8 (21, 22)

0.00
 
8 (21, 22)

 

21. Agent Orange. Depeche Mode.

www.youtube.com/watch?v=uipi3ALCbYM

 

Итак, похоже, что за свою жизнь мне пока опасаться не стоит. Ира позаботилась, осмелившись затеять с Китом, наверное, необходимую нам обоим, но понятную только ей игру. Если мы не нарушим правила, всё будет тихо. Но мы уже нарушили! И он это почувствовал, — вот и зашевелились его шестёрки. Что ж, мы тоже умеем играть. Надеюсь, что умеем.

А разве не всё равно, зачем приходил Баха? Ведь от меня самого и моих желаний ничего в этом городе не зависит. Оставалось надеяться на лучшее, то есть, что лучшее переиграет плохое.

 

Ира позвонила, как обычно, в конце дня.

— Я приду, — сказала она и положила трубку.

Куда, когда, во сколько? Я не знал. А собственно, какая разница? Я всегда на месте и судьба у меня одна — ждать.

Ира пришла ровно в восемь.

— Мой одноклассник в больнице. Блондины избили, — сказала она хмуро.

Я присел перед ней на корточки, взял её холодные, чуть вздрагивающие пальчики, подышал на них и прижал к губам.

— Он с девушкой встречался — Таней, а она понравилась кому-то из этих. Его предупредили, они стали видеться тайком. И вот…

— Может Олега попросить, чтобы заступился, — предложил я.

— Олега? У него вчера дверь взорвали.

Я вскочил.

— Откуда знаешь?

— У меня подруга в том доме живёт. Все стекла в подъезде вылетели.

В последнее время Олег заходил редко. Так, заскакивал иногда ненадолго, — поздороваться, да спросить, не обижает ли кто? Я говорил, что у нас всё в порядке, и он начинал делиться своими трудностями в отношениях с медичками. В Гале ему нравилась фигура, в Вале доброта.

"А может наоборот?" — позволил я себе мелкое ехидство.

"Нет, я их по именам больше не путаю. Кое-как запомнил, — сказал Олег. — А вот с белобрысыми проблема. Не лезут они больше. Вроде как не замечают. Совсем скучно стало".

И вот — на тебе… Каким, интересно, будет ответ Олега. Что он предпримет? Начнет взрывать дома блондинов?

Я пересказал Ире свой разговор с Бахой. Она слушала равнодушно. Ни одного комментария. А мне хотелось обсудить ситуацию, излить душу, хотелось, чтобы и она выговорилась.

 

…Этот вечер не врезался в память, хотя всё повторилось почти так же, как и вчера, — вот только без новизны, страсти и томления — даже как-то обыденно и почти второпях. И почему-то потом уже не хотелось ни изливать душу, ни разговаривать.

 

Прошло три дня. Ира не звонила. Мне же прибегать к услугам телефонной связи строго не разрешалось: «Родители не должны ни о чем догадываться». Оставалось лишь проклинать себя за то, что в наш последний вечер был недостаточно ласков. Какие у меня имеются на этот счет оправдания? Возможно, я пытался, таким образом, выразить свой протест против её скрытности? Глупо, неуместно, бездарно. А Ира обиделась. И правильно сделала. Ведь не она меня добивалась, — всё это мои навязчивые инициативы. Она сделала шаг навстречу, а я элементарно не справился со свалившимся на меня счастьем. Тела мне мало, ещё и душу подавай…

В общем, если Ира решила проучить меня, то своего добилась. Я уже почти изнемогал.

Зато ко мне каждый день заходил Баха. Он заявил, что его тянет со мной поболтать. Такой вот комплимент. Иногда этот тип начинал расспрашивать об Олеге. Почему-то все считали, что мы с Олегом большие друзья. Может быть потому, что ни с кем, кроме меня и своих медичек, этот по-своему тоже загадочный человек не общался.

— Ты слышал что-нибудь о девушке Тане, парня которой твои друзья отправили в больницу? — спросил я.

— Не слышал.

— Ой, ли?

— Я не в курсе. Хотя случается и подерёмся. Это же ерунда. Сегодня подрались — завтра помирились.

— Только при разрешении вопроса в вашу пользу.

— Кто победил — тому и польза. У вас разве не так?

— Да, в общем-то, так. Но ведь существует и ещё кое-что. Например, когда двое влюблены, а вы не позволяете им встречаться.

— Это ты о себе?

— Нет. Мне особенно жаловаться не на что.

— О других заботишься?

— Просто страшно представить себя на месте того — другого. Когда кто-то из элементарного жлобства вмешивается в чужую жизнь.

— Я такими делами не занимаюсь, — сказал Баха, отчетливо проговаривая каждое слово. — А за остальных ручаться не буду. Возможно, некоторым нравится, используя поддержку друзей, решать, таким образом, свои проблемы. Так везде, и тут не замешаны ни лично Кит, ни наши групповые интересы. У меня есть девушка. Красивая, но я её ни у кого не отбивал, и если она уйдет к другому, возвращать с помощью кулаков не стану.

— Может, ты просто драться не умеешь?

— Умею. Не так, как твой Олег, конечно, но не хуже многих.

— Ты что, карате знаешь?

— Какое карате? Скажешь тоже… Тренировался, как и все: на выносливость, на резкость удара.

— Покажи что-нибудь.

— Неужели интересно?

— Когда ничего не умеешь, то интересно.

— Ладно, дай газету.

— Я думал: кирпич…

Баха взял сложенную вдвое газету, подкинул и пальцем правой руки пробил в ней дырку.

— Подумаешь, фокус, — разочарованно сказал я.

— А ты попробуй.

 

Ира позвонила на третий день.

— Сил моих больше нет, как соскучился, — сказал я.

— Я тоже.

— Сегодня увидимся?

— Да.

В восемь вечера я пришёл к её дому. Сел в беседке и стал ждать. Блондинов пока заметно не было. Но я знал, стоит нам куда-то пойти и, они тут же появятся. Ненавязчиво, но вполне зримо.

Мелькнула тень в подъезде, хлопнула дверь и во двор выбежала Ира.

— Куда пойдём? — спросил я. — Ко мне нельзя — дед приехал.

— У тебя же отдельная комната.

— Ну и что. Он целыми вечерами шастает туда-сюда. Проверяет.

— Есть у меня одно место. Но это не близко.

— Мы же специалисты по дальним походам.

— Тогда идём.

— А блондины? Что толку куда-то тащиться, если они будут рядом.

— Сегодня у них выходной, — сухо сказала Ира.

Мы долго шли по одной из улиц, потом свернули в узкий проход. Кругом цвели сады. Толстые тётки копались в огородах, что-то сажали для пропитания. Здесь начиналась окраина. Вдруг Ира насторожилась. Схватила меня за руку.

Я ничего не понимал.

— Они, — прошептала тревожно.

— Никого не вижу.

— Там, за поворотом. Прячутся.

Впервые я видел, что Ира злится по этому поводу.

— Вот сволочь, — пробормотала она в чей-то адрес. — Хорошо ещё, что здесь моя подруга живёт. А то… — Она не договорила. Потянула меня по улице. Вскоре мы свернули в чей-то двор. Навстречу нам выбежала девушка.

— Это Таня, — сказала Ира.

— А это — Ира, — сострил я, но никто не засмеялся.

— Что случилось? — спросила девушка с искренней тревогой в голосе и посмотрела тёмными глазами сначала на меня, потом на Иру. Я давно приметил: все Тани — тёмненькие, стройные и очень красивые.

— Дружки Никитина за нами увязались.

— Ты же говорила, они всегда за вами таскаются.

— Сашку выписали? — спросила Ира.

— Да.

— Встречаетесь?

Таня горько усмехнулась.

— Горе это, а не встречи, — сказала она. — Никуда не выйти. Огородами приходит, огородами уходит. Живём, как партизаны. Да чего мы тут стоим? Давайте хоть чаю попьём?

— Нам тоже лучше не уединяться, — сказала Ира. — Будем по улицам гулять. До свидания.

 

22. Wasteland. Billy Idol.

www.youtube.com/watch?v=bHUbhaB_qXs

 

Мы вошли в переулок. И сразу увидели блондинов. Они стояли там и нервно оглядывались. Я испугался. Мелькнула мысль, что наконец-то они решили проучить меня и не хотят делать этого при свидетелях. Но, похоже, им было не до нас. С другого конца переулка приближался Олег. Случайно он на них набрёл, или заметил, как они следили за нами, я не знал.

Блондины пошли в нашу сторону. Пытаясь сохранить самообладание, не слишком ускоряя шаг.

— Не выпускай их! — крикнул Олег. Он уже нёсся вперед, но и враги наши тоже побежали. Я встал на их пути, твёрдо решив: расшибусь, но не пропущу.

— Уйди, сука! — крикнул мне блондин.

Я зажмурил глаза и со всей силы толкнул его на забор. Второго сбил с ног Олег. Первый сразу вскочил, крепким кулаком врезал мне в лоб. У меня потемнело в глазах, и я словно куда-то провалился…

Очнулся в крапиве. Меня за руку тянула Ирина. Послышался голос Олега: «…я не буду унижать вас и бить, но вы дадите слово, что во время своих дежурств будете сидеть дома. Идёт?».

Блондины молчали.

— А ведь я могу сделать так, что ты сейчас в штаны навалишь, Кока, — сказал Олег. Его палец упёрся блондину в горло. — Ну, а тебя как зовут? — спросил мой друг второго, сидящего на траве.

— Сом, — сказал тот нехотя. Странно, но, несмотря на то, что находился он как бы в сторонке — боялся, кажется, больше, чем первый.

— Сомов, значит? — спросил Олег.

— Самойлов.

— Тебя же гада убьют, — прохрипел Кока и попытался вырваться.

— Не рыпайся! — Олег резким движением вернул блондина на место. — Убьют, говоришь? Что ж, смерть почётная. А вот ты сейчас начнёшь терять сознание. Потом я врежу тебе по животу, и ты обгадишься. Понял? И тогда ты уже не будешь блондином. Тебе останется только повеситься. Ведь это унизительно явиться к своему Киту со штанами полными дерьма. А замыть я их тебе не дам. Так и пойдёшь. Сечёшь ситуацию?

Глаза Коки затуманились.

— Хватит! — прохрипел он. — Согласен!

— Только учти, я люблю, когда слово держат, — сказал Олег.

— Учту. — В голосе Коки опять послышались угрожающие нотки.

— Ну, а если захочется сорвать зло — можешь мстить. Лично мне, — великодушно разрешил Олег. — Всегда рад. Люблю, когда вы лезете. И форму поддерживаю, и законы не нарушаю.

Блондины ушли.

— Откуда ты взялся? — спросил я. — Следил что ли за ними?

— Да, нет — всё просто: сижу я у своих медичек, они тут неподалёку живут на частной квартире, пью, понимаешь ли, спирт, вспоминаю, с кем из них вчера валялся в койке, вечно я это дело путаю, а они потом дуются, и вижу в окне этих двух белобрысых. Одного знаю — Коку. Ещё та зараза. Окончательно испорченная своей безнаказанностью личность. Первая шестерка Лапы. Взрывотехники, мать им в зубы! Дверь моя, наверняка их работа. Вышел я, значит. Дай, думаю, поговорю без лишних свидетелей и по душам. Расспрошу о дальнейших планах. А тут и вы в переулке. Да… Не повезло ребятам.

— Они за нами следили, — сказал я.

— Об этом я догадался. Ты же говорил как-то, что они ходят за вами. Не понимаю только, почему не разрешил вмешиваться?

Я глянул на Иру. Она сделала вид, что ничего не слышит.

— Ну, вот — хотел развлечься, а сотворил доброе дело, — похвалился Олег.

— Можно и ещё одно…

— Какое?

— Девушку тут одну терроризируют. Нравится она кому-то из блондинов.

— Ладно, пойдём. Отловим тех, кто за ними следит. Что-то я сегодня завёлся!

Мы вернулись к Тане. Она не хотела ничего слышать о задуманном мероприятии и совершенно не верила в целесообразность нашей затеи. Боялась, что «будет хуже».

— Хуже не будет, — сказал Олег. — Два объекта одновременно бояться друг друга не могут. Пока трусите вы — не боятся они. И наоборот.

— Логично, — согласился я.

— А ты как на это смотришь? — спросила Таня подругу.

— Я не против, — неожиданно для меня сказала Ира и в её глазах промелькнул мстительный огонёк.

В конце концов, мы переубедили Таню, и она сбегала за Сашей. Наша команда прошлась по улицам, покрасовалась в парке и свернула к трассе.

— Сползаются, твари, — возбуждённо проговорил Олег, заметив очередного блондина промелькнувшего в закоулке.

 

Нас окружили на пустыре. Их было девять человек.

— Хотя бы по одному на себя возьмите, — сказал Олег мне и Саше. — Да вы вдвоём одного. — Он кивнул девушкам.

— Сами справитесь, — отвернулась Ира. — Герои.

Таня молчала. В её глазах застыл испуг. Она как будто пребывала в шоке.

Меня вырубили первым. Падая, я ухватился за одного из блондинов и вместе с ним повалился на землю. Он попытался вскочить, но я вцепился ему в джинсы, не позволяя подняться. Пока мы возились, подскочил Саша и быстро добил его ногами.

Олега окружили со всех сторон. Один за другим из этого клубка вылетал кто-то из нападавших, падал, некоторое время приходил в себя и снова бросался в драку. Саша кинулся на помощь Олегу, но тут же отлетел. Потряс головой, посмотрел в мою сторону. На него надвигался, отделившийся от кучи, белобрысый крепыш. Я всё ещё возился со своим первым противником, который пришёл в себя и бил меня, как мог, хотя боли почему-то не чувствовалось. Мы опять повалились и дрались на земле, как два разъярённых кота. Каким-то чудом я вырубил его, двинув коленом в лицо, и тут же в угаре бросился крепышу в ноги. Подскочил Саша и несколькими ударами погрузил блондина в глубокую задумчивость. У нас получился неплохой тандем. Я прыгал на ближайшего врага, связывал его подвижность и пока он возился со мной, Саша обрабатывал его своими огромными ботинками. Человек пять уже валялись и не двигались. Но это от ударов Олега. Наши ещё ползали, вскакивали, но поскольку плохо соображали, падали даже от обычных пинков.

— Хватит! — сказал Олег. — Они больше не опасны и с сегодняшнего дня будут бояться вас, если, конечно, не почувствуют, что вы всё-таки боитесь больше.

 

Гордые мы возвращались в Город. Я, действительно, не боялся сейчас никого, хотя меня всё ещё колотило. Навстречу спешил Сора. Он увидел Олега, наши победоносные лица и замедлил шаг.

— Припоздал, голубчик, — сказал Олег. — Твои дружки уже там… валяются. Иди домой. Мы тебя не тронем. Или, может быть, кинешься?

Сора колебался. Конечно, он знал, что один на один ему с Олегом не справиться. Тем не менее, в его глазах не было страха. И это мне в нём нравилось.

— Сгинь! — сказал Олег и, явно провоцируя, сделал движение пальцами, похожее на щелчок по носу.

Сора решился. Сощурил глаза, принял стойку. Олег быстро шагнул к блондину, бросил две раскрытые пятерни ему в глаза. Сора машинально отдёрнул голову, прикрылся и тут же согнулся от удара ногой. Олег молниеносно двинул ему коленом в лицо, одновременно ударив сверху по затылку двумя сложенными руками.

Гордый блондин рухнул на землю.

— Противно драться с такими, — сказал Олег. — Прибьёшь — посадят, а не добьёшь, думают, что вот теперь они проанализируют свои ошибки и в следующий раз непременно победят. Не понимают, что мне всё время приходится сдерживаться, чтобы не поломать им чего. Вот когда на тебя идёт профессионал, ты знаешь — он никогда не примет удар полностью, поэтому работаешь на всю мощь. А эти могут только бить. Удары у них сильные. Но они не привыкли получать сдачи. И в этом их слабость.

— Слушай, а это правда, что если ударить по животу теряющего сознание человека, то он навалит в штаны? — спросил я.

— Не знаю, — хмыкнул Олег.

— А почему ты это говорил Коке?

— Чтобы он представил.

 

С Ирой мы попрощались у её дома. Блондины от нас на сегодня отвязались, но сил продолжать свидание не осталось. Я чувствовал невероятную опустошенность, усталость и как ни странно ещё большую неопределенность. Победа? Да. Но сиюминутная. Не оставит Безногий нас в покое. Уж если Олега, который жестоко мстит после каждой их вылазки, они продолжают терроризировать, то, что будет с нами? Зря, наверное, мы согласились на эту авантюру с дракой. Хотя нет… неправда. И сила не на их стороне. У них коллектив, бригада, у нас — Олег. Они воюют из-за тупого тщеславия, мы, пусть это звучит пафосно, за независимость. И за любовь.

  • У всех свои забавы / Воронина Валерия
  • Есть только лето. Армант, Илинар / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Рождественская сказка / Гурьев Владимир
  • Глава 5 (заключительная) / Мои самые счастливые последние дни / Заклинская Анна
  • Легенды живут рядом / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • К тебе нет сил мне подойти / Хасанов Васил Калмакатович
  • Девочка-художница / Уже не хочется тебя вернуть... (2012-2014 гг.) / Сухова Екатерина
  • Не сходи с дороги! / Стиходромные этюды / Kartusha
  • Глава 5 / Привет / Rosenrot1
  • Беги / Золотые стрелы Божьи / Птицелов Фрагорийский
  • Михайлова Наталья - Мы смотрим на звездное небо... / "Шагая по вселенной" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль