Энергия мечты

0.00
 
Энергия мечты

Сэм откусила кончик травинки, тот, что у корня, белый и сочный, и принялась вяло жевать. Пальцы нащупали новую стрелку травы, а губы машинально сплюнули ставшую безвкусной кашицу.

Делать было нечего. Военные кишели в зоне перехода, и Сэм терпеливо ждала, когда они уберутся. Не останутся же навечно! А времени у неё навалом, если не больше.

Сэм оглянулась на Диму. Спит и всё ему по барабану! Впрочем, слух у парня чуткий, как у летучей мыши, именно поэтому Сэм выбрала его сопровождающим. В Диме её привлекали вовсе не прекрасные глаза, как пошутили в общаге, а его способность видеть то, что не давалось её взгляду, и слышать то, что её уши не воспринимали.

От безделия Сэм принялась повторять про себя формулы активации мечты. Она знала их наизусть, не все, конечно, но больше половины, поэтому клиенты предпочитали покупать товар у неё. Так выгоднее — не надо метаться по полису, разыскивая ставшую редкой книгу формул. У Сэм всё продавалось вместе. Цена чуть выше, чем у конкурентов, а сервис первый класс!

Со стороны перехода послышался шум двигателей. Сэм приложила к глазам бинокль, попутно отметив пробуждение Димы. Солдаты забирались в кузов грузовика. Наконец-то переход станет доступным. Два дня в этом лесу — не самый лучший выходной для молодой красивой девушки! Да и водные капсулы грозились закончиться быстрее, чем она думала.

— Ждем полчаса и лезем, — тихо бросила она назад. И, не оборачиваясь, угадала кивок спутника. Полчаса — маловато, но дольше ждать не было мочи. Сэм сосредоточенно вглядывалась в копошение на переходе. Что они там искали, интересно? Или контрабандистов ловили? Переход был новым, Сэм использовала его лишь три раза да и то по необходимости — старый участок месяц назад заблокировали стройкой. Ничего, сказала она сама себе, прорвёмся!

Саманта уже не помнила, как впервые попробовала опасное ремесло контрабандиста. Давно это было, да и адреналин стер практически все детали той вылазки. Стучащая в висках кровь и страх быть пойманной — вот это осталось. С ней был Том, точнее, это она была с Томом. Как балласт. Но потом, через два года, брата поймали и казнили, расстреляли, как бешеную собаку, за контрабанду самого запретного на планете товара.

Сэм выругалась вполголоса, увидев, что двое солдат остались на переходе. Черт возьми, неужели караул выставили? Кто мог проболтаться про переход? Наверняка, какой-то начинающий попался при вылазке и, как сопляк, сдал всё и всех, надеясь на снисхождение! Только его не пощадили! Военные и полиция не торгуются с преступниками. Наказание за контрабанду мечты — смертная казнь без суда и следствия.

— Чёрт! — с досадой повторила вслух Саманта. Дима сочно зевнул и снова улегся головой на торбу, проворчал:

— Забей, Сэм, посидят и свалят...

— Задолбал меня этот лес, — сварливо ответила она. — И деньги нужны срочно!

— Стесняюсь спросить зачем, — без интереса сказал Дима, разглядывая кусочек тёмного неба, виднеющегося в просветах между кронами деревьев. Сэм не ответила. Все и так знали, зачем ей такое количество кредитов. Найти и перезахоронить тело Тома. Смерть стала слишком дорогим удовольствием в последние два десятка лет, а ещё и детективу надо платить. Тело брата ей, конечно же, не отдали, бросили в общую могилу, вместе с другими преступниками, и теперь Саманте необходимо было узнать, в каком именно регионе, в какой именно безымянной могиле, одной из сотен тысяч, черви грызут родную плоть.

Она тихо произнесла в никуда:

— Мир катится в ад...

— Эк завернула! — рассмеялся Дима беззаботно. — Да мы уже в аду, не заметила?

Сэм пожала плечами. Она не знала ничего другого, кроме этой жизни, но старшие в общаге рассказывали, каким был мир раньше. Когда всю планету опутывала невидимая сеть интернета, но этого чуда Саманта даже представить себе не могла. Как это — посылать сообщения знакомому из другого полиса мгновенно? Не почтой, не лошадьми, не голубями, а посредством электрических сигналов с одного аппарата на другой! И телевизоры — чудо чудное! Говорят, там показывали разные полисы и другие страны, а еще фильмы, этакие живые комиксы с настоящими людьми… Но век электроники остался позади. После Вируса, который сожрал подчистую провода и композанты, всепланетное правительство прекратило использовать приборы, перешло на знакомую теперь каждому ребёнку азбуку Морзе и под страхом смертной казни запретило думать о восстановлении какого-либо оборудования. Слишком дорогой ценой заплатило человечество за технический прогресс. Оставшиеся в живых два миллиарда с хвостиком людей снова погрузились в эру лошадей и паровых машин. Всё это мало заботило Сэм, ибо произошло задолго до её рождения...

Солдаты на переходе расположились на перекур, и Саманта озлобилась. Вот же неудача! Что бы такого придумать, чтобы двухдневное ожидание в сыром промозглом лесу не оказалось напрасным?

Переход представлял собой узкую щель в плотных зарослях неизвестных кустов. Незаметное с лужайки блёклое свечение, переливающееся радужными разводами, было порталом, позволяющим проникнуть в параллельный мир. Туда, где всё было огромно, неправильно размыто и томно-спокойно. Где можно было, хотя и совершенно нежелательно, встретить невиданных, будто порождённых больной фантазией, полупрозрачных животных и чёрных, монументальных в своем величии птиц. Где на длинных лианах, обвивающих гладкие стволы высоченных деревьев, гроздьями висели фиолетовые, блестящие, словно мыльные пузыри, шарики самого дорогого и строго запрещенного в полисе наркотика.

Порталов-переходов существовало бесчисленное множество, но не все ещё были открыты. Первые — наиболее известные — давно блокировало государство, которое настойчиво боролось с контрабандой и даже узаконило смерть на месте для всякого, кто решит наведаться в мир мечты. Том всегда говорил, что политики и руководители государства опасаются массового бегства людей от нужды, безнадеги, тоталитаризма и гонений, поэтому повсюду распространяли страшные официальные легенды о том, другом, мире.

Сэм и сама боялась пройти портал в самом начале. Пока брат популярно не объяснил причину. И вправду, новый мир оказался совсем не страшным, а даже притягательным. Там было светло и дышалось легко, не то что в загаженном отбросами и задушенном дымом сжигаемого угля полисе. Сэм в телячьем восторге бродила между деревьями, касаясь пальцами необычных деревьев и жирных сочных листьев, ни в чём не сравнимых с чахлой растительностью вокруг полиса, знакомой ей с детства. Ей было в тот момент всего шестнадцать. С тех пор она утратила восторженность юности, приобретя взамен ожесточенность взрослости. И природа параллельного мира не интересовала её иначе, как потенциальный заработок.

— Конкурент.

Саманта вздрогнула от лениво-безразличного голоса Димы и обернулась на парня. Тот кивнул куда-то в полосу деревьев с другой стороны лужайки. Но, даже с биноклем у глаз, Сэм не могла разглядеть движения, как ни всматривалась в переплетение листьев и стволов. Кто ещё нацелился на на их переход?

— Подождём, — ответила она сквозь зубы. — Пусть лезет на рожон, всё равно через солдат ему не пройти!

Но Дима качнул головой:

— Не новичок. Умело скрывается.

Саманта прищурила глаза, усиленно размышляя. Соваться просто так не хотелось. Только Творец знает, что военные приготовили на лужайке… Однако и без мечты возвращаться влом. Поэтому она решительно встала, подобрав сумку:

— Сможешь устроить диверсию? А я попытаю счастья.

Дима тоже поднялся:

— Без проблем, шеф.

Саманта скептически оглядела его долговязую фигуру и кивнула:

— Через полчаса встречаемся у развилки. Найдёшь?

Дима посмотрел на неё с откровенной жалостью, и Сэм устыдилась. Хватит сомневаться в нём, она подписалась на работу в паре, значит, надо довериться парню. Кивнув, она бесшумно двинулась между деревьями, в обход лужайки.

Занятая ею позиция была лишь наполовину выгодной. С облюбованного места за кустами не видно перехода, зато поляна и двое солдат, режущихся в дурака, — как на ладони. Предыдущую хоронку она тоже примерно могла угадать. Как Дима собирается отвлечь охрану, Саманта не знала, поэтому приготовилась к худшему.

Худшее и произошло.

Как последний идиот, Дима затрещал кустами, продираясь через них. Сэм обругала его про себя, до боли стиснув зубы. Не нашёл ничего лучшего! Кретин! Но приготовилась к спринту, крепко прижимая сумку к себе.

Всё произошло в один короткий момент, показавшийся Саманте долгим, как вечность. Дима выскочил на поляну и тут же скрылся в кустах. Солдаты бросили карты и, как идиоты, кинулись за ним. С другой стороны поляны, из гущи леса, к переходу метнулась тень мужчины в кожаной куртке. Сэм, не теряя времени, припустила к вожделённой щели в кустах. Главное, успеть первой!

И успела, как дурочка...

Резкая вспышка белого света ослепила глаза и затопила болью мозг. Саманта успела только подумать, что такого еще никогда не случалось при вылазках, и потеряла сознание, по инерции проскользнув сквозь податливую плёнку портала. Темнота охватила её с головы до ног...

… Мечта подрагивала всего в двадцати сантиметрах от её лица. Протяни руку — и фиолетовая капля, переливающаяся всеми цветами радуги, твоя! Но Сэм не могла даже шевельнуть веками, все её тело отяжелело, словно наполненное свинцом, мышцы онемели, не подчиняясь отчаянным командам мозга. Страх холодным ручейком наполнил сердце, растёкся по венам вместе с кровью. Сэм распахнула глаза, фиксируя лиловый шарик с колышущимися формами, словно умоляя спасти от неожиданного оцепенения.

Но помощь пришла совсем с другой стороны.

Сильные руки подхватили её тело, хорошенько встряхнули, словно прикроватный коврик, и Саманта оказалась на ногах. Глаза в глаза с незнакомцем в кожаной куртке.

— Опять вляпалась! — с досадой проворчал он, придерживая Сэм за плечо, а другой рукой шаря в широкой сумке, что висела на его шее.

Саманта подозрительно следила за шевелением его пальцев и пыталась двинуть хоть одним мускулом, но это ей не удавалось. Чёрт, что он собирается с ней сделать?!

Мужчина, наконец, отыскал шприц на самом дне сумки и принялся возиться с колпачком. Сэм заорала бы от страха, но парализованное горло не могло издать ни единого звука, даже дышала она с трудом. Незнакомец бесцеремонно задрал край её майки и с размаху всадил иглу в живот. Сэм молча молилась про себя, приготовившись встретиться с Творцом и желая, чтобы всё кончилось как можно быстрее. Но неожиданно её веки дрогнули, обретя способность шевелиться, горло расслабилось, и Саманта издала громкий неэстетичный хрип. Мужчина усмехнулся:

— Да не ори ты! Погоди минуту.

Сэм послушно замолчала. Незнакомец бросил шприц в сумку и вынул пару вязаных перчаток, точно таких же, что лежали в кармане Саманты. Та медленно приходила в себя после непонятного шока, наблюдая, как мужчина деловито собирает в рюкзак фиолетовые шарики.

— Мне оставь, — с досадой попросила она, пытаясь двигать по очереди руками и ногами, на что её спаситель-конкурент только хмыкнул. Сэм упрямо сдвинула брови и, наконец, смогла вытащить перчатки из куртки. Руки слушались плохо, но Саманта, стиснув зубы, потянулась к первой доступной ей мечте.

Через десять минут она уже полностью владела своим телом и добыла около дюжины лиловых шаров. Цепкие пальцы ухватили её за локоть и потащили от лианы. Сэм возмутилась:

— Эй, куда! Мне еще нужно!

— Хватит! — прошипел мужчина, таща её к переходу. — Твоя жадность нас погубит!

— Козёл! — отбрыкнулась она. Незнакомец с силой привлек её к себе и тихо, властно сказал:

— Этот переход спалился. Они сейчас вернутся, и лучше, если мы будем далеко!

Умом Саманта вынуждена была признать, что он прав. И без разговоров последовала к переходу. Хотя сердце настойчиво звало вернуться и обобрать оставшиеся на лиане мечты.

На другой стороне было спокойно. Солдаты лежали без движения у кустов, очевидно, задетые той же вспышкой, что и Саманта. Мёртвый Дима смотрел в небо широко открытыми удивленными глазами. Накрапывал мелкий тёплый дождик, смывая ещё не застывшую кровь из огнестрельной раны у него в груди.

Сэм жалобно всхлипнула. Вот балбес! Так глупо подставился! Она дёрнулась было прикрыть Димины веки, но незнакомец не позволил:

— Не время для сюсюканья! Уносим ноги!

Вот же хмырь! Неужели в этом типе нет ничего человеческого?! Саманта могла упираться сколько угодно, твердая сильная рука влекла в лес, в заросли, подальше от лужайки и перехода.

Незнакомец тащил её за собой с полкилометра. После этого она решила взбунтоваться: выдернула руку из цепких пальцев и остановилась, опершись на ствол дерева и переводя дыхание. Мужчина обернулся, и Сэм поразил его взгляд, полный досады и злости.

— Чего тебе от меня надо?! — с вызовом бросила она. — Вали своим маршрутом, чего меня тянешь?

Незнакомец покрутил головой с тяжким вздохом:

— А Том говорил, что ты смышлёная...

Имя брата ударило её, словно хлыст по лошадиному боку. Сэм выпрямилась и вдруг вспомнила, что там, в другом мире, незнакомец произнёс "опять вляпалась", хотя она была уверена, что раньше никогда его не видела.

— Кто ты такой? — подозрительно спросила Саманта. Мужчина прищурился, словно прикидывая, стоит ли отвечать, и всё же сказал:

— Хакер.

— Да ты чтооо! — язвительно протянула Саманта. Сегодня вроде не полная луна для такого сборища идиотов! Назваться именем государственного преступника, лидера оппозиции, за голову которого назначена немыслимая, огромная награда! Да за такое количество кредитов она сможет беззаботно жить до конца своих дней, не промышляя контрабандой!

Саманта покачала головой, сомневаясь в его здравом уме:

— Ладно, так кто ты на самом деле?

— Меня зовут Егор, — незнакомец достал из кармана куртки небольшую пластиковую коробочку с гладким, как зеркало, экраном, нажал на кнопку, отчего на поверхности побежали зелёные линии и замерцали оранжевые точки. С минуту внимательно смотрел на них, потом выключил и расслабился, прислонившись к дереву. Сэм смотрела на мужчину, боясь вздохнуть. У него был прибор! Электронная штука! Неужели он и правда… Нет, это невозможно!

— Ты в самом деле… — она запнулась, всё ещё не смея поверить, — Хакер?

Он кивнул непринужденно, с лёгкой улыбкой, так, словно это было абсолютно нормально — встретить в глухом лесу, у перехода, неуловимого преступника с мировым именем.

Сэм машинально полезла в карман за водной капсулой, но Хакер опередил её, протянул свою, тускло-оранжевую. Саманта, не отрывая взгляда от его серых глаз, раздавила капсулу зубами, проглотила содержимое и закашлялась: вместо воды он дал ей виски!

— Кретин, — прочистив горло, прошипела она. — Предупреждать надо!

— Зато согреешься и с мыслями соберёшься, — невозмутимо ответил Хакер. — После световой мины у тебя временный расслабон мозга!

— Что за световая мина? — проворчала Сэм, начиная действительно приходить в себя. Новое оружие, белая вспышка, парализовавшая все мышцы...

— Давай пройдем ещё пару километров, — предложил Хакер, снова глянув на свой прибор, — мне тут неспокойно.

Сэм кивнула. Прибору она доверяла.

Они шли молча, уже не так быстро, и в голове Саманты мелькала тысяча мыслей. Новое секретное оружие. Государство испытывает его на контрабандистах. Хакер спас её. Он знал Тома! Брат был связан с оппозицией! Почему же ей ничего не сказал? Хакер промышляет контрабандой мечты? Зачем ему это? Ради денег? То, что Сэм слышала в полисе об оппозиции, никак не вязалось с корыстью и продажей мечты из-под полы… Впрочем, легенды любят приукрашивать.

Том сказал Хакеру, что она смышлёная… От этой мысли на душе у Саманты потеплело. Братишка обожал её, нежно и трепетно охранял от всяческой опасности и долго не хотел учить ремеслу, но жизнь заставила. Словно предвидел свою смерть...

Они были непохожи настолько, насколько могут быть разными двое детей от одних родителей. Светловолосая, голубоглазая Саманта пошла в маму — стройная, сильная, как молодая кошка, и такая же неторопливая и рассудительная. Том больше смахивал на испанца: помимо чёрных волос и глаз, он обладал горячим, быстрым, резким характером и безграничным обаянием. Одна его улыбка чего стоила, вроде и ленивая, мимолетная, а попроси он луну с неба — никак не отказать!

Хакер внезапно остановился. Они зашли довольно далеко от перехода, но до полиса ещё оставалось не меньше десятка километров. Сэм почувствовала, как все мышцы болят зудящей настырной болью. Она прислонилась к ближайшему дереву и потихоньку сползла на мокрую землю. Хакер покачал головой:

— Мда… Ладно, заночуем здесь. Не боишься?

— Страшно, аж коленки трясутся, — сквозь зубы процедила Саманта. Ей было страшно. Но не унижаться же перед ним, не рассказывать, как родители погибли от рук браконьеров и как Том спас её, трёхлетнюю, пронеся на спине через дремучий лес до полиса.

Хакер усмехнулся, словно прочитав её мысли, и принялся готовить место для костра.

Толстые сучья весело потрескивали в пламени, бросая на землю редкие безвредные искры. Сэм медленно вертела длинное лезвие ножа в самом центре огня, и насаженная на него тушка землеройки источала восхитительный запах жареного мяса. Зверька поймал Хакер, он же убил, снял шкуру и выпотрошил, видимо, привыкший доверять в этом деле только самому себе. Саманта бросала на него косые взгляды, пытаясь понять, зачем он возится с ней, как с родной, и что он намерен делать дальше. Хакер словно не замечал этих гляделок. Его мужественное лицо с волевым подбородком напоминало высеченный в скале барельеф, освещенное всполохами огня, как на гравюрах в книге про индейцев. Саманта с удивлением осознала, что больше не злится на него. Может, имя брата так подействовало на неё?

— Ну спрашивай уже, — вдруг сказал Хакер, не прекращая скоблить шкурку землеройки. Сэм вздрогнула от неожиданности. Мысли он читает, что ли?

— Ты всё время на меня смотришь, а спросить не решаешься, — спокойно пояснил он. — Спрашивай, отвечу на все вопросы.

— А не боишься, что сдам тебя? — съязвила Саманта просто, чтобы поддеть его. Хакер поднял на неё взгляд серых бархатных глаз и улыбнулся:

— Не боюсь.

Она хмыкнула:

— Однако ты рисковый.

— Я знаю тебя с детства. Саманта Фокс не предательница. Как и Том Фокс.

Его слова поразили Сэм в самое сердце. Он знал её. Знал брата. Знал фамилию. Характер… Кто он на самом деле и что хочет от неё?

Озвучив эти два вопроса, Саманта напряженно уставилась на мужчину. А тот прищурил глаза в усмешке:

— Забыла? Хакер. Или Егор Королёв. Как тебе больше по душе. Бандит, государственный преступник. Человек, который верит в будущее.

— Мда… Объяснил, называется, — буркнула Саманта.

Хакер сморщил нос, опуская взгляд на шкурку:

— Я борюсь за справедливость. Правительство обманывает нас. Запретило приборы, электричество, атомную энергию, вернуло население планеты в пещерный век, а само вовсю пользуется благами, существовавшими до Вируса! Видела световую мину? Это я её изобрёл.

— Ты?! — изумилась Саманта. — Но как? Ты же...

— Изгоем я стал после того, как возмутился против использования её в качестве оружия. Я хотел дать людям источник энергии для обогрева и света в домах. А военные превратили моё изобретение в бомбу...

Хакер сплюнул в костёр и отобрал у застывшей от изумления Саманты готовую запечённую тушку. Сэм нахмурилась:

— Но откуда ты знаешь, что государство обманывает людей?

— Я сам пользовался электроприборами, жил в общежитии для учёных и изобретателей, с генератором, центральным отоплением и горячей водой. У них есть телефоны, компьютеры и внутренняя сеть интернета.

Спокойный голос Хакера взбесил Саманту до кипения:

— Но как ты мог?! Мы мёрзнем в общагах, греемся у бочек с огнём, перебиваемся в очередях за продуктами и водой… Мы существуем и умираем, а вы… Барствуете!

Не выдержав напряжения, она прыгнула на него по ту сторону костра, желая выцарапать глаза, разбить костяшки пальцев о его спокойное лицо, стереть усмешку с твёрдого рта! Хакер был готов и к этому. Он ловко поймал её и прижал к себе сильными, словно стальными, руками, закачал, чувствуя, как её тело вздрагивает от едва сдерживаемых слёз.

— Тшшшш… Дура ты, дура, Сэм… А почему, интересно, за мою голову дали такую большую награду? Да потому, что я взбунтовался против несправедливости и лжи на государственном уровне! Я ушёл от них, теперь я по другую сторону баррикад, понимаешь, ты, маленькая злая кошка?

Саманта не выдержала и разрыдалась. Стресс от неудачной вылазки, образ мёртвого Димы, признания Хакера — всё это стало последней каплей, переполнившей чашу её усталости. Прижавшись щекой к широкому плечу, Сэм плакала от отчаянья и жалости к прозябающему в нищете миру. Почему Творец не подарил ей смерть от световой мины? Как ей было бы спокойно и безразлично, мёртвой, как брат, как родители, как друзья...

Хакер терпеливо ждал, когда она затихнет, перебирая короткие светлые волосы на затылке, и Саманта внезапно устыдилась. Ему тоже не должно быть весело каждый день! Гонимый правительством, вынужденный скрываться, преследуемый чувством вины за свою причастность к заговору, он остался человеком, спас её, не думая об опасности… Сэм поднялась с его колен, вытирая мокрое лицо, и неловко буркнула:

— Извини.

— Да всегда пожалуйста! — усмехнулся Хакер. — Только в следующий раз предупреждай, что собираешься меня поколотить, я хоть ужин сберегу.

Саманта охнула, вытаскивая из костра подгоревшее с одного бока мясо, принялась кромсать чёрную корочку. Хакер несколько секунд наблюдал за этой резнёй, потом решительно отобрал нож и землеройку и велел:

— Сядь и жди.

Он ловко, несколькими короткими движениями, отделил обуглившееся мясо от тушки, затем рассёк жаркое на две части и протянул половину Саманте:

— Приятного аппетита.

Они съели горячее несолёное мясо в молчании. Сэм думала. Хакер дезертировал и создал оппозицию — глубоко засекреченную организацию, почти легенду. Мало кто верил в существование Хакера и оппозантов, люди давно потеряли надежду на появление народного героя… А он существует! Только как он собрался сражаться со всепланетным правительством практически в одиночку?! Или их много, оппозантов? Но как они ещё не выдали себя? Где прячутся?

— В лесу, Сэм, — услышала она и удивленно подняла голову. Хакер улыбнулся тёплой широкой улыбкой, и добавил: — Ты говорила вслух...

— Но где? — всё ещё не понимая, повторила Саманта.

— В заповеднике.

Заповедник… Сэм ощутила озноб при упоминании этого запретного места. Ещё одна легенда полиса. Там хоронили погибших из-за Вируса людей, сваливали в наспех вырытые ямы, заваливая землёй, чтобы тела не разлагались, отравляя воздух… Про заповедник рассказывали ужасные истории, там пропадали люди, мелькали чёрные тени и слышались заунывные звуки, от которых кровь стыла в жилах. Как же оппозантам не страшно? Ведь даже военные не смеют сунуться на это гигантское проклятое кладбище!

Хакер неожиданно подмигнул ей и шёпотом ответил на последний вопрос:

— Это наша работа! Правда, здорово придумано?

Саманта недоверчиво взглянула на Хакера, и он подтвердил уже нормальным голосом:

— Нет там ничего. Мёртвые мертвы. Там только мы, и нас много.

Сэм вытерла жирные от мяса пальцы о штаны, и в голове родился вопрос — что будет дальше? Она знает Хакера в лицо, его хоронку, детали его организации, разве может он отпустить её! И он сам рассказал ей это! Что же теперь?

Храбро взглянув ему в глаза, Саманта спросила:

— Зачем ты мне всё раскрыл?

— Ты нам нужна, — просто ответил Хакер. Сэм непонимающе нахмурилась, но прибор, до этого мирно лежавший на земле, вдруг приглушенно пискнул и засветился красными всполохами. Хакер вскочил:

— Туши костёр!

Саманта среагировала молниеносно, разворошив ногой сучья, и начала забрасывать огонь сырой землёй. Хакер быстро закопал в ямку кости от жаркого, набрал листьев и принялся художественно засыпать следы на натоптанной почве. В кромешной тьме леса его рука крепко сжала ладонь Саманты:

— Пошли. Резво, но тихо.

— Военные?

— Нашли своих солдатиков и твоего спутника.

Сэм закусила губы:

— Что будет, если они и нас найдут?

Хакер приблизил лицо к её лицу и жарко дохнул в щёку:

— Не найдут.

Она только кивнула, пытаясь перевести дыхание и успокоить забившееся в бешеном танце сердце. Тёплая сильная рука скользнула по щеке вглубь волос, и Хакер твёрдо сказал:

— Всё будет в ажуре! Пошли.

Это путешествие через тёмный лес Саманта пережила, как одну из самых страшных ночей в своей жизни. Она цеплялась за спасительную руку Хакера, как за маячок, стараясь не думать ни о чём, лишь о своих ногах, механически переставляя их, нащупывая неровности почвы и сучья, отчаянно пытаясь не споткнуться и выдержать до конца. Хакер вел её, казалось, вслепую, но на самом деле выбирал путь полегче, специально для спутницы. Сэм виновато понимала, что замедляет его, и эта мысль подстёгивала её ноющие мышцы.

Лес постепенно становился всё реже, а воздух всё противнее. Пахло полисом. Саманта двигалась на автомате, с пустой головой. Хакер обернулся, чтобы подбодрить её, сказал тихо:

— Почти пришли.

Сэм кивнула, забыв, что он не видит в темноте, и почему-то ощутила спасительную лёгкость во всём теле. Она парила над землёй, между стволами деревьев, словно птица, словно во сне… А на самом деле Хакер нес её, упавшую от бессилия, через лес до самого заповедника...

… Том был рядом, в белёсом тумане вокруг неё, заполнявшем беспокойный сон Саманты, не удалялся, не говорил с ней, а просто сидел и держал за руку. Потом появился Хакер, потрогал её лицо холодной ладонью и снова исчез в жарком мареве… Сэм хотела позвать его, спросить, умерли ли они оба от пуль военных или только она… Но губы шевелились в беззвучной просьбе, не выпуская ни звука в туман… Ей было легко и спокойно, словно все проблемы и вопросы ушли в небытие, словно всё стало неважным, кроме одного — жива она или ушла к Творцу, воссоединившись, наконец, со своей семьёй… Но родителей не было в её странном сне, только Том… Саманта всё силилась подняться, обнять его, рассмотреть его лицо и проверить, правду ли рассказывали в общаге — что, умирая, человек становится необыкновенно красивым и пышет здоровьем… Но мышцы, в этот раз не парализованные, а расслабленные до состояния яблочного киселя, не желали сотрудничать с мозгом.

И Саманта сдалась. Первый раз в своей короткой жизни опустила руки, позволила телу безвольно плыть по течению, не сопротивляясь водовороту, который постепенно затягивал её в пучину забытья...

Стальные пальцы схватили её плечи, встряхнули так, что стало больно затылку, и Сэм увидела перед лицом злые серые глаза. Голос резанул кисель сознания:

— Саманта! Ты нужна нам! Слышишь?

Отвечать не хотелось, даже реагировать на голос не было желания. Она мысленно отмахнулась от приставучих рук, снова погружаясь в жидкий белый туман, и услышала тихое:

— Сэм… Бессовестная… Ты нужна мне… Вернись!

Поневоле разлепив веки, она узнала голос Хакера, уже не сердитый, а жалобный, умоляющий… И вяло сжала пальцы на чьей-то руке, в знак согласия. Если нужна, то придется возвращаться, оставляя ласковые объятия спокойствия, и снова прорываться в реальный мир, где её уделом будет скорбь, жестокость и борьба...

Кто-то громко говорил над ухом, резко повышая интонацию в конце фразы, словно всякий раз спрашивая о чём-то. Сэм помотала головой, пытаясь избавиться от назойливой галлюцинации. Том нервировал её своими полувопросами всю жизнь. Но это не он, брат умер, а мёртвые не разговаривают, да ещё так шумно… Саманта раздражённо буркнула, не открывая глаз:

— А потише можно?

Наступила тишина, наслаждение для ушей, и Сэм услышала:

— Котёнок, ты вернулась?

С трудом разлепив непослушные веки, она взглянула на говорившего. И поморщилась:

— Опять бред… Когда же это закончится?

На неё смотрел Том, обеспокоенно, недоверчиво, с едва сдерживаемой радостью. Сэм нахмурилась:

— Всё? Я умерла?

— Наоборот! — воскликнул брат, обнимая её порывисто и крепко. — Наконец-то ты очнулась!

— Ты… живой? — догадалась Саманта. — Но… Тебя же… Ты умер!

— Не дождешься, засранка! — счастливо засмеялся Том и заорал куда-то в сторону: — Эй, она пришла в себя!

— Что за праздник? — поморщилась Сэм. — Уже и поспать нельзя человеку...

— Поспать? — Том закатил глаза. — Поспать! Ты знаешь, сколько ты спала?! Десять дней!

Он снова обнял её, приподнимая с подушки:

— Десять самых долгих дней в моей жизни!

— Как ты меня напугала, — тихий голос от двери заставил её вздрогнуть и обернуться. Хакер улыбался, прислонившись к косяку и сложив руки на груди:

— У вашей семейки редкий дар вляпываться и помирать, а я спасай потом!

Сэм смущенно откинулась на подушку, глядя то на одного, то на другого, и спросила, чтобы отвлечь их от своей персоны:

— Значит, никто не умер и предполагаю, что мы в заповеднике.

Том кивнул, а Хакер оторвался от двери и присел на стул у кровати:

— Да, и нам нужна твоя помощь.

— Моя? — удивилась Саманта. — В чём я могу помочь?

Хакер надел на руку перчатку и вынул из висевшей на кровати сумки фиолетовый шарик:

— Что это, по-твоему?

— Мечта, — пожала плечами Сэм.

— А еще?

— Наркотик… Вызывает долгие и очень похожие на реальность галлюцинации, содержание которых зависит от произнесённой формулы, — вежливо ответила она, не понимая, почему ей устраивают экзамен. — Впитывается кожей при прикосновении и не может быть обнаружен при анализах крови и мочи. Что ещё?

— Почему субстанция реагирует на разные формулы разными галлюцинациями? — терпеливо продолжил Хакер.

Сэм пожала плечами:

— Шут её знает! Может, зависит от человека...

— Или от формулы, — добавил Хакер. — Произнесённое слово это вибрация, которая настраивает наркотик на нужную волну. Я нашёл способ превратить мечту в источник тепла и света на продолжительное время.

— Что?! — в волнении Сэм привстала с подушки. — Но… Это будет почти неиссякаемое топливо! Мечта созревает в два дня! И если все узнают...

— Планета будет спасена! — Том в возбуждении подался к ней. — Представляешь, какой удар для правительства?

Сэм кивнула, проникаясь важностью этой идеи. Потом осторожно спросила:

— Ну а я-то тут причём?

— Ты живая книга формул! — подмигнул ей Хакер. — Ты найдёшь нужную комбинацию слов!

Саманта широко распахнула глаза:

— Я? Но я не знаю всех...

— Никто на двести километров вокруг не знает столько формул, как ты! — с гордостью заверил её Том. — Ты справишься, котёнок!

Сэм растерянно перевела взгляд на Хакера. Тот смотрел с улыбкой, от которой в груди Саманты разлилось целое озеро тепла и робкого счастья, и она с удивлением ощутила невероятную уверенность в себе и своих силах. Если Хакер будет рядом… Они найдут формулу энергии для мечты, обязательно! Сэм взглянула на обоих мужчин по очереди и села в кровати:

— Я готова. Когда начинаем?

  • Безумный разговор. / Булаев Александр
  • Прозрение / Путь лежит очарованный... / Алиэнна
  • 2. / Октава / Лешуков Александр
  • Стекло / 2014 / Law Alice
  • Из перевертышей идей... / Курченко Валерия
  • Вредный совет) / Великолепная Ярослава
  • Не давайте совета люди / 2017 / Soul Anna
  • Шопен / Евлампия
  • Cristi Neo. Межгалактический портал / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • Успокоительный коктейль – ужин / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • Ночные страхи, NeAminа / В свете луны - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль