Дурдом какой-то / Бестелесное / П. Фрагорийский (Птицелов)
 

Дурдом какой-то

0.00
 
Дурдом какой-то

 

Дверь неожиданно распахнулась, в палату стремительно вошла незнакомая докторица с ярко накрашенными губами, в очках с затемнёнными линзами. Развернув блокнот, она цепко осмотрела обитателей и приятным грудным голосом произнесла:

 

— Та-а-ак! Здравствуйте! Я ваш новый врач. Ирина Владимировна. Ну как, будем проверять кто выздоравливает? Кто сдаст тест на душевное здоровье — будет выписан.

— Будем… — без особого энтузиазма, унылым хором ответили пациенты городской психиатрической больницы. Только смурной Тимофей недоверчиво промолчал, облокотившись о подоконник, да насмешливый Егор оценивающе осмотрел внушительную грудь докторши и мечтательным взглядом пересчитал пуговицы на её халате.

 

— Итак, начинаем сеанс исцеления! Самые здоровые будут те, кто отожмётся от пола пятнадцать раз, а после — три раза кукарекнет! Вознаграждение — сосиска на ужин! Итак, приступим! Начинайте! — скомандовала эскулапша и недобро уставилась на Тимофея.

— А тебе что, особое приглашение нужно?

Тот скривился, вздохнул и громко сказал:

— Да пошла ты… Кто ты вообще такая, чтоб назначать, кто тут здоровый, а кто нет.

 

Целительница горько поджала губы и с оскорбленным видом повернулась к Егору.

— Ну? Я жду!

— Чё ждём-то? — ухмыльнулся Егор и перевел взгляд с пышной груди на ноги женщины. Поморщился. Ноги у неё были толстые и некрасивые. В заюзанных тапочках.

 

Самые здоровые кряхтели и отжимались. Удовлетворенно оценив усердие маленького коллектива душевнобольных, дама в белом халате торжествующе провозгласила:

— Вам двоим выписки не будет! Так и помрёте в этой палате! Уроды.

— Пофиг… — пожал плечами Тимофей.

— Ага! Больно надо! — весело усмехнулся Егор.

 

Лекарша, сердито зыркнув на Егора, ткнула пальцем в сторону Тимофея и язвительно процедила:

— С этим всё ясно. Он безнадежный. А ты мне казался более-менее нормальным. Но я в тебе ошиблась!

 

Воцарилось молчание, и только покряхтывали, отжимаясь, самые здоровые персонажи всей сцены, изрядно подбадриваемые обещанной сосиской к больничному ужину.

Наконец, даму прорвало:

— Два идиота! Дурдом какой-то, тьфу! — недоброжелательно выпалила она и, задрав подбородок, с видом победительницы направилась к двери, шагая широко, нервно и слегка мужиковато.

 

Дверь распахнулась. На пороге стоял привычный врач, Аркадий Алексеевич. С удивлением взглянув на докторшу, поймал её за руку и угрожающе прошипел:

— Ты что тут забыла, в мужской палате, Пролетаева? А ну-ка марш на своё место! Егор, куда ты смотришь?

— Да я думал и правда врач… — развёл Егор руками. — Так держалась, молодца!

— Отведи её в шестую. А то ещё что-нибудь учудит. И халат у неё забери. Где она его взяла только...

 

Егор, ухмыльнувшись, крепко взял надувшуюся лжедокторшу под локотки. Она попыталась вырваться, но дёргаться было бесполезно: хватка у Егора была железная, профессиональная.

— Я жалобу буду писать! В ЕСПЧ! — взвизгнула пациентка Пролетаева. — Не лапай! Тьфу.

— Да хоть в "Спортлото"… — хохотнул Егор, с явным удовольствием сдирая с неё больничный халат.

— Я протестую! Это харрасмент! — трагическим голосом выкрикнула девица.

— Гы-ы-ы… Размечталась! — жизнерадостно гоготнул Егор.

 

Работать санитаром ему не нравилось. Вот практика закончится — и всё. Баста. Ни ногой в это скорбное заведение.

 

— Тимофей… Зайди ко мне, дам заключение. — смущённо пробормотал Аркадий Алексеевич.

— Не дурак?

— Нет! — расхохотался доктор. — Но ежели что — милости просим!

— Та не, ну вас в баню… — суеверно перекрестился Тимофей.

— Такой порядок… — пожал плечами доктор. — Теперь можно, значит, и в плавание.

Тимофей угрюмо вздохнул. Делов-то было — всего лишь получить справку. На работе у всех требуют. Сейчас-то строго с этим, да-а-а...

 

Тем временем самые здоровые силы палаты, завершив первую часть тренировочного задания, начали кукарекать. В их безудержном, отчаянном кукареканье пела надежда на исцеление и тоска по настоящей свободе.

— А-а-а-тставить! — рявкнул психиатр. Надо же было как-то остановить это безумие.

 

Аркадий Алексеевич поправил очки на носу, подумал о том, что персонал совсем распустился — чокнутые кукарекают, шизики запросто бегают по всей больнице и притворяются докторами. Вздохнул. Надо бы навести порядок. Да такой, чтоб… железный, сокрушительный порядок!

Сник. Прошептал:

— Кур-рятник… Дурдом какой-то..

 

  • Потерянные весны / Фомальгаут Мария / Лонгмоб «Четыре времени года — четыре поры жизни» / Cris Tina
  • Волк / Лонгмоб "Теремок-3" / Хоба Чебураховна
  • Мой ангел / Тебелева Наталия
  • Временной апокалипсис / Миры / Beloshevich Avraam
  • Короткая и грустная песня / Танка / Павленко Алекс
  • Ангел / Хранитель / Петрович Юрий Петрович
  • Запись № 4 / Дневник Дерека / Королев Дмитрий
  • Мусор лжи / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Художник, бродяга. / Раин Макс
  • "Среди брани и клеветы" / Омский Егор
  • Сказка о двух волшебниках и об их учениках / Газукин Сергей Владимирович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль