Что-то кончается. / Ведьмак 4. Всевидящий совет / Ведьмак Вессимир Иванович
 

Что-то кончается.

0.00
 
Что-то кончается.

 

Я почувствовал руку, вцепившуюся в мою левую опорную ногу. Под правой растекалось то, что недавно было головой барона, вмещавшей в себя знания о финансовых схемах половины мира. Это был расторопный из двух телохранителей Фрайхера. Мне пришлось кидать знак. Иначе, следующим движением, он бы опрокинул меня, лишив равновесия. Игни ослепил обоих охранников на секунду. Следом я ударил ногой в лицо того, кто одёрнул руку от моей лодыжки опаленный магическим огнем. Не смертельно с коротким замахом, но с ног сбил и соображать что-то он начнет не сразу. Эльф смачно и коротко ругнулся. Я подставил его, он не нанимался на такую свару. Но сориентировался быстро и приложил второго дезориентированного знаком охранника, его же кружкой по голове. Кружка разлетелась вдребезги, и второй охранник повалился навзничь. Нужно было действовать быстро у охранников было численное превосходство, и они были вооружены. Мы сложили оружие на стол при входе, и сейчас главное было туда добраться. Трисс вскинула руки и обдала залу пламенем, огонь разошелся широким полукругом. Выглядело очень эффектно, охранники отпрянули назад. Пламя было не очень горячим, она не вложила в него много силы и люди не пострадали. Но это дало нам время добежать до стола с оружием. Пару стражников выстрелили в чародейку, стрелы сгорели на лету. Я, подхватив свой меч, заложил два вольта в центр зала рассекая воздух широкими дугами. Это не позволило стражникам сблизиться с эльфом и чародейкой и оказался между ними. Морлас добрался до лука и начал стрелять. Его стрелы часто находили открытые места в доспехах телохранителей, многие падали ранеными. Стрелы соперника отражало заклинание Меригольд. Никто не стремился сблизиться. Их босс был уже мертв и, в любом случае, задача провалена. А найдётся ли кто-то из родственников или приближенных барона, кто отблагодарит золотом за поимку или убийство убийц неизвестно. Поэтому лишний раз совать голову под мой клинок никто не хотел.

— Отходим, — отрывисто бросил. — Трисс выходи первая, там должны быть еще.

Так сохраняя строй, мы пятились к дверям. Двое стражников с криком бросились на нас. Это могло спровоцировать всех остальных на ненужное геройство. Я бросил на встречу легкий Аард, чуть сбивающий концентрацию, как удар в нос, но оставляющий на ногах и резким выпадом убил ближайшего нападавшего. Второй остановился, метнул в меня кинжал. Мой клинок был в теле первого нападавшего и клинок скользнул по панцирю. Трисс открыла двери и сразу ударила магией. Отсюда чувствовалось, что на это раз она бьет на поражение. Что-то сразу загорелось, будет пожар, мой тонкий нюх уловил гарь внутри таверны. Эльф выстрелил внутри последний раз и юркнул за ней. Последним вышел я. Группа людей барона, которую мы приметили еще при входе, страдала от ярости чародейки. Огонь отбил их желание кинуться в драку. Те, кто не получил серьезных ожогов и мог стоять на ногах ограничились стрелами. Чародейка справлялась, эльф на ходу отвечал. Мы быстро двигались от места происшествия, надо было добраться до нашего логова, где был подготовлен портал. Я с тревогой бросил взгляд на Трисс. Она очень самоуверенная и могла потратить слишком много сил. Если она не откроет портал, то уйти от погони будет очень непросто. Из переулка выбежала группа стражников. Судя по топорной экипировке городской патруль, не люди барона. Явился на шум. Я не задумываясь бросил в них сильным Игни, что опередить Меригольд и не дать ей вмешаться. Этого оказалось достаточно. Остаток пути до логова мы пробежали без приключений. Люди барона не стали изо всех сил преследовать нас, а городская стража не успела среагировать достаточно оперативно. Трисс отдышалась секунд тридцать и начала приготовления. Эльф внимательно следил из окна за улицей, расположившись так, чтобы его не было видно. Скоро в открывшемся овальном окне я увидел сочную зеленую траву. Пасторальная картина одинокой сельской охотничьей заимки. Я скривил рот и шагнул в портал первым. Затем на поляне появились эльф и чародейка. Сквозь закрывающееся окно портала я успел увидеть пламя — Трисс подожгла нашу берлогу, чтобы не оставить лишних следов. Дай Милэтеле, чтобы в пламене пожара в этой наемной халупе для бедных не погиб не один ребенок.

Я сидел на крыльце домика. Вид природы успокаивал. Внутри было как-то пусто. Что-то странное было в том, что мне пришлось убивать нильфгаардского барона. Не должны были наши пути пересекаться. Я увидел, как к дому по тропинке идет невысокая фигура в черном, несмотря на дневную жару. Регис подошел молча, обошелся без приветствий, смотрел укоризненно.

— Как тебе удается всегда меня находить?

— Вампирские штучки.

— И что, любому твоему собрату также легко будет меня отследить?

— Не все так просто. Это отдельная магия, она очень сильно зависит от степени твоей эмпатии. Пока ты доверяешь мне, не воспринимаешь меня как врага, я могу чувствовать где ты.

— Удобная штука.

— Те, кто создавал мир многое продумали. Что ты натворил?

— Защитил Трисс. Как делал это всегда.

— А кто защитит тебя?

— Так ли это важно?

— Вообщем-то да. Ты мой друг и мне не безразлична твоя смерть. Ты думаешь, что сталь и серебро защитят тебя, но они будут бессильны против золота. Когда в очереди проблем, до тебя дойдет приоритет, каждый наемник и авантюрист материка, будет охотиться за твоей головой. Каждый человек станет, за горсть монет, докладывать о твоем шаге. Тебе будет не где укрыться. Солдаты задавят тебя числом. Чтобы этого избежать тебе нужна чья-то поддержка. Где теперь ты укроешься? На Скеллиге? Там каждый первый сам захочет награду за твою голову.

— Ее пока еще нет. А ту, что была, я как раз убрал.

— Это вопрос времени. Пройдут века прежде чем те два вампира снова смогут обрести телесную оболочку. Даже по нашим представлениям о течение времени, это почти равносильно смерти. Тебе этого не забудут.

— Что мне оставалось делать? Он тоже охотился на нас. Он угрожал Трисс.

— Договориться. Он ведь всего лишь человек, просто очень богатый. Да он сделал больно Меригольд. Но ведь если она бежит по лесу и ее царапает ветка ты же не вырубаешь лес после?

— Я тоже всего лишь человек, после всего.

— Давно нет. Вампиры не дружат с людьми.

— Хорошо, чего ты сейчас хочешь от меня?

— Честно, что делать тебе я понятия не имею, Геральт. Для начала я хотел бы от тебя раскаяния в том, что ты обманул меня и не стал слушать моих мудрых советов. Затем, пожалуй, обещания прислушиваться к моим мудрым советам в дальнейшем.

— Я всегда прислушиваюсь к твоим советам. Я буду делать это и в дальнейшем, Регис. Но в данном случае я не мог поступить по-другому. Вернее, мне казалось, что я обязан сделать то что сделал.

— А сейчас?

— Я не знаю.

— Ладно, забыли. Что ты собираешься делать?

— Сейчас? Вернусь в Каэр-Морхен. Отдохнуть, привести мысли в порядок.

— Хорошо. Я связан договором. Я не могу помогать тебе. Но советовать мне никто не в праве запретить. У меня не будет информации в том, что будет касаться тебя. Но если я что-то узнаю, а я думаю, что я узнаю, то я сообщу. И в любом случае не расслабляйся. Люди барона и Нильфы тоже станут мстить тебе. Я думаю сейчас они первые в очереди.

— Эта очередь редко пустовала.

— Отнесись серьезнее. Ранее в числе твоих врагов никогда не было людей с таким количеством денег.

Я невольно посмотрел на плавно бегущие по небу облака. Обыденная картина успокаивала и завораживала. Когда я перевел взгляд обратно на вампира его уже не было. Спокойнее мне не стало. Я чувствовал себя нехорошо перед Регисом. Без его вмешательства, нам было никак не добраться до барона. Он показал тому, что те, кто хотят с ним встречи могут убить его в любой момент, не смотря на магию и охрану. И Регис и впрямь мог. Но не хотел этого. А мы хотели, но не могли. И встретился он в итоге с нами. Я бы сказал, что со мной. Я почесал голову. На крыльце появился Морлас. Эльф старательно избегал встреч с моим таинственным гостем, что было весьма благоразумно.

— Чем раньше мы расстанемся, тем будет лучше. Я совсем не хочу, чтобы меня связывали с убийством банкира. — сказал наемник.

— Как пожелаешь.

— У нас остался один не закрытый вопрос. Ты мне должен.

— Я нанимал стрелка. Стрелок так и не выстрелил.

— Все пошло не по плану. Мне оборот дела и то, что ты не посвятил меня в свои планы, тоже не пришелся по вкусу. Я предпочитаю делать то в чем я хорош, а не учувствовать в кабацких потасовках.

— С такой задачей справился бы любой наемник.

— Возможно. Но ты нанял меня. — голос эльф напрягся.

— Я дам тебе половину от второй половины, которая была обещана.

— Не думаю, что так мы договоримся, Белый Волк.

— А мне плевать. — Я был взвинчен и раздражен разговором с вампиром. Мне хотелось спорить. Я вымещал эту агрессию на эльфе.

— Станешь ссориться с гильдией?

— Ты не проводил заказ через гильдию, я уверен. Понятия не имею почему, но ты как-то сам был во всем этом заинтересован. Иначе вопросы согласования заняли бы кучу времени. Так что я поставлю на то, что ты здесь как частное лицо. А в таком случае я могу ориентироваться на две вещи: твою опасность и мою совесть. Первое для меня равно нулю. Второе позволяет мне заплатить тебе половину от оставшейся суммы, так как по сути твои услуги мне не понадобились.

— А если я не соглашусь на твои условия, ведьмак?

— Тогда я на всякий случай сломаю тебе правую руку в двух местах и отправлюсь по своим делам. — эльф был очень напряжен, но спокойствие сохранил. Мы были совсем одни на лиги вокруг. Он был у меня в руках, в открытом противостоянии у него не было шансов против ведьмака.

— Хорошо, — отрывисто бросил он. Бросил мне камень со своей руной и развернувшись пошел прочь. Камень позволит идентифицировать адресата и зафиксировать перевод средств. Эльф решил не контролировать этот процесс, что, логично учитывая мой ультиматум. Я бросил камень в сумку, это пока подождет. Вошел в дом, чародейка лежала на кровати. Объем заклинаний, которые она сотворила, физически вымотал ее.

— Решил начать экономить? — спросила Трисс. Для ее тонкого слуха наш разговор во дворе не остался тайной.

— Не знаю. Не знаю, зачем я это сделал. Меня, наверное, вывела из себя сложившаяся ситуация. Знай я заранее, про вмешательство Региса, и стрелок был бы не нужен. Он и не был нужен. Но я же не знал.

— Вот именно. Он тоже. И ведь эльф соблюдал договор.

— Да. Ну я и заплатил ему три четверти, от полной суммы.

— Ты сильно его задел. Стоило ли оно того?

— Я немного не в своей тарелке, Трисс. Но что сделано, то сделано. Морлас точно не обеднеет.

— Как скажешь. Что теперь?

— Как я и сказал отправимся в замок. В Каэр-Морхене безопасно. Мы убили барона, но у Фрайхера много сторонников. Не думаю, что все закончилось для нас обоих.

— Безопасно ли в замке? Там нас легко найти. И сейчас там дети.

— Главное там к нам нельзя будет подобраться незамеченными. И больше мне некуда идти. Оставаться на постоялом дворе пока на нас идет охота нельзя. А пока можно немного отдохнуть здесь. Уверен тебе это не повредит.

Следующем утром мы выдвинулись в путь. Дорого прошла без происшествий. Хотя теперь нам приходилось не привлекать к себе внимание и путешествовать в капюшонах. Это тоже наводит на подозрение посторонних, но все же не так явно идентифицирует нас, как наши волосы. Ярко рыжие и пепельно-белые. Я давно думал о том, чтобы сбрить волосы. Это сильно изменит мой внешний вид и позволит путешествовать инкогнито. Но я так привык к волосам за долгие годы, что пока рука не поднималась. Из-за этого меня конечно легко мог опознать любой встречный. Но на пути в Каэр-Морхен это к проблемам не привело. В замке был только Эскель и несколько нанятых им работников. Он полностью погрузился в проблемы интерната. Учил детей, занимался хозяйством. Мне кажется ему хорошо подходила эта роль. Сложно было заглянуть внутрь друга, и понять насколько ему все это по нраву. Но он чувствовал долг и хорошо справлялся с новой ответственностью. Я и Казимир по сути покрывали все материальные нужды новой школы. Эскель не мог позволить себе таких вложений, поэтому вкладывал себя непосредственно. Ламберт вероятно не был сильно обременен моральными обязательствами перед спасенными детьми, поэтому не делал ни того ни другого. Впрочем, я, пожалуй, могу его понять. Не будь у меня денег, чтобы «откупиться», я, наверное, тоже не долго продержался бы в роли покровителя новых воспитанников. Ламберт и Казимир отбыли в неизвестных направлениях, застать их в замке не удалось. Мы отдохнули несколько дней. Трисс читала детям какие-то лекции. Она была здорово образованна, пройдя школу чародейства, и у нее здорово получалось. Может магичка просто была очень красива, и дети к ней неосознанно тянулись. На шестой день нашего пребывания в замке мы услышали звуки рога. У замка была наблюдательная башенка и кто-то из детей ежедневно дежурил на ней. Это была больше формальность в воспитательных целях, но вот ему довелось подать сигнал тревоги. Я пил пиво в столовой после завтрака. Пока Эскель был занят рутиной, Трисс как-то взаимодействовала с детьми, я откровенно бездельничал эти дни. Может не много отвлекаясь на физические упражнения, чтобы не растерять форму. Замок давал мне чувство защищённости, и я очень хотел скрыться от мира, хотя бы на некоторое время. После сигнала тревоги, иллюзия защищённости развеялась без следа. Это могли быть бродячие торговцы или кто угодно, о приближении которых дозорный обязан известить замок. Но я хорошо понимал, что скорее всего за нами пришли. Я быстро вскочил и взбежал на стену. Эскель уже был там. К замку приближался отряд вооружённых людей. На вид человек сорок. С ними были две крытые повозки — неизвестно что у них есть из снаряжения. Доспехи разношерстные — видно, что это не военные, наёмники. Но снаряжение качественное. Нашивки на рукава, и два знамени на телегах тоже были разными. Отряд собрали из нескольких групп ландскнехтов на скорую руку. Бойцы никуда не спешили — понимали, что застать замок на возвышенности врасплох не удастся. Но зачем им спешить, их было сорок, а взрослых мужчин в замке было трое. Я увидел Трисс спешащую к стене.

— Все в оружейную, быстро скомандовал я. — как бы не развернулись события, но броня не помешает всем троим. К тому же нам надо быстро поговорить, а в процессе подготовки экипировки мы сможем это сделать, не теряя времени. Во дворе появился помощник, которого Эскель нанял жить в замке. В руках он держал арбалет. Мужчина был в годах, но судя по всему крепок характером. Он бросился опускать решетку ворот.

— Их слишком много. Надо уходить. В замке все готово для того чтобы открыть портал, мы трое сможем уйти. — Я говорил на ходу, пока мы трусцой двигались к оружейной.

— Ты с ума сошел? В замке дети! — сказал ведьмак. — Мы не можем их бросить.

— Наемники не тронут детей, им они не нужны. — ну или тронут подумал я. Или возьмут в заложники. Или убьют из злости. А может и правда не тронут. В любом случае мой альтруизм не факт, что простирался бы до таких горизонтов, чтобы рисковать своей шкурой ради наших воспитанников. И уж точно я не был готов рисковать жизнью Трисс.

— Трисс ты должна помочь! Без тебя мне не справится. Мы должны защитить детей. — Эскель хорошо знал нас обоих, понимал куда надо надавить. Трисс ни за что не бросит детей. Я не брошу Трисс. И мы все трое здесь умрем.

— Трисс, пожалуйста надень хоть какую-то броню. Хотя бы панцирь. — спокойно сказал я и начал одевать свои легкие, прочные, закаленные рунами доспехи. Жена слуги, увела детей в комнаты в глубине замка и заперлась там, мы же отправились обратно на стену. Слуга с арбалетом был наверху. Эскель тоже тащил с собой арбалет. Вряд ли это сильно нам пригодится, я даже не попытался брать что-то стреляющее с собой. Наемники подходили ближе, сейчас до них было три расстояния выстрела. Эскель выпил Ласточку. Я тоже достал два зелья прихваченных из оружейки. Это была та же ласточка, а второе оказалось Громом. Просто второпях и на нервах я перепутал зелья. И черт с ним. Выпил оба. Я понимал, что скорее всего среди наемников будут хорошие лучники. И трем стрелкам, даже имея преимущество высоты, их не переиграть. Тем более, что никто из нас не был даже Казимиром, наша стихия — это ближний бой. Нам придется отступить в сам замок за стену, и там решать дело в узких коридорах. С другой стороны, может они сделают какую-то оплошность и нам удастся забрать кого-то в процессе. Поэтому мы не стали сразу сдавать наш первый оборонительный рубеж. Подойдя на расстояния двух выстрелов, наемники перестроились. Оставили телеги позади и десяток человек у них. Остальные достали луки построили стену щитов. И начали медленно приближаться к стене.

— Сильно не высовывайтесь, не подставляйтесь. — скомандовал я. Я понимал, что наша задача не попытаться выиграть перестрелку. А постараться максимально помешать им, когда они будут ломать ворота или карабкаться на стену. Конечно это никого не остановило. Когда нападающие приблизились оба арбалетчика высунулись и выстрелили, два болта прошли мимо. Арбалет более простое оружие нежели лук в обращении и более опасное. Но скорость стрельбы из него оставляет желать лучше. Поэтому пока-что, лук остается куда более популярным средством. Он дешевле, и он в случае промаха позволяет тут же послать вдогонку вторую стрелу. Наемники ответили залпом. К счастью никто из наших не пострадал. Я держался рядом с Трисс.

— Не высовывайся. И главное не трать силы на магию понапрасну. — Наверное лучшим сценарием для наших врагов было бы если Трисс повесила защиту от стрел, и мы бы стали пытаться выиграть эту дуэль. Будь у нас хотя бы пара хороших стрелков это может и было бы разумно. Но сейчас они бы просто истощили силы чародейки и лишили нас главного козыря. Наши стрелки перезарядили свои арбалеты и снова попытались ответить. На это раз лучники успели подобраться ближе к стене и били точнее. Слуга упал замертво. Половина тела его перевесила, и он мешком рухнул во внутренний двор. Ведьмака стрела тоже задела, оставив на голове глубокий порез пройдя по касательной. Кровь заливала лицо. Я ругнулся сквозь зубы.

— Перевяжи рану. Важно остановить кровотечение чтобы не мешало обзору. — крикнул я. — И больше не высовывайся. Мы скрывались за зубцами, недоступные для стрел. Под прикрытием стрелков остальные достали из повозок пять легких бамбуковых лестниц. Связали их секции между собой и подняли на стену. Эскель попытался было дернуться скидывать их, но я покачал головой. Ведьмак послушался. Высунься он над стеной хоть на дюйм и есть хороший шанс словить стрелу. А лестницу поднимут снова. Во второй повозке оказался небольшой, сподручный таран. Его катили к воротам. Над тележкой был навес, который защищал нападающих от стрел. Я не смотрел на происходящее под стеной, но чуткий ведьмачий слух позволял мне следить за картиной. Три лестницы с моей стороны от ворот, две со стороны Эскеля. По скрипу ступеней ясно что на каждую забралось по два человека. Сейчас скидывать лестницы вниз было бы куда интереснее. Но внизу есть упоры, плюс вес двух бойцов с доспехами. Нужен рычаг наверху. Можно использовать меч. С другой стороны, высота стен не такая большая они где-то на середине. Успеют спрыгнуть. А пока ты будешь ворочать лестницу наверху — ты мишень. Бойцы на лестницах не спешили забираться на самый верх. Они были той угрозой, которая держит нас наверху, чтобы мы не могли спуститься к воротам. Надо было как-то спровоцировать соперника сделать что-то опрометчивое.

— Трисс, я немного отвлеку стрелков, а ты кинь что-нибудь в таран. Не надо уничтожать таран, но нужно ранить или убить тех, кто вокруг него. — скороговоркой проговорил я. Чародейка кивнула в ответ. Я одел шлем который носил в руках. Шлем всегда был моей головной болью. С одной стороны, штука безусловно полезная. С другой стороны, я очень подвижный и пластичный боец и очень редко сопернику удается зацепить мою голову. А обзору шлем сильно мешает, да и двигаться в нем не так удобно. Поэтому обычно я цеплял его на пояс и чаще всего выкидывал в ходе боя. Но вот сейчас, когда мне предстояло поработать мишенью он был как нельзя кстати.

— Арбалет крикнул я Эскелю. — тот кинул мне оружие, оно про скользило по камням стены. Надо, чтобы я выглядел угрозой, а не приманкой. К тому же сейчас на лестницах есть солдаты, не защищенные щитами товарищей и не способные двигаться. Я поднялся в полный рост, не спеша прицелился в ближайшего бойца на лестнице. По моим доспехам застучали стрелы. Я подождал пока закичится залп, удары сбивали прицел, с трудом устоял на ногах. Мои доспехи были великолепны. Стрела и так не насела бы мне существенного урона, но сейчас это мне даже не понадобилось, сталь ни разу не добралась до плоти. Если дать лучникам больше времени они найдут лазейку в доспехах, но с первого раза им это не удалось. Я вогнал арбалетный болт прямо в шею одного из нападавших. Спокойствие — половина мастерства. Боковым зрением я видел, как поднялась чародейка и бросила жест в сторону тарана. В ее сторону тоже полетела несколько стрел. Они были достаточно умны, чтобы выбрать трех лучников, которые караулили другую цель и не стреляли по первой. К счастью удача им не сопутствовала. Огненная вспышка накрыла таран, остановив его продвижение. Люди истошно крича бросились в рассыпную или попадали на месте. Те, кто не был с луками, бросились оказывать помощь пострадавшим.

— Черт, Геральт, у них неплохой набор амулетов. Я била так, чтобы никто не выжил. Как на холме. — лицо чародейки было очень бледным. Надеюсь, что от переживаний, а не от напряжения. Но главное было сделано. Тот, кто командовал наемниками понял, что его спокойная и методичная тактика не работает, и что нужно обострять ситуацию, и отправил бойцов штурмовать стену. Это было то, чего я хотел. Я затаился у одной лестницы Эскель у второй. Я знаком отправил Трисс прочь со стены. Она покачала головой. Я дал ее ощутимую пощечину и повторил знак. Чародейка вспыхнула, но покорилась и стала отступать ко внутренним покоям. Мы оба не сговариваясь наложили квен. Бойцы врага были хорошо обучены, и первая пятерка оказалась на стене одновременно. Мы тоже знали свое дело и двое тут же получили выпад ровно в шею. Стоя на лестнице его практически невозможно было отразить. А дальше стало куда сложнее. Потому что каждый из нас оказывался к окружению. Справа от меня было несколько соперников, забравшихся по двум оставшимся лестницам. Если бы я сблизился с ними, то боец с левой лестницы оказался за моей спиной. Поэтому я отступил к воротам, чтобы все соперники были по одну сторону. То же сделал Эскель и мы оказались спиной к спине. Ход по вверху был достаточно узким чтобы враги могли нападать только по одному. Завязался бой, я выбросил шлем. Лучники пытались выцеливать нас, но когда мы сближались с соперниками это было сложно, а когда те отступали то мы пригибались за зубцы крепости. Проблема была в том, что наемники, судя по всему были первоклассными. Только спустя несколько минут я подловил первого своего соперника и смог сначала ранить его, а потом уже и добить. Дуэль у Эскеля шла судя по всему и вовсе на равных. Тем временем раненых огнем бойцов сменили и таран стал глухо биться в ворота и стальную решетку. По лестницам забралось еще несколько бойцов. Второй мой оппонент был слишком рискован и быстро получил глубокую рану задней поверхности бедра. Его смогли оттащить, но скорее всего он умрет от кровопотери. В любом случае нам сегодня проблем он больше не доставит. Несколько наемников стали спускаться во внутренний двор замка, мы не могли им помешать. А вот это было плохо. Они могли стрелять по нам без помехи зубцов. Они могли открыть ворота. Они могли попасть в замок. Я стал фехтовать более агрессивно, подставляясь под атаки и играя на контрударах. Еще двое соперников были повержены. Следующий в очереди видя это стал закрываться и больше обороняться. Я стал наседать на него вынуждая его и всю очередь за ним пятиться.

— Уходим, — бросил я партнеру. Эскель начал пятиться в освободившееся за моей спиной пространство. Бросил Аард в наседавших противников. Они повалились на портик стены и один рухнул вниз.

— Береги знаки, — рыкнул я. Когда мы отступим во внутренние коридоры замка, там, в тесном пространстве, они будут куда эффективнее, поэтому сам я пока не использовал пальцы. Мы пробились к каменной лестнице со стены и сбежали во внутренний двор. Там уже мельтешили наемники, спустившиеся раньше нас. Попытались нас окружить. Но в просторном дворе, на пространстве я мог по полной использовать работу ног и закружился в смертельном танце закладывая вольт за вольтом. Я ранил троих прежде чем они поняли, что численное превосходство недостаточно. Несколько человек бросилось к воротам. Я хотел их достать, но меня грамотно теснили.

— Отходи, — крикнул я Экселю. Тот думал уже только о защите, отступая в полукруге соперников ко внутренним воротам. Сам я кружил во дворе описывая широкие дуги до тех пор, пока наемники не разобрались с непривычным им механизмом ворот и не подняли решетку. Бойцы хлынули во внутренний двор и мне тоже пришлось спешно ретироваться ко внутренним воротам замка. Радовало одно мой партнер был большим профессионалом. Эскель был спокоен, сдержан, сосредоточен на защите и контроле пространства, нежели на опасных выпадах, чтобы убить соперника. Это было полностью оправданно. Его задачей было отвлечь на себя внимание, помогать мне держать врагов по одну сторону от нас. Я был очень рад, что он не геройствовал. До отступления в коридоры замка Трисс ранила пять — шесть человек. Неизвестно насколько серьезно. Мы убили четверых наверху, двоих серьезно ранили. Внизу я нанес еще шесть ран. Две из них достаточно тяжелые, чтобы на этих бойцов соперник больше не мог рассчитывать. На моей броне была несчётное количество вмятин и крови. Часть из нее была моей, я получил три неглубоких ранения. Простого человека они бы быстро доконали болью и кровопотерей, но для меня они были не опасны. Трисс думаю вложила пятую или шестую часть своего запаса сил в магию. У ведьмака остался, наверное, один знак в запасе, так как два он использовал. Первый раунд можно было считать удачным. Древний замок был отлично приспособлен для обороны от превосходящих сил противника. Сеть комнат, залов и коридоров от малых врат тянулась не прекращающейся цепью, вилась змейкой, так чтобы защитники могли отступать, а соперник не мог зайти в спину. Все винтовые лестницы и коридоры закручивались под правую руку, чтобы правше было удобно замахиваться при обороне и наоборот поднимающийся праворукий утыкался в стену. Трисс ждала нас у входа. Наемники не торопились, спокойно перестроились, отвели раненых назад, выстроили стену щитов и только затем вошли в ворота. Первую залу мы отдали без боя, а в следующем коридоре навязали сражение. Он был узок бились два в три. Наемники сзади пытались поддерживать своих использую длинные копья и арбалеты. Так как на клинок полагаться не приходилось — он был занят оппонентом — Трисс пришлось отбивать болты магией. При сражении наверху наблюдалась определённая спешка, за которую я успешно наказывал зарвавшихся наемников. Теперь дисциплина преобладала. Они эффективно укрывались за башенными щитами, делали выпады, теснили нас вглубь замка. Так рано или поздно нас прижмут к стенке, надо было что-то делать. Я бросил Игни и пока соперники отпрянули в замешательстве от струи огня сделал смертельный выпад. Второй ряд среагировал и меня тоже немного зацепили, но одного наёмника я убрал.

— Трисс делай также. Бей по верху, по глазам. Когда они отвлекутся, я смогу ударить.

После вмешательства магии дело сдвинулось с мертвой точки. Мне удавалось через раз ранить или убивать соперника. На магию реагировало множество амулетов и руны на щитах сверкая разными цветами и ослабляя эффект. Они со своей стороны кидали в нас небольшие бомбы. Иногда мне удавалось отбить их обратно, иногда приходилось отпрыгивать назад, отдавая драгоценные десятки метров пространства.

— Когда у тебя останется треть сил прекращай. — приказал я чародейке. Сам я использовал Игни четырежды. Плюс Квен в самом начале. Итого у меня оставался в рукаве один максимум два знака. Эскель наложил на себя второй Квен, так как первый кончился еще во дворе. Верное решение, так как останься я один и нам точно крышка.

Через минуты двадцать пять и семерых выведенных из строя противников, Меригольд сказала, что она все. Наша отступление стало неумолимым, у нас больше не было козырей в рукаве, позволявших наносить урон. Нас выдавили по лестнице на второй этаж. В узком проходе лестницы мне удалось зацепить врагов еще дважды. Да они были хороши. Конечно один в один никому из них было меня не превзойти, но сойдись я с ними на арене, мне приходилось бы тратить на каждого в среднем по пять-щесть минут в честном поединке. А это достойно уважения. В третьей по счету, небольшой зале второго этажа, Эскель замешкался. Вместо того, чтобы отступить он оставался на месте и блокировал удары нападающих.

— Что ты делаешь, — рыкнул я. В пылу схватки он не обратил на это внимание. Лишившись преимущества пространства за спиной продержаться долго, мы не могли. Отступать один я тоже не мог, пока мой партнер решил держать землю. Меньше чем за минуту копье из широкого полукруга атакующих дотянулось да Эскеля. Ведьмак склонился от боли, мне пришлось бросить Аард в напиравших соперников, чтобы создать пространство и не дать им добить ведьмака. Я попытался достать одного из повалившихся соперников, но другие успели поймать мой выпад на щит. Я сделал еще несколько широких дуг клинком, чтобы дать другу пространство. Знак мы растратили в никуда, это было плохо. Мы могли победить, но для этого нам нужно было действовать безупречно. Тут я наконец понял почему ведьмак остановился. Следом шли детские комнаты. Детей уводила жена слуги, и конечно она не додумалась убрать в самые дальние покои на четвертом этаже. Ей ведь туда и заходить в повседневной жизни нельзя. Она спрятала их там, где привыкла, а у нас не было времени, чтобы это проконтролировать. И теперь этот идиот был готов умереть за своих воспитанников и был уже весьма близок к этой цели. Что меня конечно же не устраивало.

— Надо отходить, — крикнул я снова, в надежде достучаться до ведьмака. Он ответил мне лишь презрительной ухмылкой. В тоже время наши соперники, усели отойти от смевшего их Аарда и снова насесть на нас. Рана была серьезной, но не смертельной, под ласточкой Эскель снова смог сдерживать натиск. Мой крик хоть и не возымевший эффекта на адресата, все же имел существенные последствия. Вероятно, в нем было достаточно отчаяния, а наши воспитанники успели к нам привязаться. Пока мы сражались во дворе дети нашли момент чтобы прихватить учебное оружие. Оно делилась на два типа — учебное деревянное, с которым дети сражались в парах и настоящее железное, короткие мечи и кинжалы. С ними они работали по манекенам и мешкам, привыкали к тяжести стали, к аккуратному обращению с заточенными лезвиями. Так что по настоящему клинку, было у каждого ребенка. Взять их с собой на случай крайней ситуации было хорошим решением. И вот теперь подрастающая смена ведьмаков с отчаянными криками бросилась на защиту замка. Глаза Эскеля расширились от ужаса. Он, забыв о защите начал агрессивное наступление. Ловко сбил клинок ближайшего соперника в сторону и молниеносным выпадом достал его шею. Почти достал, меч скользнул по стали нагрудника. Другой боец нападающих достал ведьмака контратакой, тот слишком вытянулся вперед при ударе. От второй раны он потерял равновесие, осел на одно колено. Наемник, которого спас ворот нагрудника вогнал в него меч, мертвое тело Эскеля осело на пол. В это время дети заполнили все вокруг, началась свалка. Они пытались добраться до нападающих. Я видел, как первый из них отбив неловкий удар короткого клинка, ударил ребенка гардой по голове, чтобы просто лишить сознания. Наемники — не звери, чтобы убивать детей без необходимости. В это время я не бездействовал, а пользуясь общей смутой выискивал моменты для атаки. Сами дети тоже искали ударами уязвимые места в доспехах, защищавших ноги. Это был смертельный бой и видя серьезную угрозу для себя, атакующие стали бить на поражение. Дети не умели толком двигаться и защищаться, брони у них тоже не было. Поэтому их число стало стремительно сокращаться. Я оставался спокоен и старался по максимуму использовать создаваемые смертью детей шансы. К сожалению, при виде этой бойни, того же нельзя было сказать о Трисс. Он ударила по нападавшим огнем. Затем еще раз. Била насмерть выхватывая одного за другим огненным бичом. Я со спокойным отчаянием подумал о том, что теперь у нее сил не осталось. Но следом она ударила снова. Я продолжал ввинчиваться между нападавшим и наносить быстрые колющие и режущие удары. Целил в бедренные артерии и шеи врагов. Кругом валялись части наших бывших воспитанников. На чародейку накатила истерика. Последний огненный кнут вытянул силы и спала защита от стрел. Следом в плечо магички вонзился арбалетный болт. Она отшатнулась назад. Я оценил ситуацию, обратно к ней мне уже не пробиться. Если бы она берегла силы, для того чтобы защищать себя и убивать тех, кто подберется слишком быстро. Но она пыталась не дать погибнуть детям. Глупое занятие, они умерли тогда, когда взяли в руки оружие. Теперь же наемник ударил прямо в шею, грудь чародейки защищал панцирь, на котором я настоял. Рана не оставила никаких шансов, голова не была отсечена, но держалась лишь на малой части сухожилий в шее, позвоночник наверняка был перебит. Трисс была мертва. Надо было сохранить концентрацию, сосредоточиться на бое. Выбросить ее смерть за границы сознания. Пока наемники добивали последних будущих ведьмаков я отступил в коридор за спиной, куда так не хотел сделать шаг Эскель. В той зале осталось одиннадцать наемников. Осталась та, которую я больше всего хотел защитить. Остался старина Эскель. Умерший полный, отчаяния, так как понимал, что мы привели его воспитанников на бойню. А я остался один. В строю против меня осталось еще полтора десятка бойцов. Пространства за спиной у меня было много, серьёзных травм я не пока не получал. Бой длился уже почти полтора часа, но моя выносливость была отменной, пока что я не чувствовал, что сильно замедлился из-за усталости. Обидно было, что я не подготовил зелий. В оружейке под рукой было только два. Но и так чаша весов начинала склоняться в моя сторону. Оставшись один я стал больше пропускать, но мои прекрасные доспехи хорошо справлялись со своей задачей. Теперь я использовал только контратаки. Так отступал до главного зала, ранив еще троих. А там я перестал пятиться. Их уже было недостаточно, чтобы задавить меня количеством. И я выбрал открытое пространство. Я был спокоен, сосредоточен, профессионален. Мне очень хотелось убить их всех, иначе все смерти будут совсем напрасными. Пусть хоть Каэр-Морхен в итоге останется не приступным. В стане наемников тоже чувствовалось серьезное беспокойство. Им было очень страшно, никто из них не ожидал, что от четырех десятков профессионалов останется меньше половины. Никто не ожидал, что придется рубить десятилетних детей. Мы сражались долго, но в конец концов из залы вышел только я один. На мне было много ран, но новые особенности организма, если не позволяли их затянуть сразу, то хотя бы останавливали кровопотерю и приглушали боль. Они держались до конца, сбежать попытались только последние двое. Им это не удалось. Остальные видя количество моих ран и время, которое я сражался, до конца верили, что силы вот-вот оставят меня. Это подсказывал им опыт. Я справился, нужно было всего лишь заглушить ростки ярости. Не вкладываться в удары. Сил хватило. Я шел по коридорам и добивал раненых. У телег были еще семеро. Пять тяжело раненых и двое с легкими ранениями, которые за ними присматривали. Те, кто был на ногах отпустили всех лошадей, кроме четверки в одной телеге и смылись. У меня не было ни желания, ни возможности организовать погоню. Глупо было злиться на самих наёмников и мстить им. Регис сказал бы, что глупо мстить даже тем, кто их нанял, так как они всего лишь люди, и их месть, это отражение моих решений. Может он и прав.

 

  • Харон / Shiae Hagall Serpent
  • Белый не значит чистый / Вульф Диана
  • Казалось, - я Пегас / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Именем Бога / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Оседлаю я коня! (Вредная Рысь !!!) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • Догонялки / Invisible998 Сергей
  • Ледяной эликсир. Птицелов Фрагорийский / "Легенды о нас" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Стас Колобков / Хрипков Николай Иванович
  • Оживающие книги / Сказки о Ветре / Фиал
  • Сокровище / Довлатова Маша
  • Инеева победа / Тринадцать сомсоК

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль