь за справедливость. Правительство обманывает нас».

В тексте часто встречаются стилистические огрехи (к примеру, «голос резанул кисель сознания» — такие конструкции вызывают замешательство, что же именно тут подлежащее, а что дополнение; «расстреляли, как бешеную собаку», когда правильно было бы «пристрелили» и т. д.).

Есть абзацы с избыточным количеством многоточий — от них повествование временами воспринимается как размытое и вязкое.

Название темы конкурса в рассказе обыгрывается буквально. В этом есть своя оригинальность и даже ирония. Но с другой стороны, в этом же и некоторая грубоватость трактовки темы.

 

1. Название (умение заинтересовать, соответствие с сюжетом) — 1

2. Содержание (оригинальность и умение заинтересовать читателя) — 1 (очень, очень много штампов, весь рассказ состоит из них, балл лишь за то, что сюжет развивается бодро)

3. Отсутствие логических несостыковок — 1 (странный с позиции логики заговор правительства, некоторая невнятица в конце)

4. Персонажи (насколько четко, всесторонне они прописаны) — 0 (за шаблонность)

5. Литературная форма (стиль, язык) — 0 (много штампов, жаргонных словечек и т. д.)

6. Правописание — 2

  • Земля и Облако / Хорошее / Лешуков Александр
  • Искатель сокровищ / Андрей Щербаков
  • пятая глава / Непись(рабочее) / Аштаев Константин
  • Ты Был велик 8. Николай 1 / Ты был велик 8. Николай 1 / Роуд Макс
  • Колыбельная принцессе / Стихи / Савельева Валерия
  • Злопамятность / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский
  • Речная принцесса / Katriff
  • "Виртуальная любовь" / Руденко Наталья
  • Ко Дню знаний / Триггер / Санчес
  • Если любят... / Затмение / Легкое дыхание
  • На память / Аркадьев Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль