Паруса Скеллиге. / Ведьмак 4. Всевидящий совет / Ведьмак Вессимир Иванович
 

Паруса Скеллиге.

0.00
 
Паруса Скеллиге.

 

Я всегда любил фьорды. Вид разрезанных морем за десятки тысяч лет скал был прекрасен. И всегда не любил холод, пронизывающий холод Скеллиге. Холод еще можно терпеть, если он не сопровождается порывами ветра, а воздух не пропитан морской влагой и солью. На этих клочках земли, едва выступающих из моря, всегда дул ветер. Я кутался в меховой плащ, чтобы вновь увидеть это завораживающее место, где вода встречается с камнем. Мы были на островах уже две недели. После ночи в карете, Йенифер вытащила наших друзей из дома Каза в марках. За прошедшую ночь все заинтересованные стороны так и не смогли прийти к компромиссу, поэтому нападение не состоялось. А две чародейки легко смогли выбраться из-под опеки своих менее талантливых коллег. Мы отправились сразу на Скеллиге, после тех сведений, что добыли в Нильфгаарде. По всем источникам один из них в скором времени отправится в самое сердце Ганзы, чтобы проследить за тем, что объединение в новый союз пройдет по плану. И сделает он это морем. А значит нам нужны были лучшие из возможных пираты. Конечно сейчас наше пребывание здесь было связанно с большим риском. В государстве разбойников с такими наградами за голову, мы никогда не могли расслабиться. Керис ан Крайт была весьма недовольна нашим появлением. Мы и прошлый раз доставили ей хлопот. Но в свое время я здорово помог ей в том, чтобы занять трон, и она помнила свои долги. Процессы образования военного Ганзийского союза, сильно беспокоили нильфов. И сейчас военная машина черных была стянута к границам с княжествами. Поэтому о давлении на независимый Скеллиге они помышлять не могли. Но желания получить наши головы со стороны империи было не так, опасно как со стороны вампиров. Шила в мешке не утаить и все на островах знали о том, кто мы такие. Ветер быстро разнес слухи. И теперь практически каждый мог напасть на нас. Мы поселились у Мышовура. К нему было удобно открыть портал для нашего прибытия. И любой переезд ускорил бы распространения новости. Мы старались соблюсти инкогнито столько, сколько могли. К тому же у друидов было безопаснее всего. Сами они наверняка не соблазняться наградой. А напасть и на нас, и на них, это очень опасно. И будет плохо воспринято другими викингами. Мы ждали вестей от Сигизмунда. Ничего другого нам не оставалось. Скрыть отплытие тяжело вооруженного морского конвоя почти невозможно, его шпионы наверняка засекут корабли. Кроме того, тут есть интересный нюанс. Пираты в море нападают на корабли с одной простой целью, получить наживу. Это конечно и деньги, и ценные вещи пассажиров, но в первую очередь это груз в трюмах. Но нападение — это всегда риск, ведь на большом корабле есть солдаты. Станут ли они рисковать своими шкурами ради денег купца или сдадутся, это еще вопрос. Но если станут, то кто-то из лихих людей к родным уже никогда не вернется. Поэтому приз должен быть стоящим. И пираты всегда внимательно смотрят на осадку и ход судна. Если корабль идет пустым его стараются не трогать. Для опытных моряков это не так уж сложно подметить. И поэтому, с большой долей вероятности, конвой с важными персонами пойдет без груза. Это и позволит им добраться точки назначения раньше и поможет избежать лишних проблем в пути. Но с другой стороны, для шпиков в порту, это также сильно упростит задачу. Конвой с хорошей охраной и без груза — наш. Итого Сигизмунд будет знать, когда они выйдут в море. Вопрос, что он скажет нам? Первый вариант, о котором задумается Дийкстра это можно ли в сложившейся ситуации как-то получить наши головы и обналичить награду. Это бы обеспечило бы его до конца жизни, позволило бы бросить Радовида и сохранить власть, которую дает богатство. Не знаю, чем он мечтает заниматься, организовывать переворот в Редании или рисовать картины. Чтобы бы это ни было, он сможет себе это позволить. Он может обмануть нас и вывести в море к заданном времени, в примерное место. Что это даст? Организовать засаду в открытом море? Это бесполезно, мы будем на лучших бригах Скеллиге. Никакие Реданские корабли нас не догонят. С другой стороны, выгодна ли Сиги смерть вампира? Скорее да, чем нет. Он мало что знает о совете, но интуитивно понимает, что те скорее противоборствующая ему сила. Он паук, который плетет свою сеть в тенях, все дальше и дальше, пока она не накроет весь мир. У вампиров же есть, условно говоря, огонь, чтобы выжечь сеть. Опять же если мы добьемся успеха это поставит переговоры о союзе под угрозу. По идее этот союз Редании также как кость в горле, а значит и не в интересах Дийкстры. Скорее всего шпион даст нам верную информацию. Оставалось только ждать нужного момента. Я последний раз поежился на краю мира и отправился искать огня в закрытом от ветра пространстве. В доме, за кружкой горячего эля меня нашла Йен.

— Ты ходил к ней? — конечно чародейка говорила о Цири. Не знаю, чего в ее голосе было больше. Хотела она услышать да или нет.

— Нет.

— Ясно.

Мы оба скучали по Цири. Наверное, каждый по-своему, но мы точно любили девочку. Девочку, которая незаметно для нас стала взрослой женщиной. Со своей жизнью. После того как она потеряла память, она уже не могла воспринимать нас, как прежде. Чтобы и кто ей не рассказывал о прошлом. Она отдалилась и мне пришлось с этим смириться.

— Я думаю сейчас это небезопасно. — сказал я. — Для нас, для нее. Выходить в город. На нас могут напасть, она может пострадать. К тому же, лишний раз не стоит связывать ее с нами. Ее могут использовать.

— Справедливости ради этого я бы не опасалась. Совет легко мог добраться до нас через наших близких. Цири, Золтан, Лютик. Ради любого из них ты полезешь в петлю сам. Твоя рыжая медичка. — добавила она ехидно. — Но вампиры не запятнают своих белых плащей. Все-таки они же прогресоры. Цель оправдывает средства, но пытать безвинного человека, чтобы добраться до врага, до того они не опустятся, это как-то совсем подло.

— Надеюсь ты права. — я не был так уверен и просто не задумывался о том, сколько у меня уязвимых мест. — Но я говорил даже не про них. На Скеллиге хватает людей, которые не побоятся запятнать своих белых плащей ввиду их отсутствия. Они могут похитить Цири, чтобы добраться до нас ради награды. Лучше не подкидывать им идей.

— Да возможно ты прав. Это еще одна черная сторона этих проклятых призов. Так сможет поступить кто угодно. Вот поэтому Цирилла должна была развивать свои способности. Чтобы не опасаться дикарей с островов. Раскрой они свой потенциал и все Скеллиге боялось бы ее одну.

— Я никогда не был против этого. То, что, я не любил Авалакха, не значит, что я был против того, чтобы он учил ее. Я искал его чтобы убить, так как считал, что он виновен в ее гибели. А как оказалось она жива, а виновна была ты. Но я всегда хотел девочке только лучшего, и, если она хотела учиться, я мог только поддержать это.

— Но в итоге она отказалась от своей силы.

— Ты не смогла бы ее обучить?

— Нет. Сила первой крови другая. Я не понимаю ее, не чувствую.

— А кто мог бы?

— Возможно кто-то другой из аэн-эйне. Видящих эльфов.

— Если выберемся из этого, я поговорю с Цири, насчет этого. Она имеет права сделать выбор, нужна ли ей ее сила. Особенно теперь, когда она познакомилась с нормально жизнью. Наш долг помочь ей в этом.

— Хорошо, Геральт. Будем надеяться, что твоя репутация безжалостного мясника оттолкнет желающих шантажировать тебя через кого-то из твоих близких и мы все-таки выберемся из всего этого живыми.

В дом заглянул один из охранников Йен.

— Госпожа Эйльхаарт связалась с Сигизмундом. Есть свежие новости.

— Идем. Надо поговорить с Сиги. — Йен стремительно встала.

— Эм — замялся посланник. — Уже поздно. Они наорали с госпожой друг на друг и отключились. Но чародейка сказала, что нужные сведения получены.

— Надо поговорить с Керис. — резюмировала Йенифер. — Мы не можем отправится к ней, значит придется вызвать ее сюда.

Теперь мы знали дату выхода конвоя и его состав. Нужно было нанять несколько кораблей. Об условиях придется говорить с королевой. Люди Мышовура покорно согласились передать нашу просьбу удостоить нас визита. Керис прислала гонца который предупредил о ее появлении и теперь мы с Филипой и Йенифер ожидали ее в просторном тереме, выделенном для переговоров.

— Геральт, ты не можешь вызывать меня к себе, ты это понимаешь? — ан Крайт решила с порога изливать свое недовольство, приветственно кивнув чародейкам. — Я ценю нашу дружбу, но я королева этих островов

— Прости меня Керис. Не могли же мы сами прийти к тебе? А разговор у нас срочный. Я уверен, что ты нашла способ объяснить свой визит в рощу друидов другими причинами, помимо встречи с нами.

— Я королева, Геральт, и не должна никому ничего объяснять, — улыбнулась она. Конечно она нашла способ представить свои действия в выгодном свете.

— Как ты догадываешься помимо твоего гостеприимства нам понадобится еще помощь. — начал я. — Нам нужны корабли.

— Для того, чтобы нанять корабли Скеллиге вам не нужно мое разрешение. Мы всегда были наемниками. Вопрос в другом. Сколько бы вы не заплатили экипажу, им будет выгоднее убить вас, чем подчиняться.

— Поэтому мы и обратились сначала к тебе. Нам нужны верные капитаны, те кому ты можешь доверять. Те, которые верны своему слову.

— Хочешь честных пиратов? Среди моих капитанов есть те, кому я могу верить, но такое количество денег может соблазнить кого угодно. Мне было не просто уговорить свой совет не убивать вас, чтобы пополнить казну. Им было плевать на нашу репутацию, когда в перспективе была такая гора золота.

— Мы ведь не сунем голову в петлю. Мы возьмем несколько бригов. Экипаж ваших кораблей порядка восьмидесяти-ста человек. Если из восьмидесяти полтора десятка будут составлять мои люди, то в схватке мы скорее всего выиграем. Надо просто найти капитана, который будет достаточно умен, чтобы понимать это.

— Но ты ведь возьмешь несколько кораблей? Что помешает остальным взять вас на абордаж и помочь товарищам?

— Чародейки смогут сжечь паруса других кораблей, те не смогут преследовать нас.

— На всех наших кораблях есть весла.

— Если мы будем под парусом им нас не догнать.

— Вы не установите парус сами. Тем более если будете заняты схваткой. Другие корабли смогут вас нагнать.

— Загоняешь меня в угол?

— Пытаюсь быть реалисткой, Геральт.

— На одной чаше весов будет награда. На другой то, что им надо предать тебя и свое слово. Потом догнать наш корабль. Потом победить нас в бою. И потом навлечь на себя твой гнев. При том что это изначально, условно честные люди. Мне кажется шансы у нас не плохие, что они выберут вариант исполнения обязательств.

— Да, все так. Но гарантий нет никаких, даже для тех, кого я знаю с детства. И в итоге я рискую что-либо они с кучей денег навсегда покинут меня. И я лишусь верного человека и его корабля. Либо вам удастся их всех перебить. И опять же я потеряю людей. И вряд ли потом вы доставите корабль обратно на острова. Либо вас всех перебьют северяне. И я опять же потеряю людей и корабли. Либо ваш дурацкий план удастся. Я получу проблемы с северянами. И буду обязана своим людям, так как ради меня они упустили шанс обогатиться до конца жизни.

— Поэтому мы не нанимаем корабли сами, а просим тебя о помощи. Смотри на это по-другому — ты дашь людям, которые были верны тебе выгодный и сравнительно безопасный заказ в качестве награды за службу. Я уверен мы сможем предложить хорошую цену.

— Ну что же походу выбора у меня особо и нету. Немного приукрашу сказки о волшебстве чародеек. Что вы знаете о конвое, на которой собираетесь охотиться?

— Он выйдет из столицы Ковира через две недели. Будет огибать материк чтобы попасть в земли Ганзы. Три тяжелых галеона. По триста человек экипажа на каждом. Все матросы вооружены, в качестве солдат на борту будут гвардейцы. — рассказал я.

— Да уж легкая работенка. Вы понимаете, что это такое тысяча человек на море? Вы же не поведете туда эскадру из десяти кораблей.

— Нам же не нужно разгромить все три галеона. Нам нужен только один человек.

— Вы сможете определить на каком он корабле из трех?

— Да, поэтому нам нужно будет взять на абордаж, только один из кораблей. И не подпустить остальные чтобы солдаты с них не вмешались в схватку.

— Это сложнее чем кажется. Вы когда-нибудь видели галеоны северян? Это огромные плавучие крепости. Его борт возвышается над морским драккаром на добрые шесть-восемь метров. Это тоже самое что штурмовать крепостную стену. А вы хотите справится, имея вдвое меньше воинов.

— Но вы же как-то берете эти корабли на абордаж? Значит есть какой-то способ эффективно преодолеть разницу высоты бортов.

— Да различных приспособлений хватает. Но все равно соотношение сил выглядит не в вашу пользу.

— Прибавь мою удаль. Что-нибудь придумаем.

— Проблема ведь еще в том, что чем сложнее дело, тем больше соблазна вас предать. У меня на примете есть пять кораблей. Их капитаны, входят в число моих верных. На них можно будет надеется. Итого пятьсот воинов. Этого мало.

— Мы справимся. Два корабля нападут на один галеон, два на другой. Мы сможем склонить чашу весов на нашу сторону в том сражении которое будет важным. В абордаже второго корабля можно будет не соваться всерьез на него. Главное показать видимость угрозы. Я думаю всегда можно придумать патовое положение. Пятый корабль отвлечет последний галеон.

— Как? Станцует?

— Мы продумаем детали позже.

— Остается еще одно затруднение. Конвой пойдет пустым, приза не будет.

— Наверняка у таких ребят найдется что-нибудь ценное.

— Против многотонных грузов этих гигантов это не существенно. Понадобится много золота.

— Давай перейдем к конкретике. Ведь за этим мы и собрались.

— Пять сотен человек. Каждому по пятьдесят золотых в среднем это двадцать пять тысяч. Капитанам по тысяче — это еще пять. Затем нужны страховки. Если моряк умирает его семья больше никогда не получит денег за выход в море. За каждого убитого нужно будет оставить залог. За выживших его можно будет забрать потом, но эти деньги нужно внести заранее. Люди должны видеть гарантию того, что если они сгинут, то их семьи будут в порядке. Двести золотых за лихую душу. Итого сто тридцать тысяч золотых. — я сразу приуныл. Я был изрядно богат. Но таких денег у меня не было. Полагаю, что у Керис тоже.

— Нас все устраивает. — самодовольно сказала Йенифер. Даже Филипа посмотрела на нее с удивлением. — Я внесу нужную сумму.

— Это хорошо. — выдохнула Керис. Без денег очевидно и без того непростое положение, еще больше запутывалось. Она не могла бросить меня в час беды, но и своих людей подставлять тем более не хотела. Золото все упрощало. — И знайте, и вы и все люди на кораблях, не будут иметь к Скеллиге никакого отношения. Мы не станем спасать или выкупать не вас, не их. В чем бы они не признались под пыткой, официальный Скеллиге будет все отрицать. Эти корабли не имеют отношения к государству. Таковы негласные правила, которые позволяют нам не воевать со всем миром. Удобнее всего перехватить конвой будет здесь. — Она указала место на разложенных на столе морских картах. Я слабо разбирался в навигации и поэтому оставил понимание этой информации на откуп более грамотным чародейкам. — Вам нужно будет выдвинуться на утро, через два дня. Я отдам нужные распоряжение, чтобы подготовить корабли. Мышовур подскажет куда правильно перевести деньги. Взаимодействием нашего государства и великого банка заведует он. — за сим королева откланялась. Я надеялся, что она останется на ужин, мы давно не виделись. Но Ан Крайт заметно спешила. Ей нужно было успеть выполнить официальную программу визита и при этом не задержаться тут слишком сильно. Подпитывать слухи о том, что он пляшет под дудочку иноземных гостей, ей было никак нельзя. Мы разошлись, и я остался с Йенифер наедине.

— А сколько всего у тебя денег? Не любопытства ради, а чтобы понимать, на сколько наше дело войны с советом безнадежное. Оказывается, не только они могут оперировать сумами в сотни тысяч золотых крон.

— Сейчас на моем счету в великом Новиградском банке чуть менее полмиллиона. Уже завтра треть этой суммы перекочует на острова. Помимо этого, у меня есть еще вложения в разные ценности, чтобы не класть все яйца в одну корзину.

— Что может быть надёжнее банковской системы? Это же сплошная магия.

— Да, система гениальна. Но человек разрушал многие гениальные свои творения.

— А не плохо нынче зарабатывают чародейки.

— Поверь мне, я не изгнанием крыс накопила свое состояние. — это сущая правда, сколько я ее знал, своей выгоды она никогда не упускала. Всегда на госслужбе, в самой гуще политики. Хорошо разбираясь в математике и экономике, имея влиятельных покровителей, она грамотно вкладывала деньги и располагала вечной жизнью для получения дивидендов. Но все равно подумать только — пол миллиона. Йенифер не переставала удивлять.

— Надо собрать всех и подумать, что мы будем делать с кораблями. — сказал я перед уходом. На островах мы снова спали раздельно. — Будет очень глупо погибнуть, напав самим.

Мы быстро организовали военный совет. Задача была не простой, поэтому хорошие идеи лишними не будут. Я изложил текущее положение дел, не упоминаю только о том, сколько конкретно стоили нам корабли.

— Мы не можем позволить себе нанять еще? — спросил Казимир.

— Нет. Дело даже не только в деньгах. У Керис больше нет капитанов, которым она могла бы доверять, ответил я.

— Да, а что помешает им убить нас вместо того, чтобы воевать с галеонами? — спросил Роше. — Мы будем в море с пятьюстами головорезами.

— Убить нас не так-то просто. Чародейки могут сжечь паруса судов. И все-таки это наиболее верные из капитанов. — повторил я свои слабые аргументы.

— Верность лишь слово, и оно очень плохо защищает от стали. — продолжил гнуть свою линию шпион.

— Ты был верным, Роше.

— И посмотри куда меня это привело? Нет доверять кому-то было бы глупо. Деньги легко заглушают зов совести. Даже если капитаны не станут идти на это, команда может взбунтоваться.

— Совокупность факторов. Если бы мы были связанными в трюме — это одна ситуация. Но нас же еще надо убить. Надо поднять бунт и выиграть схватку. Плюс гнев Керис. Плюс то, что это изначально верные ей люди.

— Это бы могло работать так, не будь на другой чаши весов кровопролитного боя с солдатами на галеоне. — ответил Вернон. — Если бы им надо было просто отвезти нас куда-то, то они могли бы выбрать надежный путь. Но в том бою у них тоже очень серьезные шансы погибнуть.

— А какие у нас есть варианты?

— Ждать лучшего момента.

— Боюсь лучшего момента не будет. Награда никуда не денется. Мы должны использовать этот шанс. — я оглядел присутствующих.

— Нам придется пойти на этот риск. — поддержала меня Йенифер. — Если все пойдет плохо, то мы сможем вытащить всех оттуда. Мы не потеряем денег, так как все оплата моряков находится в залоге у Керис. Это же и повод им не пытаться кинуть нас. Потому что скорее всего мы улизнем. Они выйдут в море зазря, ничего не получат. Они навлекут на себя гнев Ан Крайт. Люди королевы постараются донести до капитанов, этот патовый расклад. Те же в свою очередь вынуждены будут попытаться убедить команду. Но этот не значит, что можно расслабляться. Нам понадобится секунд десять. Это время нужно будет сдерживать нападающих. Это более чем реально, если нас не застанут врасплох. Поэтому все время плавания надо быть на чеку. Помешать открытию портала они не смогут. Воинов вы сдержите. Стрелы сдержим мы. Никто из друидов не станет им помогать. А в такой срок найти наемницу чародейку они не смогут. А если и смогли бы против нас двоих она не устоит. Так что план надежен как махокамские часы.

— Тогда остается второй вопрос. Как нам забраться на высоченный борт галеона и нивелировать при этом двухактное превосходство соперника в численности? — снова вступил Казимир.

— Натравим на них Геральта, — усмехнулась Филипа.

— Сначала на мой взгляд надо решить, что для нас лучше. — продолжил рассудительный Каз. — Сразу вступить в рукопашный бой, сблизив корабли, или наоборот держать дистанцию и стрелять?

— Это интересная мысль. С нами ведь есть Самди. — подхватила Йенифер. — Я в прошлом имела возможность видеть, как работают его золотые стрелы. Он один может подавить защиту плавучего замка полного лучников.

— Мне лестны твои слова, колдунья. Но я не смогу помочь вам там, в холодных водах. Моя сила проистекает из лесов. В открытом море я буду лишен ее, почти полностью.

— Хорошо. Но у нас есть чародейки. Вы же можете полностью защитить нас от стрел? — продолжил рассуждения Казимир.

— С одной стороны да. — ответила Филипа. — С другой это будет напрасной тратой сил. Там будут сотни лучников. Мы будем терять силы слишком быстро. К тому же на палубах галеонов обычно устанавливают баллисты. Это будет их дополнительным преимуществом.

— Мы с Ламбертом осматривали корабли островитян сегодня утром. Они крайне минималистичны, никаких метательных машин в нашем распоряжении не будет. — продолжил рассуждения наемный убийца. — Тогда остается абордаж. Догнать большой корабль не составит никакого труда. На посудинах Скеллиге есть подъёмные лестницы. Они цепляются за канаты с кошками. А дальше используют механизм с лебедкой. Очень умно. Канат на конце окован сталью, разрубить его очень сложно. Также, как и верх лестницы. Сальные клинья врезаются в борт, так просто ее не скинуть. Это позволяет им штурмовать крупные корабли. Но механизм довольно громоздкий — поэтому на каждом бриге одна лестница. Когда с той стороны будет стоять толпа солдат то пробиться с одной лестницы будет не просто.

— Нужно будет как-то расчистить плацдарм, чтобы закрепиться наверху. — добавил я. — Используем чародеек или знаки.

— Зачем нам магия. — вмешался Ламберт. — Лучше взорвем их. Используем бомбы, они хорошо показали себя прошлый раз. А тут, когда три сотни человек столпятся около одного борта, разрывные игрушки покажут себя лучше эскадрона рыцарей.

— Толково. Ты сможешь найти все необходимые ингредиенты? — спросил я.

— Я поговорю с Мышовуром, он наверняка сможет помочь.

— Если что о деньгах не беспокойся.

— Да я понимаю. Раз уж мы нанимаем пять кораблей, половина из которых не вернется, то на селитре мы не сэкономим. — вздохнул ведьмак.

— Магия и знаки тоже остаются при нас. А если мы отобьем часть пространства палубы, то думаю сможем перебить гвардейцев. Тем более мы будем нападать с двух бортов. — резюмировал я.

— А что с теми кораблями, где нас не будет? — уточнил Ламберт.

— Ты можешь снабдить их бомбами тоже. Да и это не важно. Йен, вы же сможете понять, где, на каком корабле вампир?

— Вообще говоря нет. — начала чародейка. — если вампир захочет скрыть свое присутствие, его не найти. По крайне мере судя по Регису. Мне ни разу не удалось его засечь, хотя он от меня и не сильно прятался. Но тут есть любопытный нюанс. Он то нас увидит сразу. И возможно попытается телепортироваться. Как только он попробует открыть портал, мы его засечем. И само собой сломаем заклинание.

— А если он окажется достаточно смел? — спросил Роше.

— Тогда нам придется выбрать галеон наугад.

— А если это все просто ловушка? И его вообще не будет ни на одном из кораблей?

— Тогда нас переиграли. — раздраженно ответила чародейка. — Способов проверить наверняка у нас нет.

— Думаю после того, как мы добрались до первого из них ему, не просто будет сохранить холоднокровие. Надо будет сразу показать кто мы. — сказал я. Дальнейшее обсуждение имело не так много смысла. Основные решения были приняты, и шансы были неплохи несмотря на парочку слабых моментов.

Нос корабля разрезал холодные волны. Я любил море. Любил смотреть как все новые и новые мили морской глади остаются за кормой. Как быстро вода проносится мимо борта — если просто смотреть вдаль, то скорость не ощущается так, как если смотреть строго вниз. Корабли Скеллиге шли хорошо. На горизонте показался конвой. Мой глаз еще не мог его различить, но в подзорных трубах он был виден. Мы шли ему наперерез. Вскоре и простым глазом стало возможно различить силуэты кораблей. Йенифер была погружена в себя, сосредоточена, она искала всплески магии. В разрушении чужих заклятий она превосходила свою коллегу по цеху. Мы нагоняли галеоны. Чувствовалось что всех охватывает нервное возбуждение. Команда взялась за весла. Судно продолжала идти под парусами, но гребцы добавляли немного скорости и возможность маневра, не взирая на капризы ветра. Те, кому места на скамьях не досталось хватались за оружие. До боя было далеко, но в тяжести стали люди искали уверенности. Я же ощущал скорее пустоту. Волнения боя не было мне чуждо, я много раз испытывал его раньше. Чарующее чувство, когда твоя жизнь находится на грани клинка. Мой бой с Лето, когда я понимал, что соперник ни в чем не уступит. Не устанет и не ошибется. И я должен продумать каждое движение, каждый шаг. А я ведь смог тогда победить. Все же я был хорош в тот день. О нем не слагали легенды, но это лучший поединок из всех, что мне довелось провести. Кто-то говорил мне, что я убил Лето из страха, потому что он лучше меня. После я думал об этом, в этом было рациональное зерно, но все же я отвергаю это обвинение. Он подставил меня дальше некуда. Без толики везения, меня бы замучили в подземельях синих полосок. Могла погибнуть Трисс. Я сделал то, то что должен был тогда. В мире много людей, которые даже и сейчас опаснее менее помимо Лето. Чего стоят только легендарные боевые маги Ганзы. А тогда я и вовсе был более чем смертным.

— Что ребятки прольем кровь северян? — голос Филипы вырвал меня из раздумий о прошлом. Она в отличие от Йен была свободна. До кораблей Повисцев оставалось около трети лиги. Чародейка скрестила руки в магическом пассе и из них у паруса ударил тугой поток ветра. Ткань натянулась до упора, мачта протяжно скрипнула и наш корабль рванул вдвое быстрее. Палубу огласили радостные возгласы. Мастер громко и грозно крикнул что-то, потрясая мечом. Его лицо озаряла довольная улыбка, вот уж кто в бою чувствовал себя как дома и не уставал от рутинной необходимости отнимать жизни. Трюк чародейки воодушевил всех. Скорпионы дали по нам первые залпы. Наш корабль вырвался вперед, и ему же достались первые стрелы. Филипа бросила парус и поставила защиту, сжигающую снаряды. Роше покачал головой, и она тут же сняла купол. Расстояние было слишком солидным, да и наша скорость слишком высока для прицельной стрельбы. Можно было сэкономить силы. Корабль набрал инерцию и даже без поддержки магии несся как будто на крыльях. Я упустил момент, когда Йенифер дала команду о том какой из галеонов наш, но судя по тому, что рулевые уверено вели наш корабль, ей удалось это понять. Мы сближались и на нас обрушились уже обычные стрелы. Чародейка все-таки подняла защиту на несколько десятков секунд чтобы все мы могли укрыться под палубой. За это время Морлас и еще несколько лучников успели ответить несколькими десятками наших стрел. Мы стукнулись носом в борт гиганта под углом градусов в тридцать. Воины Скеллиге повалились на палубу от силы удара. Но толстый борт галеона повредить не удалось, корабль развернуло борт к борту. Островитяне накинули десяток кошек сквозь люки в палубе. Заработали, лебедки, железные барабаны разных диаметров, натянули канаты, люди у ручек крутили их в бешеном темпе. Борт торгового судна возвышался над нами как стены крепости. К счастью для нас, они боялись использовать горящее масло. Полей его сейчас на нас сверху, и мы бы сгорели вместе с кораблём. Но это был большой риск — транспортировать такие устройства, с легко воспламеняющейся жидкостью. В суматохе боя, мог загореться и их корабль. Малейшая неосторожность привела бы к гибели и их. Поэтому гигантские галеоны севера полагались на мощь своих команд-гарнизонов и меткость лучников. В небо взметнулась лестница и с треском вгрызлась в борт. Лучники северян посыпали нас стрелами. Филипа отражала их лишь возле лестницы, ставить полный купол на весь корабль было слишком затратно. На верху стояла стена щитов, лезть сейчас по лестнице было бы самоубийством. Будь у нас в трюмах десять тысяч воинов их бы перебили всех по одному до того, как они спрыгнули бы на борт. Мы с Ламбертом набросили на себя знаки Квен и подхватили ящики с бомбами. Ведьмак не покладал рук и не знал покоя все три дня, перед нашим отплытием. Он искал ингредиенты, раздавал указания друидам Мышовура, учил их алхимическим процессам. В итоге у нас в распоряжении было шестнадцать разного качества бомб. Еще восемь было на втором корабле, который нападет на этот же галеон. Остальные также пойдут на абордаж и поставят лестницы. Но не станут штурмовать борта. Палубы защитят их от стрел. Они будут снова закидывать кошки, если те удастся сбросить или отрубить. Будут снова и снова поднимать лестницу, стрелять из луков. Создавать видимость того, что они ждут момента для штурма. Мы надеялись, что защищающейся не станут первыми соваться на корабль пиратов. В надежде на то, что те, осознав тщетность своих шансов, уйдут сами. И это даст нам необходимое количество времени. Я лез первым, Ламберт карабкался за мной таща на спине и в одной руке тяжеленный ящик. Десятки стрел сгорали прямо над моей головой. Вампир был занят незримым противоборством с Йенифер и разрушать защиту второй чародейки было не кому. Мой товарищ подал мне первую бомбу — я зажег фитиль крошечным Игни и метнул ее наверх. Я старался заложить как можно более высокую траекторию полета, чтобы защитники не смогли просто откинуть ее назад. За первой полетела вторая. В этот момент одна из стрел сгорела надо мной яркой вспышкой и купол растаял. У них были зачарованные стрелы. В следующее мгновение воздух сотрясла другая яркая вспышка — первый взрыв. Затем еще один. Затем отчаянные крики боли обожжённых и покалеченных наверху. В меня полетели десятки стрел. Они больно били по доспехам. К счастью, перед тем как лезть вверх, я в кои-то веки надел шлем. Я бросил еще бомбу. Под правой рукой ярко вспыхнула боль — стрела угодила в подмышечную впадину и смогла пробить меня. Лучники стояли на удалении от лестницы — вдоль борта, взрывы не могли им повредить. Я кинул левой рукой еще одну бомбу и полез вверх. Теперь там наверняка есть место для нас. Правая рука пока не слушалась и лез, используя только одну. Но впереди еще было несколько метров, чувствительность успеет вернуться. Ламберт скинул ящик вниз и лез следом. Мы ворвались на палубу. Около лестницы, полукругом, было свободное пространство, полное трупов и раненых. Бомбы сработали идеально — они стояли плотным строем около борта, не желая, чтобы напор викингов продавил их. Завязался бой. Ламб держал в руках еще одну бомбу и кинул ее вдаль от борта в толпу, прежде чем спрыгнуть вниз на доски палубы. Я старался держать свою землю под ногами. По большей части блокируя удары и принимая их вскользь на доспехи. За нами с лестницы сыпались воины Скеллиге. Многих из них в пути доставали лучники с боков. Но еще большим удавалось добраться. Они обрушивали свои топоры на гвардейцев. Добивали раненых бомбами. Несколько минут преимущество было на нашей стороне. Но затем офицеры врага навели порядок и снова построили стену щитов. Как единый организм, покрытый сталью она надвигалась на нас. Врагов по-прежнему было больше — и их суммарная масса превосходила нашу кратно. Нас вытесняли обратно. Пираты падали мертвыми один за другим. Мы с Ламбертом запрыгнули обратно на борт и сражались стоя на его верху балансируя на доске шириной десять сантиметров. Все новые бойцы поднимались по лестнице, но сомкнутый строй постепенно выдавил всех, кто прорвался на палубу. Приходилось отступать. Я спрыгнул вниз и сделав перекат чтобы погасить инерцию вернулся на ноги. В шее что-то неприятно хрустнуло — делать это в шлеме было непривычно и не удобно, а высота в шесть метров была непренебрежимой. Я раздражено стянул его и выбросил в сторону. Теперь я не мог толком поворачивать голову вправо. Оставшиеся в живых воины и Ламберт также посыпались сверху обратно вниз. Мы потеряли человек двадцать — первый штурм был отбит. Ведьмак прижимал к животу окровавленную левую руку — он лишился двух фаланг на мизинце и безымянном пальце. Неприятная потеря — никакая регенерация не отрастит новый палец. Если бы сохранить обрубки — но в том аду, что творился наверху, это невозможно. Их наверняка затоптали. Несколько минут ушло на то, чтобы все могли отдышаться. Мы услышали шум боя с противоположной стороны, второй корабль добрался до галеона. Вернон подхватил оставшиеся бомбы, и мы направились к лестнице.

— Уверен? — бросил я, глядя на поднимающегося с пола Ламба.

— Да, — коротко бросил он. Упрямости и храбрости ему всегда хватало. Несмотря на рану он не останется в стороне.

— Госпожа Эйльхаарт, прикройте нас немного, — крикнул Роше, и мы снова полезли наверх. Я снова закинул на верх последовательно пять бомб. Одна не сработала, остальные огласили палубу грохотом. Мы взобрались наверх и спрыгнули на палубу. В этот раз они знали, чего ждать и разрушительный эффект от взрывов был не столь велик, но все же расчистил нам солидный полукруг. С другого борта тоже пытались пробиться пираты, но пока безуспешно. Мы обрушили натиск на гвардейцев. Они пытались восстановить строй, чтобы снова сбросить нас с корабля. Я ударил игни в самую гущу сомкнутых щитов. Там сразу образовалась брешь, куда устремились викинги, строй смешался. Я повторил этот трюк трижды, еще два знака кинул Ламберт. Это позволило нам немного оттеснить противников. Карем глаза я увидел на палубе мастера — он тоже успел добраться до верха и теперь сражался среди нас. А потом, когда перед лестницей за нашими спинами образовалось свободное пространство, на это пятачок ступила Филипа. И затем ударила по стройным рядам гвардейцев плетьми заклятия. Десятки человек падали замертво, от строя не осталось и следа. Пираты начали теснить защищавшихся. Нам удалось соединиться с силами со второго корабля. Теперь мы владели сплошным участком палубы от борта до борта. А в сторону к носу и корме гиганта теснились наши противники. Воины верных капитанов Ан-Крайт были хороши, но и бойцы галеонов знали свое дело. Схватка двигалась медленно и упорно. К счастью для нас сам вампир, считал себе достаточно важной персоной, чтобы сразу самому выйти на передовую. В окружении большого количества солдат убить его наверняка не удалось бы. Все высшие вампиры, с которыми мне приходилось иметь дело прежде, были искусными бойцами. Тем более пока никто из нас не сражался серебряным мечом. Пять клинков лежали в трюме нашего корабля, и человек отвечавший за это притащил бы их наверх в нужный момент. В тоже время опытный маг и неуязвимый боец создал бы нам кучу дополнительных проблем. Но вечный пока берег себя, надеясь на стражу. Пираты бились отчаянно, безрассудно. Викинги Скеллиге не обременяли себя доспехами, использовали топоры, шестепёры, боевые молоты. Это позволяло им сравнительно легко ранить защищенных броней гвардейцев. Но и сами они были уязвимы и гибли во множестве. Ряды и нападающих и обороняющихся быстро таяли. Вскоре я увидел, как упал Ламберт. Его достало копью врага. Викинги Скеллиге, оттащили его, как оттаскивали прочих раненых. Лучники галеона не теряли времени даром. Те, кто сражался в самой гуще были для них плохой мишенью, так как обе стороны были слишком близко. Но те, кто пытался помочь раненным выбраться из боя были как на ладони. Наших стрелков было слишком мало. Морлас и Казимир делали разницу. Особенно стрелы эльфа были смертоносны. Но вскоре офицер лучников приметил его и дал команду стрелять только в него. В тело аэн-седхе вонзилось около десятка стрел и его также утащили на наш корабль. Следом досталось и Казимиру, но его тело защищали латы, и для стрел он не был легкой добычей. Я сам после первой не удачной стрелы оставался не вредим. Гвардейцы бились очень дисциплинированно. Старайся не разрывать строй и не подставляться самим, как по учебнику. Это нежелание идти на малейший риск делало для них почти невозможным достать противника, превосходящего в классе. А мое мастерство позволяло мне себя таковым полагать. Бой длился уже минут двенадцать. Затем Филипа ударила снова. Упругие струи магии прошлись по рядам воинов и десяток из них рухнул замертво. Мы навалились на соперников. Фланги тех, чьим соседям не повезло попасть под гнев чародейки, были открыты. Я выждал секунды три и бросил знак игни, что позволило нам продвинуться еще дальше. Уверенность моряков тоже начинала таять. Потери были велики, а враг не стесняясь использовал магию. Лучникам пришлось оставить свое дело и броситься в рукопашную чтобы закрыть бреши в строю. На палубе появилась Йенифер и Вемери. Он не учувствовал в сражении — его оружие было заряжено серебром и у него был только один выстрел, не было смысла тратить его на простого бойца. Поэтому стрелок взял на себя обязанность носить наши серебряные клинки и появиться только когда в бой вступит наша главная цель. В тоже время мы не ожидали что вампир станет тянуть до последнего. Мне сразу бросилось в глаза состояние Йенифер. Моя легкость на ногах позволила легко ускользнуть из гущи схватки и броситься к ней. Ее лицо было бледным, нижняя губа треснула. Левый глаз сильно заплыл кровью, как будто в нем лопнули все сосуды.

— Ты как? — спросил я. Возможно мой маневр стоил жизни кому-то из моих соседей, но в этот момент я не мог об этом думать.

— Плохо выгляжу? — я утвердительно кивнул. — Он был силен. Но сейчас он на нуле, я уверена. Понятия не имею как в Офире вам удалось одолеть сразу двоих. Этот размазал бы эльфийскую видящую не почувствовав ее, уж поверь мне. — я немного выдохнул, все шло по плану. Плюс я беспокоился, что раз он так долго не появляется, то возможно мы все-таки ошиблись и его здесь нет. Я взял свой серебряный меч в левую руку. С грустью отбросил в сторону меч Ламберта. Он уже не понадобится, а из пяти клинков он был явно худшим. У Каза меч был чуть дороже. А мой и те два, что я выдал Мастеру и Роше были произведениями оружейного искусства. В сторону носа корабля от того плацдарма, что мы себе выгрызли все бойцы северян были повержены. С другой стороны, их осталось человек восемьдесят. Ну и пиратов в живых было десятков шесть. Вместе с нами, по количеству, стороны стали почти равны. Следом появился он. Я легко узнал его по клинку — мой наметённый глаз сразу приметил этого эльфийского красавца. Надо будет проследить, чтобы пираты не заграбастали его себе, при разделе добычи. Он легким шагом направился в сторону фронта. Я свистнул — наши лучшие мечники оттянулись за клинками. Вемери-ван-дер-Вейс избавившись от серебра начал выцеливать свой единственный выстрел. Лучников у соперника считай не осталось — элита Повиса легко меняла стрелы на мечи. Да и броней нильф не пренебрегал, поэтому за спинами сражающихся мох чувствовать себе в безопасности. Я потер ноющую шею и двинулся вперед. Вампир занял место в строю и аккуратными выпадами своего бастардного клинка, который он держал двумя руками, разил пиратов. Начни он делать это раньше и, как мне кажется, как раз, за время схватки, он отправил бы в чертоги мертвых десятка три-четыре и нас бы сейчас совсем не осталось.

— Нужна помощь? — крикнула Йен. Я оглянулся и качнул головой. В таком виде лучше ей больше не колдовать. Теперь если у врага нет магии, то мы точно справимся. Тревогу внушал только Мастер. Он взял меч, но не пошел за нами. Ему нужно было время отдышаться, он буквально валился с ног. Вемери выстрелил, пуля попала точно в голову, прямо в забрало. Вампир покачнулся и рухнул навзничь. Его оттащили за линию сражающихся. Я бился двумя мечами сразу, чтобы не менять ничего. Правой рабочей рукой использовал сталь. Оба клинка были полуторными, управляться с ним одной рукой было не очень сподручно. Роше вогнал серебро в палубу и дрался одним мечом. Все же мой запас выносливости превосходил человеческий и какое-то время я мог орудовать более тяжелым клинком, чем следовало. Казимир просто отбросил меч в сторону стрелков и чародеек. Вампир приходил в себя, это дало нам еще несколько минут — набрать преимущества. Добраться до него было невозможно, я и не пытался. Все равно бойцов оставалось все меньше. Люди были измотаны. И скорее всего вампир падет последним. Потому что и его способность принимать урон и его запас сил, несопоставимы с остальными воинами. Да и пока они бились на смерть, он где-то в чертогах разума противостоял Йенифер. К слову, надо заметить, что эта борьба на нем, в отличие от леди в черном, внешне никак не отразилась. Спустя минут пять он пришел в себя скинул шлем. Вытер обильно текущую из развороченного лица кровь, на скоро перевязал ее тряпкой. И бросился в бой. Поначалу он был безрассуден, простая сталь не могла ему навредить. Поэтому ему не следовало думать о защите. Но я быстро сместился на место двух убитых им островитян и достал его серебряным острием. Древний метал ожог вампира и тот нервно отпрянул. Возможно впервые он всерьез осознал, что дело может закончиться для него плохо. Роше отпрянул из гуще боя и бросил на меня вопросительный взгляд. Я качнул головой, к счастью шпион был чертовски внимателен и понятлив. Пока его помощь мне не требовалась. Пока вампир в строю своих воинов его не достать. Но и до меня он не доберется. А мой второй меч не позволит ему без наказано доставать пиратов. На время я его уравновешу. А Вернон пока поможет перебить остальных. После того как мышцы Мастера отказались толково служить своему хозяину, клинок Роше стал самым полезным в этой схватке. Казимир вскоре оказался рядом со мной. Он избавился от стали совсем. Так было даже лучше, вдвоем нам будет еще проще, а он такой разницы не делал. Из последних сил я бросил игни в лицо вампиру. Это точно последний знак для меня. Только благодаря отвару Петри я смог его из себя выдавить Рваная рана от серебряной пули обожжённая огнем доставила ему кучу неопрятных ощущений. Он отпрянул назад и потерял зрение на секунду. Этого времени хватило мне чтобы ткнуть его серебром сквозь кольчугу под коленом и затем правой рукой достать бок его соседа, так что раненому гвардейцу пришлось покинуть бой. Строй защитников окончательно распался. Их уже просто не хватало. Многие были деморализованы. Пираты добивали гвардейцев, вампир остался почти один. Один из двух капитанов попытался в ловком выпаде вогнать топор в тело бессмертного. Это не дало никаких результатов — топор пробил броню, но от плоти отскочил как от камня. Контор выпад перерезал горло верному капитану Ан-Крайт. Роше выкинул стальной клинок. Я машинально запомнил место падение меча, чтобы потом пираты не утащили его, в качестве трофея. Все же снаряжение им я выдавал из своих личных запасов, и оно стоило достаточно, чтобы вот так им разбрасываться. Он достал из палубы серебро и двинулся к нам. Мастер успел поучаствовать и в окончательном разгроме простой сталью и сейчас без сил рухнул на доски. Нам помочь он уже не смог бы. Его меч взял один из телохранителей Йенифер. В любом случае, нас было как минимум трое я, Роше и Казимир. Переиграть троих шансов у него не было. К тому же его страх играл нам на руку. Может и они мог бы что-то придумать. Даже я уже чувствовал усталость. А это значит, что мои коллеги были в еще худшем состоянии. Не знаю могут ли вообще вампиры уставать, но в любом случае он был свеж, так, как только вступил в конфронтацию. Ему надо было взвинтить темп. Агрессивно обмениваться ударами. Пропускать два, чтобы дать один. Ведь на его стороне был еще один фактор — он был в латах. И серебряные клинки очень плохо справлялись с броней. Его же стальной превосходный меч с большей легкостью находил бы уязвимости. И так бы у него был шанс достать одного из нас. А дальше по обстоятельствам. Но его сковывал страх, нерешительность. Многие сотни лет, он не ставил свою жизнь на острие клинка. На кону были судьбы мира, но не его судьба. И поэтому сейчас он не смог рискнуть. Он сосредоточенно защищался, прижавшись спиной к стене кормовой надстройки. Бойцом он был превосходным. Но в окружении это путь был гибельным. Я потихоньку выцеливал его левое колено каждый раз, когда Роше нападал справа. Кольчужный койф закрывающий заднюю часть ноги потихоньку поддавался, и серебро начинало жечь плоть. Он продержался минуты три. Затем начал ощутимо хромать и Вернон вогнал свой меч прямо в область глаз на шлеме, резким выпадом, после очередного моего финта, показавшего атаку в многострадальную ногу. На мой взгляд это тоже было не к чему. Увернись наша жертва, и вампир мог сконтрить шпиона. А спешить нам было некуда, потихоньку я бы изрубил его под коленные сухожилия в труху, и он бы потерял возможность опираться на ногу вовсе. Инстинкт убийцы в такие моменты в Роше был сильнее. Если он видел, как может завершить схватку, он наносил смертельный удар. От боли вампир потерял сознание и сполз на палубу. Вероятно, он был еще жив, просто без сознания и Каз отрубил ему голову, тремя размашистыми ударами. Броня была хороша. Сопротивление остальных солдат было подавленно, и мы стали методично стаскивать с трупа доспехи. Сложно сказать жив он сейчас или мертв. Но надо было как всегда тщательно уничтожить его плоть. Филипа ожидала своей работы с магическим пламенем наготове. Йенифер не участвовала, ей сегодня досталось более сложное дело, и она сидел у борта прикрыв глаза. Я же подобрал его меч, и прошелся собрать все свои разбросанные по полю битвы коллегами. Оглянулся вокруг в поисках оставшегося в живых капитана. Он закончил быстрый обзор горизонта в подзорную трубу и тоже начал высматривать меня.

— Что там? — спросил я, указав на все еще зажатую короткую трубку в руке.

— Двое наших на одном галеоне, там идет бой. Судя по всему, там ни одни не вторые не сунулись на чужие палубы. Я дам сигнал в рог к отступлению. На том корабле где у нас был всего один корабль все хуже. Там северяне очевидно решились напасть сами, над бригом поднят враждебный флаг.

— Что думаешь делать?

— Надо уходить, их уже не спасти, если там кто и остался. Сейчас я дам сигнал и оставшиеся в порядке наши два корабля, постараются отцепиться. Мы же заберем то, что сможем и тоже уйдем. Один из кораблей придётся бросить — нас слишком мало. — капитану подали громоздкий морской рог, и он, выбросив трубу, отправился с ним карабкаться на мачту, чтобы подать сигнал союзникам. Меня немного беспокоил оставшийся на ходу галеон, а также захваченный бриг. Я опасался погони. Я подобрал трубу поискал их в море и осмотрел. Моряки почти закончили расцеплять корабли. Не ясно думали ли они о погоне. Команда грабить, в отличие от команды к отступлению, морякам не требовалась. Гвардейцев уже бесцеремонно раздевали от доспехов, собирали мечи. Двое пиратов отправились вверх на бизань мачту, чтобы снять паруса и забрать и их. Сегодня пали многие и им хотелось, чтобы семьи погибших получили чуть больше двухсот похоронных монет от Йенифер. Йенифер брезгливо поморщилась. Потом перевела взгляд на меня все еще сжимавшего в руках охапку из четырех мечей, закатила глаза. Я подошел к ней и сел рядом облокотившись на борт.

— Ты как?

— В норме. — голос ее был слабым. Я положил клинки рядом с собой и взял ее руку. Филипа вместе с Роше и Вемери орудовавшего серебряным клинком заканчивали надругательство над бренными останками вампира. С высоты раздался протяжный гул рога. Затем капитан как-то очень быстро спустился на палубу. Раздал несколько коротких приказаний по поводу погрузки. О телах убитых северяне не заботились. Лишь проверяли пульс, чтобы не оставить раненных. И то выживших бы не забирали чтобы спасти, а добивали. Если человек без сознания, то в море он скорее станет обузой, чем благополучно доберется до дома и встанет на ноги. Разделавшись с вампиром Филипа двинулась к нам и жестом подозвала капитана.

— Что будем делать дальше? — спросила чародейка.

— Придется сделать небольшой крюк, к востоку. — сказала Йенифер. Нам нужно в Брокилон.

— Госпожа, мы так не договаривались. Те воды опасны и, тем более, я не смогу там причалить. — вежливо, но твердо сказал капитан.

 

— Мне не нужно сразу туда. Только обогни земли Ганзы и пройди еще две сотни лиг на восток. После сможешь вернуться на острова. — капитан сдержанно кивнул. И отправился руководить грабежом. Ему совсем не нравилась перспектива морского круиза с остатками из раненой и потрепанной команды. Но и спорить с нами он не решался, видел, на что мы были способны, взяв галеон. Многое сделали бомбы. Даже удивительно, почему они не завоевали популярности в военном деле. Ингредиенты необходимые для их создания нельзя назвать дешевыми или распространёнными, но достать их реально. А эффект был великолепным. Пожалуй, и на поле брани где строй сходится со строем они смогли бы сделать разницу. Как чародейка, которую нельзя заблокировать другим мигом или амулетом. Как бы то ни было, капитан поспешил удалиться. Людей и времени для грабежа у него было слишком мало. Минут через двадцать-тридцать нам нужно будет поднимать паруса — за это время оставшиеся галеоны не смогут развернуться и нагнать нас если мы останемся на месте, а два других корабля смогут выйти из боя. В то же время корабль был огромен и даже без груза, содержал в себе много ценностей. Это и неплохое оружие для трех сотен воинов и различные превосходные навигационные приборы — секстанты и тому подобное. Интерьеры кают высокородных пассажиров. Все это пираты в спешном порядке стремились перетащить на маленький бриг. Сам корабль по традиции оставляли на плаву. Забрать его себе — значит официально расписаться в нападении. Этого пока Скеллиге не мог себе позволить. По тем же причинам его не продать, такие корабли в мире на перечет, его не с чем не спутаешь. Можно пустить на дно. Но в этом не много смысла. Так корабль рано или поздно по воле волн и течений прибьет к обитаемому берегу. И там его опознают и вернут хозяевам за вознаграждение. Или рискнут и присвоят себе. Как бы не случилось корабль продолжит ходить по морям пот торговым флагом с полными трюмами. А это на руку пиратам. Если они уничтожат значительную часть торгового флота, то вся коммерция пойдет на спад и вместе с этим сами островитяне потеряют свою толику дохода.

  • Глупая сказка о казни шута / табакера
  • Надоело считать минуты / 2019-2020 / Soul Anna
  • Фразы для ДЕСЯТОЙ  пушинки / ОДУВАНЧИК -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Время отмеряет дорогу / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Ульяна Гринь
  • В дальнем космосе / Колдани Дмитрий
  • Воспоминание об осени / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Разбойничья бухта - Романова Леона / Путевые заметки-2 / Ульяна Гринь
  • Люблю Акутагаву... Из рубрики Петроградские хайку / Фурсин Олег
  • Пушистик / Люро Полина
  • Мандариновые звезды / Katriff
  • Баллада о Велиоре* / Чужие голоса / Курмакаева Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль