Каэр-Морхен. / Ведьмак 4. Всевидящий совет / Ведьмак Вессимир Иванович
 

Каэр-Морхен.

0.00
 
Каэр-Морхен.

 

Мы добрались до замка следующим утром. Приют ведьмаков приятно удивил меня. Я не был тут почти целый год и изменения были заметны. Больше не было бреши в стене оставленной еще нападением Саламандр. Свежий ремонт бросался в глаза, Эскель не терял времени зря. Замок пока был сравнительно пуст. До нашего приезда там было три ведьмака — собственно сам Эскель, Лмаберт и Казимир. И еще двое — семейная пара пожилых людей, которых нанял Эскель. Они должны были помогать по хозяйству, и получали скромное жалование. Их дети давно выросли, и они могли доживать свой век в замке. К тому же они пробовали начать свое дело и имели какие-то проблемы с подручными Тесака у которых занимали денег. Они утверждали, что их обманули, а может они и сами нарвались на проблемы. Но у них была мотивация бросить все и скрыться в укромном месте. К тому же своего жилья они так и не нажили. И даже, если их найдут, вряд ли кто-то станет связываться с ведьмаками. И со слов нового распорядителя замка, оба оказались толковыми и его такой расклад полностью устраивал. Мы были почти готовы к заселению детей в замок. А переложить весь быт на них и одного воспитателя ведьмака было бы слишком. К том же они помогали с ремонтом. Конечно Эскель нанимал рабочих и каменщиков. Но многое делал и своими силами вместе с новыми жильцами. Я был очень рад встретиться со старыми друзьями, нам нужно было многое обсудить. Мы разместили гостей в комнатах наверху. Я показал всем их комнаты, отдал эльфийке, ту в которой раньше жила Йен. А до нее Меригольд.

— Имей ввиду существует несколько чародеек которые вероятно сожгут тебе заживо за то, что ты останавливалась в этой комнате, — любезно предупредил Ламберт.

— Я не робкого десятка. Но, пожалуй, лучше не афишировать факт моего здесь пребывания. — улыбнулась лучница. Я вспомнил как наблюдал за вылетающей из окон кровати в прошлом, и подумал, что предупреждение ведьмака шутка лишь отчасти.

— Нам многое нужно обсудить. — сказал Эскель. — Начнем с этого?

— Да хорошо. Сначала покончим с делами, затем приведем себя в порядок, и вечером устроим небольшой праздник. — ответил я.

— У нас то нет повода. — хмыкнул Эскель.

— Ты почти закончили работу над замком. Это тоже не кислый повод. А главное я приглашаю, мне есть что отметить. — мой друг покачал головой, его мои успехи на ниве наемных убийств немало расстраивали. И мы отправились в зал совещаний. Он остался в том же виде, что и прежде, но из него хотя бы убрали весь хлам. К нам присоединился Казимир, и теперь все ведьмаки были в сборе.

— Чтож начнем с Эскеля. Результаты по реставрации замка впечатляют. Я думаю он может рассказать подробнее, что сделать уже удалось, а что еще предстоит?

— Нет, давай начнем с состава участников. — перебил меня Ламберт. — Что Казимир делает здесь? Мы зовем всех гостей обсуждать наши внутренние дела? Давай тогда пригласим Роше и обсудим стоит ли следующему поколению ведьмаков научится ходить строем?

— Казимир не просто гость. Он согласился также учавствовать в нашем предприятии.

— Он не из школы волка.

— Больше нет школ. Ведьмаки вымирают. Мы примем всех, кто прошел обряд посвящения.

— Он и не ведьмак вовсе. Его исключили из школы кота, он был изгнан за то, что стал наемным убийцей. — добавил Эскель.

— Ведьмаком его делает то, что много лет назад он выжил в испытании травами и его тело приняло мутации. Что когда-то давно думал Лето, по поводу достойности его занятий, меня не волнует. Я напомню вам чем закончил тот человек, который принял решение о его изгнании.

— Делал то же самое, что и ты сейчас, пока ты же его не убил, Геральт.

— Казимир готов помочь финансировать школу. Нам нужно платить рабочим за ремонт, закупать продукты для детей. Покупать им одежду, книги. Содержание школы дорогое удовольствие. Пока кроме нас с Казимиром спонсоров у нас нет.

— Ты попрекаешь меня моей бедностью Геральт — спросил Ламберт?

— Я реально смотрю на вещи. Школа будет есть деньги и не принесет ни гроша. Я надеюсь, что следующее поколение сможет достать денег на то, чтобы она жила. К тому же я знаю его много лет, я уверен в том, что он хороший человек, и я буду рад видеть его своим союзником и другом. Это мое решение как главы школы волка.

— Ах да, той самой школы волка которой больше нет, так как больше нет школ. Так же сказал сам Геральт из Ривии. — язвил Ламберт.

— Слушай, Ламб. Если у тебя есть личные проблемы с Казимиром давай выясним их. Поговорите с друг другом наедине или расскажите нам, и мы вас рассудим. Как вам угодно. Я не могу принять чью-то сторону, так как понятия не имею, что между вами произошло.

— Нет, никаких проблем.

— Я готов. — вмешался Казимир. — Я не предавал это огласке, потому что обещал. Но мне нечего скрывать.

— Это только наше дело, и дело прошлое. Никому не стоит в это вмешиваться. — ответил Ламберт. — Это никак не касается того, что я против участия наемного убийцы в возрождении школы. — я понимал, что без личной обиды тут не обошлось, но понятия не имел как их примирить

— По этим принципам, мы и Геральта в последнее время должны будем исключить. Да и ты сам Ламберт замешан во многих темных делах. — усмехнулся Эскель. — Я не хочу никого судить за их решения. Но я хотел бы обсудить наши принципы.

— Нам нужны были деньги. Я их заработал. — реально денег за убийство я не получил, все золото, полученное в Повисе с растратил на наемников и подготовку. Трисс забрала большую долю, я хотел обеспечить ее и оправдать тот риск, на которой она пошла, хотя бы деньгами. А если учесть потери в Туссенте, то даже ушел в минус. На школу мне хватало и своих сбережений. Но я не мог сказать, что меня задело пренебрежительное отношение соперника и, поэтому я заварил всю эту кашу. — Школа дорогая игрушка. Я остаюсь на той же позиции, на которой и был. Мы дадим этим детям выбор. Они могут принять испытание или нет. И потом они сами выберут свой путь в жизни. Мы дадим им знания, какие сможем. Но я ни к чему не хочу их принуждать. Я только хочу постараться вырастить их хорошими людьми, а кем они станут, и как используют дар, который мы дадим это их выбор.

— Даже наёмными убийцами? — спросил Эскель.

— Даже ими.

— Так давай тогда сразу переименуем Каэр-Морхен в школу убийц Геральта и Казимира. — продолжал свою линию Ламберт. — Уверен после твоей последней рекламной компании по убийству королей, отбоя от клиентов не будет.

— Ты передергиваешь. Но принуждать их становиться ведьмаками по профессии я не хочу. Мы будем учить тому, что знаем, как бороться с чудовищами. Я не хочу, чтобы эти знания были утеряны. Но и убивать химер за гроши я их тоже не хочу заставлять. Я занимался этим много лет и поганее работы не сыщешь. Каждый кмет думает, что уж он то сможет тебя обмануть.

— Это же не только ради денег. Мы когда-то были созданы для этого. — ответил Эскель.

— Сейчас нас стало намного меньше и что-то мир не стоит на пороге гибели из-за того, что некому делать нашу работу. — ответил я.

— Все же это была моя цель. Я так прожил жизнь борясь со злом. Мне сложно тебя упрекнуть Геральт, ты истребил бестий побольше моего. Но в этом я видел смысл того, что мы делаем.

— Зло это не только монстры, Эскель. Я расскажу одну историю из своей молодости. Тогда я был уверен, что не нужно нарушать кодекс. Я шел по большакам и брал заказы. Я был молод. И вот когда-то где-то недалеко от Флотзама, меня пару раз зацепили. Там влажный климат и раны заживали паскудно. Они были несерьёзными, но досаждали не мало. У меня была мало денег, я не мог позволить себе просто отлежаться и восстановиться под крышей. Зелий и ингредиентов не хватало остро. И тогда я забрел в маленькую деревушку. Там мне дали заказ на накеров. Дело плевое. Но эти мелкие твари существенно терроризировали жителей. Если у тебя нет серебряного оружия бороться с ними очень сложно. Жизнь в деревни была не простой, почвы там рожают слабо, налоги государства душили. Они собрали все что могли, но этого было мало. Это было больше чем в двое ниже стандартной цены на такой заказ. У меня оставался последняя ласточка и сделать новую было не из чего. В тех краях не найти нужные травы в лесу самому. Когда я доберусь до города можно купить ингредиенты, у алхимиков всегда есть сушенные. Но на это нужны деньги. Тех что предлагали крестьяне едва хватит на поесть в корчме по дороге до города. И сражаться с двумя не затянувшимися ранами без зелья было слишком рискованно. Я понимал, что накеры размножаться и обнаглеют и со временем уничтожат деревню. Кого-то убьют, остальные сбегут и погибнут от голода и болезней в скитаниях по миру. Я верил этим людям. Они еще немного подняли цену, и я понимал, что этим они обрекают себя и своих детей на продолжительное недоедание. Я думаю, что это были честные и хорошие люди. Но на другой чаше весов была моя жизнь. И я не взял тот заказ и ушел своей дорогой. Потому я получил более щедрый заказ и выполнив его пополнил все необходимые запасы и встал на ноги. Может на ту деревню потом набрел другой ведьмак, более успешный, чем я в те годы. И успел им помочь. Скорее всего нет. Одно я знаю наверняка, это был поганый выбор. Я уж не говорю про те сотни случаев, когда я торговался с сытыми мордами, которые клялись, что у них нет и гроша. Или, когда по возвращения с телом бестии мне бросали треть от обещанной награды и грозили проткнуть вилами. Удачливый ведьмак не мастер, а проходимец. Тот, кто продаст утопца, по цене дракона.

— Я не думаю, что жизнь убийцы проста и понятна. — ответил Экскель.

— Да, но эта жизнь, которую он выбрал. Мне же с малых ногтей твердили, что это то, что я должен делать. Помочь хорошим людям и убить чудовище может и Казимир.

— Он не носит с собой серебра. Казимир, когда ты последний раз убивал монстра? — спросил Ламберт.

— Много лет назад, по правде говоря.

— Я уверен, что, если сейчас Казимир попал бы в такую деревню, он спас бы тех людей.

— Ну да. Нанял бы им другого ведьмака по доброте душевной. Не самому же в болоте руки пачкать. — ответил Ламберт.

— Мы все останемся при своем мнении. У каждого своя правда. И пусть каждый даст свою правду этим детям. Я верю, что результат нас не разочарует. — сказал я. — Ну может, кроме Ламберта, он просто научит детей жаловаться и быть всем недовольными.

— Перейдем к делам насущным? — спросил Эскель и так как все молчали начал рассказывать о том, что было сделано, показал сметы. Мы обсудили закупки продовольствия на год и планы разведения собственного хозяйства. За годы запустения сильно пострадала алхимическая лаборатория замка и Ламберт просил денег на ее восстановление. В этой области он обладал самыми обширными познаниями и готов был этим заняться. Особенно в части изготовления взрывных веществ. Много ценных вещей сохранилось и было обнаружено в ходе ревизии. Например, обширные запасы двемирита. Главное, что мы были готовы перевезти детей в замок к началу осени. И весной провести первый, в новой истории, ритуал испытания травами.

Затем после небольшого отдыха мы накрыли столы в зале наверху и устроили скромный пир. Все мы были северянами и подсознательно видели в нильфах врагов. Поэтому после пары бутылочек вина все прониклись патриотизмом и начали праздновать убийство главы черных. Окончание работ над замком тоже было приятным поводом и эта разрядка я уверен, пошла всем на пользу.

Следующим утром меня разбудил Эскель.

— Регис здесь. Хочет тебя видеть. — я поднялся не без труда.

— Хорошо, попроси его немного подождать в зале я скоро спущусь.

— Он ждет у ворот.

— Вы не пустили его внутрь? Черт. Пора уже отбросить эти предрассудки, Регис мой очень давний друг и я полностью ему доверяю.

— Он сам захотел дождаться тебя снаружи. И я рад этому, я бы предпочел, что бы вампир не переступал порог Каэр-Морхена.

— Шире, шире надо смотреть на вещи.

— Подумай, чтобы на это сказал Вессимир.

— Я очень тепло отношусь к Вессимиру, но он не является для меня пример ни мудрости ни тем более образцовой терпимости. В плане закостенелых предрассудков, не обоснованных объективной необходимостью, он вполне может побороться за пальму первенства. — я умылся, прополоскал рот обеззараживающим травяным настоем, накинул куртку и пошел вниз. Не хотелось заставлять вампира долго ждать у порога замка. К тому же меня уже снедало любопытство, Регис был не из тех, кто появляется, чтобы повидаться и зайти в гости.

— Здравствуй друг — он спокойно ждал у ворот, крутил в руках какую-ту травинку, из тех что растут у дороги. Никогда нельзя знать наверняка, то ли она чем-то действительно интересна для травника, то ли он просто хочет занять себя, погруженный в свои мысли.

— Привет, Геральт. Рад тебя видеть.

— Пройдешь внутрь? Я был бы рад видеть тебя своим гостем. — интересно, мое приглашения как главы школы снимает действие чар или нет?

— Нет, Геральт. Я предпочёл бы прогуляться с тобой по местным живописным окрестностям. Нам надо поговорить. — мы не спешно двинулись вдоль дороги. У меня не было с собой оружия, но окрестности замка безопасное место, к тому же Регис сам по себе представлял живое оружие и вряд ли кто-то мог нам серьезно угрожать. Вампир продолжил — Я бы с радостью посетил столь легендарное место, но причины моего отказа скорее физические нежели этические, хотя безусловно и смущать твоих коллег по цеху мне бы не хотелось. Но главное, что на камне этого места осталось не мало магии. И в вашей системе распознавания свой чужой я однозначно подпадаю под определения врага. Мне полагаю хватит сил преодолеть защиты, но это лишняя трата энергии и к тому же вероятно негативно скажется на охранных рунах. Я думаю лучше оставить их целости по возможности. Вы хотите возобновить работу школы?

— Да.

— Будете готовить новых охотников на вампиров?

— Будем готовить новых ведьмаков. Против кого обратить свой меч они решат сами.

— Это идея Йенифер?

— Что? Нет. Чародейка тут ни при чем. Почему ты думаешь, что это могла предложить она? — это было неожиданное предположение. Но раз вампир спросил, значит это на руку Йен. Интересно каким образом?

— Просто предположил. — эти карты Регис не хотел открывать сейчас. Посмотрим какие захочет. — Станешь ли ты использовать книгу профессора Моро? — вампир знал о книге. Скрыть те изменения, которые со мной произошли во время событий в Туссенте было бы невозможно.

— Я уничтожил книгу.

— Но попытаешься ли ты использовать эти знания? — странно они с Йен задают один и тот же вопрос. Какую-то часть мозаики я не знаю.

— Посмотрим. — я твердо знал, что не стану, но решил тоже оставить капельку неопределенности, раз уж мне не хотят пояснить как это все связанно.

— Хорошо. Это не то, о чем я хотел поговорить, но нам нужно было занять время пока мы хоть не много не удалимся от замка. Я расскажу тебе, а ты уже сам решишь, кому еще следует знать и какую часть.

— Ты меня пугаешь. Я не очень хорош в интригах.

— Что есть, то есть. — улыбнулся вампир — Но дело действительно начинает приобретать весьма серьезный оборот.

— Это связанно с убийством премьера?

— И, да и нет. Это было опрометчивое решение, но это меньшая из твоих проблем, Геральт. Я постараюсь начать по порядку. Ты же помнишь нашу первую встречу?

— Разумеется. Наш отряд в поисках Цири случайно наткнулся на травника отшельника. И тот согласился нам помочь.

— И думаю ты понимаешь, что это было не совсем случайное событие.

— Да. Безусловно, всеведущий ты знал кто мы и куда направляемся, до того, как мы на тебя наткнулись. И помочь согласился не случайно. Да и потом я знаю тебя многие годы и на травника отшельника ты не похож.

— Все верно. Но к тому же, все еще не много сложнее. В этом мире живет много вампиров. Я не стану сейчас вдаваться в вопросы нашего происхождения. Мы делимся на касты. Есть самые низшие, те кто не обладают разумом, и ближе к животным. Есть бруксы и им подобные. Они разумны, они сильны, и могут жить вечно. Но и их мы называем низшими. И есть мы высшие вампиры. Нас немного. Мы очень древние. Нам подвластна магия. И после сопряжения сфер мы не можем покидать этот мир. Много веков назад из нас был сформирован всевидящий совет. Мы объединили усилия, чтобы влиять и контролировать развитие этого мира. По крайне мере пытаться. Тоже самое попытались сделать чародейки, создав ложу. Только мы сделали это за много веков до них. В разные времена я был членом совета и уходил из него из-за разногласий. Тогда, когда мы познакомились я действовал в их интересах. Мы знали все эльфийские легенды о поглотители миров, белом хладе. И знали, что в теории, ребенок предназначения, дитя старшей крови, может остановить это. Даже нам доподлинно неизвестно, как все сработало на самом деле. Погиб бы этот мир, если бы тогда, после поражения Эредина, Цири не вошла в портал. Но рисковать никто не хотел, и поэтому нельзя было допустить гибели княжны. Поэтому тогда я встретил вас. И способствовал успеху вашего предприятия.

— Так себе план, как по мне. Не проще было сразу отбить Цири и защищать ее? Там было тысяча и одна возможность, чтобы старшая кровь пролилась на холодные камни.

— Я был не один, я контролировал свою сторону процесса. К тому же нас мало, и мы не можем контролировать все. И еще нам свойственен изощренный подход к делу. Мы не всегда выбираем самый простой путь.

— Это дело прошлого. Мы стали друзьями надеюсь не по заданию какого-то там совета.

— Да, конечно. Но это только начало истории. Помимо нас высших вампиров — есть еще один первый вампир. Тот, кто попал сюда сразу после сопряжения сфер. И ты один из очень немногих смертных, кто видел его. И если мы больше часть этого мира, и активно вовлечены в его развитие, то он нет. Он так и сидит у разрыва, места где ткань миров тонка, и тоскует по тому, что было его жизнью раньше. Совет действует не зависимо от него, потому что ему плевать на дела совета. Но он обладает властью над любым из нас. Хотя он почти никогда ей не пользовался. Случай с Детлафом, одно из редких исключений. И то это связанно не с тем, что он не хотел гибели города, а с тем, что события развивались слишком близко к его логову. А теперь самое пренеприятное. Ведь та встреча с ним не стала для тебя последней?

Увы, это была правда. Чтобы выманить Детлаффа мы воспользовались помощью первого вампира. И так я узнал, как можно к нему попасть. А также понял, что несмотря на всю мощь моих мутаций, ему я совершенно не могу противостоять. Его магия игнорировала руны, амулеты, знак Квен и все прочие, как будто ничего этого не было. После окончания всей этой истории в Тусенте, я не забыл о приюте, где детей разводили как корм. Я рассказал об этом Ламберту и Эскелю и мы загорелись идеей это исправить. Убить бруксу, хозяйку приюта было не сложно. Даже с учетом того, что она призовет на помощь несколько других вампиров. Но мы были в непосредственной близости от логова первого. И я объективно его боялся. В какой-то момент у меня было ощущение, что я смогу противостоять кому угодно. Не то чтобы я возомнил себя бессмертным и неуязвимым. Но хотя бы посопротивляться смогу. Первородный вампир развеял это ощущение. Я понятия не имел как он среагирует на такое наглое нападение на одного из своих. И понимал, что, если он вмешается, тремя ведьмаками в мире станет меньше. Так рисковать не хотелось. И тогда мы сделали следующее. Я твердо знал по опыту, что вампир может и будет читать мои мысли. А значит, если я во что-то верю, то и он будет думать, что это правда. Я написал завещание на все свои средства в пользу Золтана. С условием, что в случае моей гибели он взрывает горный массив прямо над логовогом вампира. Конечно взрыв и обвал не нанесут ему никакого вреда. Но сеть пещер в районе разлома окажется уничтоженной. И ему придётся либо снова прорубать их магией, что даже для него вероятно не просто. Либо смотреть на разлом с тоской с расстояние в лигу, сквозь толщу породы. Для пущей красноречивости мы купили целую телегу пороха — гномьего изобретения, взрывчатого вещества. И отправили на ней, в район прямо над логовом, Ламберта. Чтобы первый взрыв последовал сразу же после того, как меня убьют. А потом гном закончил начатое. Сам же я, стараясь как можно ярче представлять взрывы и обрушения в подземелье, к которым приведет моя гибель отправился на вторую встречу с этой тварью. Наш план сработал. Вампир меня не убил. И мы перешли к той части, когда я рассказываю о том, что мне нужно. Он легко согласился не вмешиваться в убийство бруксы. Что мы и осуществили в тот же день. Конечно искренний детский плач немного омрачил наш триумф. И так мы стали владельцами оравы сирот. Которые поначалу нас еще и ненавидели. Но дети отходчивы и быстро к нам привыкли.

— Да это правда. Я немного подстраховался, прежде чем освободить тех детей.

— Дети были рады своему освобождению? — проницательный вампир, не удержался от легкого укола. — Тем не менее это был самый глупый план, который сработал за последнюю сотню лет. Во-первых, надо было просто посоветоваться со мной для начала. До твоего появления у него, первородный вообще не знал о существовании низших вампиров. Таких как бруксы или эвиксы. Ему не было дело до того, что происходит в этом мире. Ты мог убивать кого угодно и где угодно и ему не было бы до этого дело. Тем более вампира такого ранга.

— И как мне было связаться с тобой? Я напомню, тебя не просто найти.

— Да, таковы правила. Нельзя, чтобы ты мог первым меня найти. Но вы могли подождать моего следующего появления. Но нет, вам же не терпелось.

— Ты мог появиться через три месяца. А мог через год.

— С моей точки зрения, это допустимые периоды ожидания. Ну да ладно. Далее ваши угрозы были абсолютно беспочвенны. Совет обладает достаточной властью и возможностями, чтобы предотвратить это. Отобрать все твои деньги, выставить охрану, да что угодно. Деньги и наемники легко решили бы эту проблему. Но первый слишком долго оторван от реальности и совершенно ее не понимает. А главное, не хочет понимать. Поэтому твои образы в сознании, смогли его убедить. А совет узнал об этом только много позже. Совету плевать на бруксу. Но угроза первому. Многие из нас относятся с некоторым пиететом к этому существу. И поэтому принято решение убить тебя.

— Надеюсь, ты голосовал против. — усмехнулся я.

— У меня к тому моменту уже не было права голоса. Но он не имел бы решающего значения. У нас есть правила. Я не могу помогать тебе, но могу поделиться информацией, пока для этого нет прямого запрета. Я не хотел бы, чтобы ты погиб. И, по-моему, твои шансы не так уж и плохи. Если бы совет решил всерьез от тебя избавится, тогда проблема была бы серьезней. Но пока это вопрос скорее чести, чем реальной угрозы нам. Потому что ты не нанес вреда, ты нанес оскорбление. Среди нас тоже есть прогрессивные и реакционные представители. И пока убить тебя хотят скорее консерваторы. Поэтому они собираются сделать это лично. Два высших вампира. Если бы они просто дали существенную цену за твою голову, то тогда на тебя началась бы охота и рано или поздно кто-нибудь до тебя добрался. Но в текущем раскладе у тебя есть шанс. За многие века никто не мог одолеть высшего вампира. Мы были достаточно умны, чтобы не ввязываться в схватку, которую не можем выиграть. И достаточно могущественны, чтобы таких схваток было не много. Детлафф был первым из нас кто погиб. А до него ближе всего к гибели был я, в схватке с Вильгефорцем. Тогда я не до оценил силу этого мага. Точнее его скорость. Магия сложная штука. Запас сил у Йенифер, Филипы или даже Фрингильи Виго был больше чем у Вильгефорца. Но вот скорость, с которой те могли бы набрасывать заклинания и вливать в них силу, тут магу не было равных. Поэтому он успевал и снимать мои защиты и накидывать достаточно атакующей магии, чтобы практически уничтожить мою телесную оболочку. Конечно после этого от его потенциала мало, что осталось, он выложился. И вы смогли его одолеть. Но и я провел несколько десятков лет собирая свою плоть по кусочкам. Высшего вампира нельзя убить полностью. Это невозможно. Только другой высший вампир может это сделать. За всю историю это было совершенно единожды. Я убил дух Детлаффа после того, как ты уничтожил его телесную оболочку. Зачем я так поступил? Мне было любопытно, и правила в тот момент это позволяли. Он был вне законов. Я надеялся, что, попробовав сделать это, я изучу это явление и найду лазейку в возможной борьбе против своих собратьев. Всегда приятно иметь козырь в рукаве. Этого мне сделать не удалось. Но для тебя важно то, что убить одного из них полностью ты не сможешь. Но чем сильнее пострадает плоть, тем больше времени займет создание нового тела. Вампир не уязвим для простого оружие, но серебро и магия могут ему навредить. По мне[RbD1] прошлись парой заклинаний и мне понадобились десятки лет и вы сочли меня мертвым. Я полагаю ели после поражения вампира сколь-нибудь усердно уничтожить его плоть, измельчить серебряным мечом, например, тогда до обретения новой телесной оболочки пройдет три-четыре века. Я думаю это твой шанс. Держи при себе чародейку и пару хороших бойцов с серебром так, чтобы это не сильно бросалось в глаза. Любой из нас обладает магией. Но даже чародейка средней руки сможет нейтрализовать большую часть атакующих заклинаний. И если мои собратья окажутся достаточно глупы, чтобы атаковать, у вас будут неплохие шансы. Любой из нас великолепный боец и сможет выдержать множество ударов даже хорошего серебра. Но это все же лучший расклад, чем если они просто задействуют все доступные нам ресурсы. А пока, насколько я знаю, все идет к тому что они постараются сделать это лично. Я не знаю, когда это случится. Думаю, в ближайшие месяцы, может быть полгода. Но я очень советую тебе быть готовым. Мы не сможем больше встречаться какое-то время. Я появлюсь, когда в этом будет необходимость.

— Неожиданно — сказал я растерянно.

— У всех действий есть последствия друг мой.

— Но прошло сколько уже? Два года. Почему сейчас?

— Во-первых, первый нечасто контактирует с нами, и мы узнали поздно.

— Мы. На чьей ты стороне Регис? Могу ли я тебе доверять?

— Я на твоей стороне, Геральт. И ради нашей дружбы, иду против своего биологического вида. Поэтому твои сомнения мне обидны. Так вот, почему не раньше. Это имеет мало значения, но мне хочется, чтобы ты знал. Наши прогрессивные представители стараются действовать по принципу разделяй и властвуй. И так контролировать мир. Повис и Ковир во многом наши марионетки. Также, как и Новиградская крона со всей банковской системой. Юг и нильфгаард контролировать всегда было гораздо сложнее. Совет мог влиять на Эмгыра, но никогда не управлял им. Поэтому сначала способствовали его гибели, использовав ситуацию с Эредином и его чувства к дочери. А затем, когда партия премьера стала набирать обороты и грозилась посадить дитя старшей крови на трон, то сначала тебя использовали, чтобы вывести этот козырь из игры. А потом еще раз, чтобы убить самого премьера и окончательно ослабить позиции конкурентов, неподконтрольных совету сил, в Нильфгаарде. Партия регента контролируются вампирами. Разведка Повиса действовала по указке совета. И так как эти операции были задуманы до того, как совет узнал о ситуации с первым, то твою смерть немного, отсрочили. Мы относимся ко времени иначе и это сущий пустяк. Таким образом манипулируя твоей привязанностью к чародейке, тебе заставили помогать своим врагам. Твои чувства к Йенифер — твоя слабость.

— Слишком много информации. Мои чувство мои проблемы. Куда мне идти?

— Решишь сам. Мне об этом лучше ничего не знать. Да и нашу встречу лучше сохранить в тайне. Что ты теперь предпримешь, мне лучше не знать. Наши законы создавались веками и сейчас в их хитросплетениях очень непросто разобраться. Я не знаю обязан ли я буду рассказать совету то, что узнаю. И без острой необходимости я не хотел бы оказаться вне законов, как Детлафф. А пока мне ситуация не видится критичной. С той информацией, которая у тебя теперь есть, ты вполне сможешь выкрутиться и отбиться. А там будет видно, что делать дальше.

— Чудесно. Чувствую себя во все оружие.

— Это все, что я могу тебе сейчас дать. Если бы ты своевременно советовался со мной, то мы могли бы избежать этой ситуации. Для меня положение тоже весьма щекотливое, я вынужден играть на два фронта.

— Тебе выгодна их смерть? Поэтому ты помогаешь мне?

— Они мои братья по крови, я не хочу их смерти. Но ты мой друг и брат по духу и твоей смерти я не хочу больше. Поэтому я даю тебе шанс выжить. Я пытался отговорить их, но тщетно.

— Я могу тебе верить?

— Тебе решать, Геральт.

— Спасибо, Регис.

— Ты сделал бы для друзей то же самое, в этом я не сомневаюсь. Теперь я должен покинуть тебя. Постарайся сохранить мой визит в тайне.

Вампир исчез. Я в задумчивости побрел к замку. Я верил Регису. В том, что он рассказал не было лжи. Вопрос в том, о чем он не расказал. И что важнее надо решить, что делать. Как не крути, а первоочередная задача пережить нападение двух высших вампиров. Надо подумать, кто может мне в этом помочь.

 

 


 

 

[RbD1]

 

 

 

  • Плач звёзд / Nostalgie / Лешуков Александр
  • Подкаблучник / Лонгмоб «Однажды в Новый год» / Капелька
  • Стезя самурая / Аркадьев Олег
  • Волшебная пыль - она же не в кайф... / Сказки на ночь / Кккквв
  • Билет на поезд №3 / Аллегро / Мария Вестер
  • Не устали нас поливать? / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Океан / Блатник Михаил Михайлович
  • Зимняя сказка, Армант, Илинар / "Зимняя сказка — 2017" -  ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Лисовская Виктория
  • Живая очередь / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Чудовище Джет. Судейские отзывы / Ночь на Ивана Купалу -3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • письма. / antagonist

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль